34 курсы младших лейтенантов

Из сержантов — в лейтенанты

Пять месяцев практики

Лейтенантские погоны старшему матросу контрактной службы Денису Боячуку вручили в День флота. Это мгновение навсегда останется в его памяти, ведь парень хоть и грезил с детства о море, никогда не думал, что станет военным моряком. Да еще офицером! Денис учился в Балтийской госакадемии рыбопромыслового флота, обошел всю Атлантику на паруснике «Крузенштерн». Срочную службу он воспринимал как необходимую паузу в гражданской карьере. Но вдруг затянула военная жизнь: Денис подписал контракт и остался. Командование способности парня оценило, вскоре из старшего матроса превратился в полноценного лейтенанта — инженера радиотехнической боевой части на новейшем БДК «Иван Грен».

История Дениса — словно сказка про Золушку. Впрочем, контрактников, получающих офицерские погоны, в последнее время становится все больше. А в ближайшем будущем такой социальный лифт вообще будет действовать постоянно: Министерство обороны в порядке эксперимента запускает систему специальных курсов для контрактников, желающих занять офицерскую должность и получить погоны со звездами.

В первую очередь такие курсы будут готовить командиров для пехотных и танковых частей, а также для подразделений связи. Предполагается, что из шести месяцев обучения будущих офицеров ждет месяц теории и пять месяцев практики со всем прилагающимся к жизни в палаточном лагере с учебными тревогами и полевыми занятиями по тактике общевойскового боя.

Срок обучения — полгода. Стать их слушателями смогут солдаты, сержанты, старшины и прапорщики, не достигшие 35 лет и прослужившие по контракту не менее трех лет. Они должны иметь опыт командования подразделениями, а также отличные (в крайнем случае хорошие) оценки по боевой подготовке.

Есть еще одно условие: все без исключения слушатели курсов должны иметь высшее гражданское образование. Впрочем, это требование было и раньше. Тот же Денис Боячук смог стать лейтенантом только благодаря диплому Академии рыбопромыслового флота. Однако для многих контрактников «вышка» не проблема: окончить вуз во время первого контракта в армии стало уже правилом хорошего тона. Да и контрактников, пришедших в армию после защиты диплома, немало.

Так что пустых парт на курсах, скорее всего, не будет. Скорее наоборот: конкурс будет нешуточный, ведь количество мест на курсах каждый раз будет определяться приказами командующих округами в соответствии с числом свободных офицерских должностей.

Временная мера

Лейтенантские курсы должны стать одним из инструментов тонкой настройки системы военного образования, которая в нулевых пережила полосу настоящей турбулентности. Тогда набор в военные училища сокращался порой до нуля, только в этом году военные училища восстановились и дали первый полный выпуск. По мнению военного эксперта, главного редактора журнала «Арсенал Отечества» Виктора Мураховского, офицерские курсы для контрактников — это вынужденный шаг.

— Армия испытывает кадровый дефицит на первичных должностях, — говорит Виктор Мураховский. — Военные училища возобновили полные наборы относительно недавно, мы увидим их влияние на кадровую ситуацию в вооруженных силах только года через два, когда накопится три-четыре полноценных выпуска. Переход с пятилетнего обучения на четыре года в военных училищах — это тоже веление времени. Надо понимать, что в военных училищах количество учебных часов существенно выше, чем в гражданских вузах. И поэтому эта мода на бакалавриат и шестилетний срок обучения не соответствует требованиям Министерства обороны.

— Офицерские курсы для контрактников, мне кажется, это все-таки временная мера, призванная восполнить текущую нехватку кадров. Я напомню, что совсем недавно было принято похожее решение — для восполнения нехватки летных кадров готовить летчиков из офицеров с техническим образованием. После нормализации ситуации необходимость в таких экстренных мерах, как правило, отпадает, — считает Мураховский.

Впрочем, нет ничего более постоянного, чем временное, эксперимент может оказаться вполне успешным и жизнеспособным. Ведь в армии много должностей, на которых могут служить подготовленные по ускоренной программе командиры. Другое дело, что для них должен быть строго определенный потолок. Например, уже решено, что выпускники экспериментальных курсов не смогут занимать должности выше, чем командир батальона. Но для бывшего сержанта это тоже немало.

Экспериментальный статус курсов предполагает, что служба будущих офицеров будет подвергнута тщательному анализу. Предполагается, что командиры частей через некоторое время представят командованию характеристики на пришедших с курсов лейтенантов. На основе изучения их сильных и слабых сторон программа обучения будет корректироваться.

Престиж и высокий рейтинг

Еще одним недавним нововведением в системе военного образования стало упразднение военных кафедр в гражданских вузах. По крайней мере именно так поначалу восприняли произошедшие перемены многие СМИ. Но кафедры никуда не делись — они преобразились, слившись с военно-учебными центрами (ВУЦ).

Слияние назрело давно — об этом говорили многие эксперты. Ведь в некоторых вузах параллельно существовали и военные кафедры, готовящие офицеров, сержантов и рядовых запаса, и военные учебные центры, в которых учились будущие кадровые офицеры. Параллельные структуры использовали одни и те же тренажеры, полигоны и военную технику. Объединить их в единое целое логично — материальная база будет использоваться гораздо эффективнее.

Сейчас на военных кафедрах и в учебных военных центрах обучаются свыше 61 тыс. студентов. Из них будущие кадровые офицеры — 10,5 тыс., офицеры запаса — 34,2 тыс., сержанты и рядовые запаса — 16,5 тыс. Уже в будущем году кадры как для запаса, так и для действующей армии будут готовить исключительно военные учебные центры. Пропорции выпускников при этом должны сохраниться.

Но, быть может, существование этих центров тоже временное? Не упразднят ли их в будущем, сосредоточив подготовку всех категорий военнослужащих в учебных заведениях Минобороны? По мнению Виктора Мураховского, это маловероятно.

— Необходимость в военных учебных центрах при гражданских вузах у оборонного ведомства будет всегда, — считает эксперт. — Дело в том, что по некоторым направлениям министерству нет смысла содержать собственные учебные заведения. Это достаточно узкие направления, но потребность в приглашении на службу гражданских специалистов по ним никуда не денется.

Надо сказать, что существование военных подразделений выгодно и самим гражданским вузам: для них это престиж и более высокая позиция в рейтингах. По словам Мураховского, именно выпускники военных учебных центров составят основу мобилизационного резерва. Они станут резервистами-контрактниками — теми, кто проходит военную учебу 2-3 дня в месяц и выезжает на ежегодные сборы, получая небольшую зарплату. Эту систему как раз сейчас формирует Минобороны, и для нее тоже нужны кадры.

— При объявлении военного положения численность армии увеличивается почти вдвое, — объясняет Мураховский. — Мы всегда должны иметь мобилизационный резерв и рядового, и сержантского, и офицерского состава. За три дня мы никак не сможем подготовить людей. Поэтому сейчас идет сочетание мобилизационного резерва первой очереди — того, что оплачивается и берет обязательства по взаимодействию с Минобороны, и общего резерва.

В результате настройки система военного образования должна полностью удовлетворить кадровые потребности как действующей армии, так и резерва. Уже в будущем году в войсках можно будет встретить лейтенантов трех типов — окончивших военные училища, отучившихся в военных учебных центрах при гражданских вузах и бывших контрактников, прошедших полугодичные курсы.

— Будут ли они равнозначными для армии? — спросил я Виктора Мураховского.

— Абсолютно, — сказал эксперт. — Я понимаю, почему возник этот вопрос. Действительно, в СССР были «пиджаки», приходившие в армию на 2 года с военных кафедр. Они и правда считались не совсем полноценными офицерами. А сейчас никакой разницы нет, все офицеры служат по контракту. Главное, чтобы квалификация офицера удовлетворяла Министерство обороны. Если человек не подходит, с ним не подписывают контракт.

А политруков будут готовить в действующих училищах

С будущего года в некоторых военных училищах должны появиться группы по подготовке политработников. Об этом «Звезде» рассказал начальник возрожденного Главного военно-политического управления Минобороны генерал-полковник Андрей Картаполов.

— Думаю, на первых порах для подготовки кадров нам не потребуется отдельного учебного заведения, как это было при СССР, — сказал Андрей Картаполов. — Попробуем в уже действующих профильных военных училищах сформировать отдельные группы или даже факультеты, которые будут готовить офицеров военно-политических органов. Они будут нацелены непосредственно на тот или иной вид или род войск. Согласитесь, готовить в одном месте политруков и для кораблей, и для частей ВВС не очень правильно.

С НАЧАЛА 90-х годов прошлого века из Вооруженных Сил увольнялись в запас тысячи лейтенантов. Причем армию покидали как выпускники военных вузов, только что получившие дипломы об их окончании, так и те из молодых офицеров, кто уже послужил в войсках. Никто не знал, как этот процесс остановить, вернее, знать-то знали, но на волне катастрофической инфляции, падения промышленного производства и деградации многих общественных ценностей государство в то время было не в состоянии обеспечить достойный жизненный уровень молодым офицерам и их семьям.
В высших военных эшелонах стали принимать меры, чтобы поправить ситуацию. Например, некомплект кадровых офицеров в частях решили восполнить выпускниками военных кафедр гражданских вузов. Но бывшие студенты, выслужив положенный срок, в подавляющем большинстве увольнялись в запас.
Чтобы восполнить некомплект офицеров в звене взвод — рота, в Министерстве обороны приняли решение о создании курсов по подготовке младших офицеров для Сухопутных войск. По этому поводу было немало дискуссий, в которых главный вопрос всегда звучал так: можно ли за столь короткое время – 10 месяцев подготовить командира взвода? Известно, что в военных вузах на это уходит 4—5 лет.
— Конечно, нереально в столь короткие сроки привить молодому человеку все те качества, которыми должен обладать офицер в общепринятом для нас понимании, — говорит начальник 34-х курсов по подготовке младших офицеров в г. Чите полковник Петр Белобородов. – Учебный процесс строим таким образом, чтобы формировать у будущих офицеров командные и методические навыки, основы которых закладываются на занятиях при командовании отделением (экипажем, расчетом), взводом и ротой. Эти навыки также формируются при решении ситуационных задач, характерных для боевой и повседневной деятельности. Эти навыки курсанты получают в ходе занятий по предметам боевой подготовки, при несении внутренней, гарнизонной и караульной служб.
Желающих поступить на 34-е курсы немало. В основном людей сюда направляют военкоматы, около 50 процентов абитуриентов из войск – это наиболее подготовленные в профессиональном отношении военнослужащие, положительно характеризующиеся по службе.
Однако далеко не все из тех, кто стал курсантом, выдерживают напряженный забайкальский ритм учебы и в итоге получают погоны младшего лейтенанта. Особенно большой отсев обучаемых был в первые два-три года, когда курсы были только созданы. Тогда многих курсантов по различным причинам, главным образом, из-за личной недисциплинированности, отчисляли. Например, в 1998 году из 335 человек, поступивших на курсы, 87 отчислили. В 2000 году из 387 курсантов, зачисленных для обучения, к выпуску остались только 300.
— В последние два-три года отбор кандидатов на учебу значительно лучше, но военкоматы по-прежнему недорабатывают, — с огорчением замечает заместитель начальника курсов по воспитательной работе полковник Валерий Неверов. – По статистике, наибольшее количество отчисленных курсантов пришли к нам как раз по направлению военкоматов.

— Итак, главный вопрос – качество профессиональной подготовки на курсах, — наконец-то берется отвечать на основной вопрос полковник Белобородов и предлагает: — Для сравнительной характеристики возьмем питомцев военных кафедр гражданских вузов, где также выпускают командиров взводов с присвоением им воинского звания лейтенант запаса. На военной кафедре на изучение военных дисциплин отводится 596 часов, у нас же — 1.480. Вторая особенность, на которую прошу обратить внимание: к нам имеют право поступать только абитуриенты, имеющие среднее техническое, незаконченное высшее и высшее образование. То есть эти молодые люди уже имеют как общее среднее образование, так и среднее техническое, которое получили по окончании техникумов или колледжей. Общеобразовательная подготовка позволяет им успешно усваивать нашу программу, в основном ориентированную на изучение военных дисциплин. Третья особенность – все наши обучаемые отслужили по призыву, а это значит, что они уже имеют определенные военно-профессиональные навыки. Им не нужно привыкать к армейскому укладу жизни, повседневной служебной деятельности, они на практике давно освоили действия солдата в основных видах общевойскового боя, и большинство из них прошли ротные, батальонные, полковые и бригадные тактические учения с боевой стрельбой. Четвертая особенность — многие из наших курсантов имеют боевой опыт, так как воевали в «горячих точках». За проявленную храбрость и героизм около тридцати из них награждены орденами Мужества, а двое имеют по два таких ордена.
Аналогичное сравнение полковник Белобородов провел и с военными училищами:
— Недавно я вернулся с учебного сбора, который проводился в Московском высшем военном командном училище. Знаю о процессе обучения в Новосибирском ВВКУ. Я анализировал, сколько часов отводится курсантам командных вузов на освоение военных дисциплин. Да, в военных училищах больше этих часов, так и должно быть. Но в училища поступают в основном после школы, и эти 18-летние ребята не имеют опыта службы, военно-профессиональных навыков. Армия для них начинается фактически с нуля, чего не скажешь о наших курсантах.
КТО УЧИТ в Чите будущих младших лейтенантов? В основном это офицеры, прошедшие за годы службы как минимум должность командира батальона, 7 из них имеют боевой опыт. В свою очередь, преподаватели проходят курсы подготовки и повышения квалификации при военных академиях.
По словам полковника Белобородова, хорошая учебная материально-техническая база позволяет преподавателям качественно проводить занятия. Так, в учебном корпусе по каждой специальности имеется по три-четыре класса. Полевую и тренажерную базу предоставляет окружной учебный центр Песчанка. Во время учебных сборов зенитных ракетных подразделений и частей округа взвод ПВО 34-х курсов выезжает на полигон Цугол. В учебных целях будущих младших лейтенантов систематически привлекают на различные тактические учения с боевой стрельбой, которые проводятся на окружном полигоне. Там можно подучиться методике, организации общевойскового боя, тактике и управлению подразделениями в сложной динамичной обстановке. Ведь эту самую тактику курсанты познают до батальона включительно.

Каждый месяц с обучаемыми проводят контрольные занятия, а в конце полугодий они сдают зачеты. Накануне аттестации курсанты держат экзамены по вождению техники, физической подготовке, военному праву, военной психологии и педагогике, организации и методике воспитательной работы. Аттестационные экзамены принимают офицеры управлений СибВО. При этом аттестационную комиссию возглавляет заместитель командующего войсками округа. Три экзамена аттестационных – тактика (или тактико-специальная подготовка в зависимости от воинской специальности), огневая подготовка, устройство, эксплуатация и ремонт материальной части техники и вооружения – позволяют объективно оценить общий уровень подготовки выпускников.
В ОБЩЕПРИНЯТОМ понимании, в идеале, офицер – это не только носитель военных знаний и навыков, но и человек с хорошим общим образованием. И за 10 месяцев учебы, как заметил полковник Белобородов, невозможно дать обучаемым гуманитарные знания в объеме военного вуза. Хотя и в этой области на курсах есть свои энтузиасты и новаторы.
ОДНАКО послушаем мнения из войск. Как в штабах и частях оценивают профессионализм и морально-деловые качества выпускников 34-х офицерских курсов? Согласитесь, эти мнения наиболее ценны и весомы, поскольку именно практическое выполнение служебных обязанностей может говорить о качестве отбора на 34-е курсы и качестве обучения там. Чтобы автора этих строк не обвинили в субъективизме, пристрастии, я встретился со многими должностными лицами одной из мотострелковых дивизий СибВО и попросил их дать общую оценку уровню морально-деловых качеств, морально-психологической и профессиональной подготовки выпускников 34-х курсов. Послушаем эти мнения.
Начальник штаба дивизии полковник Александр Слинкин:
— Открытие этих курсов не решило проблемы дефицита младших офицеров в подразделениях и частях на должности командиров взводов. Потому что там готовят плохие кадры. Из общей массы выпускников процентов тридцать, не более, подготовлены на слабенькую «троечку». Остальные – люди случайные в армии. У них нет ни военных знаний, ни профессиональных навыков и, как следствие, необходимой методической подготовки для обучения подчиненных. И что самое печальное, у этих младших лейтенантов нет желания пополнить эти знания и навыки, нет нацеленности на службу, стремления стать профессионалами в военном деле.
Начальник отделения кадров дивизии подполковник Павел Садчиков:
— Предлагаю рассмотреть данные по выпускникам 34-курсов, начиная с выпуска 2004 года. Два года – это как раз время, необходимое офицеру для становления и утверждения на службе.
Итак, в 2004 году к нам в дивизию прибыли 15 младших лейтенантов – выпускников 34-х курсов. Из них остались служить лейтенанты Виктор Речинский, Виталий Лисанов, Сергей Горбунов и Вадим Хасанов. Лисанов был командиром танкового взвода и сейчас назначен заместителем командира роты хранения и обслуживания военной техники по воспитательной работе. Командир гранатометного взвода мотострелкового батальона лейтенант Речинский характеризуется по службе отрицательно и злоупотребляет спиртным. Шесть выпускников не захотели продолжить военную службу и уволились из Вооруженных Сил по истечении срока контракта. За систематические невыходы на службу, нарушение условий контракта уволены из Вооруженных Сил еще пять. В отношении младшего лейтенанта Гордиенко было возбуждено уголовное дело, он осужден и приговорен к условной мере наказания. В производстве гарнизонной военной прокуратуры также находится уголовное дело в отношении младшего лейтенанта Алексея Филимонова.
Из 15 выпускников 2004 года достойно служат лишь командир роты связи лейтенант Горбунов и командир противотанковой батареи лейтенант Хасанов.
В прошлом году к нам в соединение прибыли пять младших лейтенантов. Командир взвода связи лейтенант Дмитрий Овчинников был осужден военным судом, на него наложен штраф, и он уволен из-за несоблюдения условий контракта. Не ходил на службу.
Командир мотострелкового полка постоянной готовности полковник Олег Цоков:
— Согласен с оценкой начальника штаба дивизии. Лишь процентов тридцать выпускников курсов младших лейтенантов соответствуют должностному предназначению, остальные с самого начала – нет. Нужно более качественно проводить отбор на эти курсы. Если у человека отсутствуют хорошие морально-деловые качества, то все усилия, направленные на его профессиональную подготовку, тщетны.
КАК вы заметили, разные, подчас противоположные высказывания о профессиональной подготовке выпускников 34-х курсов у тех, кто обучает и воспитывает потенциальных младших лейтенантов, и у их сегодняшних командиров и начальников.
Думаю, все мы будем едины в том, что Ванька-взводный нам вряд ли нужен. Нужен офицер, соответствующий своему высокому званию и призванию.

34 курсы младших лейтенантов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *