181 4

С другой стороны, можно попытаться обосновать вывод о том, что это правило п. 1 ст. 162 ГК РФ применимо и к последствиям несоблюдения письменной формы протокола собрания. Соответственно, при таком подходе решение собрания, не оформленное письменно, одновременно будет действительным, но оспоримым, и при этом даже в случае его неоспаривания оно не может подтверждаться в суде при возникновении споров за счет свидетельских показаний. Другие способы доказывания при этом допустимы. Например, если в процессе проведения собрания осуществлялась его видеосъемка, то соответствующая видеозапись может быть в случае спора использована в качестве доказательства, подтверждающего принятые на собрании решения. Если это решение не будет оспорено в пределах срока давности, такого подтверждения факта принятия решения будет достаточно для того, чтобы суд воспринимал решение собрания как принятое и порождающее правовые последствия. Если же никаких доказательств, кроме свидетельских показаний, в подтверждение принятия решения собрания не представлено, то при возникновении спора о факте принятия решения или его содержании следует считать такое решение непринятым (даже если само решение не признавалось недействительным по указанным основаниям).
Последний вариант толкования представляется предпочтительным. Но какой-либо ясности в судебной практике по данному вопросу нет.
2. Последующее подтверждение оспоримого решения собрания. В Концепции совершенствования общих положений ГК РФ обращалось внимание на наличие в ряде зарубежных правопорядков правила о том, что оспоримость решения собрания в связи с допущенными нарушениями порядка его принятия может быть устранена посредством его подтверждения новым решением, если второе решение было надлежащим. В отсутствие подобного регулирования в отечественном праве участники вынуждены были принимать решение повторно, однако с этим связан риск появления двух аналогичных решений собрания, оба из которых окажутся действительными (например, решение об увеличении уставного капитала).
Для предотвращения возникновения таких ситуаций в п. 2 ст. 181.4 ГК РФ предусмотрена возможность последующего подтверждения решения собрания, являющегося оспоримым по основаниям, связанным с нарушением порядка принятия решения.
В п. 108 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. N 25 разъясняется, что согласно данной норме решение собрания, принятое с нарушением порядка его принятия и подтвержденное впоследствии новым решением собрания, не может быть признано недействительным, за исключением случаев, когда такое последующее решение принято после признания судом первоначального решения собрания недействительным или когда нарушение порядка принятия выразилось в действиях, влекущих ничтожность решения, в частности, когда решение принято при отсутствии необходимого кворума (п. 2 ст. 181.5 ГК РФ).
При этом по смыслу п. 2 ст. 181.4 ГК РФ новое решение собрания, подтверждающее решение предыдущего собрания, может по содержанию быть аналогичным предыдущему решению либо содержать исключительно формальное указание на подтверждение ранее принятого решения.
Далее в п. 109 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. N 25 подчеркивается, что если лицо, которое могло повлиять на принятие решения, влекущего для такого лица неблагоприятные последствия, обратилось с иском о признании решения недействительным по основаниям, связанным с порядком его принятия, то в случае подтверждения оспариваемого решения по правилам п. 2 ст. 181.4 ГК РФ заявленный иск удовлетворению не подлежит.
3. Право на иск об оспаривании решения собрания. В п. 3 ст. 181.4 ГК РФ определен круг лиц, имеющих право оспорить в суде решение собрания.
Такое право по общему правилу имеют участники соответствующего гражданско-правового сообщества, не принимавшие участия в собрании или голосовавшие против принятия оспариваемого решения.
Как отмечалось в Концепции совершенствования общих положений ГК РФ, иные лица не должны обладать правом на оспаривание решения, если только такое их право не предусмотрено законом. В частности, решения общего собрания акционеров не могут оспаривать кредиторы общества, решения собрания кредиторов в деле о банкротстве — акционеры должника и т.д.
Например, в Определении КЭС ВС РФ от 19 января 2017 г. N 305-ЭС16-10612 было указано, что отсутствие статуса акционера исключает возможность обращения в суд с иском об оспаривании решения общего собрания акционеров со ссылкой на п. 7 ст. 49 Закона об АО и гл. 9.1 ГК РФ ввиду отсутствия у такого лица прав и законных интересов, подлежащих судебной защите.
Вместе с тем в силу п. 1 ст. 181.1 ГК РФ законом может устанавливаться более широкий круг лиц, обладающих правом оспорить решение собрания.
Так, согласно п. 4 ст. 15 Закона о несостоятельности (банкротстве) в случае, если решение собрания кредиторов нарушает права и законные интересы лиц, участвующих в деле о банкротстве, лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве, третьих лиц либо принято с нарушением установленных этим Законом пределов компетенции собрания кредиторов, такое решение может быть признано недействительным арбитражным судом, рассматривающим дело о банкротстве, по заявлению лиц, участвующих в деле о банкротстве, лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве, или третьих лиц.
3.1. Переход права на иск об оспаривании решения собрания в порядке правопреемства. Ранее спорным являлся вопрос о том, переходит ли лицу, которое приобрело статус участника гражданско-правового сообщества в порядке правопреемства (сингулярного или универсального), право на оспаривание решения собрания, принятого в период, когда это лицо участником еще не являлось. Аналогичный вопрос возникал в отношении права предъявлять косвенные иски о признании недействительными сделок корпораций и о взыскании убытков, причиненных недобросовестным и неразумным поведением органов юридических лиц.
Вопрос об исках о привлечении к ответственности директоров был решен сначала в п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. N 62, где указано: поскольку участник юридического лица, обратившийся с иском о возмещении директором убытков, действует в интересах юридического лица, не является основанием для отказа в удовлетворении иска тот факт, что лицо, обратившееся с иском, на момент совершения директором действия (бездействия), повлекшего для юридического лица убытки, или на момент непосредственного возникновения убытков не было участником юридического лица. Течение срока исковой давности по требованию такого участника применительно к ст. 201 ГК РФ начинается со дня, когда о нарушении со стороны директора узнал или должен был узнать правопредшественник такого участника юридического лица.
Затем в п. 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 16 мая 2014 г. N 28 было аналогичным образом разъяснено: участник, оспаривающий сделку общества, действует в его интересах (ст. 225.8 АПК РФ), в связи с чем не является основанием для отказа в удовлетворении иска тот факт, что истец на момент совершения сделки не был участником общества. Течение исковой давности по требованиям таких участников (акционеров) применительно к ст. 201 ГК РФ начинается со дня, когда о совершении сделки с нарушением порядка ее одобрения узнал или должен был узнать правопредшественник этого участника общества.
Представляется, что такой же подход должен применяться и в отношении исков об оспаривании решений собраний. Хотя в случае с оспариванием решения собрания неприменим вышеупомянутый аргумент о том, что участник действует в интересах юридического лица и от его имени, определяющим является то, что при правопреемстве, как универсальном, так и сингулярном, лицо приобретает права в том же объеме, что имелись у правопредшественника, и если последний имел право предъявить иск о признании решения собрания недействительным, то оно также переходит к новому участнику. Течение предусмотренного п. 5 ст. 181.4 ГК РФ субъективного срока исковой давности по его требованию начинается со дня, когда о нарушении своих прав принятием решения узнал или должен был узнать правопредшественник.
Разумеется, если прежний участник голосовал за принятие решения собрания или воздержался от голосования при его принятии, то его правопреемник в силу п. 3 ст. 181.4 ГК РФ не вправе оспорить это решение.
В Концепции совершенствования общих положений ГК РФ также указывалось, что правом оспаривания решения собрания обладают как лица, имевшие право принять участие в собрании (акционеры, долевые собственники, конкурсные кредиторы и т.п.), так и их правопреемники.
3.2. Право на иск в случае нарушения волеизъявления при голосовании. Если участник гражданско-правового сообщества голосовал за принятие оспариваемого решения или воздержался от голосования, то он вправе оспорить решение, если его волеизъявление при голосовании было нарушено.
В последнем случае в качестве основания для признания решения собрания недействительным, как правило, будут выступать пороки воли или волеизъявления отдельного участника, допущенные при голосовании. Прежде всего, речь идет о случаях насилия, угроз и обмана (ст. 179 ГК РФ), заблуждения, имеющего существенное значение (ст. 178 ГК РФ).
Но при этом, как отмечалось выше в комментарии к ст. 181.1 ГК РФ, возможно и оспаривание отдельного акта голосования конкретного участника собрания без оспаривания самого принятого решения. В этом может быть смысл в тех случаях, когда закон связывает с содержанием конкретного акта голосования те или иные правовые последствия для данного конкретного участника.
Оспаривание отдельного акта голосования даже по указанным общим основаниям недействительности сделок (например, ст. ст. 178, 179 ГК РФ) одновременно с оспариванием самого решения должно осуществляться по специальным правилам ст. 181.4 ГК РФ, включая правила о сокращенном сроке исковой давности (п. 5 ст. 181.4 ГК РФ), а также о необходимости уведомить в письменной форме заблаговременно участников соответствующего гражданско-правового сообщества о намерении обратиться с таким иском в суд и предоставить им иную информацию, имеющую отношение к делу, с целью обеспечения их права присоединиться к иску в рамках единого процесса рассмотрения спора о недействительности решения (п. 6 ст. 181.4 ГК РФ).
Представляется, что рассмотрение требования о признании отдельного акта голосования недействительным, сопряженного с требованием об оспаривании всего решения собрания, вне рамок данной единой процедуры недопустимо, хотя нельзя исключить ситуацию, когда суд удовлетворит иск о признании акта голосования недействительным, но откажет в признании недействительным решения собрания.
Спорным является вопрос о том, является ли соблюдение специальных правил п. п. 5 и 6 ст. 181.4 ГК РФ обязательным, если интерес истца состоит только в том, чтобы признать недействительным именно акт голосования как одностороннюю сделку, и он не требует признания недействительным всего решения собрания. С одной стороны, это подрывает идею законодателя обеспечить право всех участников гражданско-правового сообщества заявить свои доводы в рамках единого процесса оспаривания решения собрания. Ведь признание недействительным акта голосования отдельного участника может привести к недействительности всего решения собрания, при этом окончательная ясность в этом вопросе может наступить только при разрешении судом спора по существу. С другой стороны, если интерес истца состоит только в том, чтобы судом было признано его право как лица, проголосовавшего против или не участвовавшего в голосовании по соответствующему вопросу, требовать выкупа обществом принадлежащих ему акций или приобретения доли (ст. 75 Закона об АО, п. 2 ст. 23 Закона об ООО) и это не приведет к недействительности всего решения собрания, возможно, следует допустить его право оспорить отдельный акт голосования вне рамок единого процесса оспаривания решения, предусмотренного п. 6 ст. 181.4 ГК РФ, по общим правилам ГК РФ о недействительности сделок, включая нормы об исковой давности по требованиям о признании сделок недействительными (ст. 181 ГК РФ).
3.3. Ответчик по иску об оспаривании решения собрания. В п. 118 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. N 25 указано, что если гражданско-правовое сообщество представляет собой юридическое лицо, то оно является ответчиком по иску о признании решения недействительным. Участники, голосовавшие за принятие решения, могут вступить в дело в качестве третьих лиц без самостоятельных требований на стороне ответчика.
Прямого ответа на вопрос о том, кто является ответчиком в случае оспаривания решения собрания гражданско-правового сообщества, не обладающего статусом юридического лица, в разъяснениях ВС РФ не содержится. Но из приведенного выше разъяснения можно сделать вывод, что в таком случае в качестве ответчиков будут выступать участники гражданско-правового сообщества, голосовавшие за принятие соответствующего решения.
4. Принцип относимости (каузальности) нарушения при оспаривании решений собраний. Как отмечалось в Концепции совершенствования общих положений ГК РФ, в зарубежном законодательстве одним из важнейших принципов, положенных в основу оспаривания решений собраний, является принцип относимости (каузальности) нарушения, определяющий одну из главных особенностей решения по сравнению с иными сделками — если голосование лица, права которого нарушены оспариваемым решением, не могло повлиять на его принятие, решение не должно признаваться судом недействительным.
В российском праве этот принцип получил развитие сначала в судебной практике по делам об оспаривании решений общих собраний участников хозяйственных обществ. В Постановлении Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. N 19 было указано, что, разрешая такие споры, суд вправе с учетом всех обстоятельств дела оставить в силе обжалуемое решение, если голосование данного акционера не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло причинения убытков акционеру (п. 7 ст. 49 Закона об АО). При этом подчеркивалось, что для отказа в иске о признании решения общего собрания недействительным по указанным основаниям необходима совокупность перечисленных обстоятельств. Таким образом, принцип относимости (каузальности) не является абсолютным: само по себе то обстоятельство, что участник гражданско-правового сообщества обладает количеством голосов, меньшим, чем это необходимо для того, чтобы решение собрания не было принято, еще не предрешает отказ в иске о признании решения, принятого с нарушением закона, недействительным.
Именно поэтому в п. 4 ст. 181.4 ГК РФ указано: для оставления судом решения собрания, принятого с нарушениями закона, в силе по тому мотиву, что голосование лица, права которого затрагиваются оспариваемым решением, не могло повлиять на его принятие, необходимо также, чтобы это решение собрания не влекло существенные неблагоприятные последствия для этого лица.
В п. 109 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. N 25 также разъяснено, что решение собрания не может быть признано недействительным в силу его оспоримости при наличии совокупности следующих обстоятельств: голосование лица, права которого затрагиваются этим решением, не могло повлиять на его принятие, и решение не может повлечь существенные неблагоприятные последствия для этого лица (п. 4 ст. 181.4 ГК РФ).
К существенным неблагоприятным последствиям согласно разъяснениям, содержащимся в п. 109 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. N 25, относятся нарушения законных интересов как самого участника, так и гражданско-правового сообщества, которые могут привести в том числе к возникновению убытков, лишению права на получение выгоды от использования имущества гражданско-правового сообщества, ограничению или лишению участника возможности в будущем принимать управленческие решения или осуществлять контроль за деятельностью гражданско-правового сообщества.
Положения п. 7 ст. 49 Закона об АО и п. 2 ст. 43 Закона об ООО предусматривают еще одно условие, без которого оспариваемое решение собрания акционеров или участников ООО не может быть оставлено судом в силе: допущенные нарушения не являлись существенными. Если нарушение было существенным, суд не может отказать в иске о признании такого решения недействительным, даже если налицо иные условия, позволяющие суду отказать в признании решения недействительным. Данное условие признавалось принципиальным в судебной практике ВАС РФ. Так, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 г. N 7769/07 исковые требования были мотивированы тем, что при подготовке, созыве и проведении очередного общего собрания участников ООО были нарушены требования ст. ст. 36, 37 Закона об ООО, а именно: истец как участник общества не извещался о времени и месте проведения упомянутого собрания, в результате чего не смог принять в нем участия, а также был лишен возможности ознакомиться с повесткой дня собрания, информацией и материалами, подлежащими предоставлению участникам общества при подготовке собрания. Суд первой инстанции отказал в иске, указав, что для принятия решения по вопросам повестки дня данного собрания требовалось большинство не менее двух третей голосов от общего числа голосов участников общества. На собрании же присутствовали участники общества, обладающие в совокупности более чем двумя третями голосов, следовательно, собрание являлось правомочным. Голосование истца не могло повлиять на результаты голосования, истец не доказал нарушения его прав и причинения ему убытков оспариваемым решением собрания, ввиду чего оно было оставлено в силе судом со ссылкой на п. 2 ст. 43 Закона об ООО. Однако Президиум ВАС РФ отметил, что, исходя из смысла положений Закона об ООО, регулирующих права и обязанности участников общества, и особенностей управления в таком обществе ненаправление участнику общества уведомления о времени и месте проведения общего собрания должно расцениваться в качестве существенного нарушения для такого вида хозяйственных обществ, как ООО. Поэтому совокупность условий, предусмотренных п. 2 ст. 43 Закона об ООО, позволяющих оставить оспариваемое решение в силе, отсутствовала, в связи с чем его следует признать недействительным как принятое с существенным нарушением положений Закона об ООО.
Это третье условие в п. 4 комментируемой статьи не содержится. Соответственно, сам факт того, что нарушение было существенным, согласно данной норме не исключает возможности отказа в иске о признании решения недействительным, если соблюдаются два указанных в данной норме условия (голосование данного участника не могло повлиять на принятие решения и отсутствуют существенные неблагоприятные для него последствия). Это неудивительно в силу того, что согласно п. 1 ст. 181 ГК РФ само оспаривание решения возможно в основном лишь при существенных нарушениях процедуры созыва, подготовки и проведения собрания, а также составления протокола. Соответственно, там, где нарушение несущественно, как правило, и нет самой возможности признать решение собрания недействительным.
В то же время, судя по всему, положения п. 7 ст. 49 Закона об АО и п. 2 ст. 43 Закона об ООО, которые предусматривают в качестве основания для отказа в признании недействительным принятого с нарушениями решения собраний акционеров или участников ООО еще и несущественность допущенного нарушения, должны в данном контексте рассматриваться как специальные по отношению к норме п. 4 ст. 181.4 ГК РФ. Соответственно, если при организации и проведении таких собраний были допущены существенные нарушения, возможность признания такого решения недействительным не блокируется даже при наличии указанных в п. 4 ст. 181.4 ГК РФ условий.
5. Исковая давность по требованиям о признании недействительными решений собраний. Пункт 5 ст. 181.4 ГК РФ предусматривает специальный сокращенный срок исковой давности для оспаривания решений собраний, не исключая при этом установление иных сроков на оспаривание решений собраний специальными законами. Этот срок составляет шесть месяцев со дня, когда лицо, права которого нарушены принятием решения, узнало или должно было узнать об этом. Предусмотрен также сокращенный объективный срок, специальный по отношению к общему предельному объективному сроку, составляющему десять лет со дня нарушения права (п. 2 ст. 196 ГК РФ). Правило об объективном сроке гласит, что решение в рамках субъективного срока может быть оспорено не позднее чем в течение двух лет со дня, когда сведения о принятом решении стали общедоступными для участников соответствующего гражданско-правового сообщества. Логика такого решения, видимо, состоит в том, что иногда участник гражданско-правового сообщества, зная о принятом решении в силу помещения сведений о принятом решении в общий доступ, одновременно знает о том, что данное решение нарушает его права. Впрочем, достаточно трудно представить себе такие случаи. На практике в большинстве случаев участник сообщества либо а) узнает или получает основания узнать о принятом с нарушением решении собрания до помещения сведений о таком решении в общий доступ, и тогда двухлетний объективный срок просто теряет какое-либо значение, так как шестимесячный субъективный срок всегда истечет ранее истечения двухлетнего объективного срока, либо б) получает основания узнать о принятом незаконном решении в момент помещения сведений о нем в общий доступ, и тогда моменты начала отсчета субъективного и объективного сроков совпадают, а следовательно, объективный срок также теряет какое-то значение в силу непременного истечения шестимесячного субъективного срока ранее истечения двухлетнего объективного срока.
Ситуация могла бы быть иной, если бы двухлетний объективный срок отсчитывался не с момента помещения сведений о принятом решении в общий доступ, а с момента принятия самого решения. В такой ситуации, действительно, вполне могли бы иметь место ситуации, когда момент начала объективного срока оказывался бы ранее, чем момент начала субъективного срока, а следовательно, и момент истечения объективного срока оказывался бы ранее момента истечения срока субъективного. Но, как мы видим, законодатель пошел по иному пути, фактически лишив объективный срок давности традиционного для него значения. В п. 111 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. N 25 разъяснено, что общедоступным с учетом конкретных обстоятельств дела может быть признано размещение информации о принятом решении собрания на доске объявлений, в средствах массовой информации, сети Интернет, на официальном сайте соответствующего органа, если такие способы размещения являются сложившейся практикой доведения информации до участников данного гражданско-правового сообщества, а также ссылка в платежном документе, направленном непосредственно участнику, оспаривающему решение. Общедоступность сведений предполагается, пока лицом, права которого нарушены принятием решения, не доказано иное.
Другие специальные сроки для оспаривания отдельных видов решений собраний могут содержаться как в ГК РФ, так и в иных законах.
Так, п. 1 ст. 60.1 ГК РФ предусмотрен трехмесячный объективный срок исковой давности по требованию о признании недействительным решения о реорганизации юридического лица, исчисляемый с момента внесения в ЕГРЮЛ записи о начале процедуры реорганизации.
В п. 2 ст. 149.4 ГК РФ, где говорится о ситуации, когда удостоверенны

1. Возможность признания решения общего собрания недействительным связана с наличием специальных оснований для обращения в суд. Примерный перечень таких оснований определен п. 1 настоящей статьи. Любое из указанных оснований связано с допущенными при принятии решений нарушениями действующего законодательства. Решение может быть признано недействительным, если допущенные нарушения требований закона, иных правовых актов или устава общества ущемляют права и законные интересы акционера, голосовавшего против этого решения или не участвовавшего в общем собрании акционеров/участников общества.

Выявленные нарушения могут быть устранены последующим решением общего собрания. Последующее решение должно утвердить оспоримый акт, причем проведено оно должно быть до вынесения судом решения по делу. Вступление в силу судебного акта лишает участников юридического лица указанной возможности, поскольку судебный акт обладает более высокой юридической силой по сравнению с решением общего собрания.

2. Правом возбуждения судебного разбирательства о признании решения собрания недействительным наделены:

— участники, участвовавшие в голосовании;

— участники, не участвовавшие в голосовании;

— воздержавшиеся от голосования участники.

Участник, который не голосовал за решение по оспариваемому вопросу (воздержался) либо голосовал против принятия решения независимо от каких-либо обстоятельств, вправе обратиться в суд с соответствующим иском. Лицо, голосовавшее за принятие данного решения, вправе оспаривать его в суде только в случае, если его волеизъявление было нарушено — решение было принято участником под давлением, с применением угроз и иного порока воли.

ГК РФ устанавливает специальный срок исковой давности для оспаривания решений общих собраний участников — шесть месяцев со дня, когда лицо, права которого нарушены, узнало о таком нарушении, в том числе и посредством обнародовании оспариваемого нарушения. Иск о признании недействительным решения собрания участников может быть рассмотрен судом в пределах общего срока исковой давности, если заявление о пропуске исковой давности сделано третьим лицом, а не стороной.

3. Общим требованием ГПК РФ и АПК РФ является уведомление всех заинтересованных лиц — иных участников юридического лица, права которых затрагиваются подачей иска. Копии искового заявления должны быть направлены истцом:

— в адрес организации, решение участников которой оспаривается;

— всем иным ее участникам.

Направление уведомления лишь в адрес юридического лица признается ненадлежащим уведомлением его участников. Оно должно быть направлено заинтересованным лицам заблаговременно, чтобы они имели возможность выразить свою позицию по данному делу либо принять участие в судебном разбирательстве. Данное требование в полной мере подлежит применению в отношении оспаривания решений общих собраний участников, поскольку такие участники вправе присоединиться к заявленным требованиям или отказаться от участия в деле, лишившись тем самым права последующего обращения в суд с иском о недействительности того же решения, даже если для этого имеются иные основания. Исключением из общего правила является признание причин последующего обращения участника в суд уважительными. Данное решение принимается исключительно по усмотрению суда с учетом фактических и юридических причин отказа от участия в ранее возбужденном производстве.

Признание судом решения общего собрания недействительным осуществляется с момента принятия такого решения, т.е. оно не порождает никаких последствий.

4. Применимое законодательство:

— ЖК РФ;

— ФЗ от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»;

— ФЗ от 08.05.1996 N 41-ФЗ «О производственных кооперативах»;

— ФЗ от 12.01.1996 N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях»;

— ФЗ от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах».

5. Судебная практика:

— Постановление Президиума ВАС РФ от 03.07.2007 N 1115/07 по делу N А76 — 3844/2006-16-131;

— Постановление Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 N 19;

— Постановление Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 09.12.1999 N 90/14;

— Определение ВАС РФ от 17.12.2009 N ВАС-15251/09 по делу N А32-26960/2008-62/386;

— Определение ВАС РФ от 28.08.2009 N ВАС-11181/09 по делу N А40-60731/07-132-357;

— Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 14.12.2011 по делу N А02-940/2009;

— Постановление ФАС Московского округа от 31.01.2011 N КГ-А41/16824-10;

— Постановление ФАС Поволжского округа от 19.02.2010 по делу N А57-7093/2009;

— Постановление ФАС Поволжского округа от 27.01.2010 по делу N А57-23252/2008;

— Постановление ФАС Поволжского округа от 15.01.2010 по делу N А57-9654/2009;

— Постановление ФАС Поволжского округа от 22.03.2010 по делу N А65-19872/2009;

— Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.12.2009 по делу N А57-7667/2009.

1. Положения настоящей статьи направлены на определение юридических фактов, порождающих право участника юридического лица обратиться в суд с иском о недействительности решения общего собрания. Данный перечень является закрытым и в случае обращения в суд с данным иском по иным основаниям суд вправе отказать в удовлетворении такого иска с учетом предписаний иных законодательных актов. Решение общего собрания может быть признано ничтожным, если оно:

— принято по вопросу, не включенному в повестку дня, за исключением случая, если в собрании приняли участие все участники соответствующего гражданско-правового сообщества;

— принято при отсутствии необходимого кворума;

— принято по вопросу, не относящемуся к компетенции собрания;

— противоречит основам правопорядка или нравственности.

2. Применимое законодательство:

— ЖК РФ;

— ФЗ от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»;

— ФЗ от 08.05.1996 N 41-ФЗ «О производственных кооперативах»;

— ФЗ от 12.01.1996 N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях»;

— ФЗ от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах».

3. Судебная практика:

— Постановление Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 N 19;

— Постановление Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 09.12.1999 N 90/14;

— Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 26.03.2010 по делу N А67-4861/2009;

— Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 04.08.2010 по делу N А67-8430/2009;

— Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 07.12.2011 N 07АП-9163/11;

— Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 15.06.2011 по делу N А46-11202/2010.

1. Возможность признания решения общего собрания недействительным связана с наличием специальных оснований для обращения в суд. Примерный перечень таких оснований определен п.1 настоящей статьи. Любое из указанных оснований связано с допущенными при принятии решений нарушениями действующего законодательства. Решение может быть признано недействительным, если допущенные нарушения требований закона, иных правовых актов или устава общества ущемляют права и законные интересы акционера, голосовавшего против этого решения или не участвовавшего в общем собрании акционеров/участников общества.

Выявленные нарушения могут быть устранены последующим решением общего собрания. Последующее решение должно утвердить оспоримый акт, причем проведено оно должно быть до вынесения судом решения по делу. Вступление в силу судебного акта лишает участников юридического лица указанной возможности, поскольку судебный акт обладает более высокой юридической силой по сравнению с решением общего собрания.

2. Правом возбуждения судебного разбирательства о признании решения собрания недействительным наделены:
— участники, участвовавшие в голосовании;
— участники, не участвовавшие в голосовании;
— воздержавшиеся от голосования участники.

Участник, который не голосовал за решение по оспариваемому вопросу (воздержался) либо голосовал против принятия решения независимо от каких-либо обстоятельств, вправе обратиться в суд с соответствующим иском. Лицо, голосовавшее за принятие данного решения вправе оспаривать его в суде только в случае, если его волеизъявление было нарушено — решение было принято участников под давлением, с применением угроз и иного порока воли.

ГК РФ устанавливает специальный срок исковой давности для оспаривания решений общих собраний участников — шесть месяцев со дня, когда лицо, права которого нарушены, узнало о таком нарушении, в том числе и посредством обнародовании оспариваемого нарушения. Иск о признании недействительным решения собрания участников может быть рассмотрен судом в пределах общего срока исковой давности, если заявление о пропуске исковой давности сделано третьим лицом, а не стороной.

3. Общим требованием ГПК РФ и АПК РФ является уведомление всех заинтересованных лиц — иных участников юридического лица, права которых затрагиваются подачей иска. Копии искового заявления должны быть направлены истцом:
— в адрес организации, решение участников которой оспаривается;
— всем иным ее участникам.

Направление уведомления лишь в адрес юридического лица признается ненадлежащим уведомлением его участников. Оно должно быть направлено заинтересованным лицам заблаговременно, чтобы они имели возможность выразить свою позицию по данному делу либо принять участие в судебном разбирательстве. Данное требование в полной мере подлежит применению в отношении оспаривания решений общих собраний участников, поскольку такие участники вправе присоединиться к заявленным требованиям или отказаться от участия в деле, лишившись тем самым права последующего обращения в суд с иском о недействительности того же решения, даже если для этого имеются иные основания. Исключением из общего правила является признание причин последующего обращения участника в суд уважительными. Данное решение принимается исключительно по усмотрению суда с учетом фактических и юридических причин отказа от участия в ранее возбужденном производстве.

Признание судом решения общего собрания недействительным осуществляется с момента принятия такого решения, т.е. оно не порождает никаких последствий.

181 4

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *