Банкротство потребительского общества

Особенности банкротства кредитного кооператива

Особенности банкротства кредитного кооператива

Банкротство кредитного кооператива происходит в порядке, установленном параграфом 4 федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ (ред. от 27.12.2018) «О несостоятельности (банкротстве)» (далее Закон о банкротстве), посвященным банкротству финансовых организаций, также особенностям банкротства кредитных кооперативов посвящены ст. 189.1-189.6 Закона о банкротстве.

С 2011 года все КПК обязаны объединяться в СРО. Это даёт дополнительные гарантии, как заёмщикам, так и самим займодателям.

Контрольным органом кредитного кооператива является Центральный банк Российской Федерации.

Под временной администрацией финансовой организации понимается специальный временный орган управления финансовой организации, назначенный контрольным органом (далее — временная администрация)

Особенности назначения временной администрации кредитного кооператива изложены в статье 189.3 Закона о банкротстве.

Наряду с предусмотренными статьей 183.6 Закона о банкротстве требованиями к составу временной администрации в состав временной администрации кредитного кооператива входят представители саморегулируемой организации кредитных кооперативов, членом которой является такой кредитный кооператив.

Со дня назначения временной администрации кредитного кооператива отчуждение имущества кредитного кооператива, за исключением погашения коммунальных платежей, эксплуатационных платежей, иных платежей, необходимых для осуществления деятельности кредитного кооператива, денежных обязательств об оплате поставленных товаров, оказанных услуг и выполненных работ, обязательных платежей, в том числе осуществление выплат в связи с прекращением членства в кредитном кооперативе, предусмотренных частью 4 статьи 14 Федерального закона от 18 июля 2009 года N 190-ФЗ «О кредитной кооперации», допускается только по решению временной администрации кредитного кооператива.

Порядок объявления кредитного кооператива финансово несостоятельным практически полностью идентичен порядку банкротства любого иного юридического лица.

Удовлетворение требований кредиторов кредитного кооператива осуществляется в порядке очередности, указанной в статье 134 Закона о банкротстве, с учетом особенностей, предусмотренных статьей 189.5 настоящего Закона.

В первую очередь после удовлетворения требований граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, подлежат удовлетворению требования членов кредитного кооператива (пайщиков) — физических лиц, являющихся кредиторами кредитного кооператива на основании заключенных с ними договоров передачи личных сбережений, в сумме, не превышающей семисот тысяч рублей, но не более чем основная сумма долга в отношении каждого члена кредитного кооператива (пайщика);

Во вторую очередь производятся расчеты по выплате выходных пособий и (или) оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и по выплате вознаграждений авторам результатов интеллектуальной деятельности;

Требования кредиторов третьей очереди подлежат удовлетворению в следующем порядке:

1) в первую очередь — предусмотренные пунктом 2 статьи 189.5 и оставшиеся неудовлетворенными требования членов кредитного кооператива (пайщиков) — физических лиц, являющихся кредиторами кредитного кооператива на основании заключенных с ними договоров передачи личных сбережений, в том числе по возмещению убытков в форме упущенной выгоды, а также по уплате сумм финансовых санкций;

2) во вторую очередь — требования членов кредитного кооператива (пайщиков) — юридических лиц, являющихся кредиторами кредитного кооператива на основании заключенных с ними договоров займа;

3) в третью очередь — требования лиц, не являющихся членами кредитного кооператива (пайщиками).

Требования членов кредитного кооператива (пайщиков) о возврате паенакоплений (паев) подлежат удовлетворению после расчетов с кредиторами кредитного кооператива по удовлетворению требований, указанных в абзаце пятом пункта 4 статьи 134 настоящего Федерального закона, в следующем порядке:

1) в первую очередь — требования членов кредитного кооператива (пайщиков) (за исключением лиц, указанных в подпункте 2 настоящего пункта), в том числе требования, связанные с прекращением членства в кредитном кооперативе до признания кредитного кооператива банкротом;

2) во вторую очередь — требования членов кредитного кооператива (пайщиков), являющихся или являвшихся единоличным исполнительным органом кредитного кооператива либо членами правления кредитного кооператива, членами контрольно-ревизионного органа кредитного кооператива или их аффилированными лицами.

Требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества кредитного кооператива, удовлетворяются за счет стоимости предмета залога преимущественно перед иными кредиторами, за исключением обязательств перед кредиторами первой и второй очереди.

В соответствии со статьей 189.6 Закона о банкротстве, если проданного имущества кредитного кооператива не хватает для погашения долгов пайщиков, что действующие члены кооператива, а также те, чьё членство было прекращено в течение полугода до подачи заявления о банкротстве, несут субсидиарную ответственность перед пайщиками. Ответственность наступает в пределах части, внесённой в качестве взноса.

Правление кооператива, а также члены его ревизионной комиссии, могут быть признаны виновными и привлечены к административной (а в некоторых случаях и уголовной) ответственности, если судом будут выявлены действия (или бездействия), которые повлекли за собой банкротство кооператива.

СРО, членом которой является кооператив, также несёт ответственность при банкротстве. Если судом будут выявлены факты, что СРО не ходатайствовало в Центральный банк РФ о назначении временной администрации кооператива или о необходимости ввести банкротство потребительского кооператива, то это СРО также будет отвечать своим имуществом по долгам разорившегося кооператива.

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего — Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Иванова А.А.;

рассмотрел заявление гражданки Протасовой Лидии Георгиевны о пересмотре в порядке надзора определения Арбитражного суда города Москвы от 10.08.2012 по делу N А40-79131/11-74-348 «Б», постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.10.2012 и постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 18.01.2013 по тому же делу.

В заседании приняли участие представители:

от потребительского общества «Гарант Кредит» — Киселев В.В., Козлов И.В., Попов В.С.;

от временного управляющего потребительским обществом «Гарант Кредит» Халиуллина Т.А. — Сыщикова С.С.

Заслушав и обсудив доклад судьи Горячевой Ю.Ю., а также объяснения представителей участвующих в деле лиц, Президиум установил следующее.

Гражданка Протасова Лидия Георгиевна обратилась в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о включении 46 388 рублей задолженности в реестр требований кредиторов потребительского общества «Гарант Кредит» (далее — общество «Гарант Кредит», должник), в отношении которого возбуждена процедура банкротства.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 10.08.2012 в удовлетворении заявления гражданки Протасовой Л.Г. отказано.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.10.2012 определение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением от 18.01.2013 названные судебные акты оставил без изменения.

Отказывая гражданке Протасовой Л.Г. во включении в реестр требований кредиторов должника, суд первой инстанции исходил из следующего.

По совокупности представленных документов (договора о вступлении в общество «Гарант Кредит», четырех соглашений о внесении паевых взносов, платежного поручения, сверочной ведомости) гражданка Протасова Л.Г. является пайщиком общества «Гарант Кредит» даже при отсутствии решения его совета о ее принятии в члены такого общества, требуемого пунктом 2 статьи 10 Закона Российской Федерации от 19.06.1992 N 3085-1 «О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации» (далее — Закон о потребительской кооперации).

В силу статей 1 и 4 Закона о потребительской кооперации пайщик является участником потребительского общества, которое создается за счет вступительных и паевых взносов, осуществляет торговую, заготовительную, производственную, посредническую и иные виды деятельности.

В соответствии со статьей 21 Закона о потребительской кооперации паевые взносы являются источником формирования имущества потребительского общества. Собственником данного имущества является само общество.

Согласно абзацу восьмому статьи 2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) конкурсными кредиторами признаются кредиторы по денежным обязательствам (за исключением учредителей (участников) должника по обязательствам, вытекающим из такого участия).

С даты вынесения арбитражным судом определения о введении процедуры наблюдения не допускаются удовлетворение требований учредителя (участника) должника о выделе пая в имуществе должника в связи с выходом из состава его учредителей (участников), выплата действительной стоимости пая и доходов по паям, а также распределение прибыли между этими лицами (абзацы пятый и девятый пункта 1 статьи 63 Закона о банкротстве).

С учетом изложенного учредители (участники) юридического лица (должника) по правоотношениям, связанным с таким участием, не могут являться конкурсными кредиторами в деле о банкротстве.

Следовательно, требования учредителей (участников) должника по обязательствам, вытекающим из такого участия, не подлежат рассмотрению в деле о банкротстве.

Пунктом 1 статьи 148 Закона о банкротстве предусмотрено, что требования учредителей (участников) должника могут быть удовлетворены путем предъявления прав на имущество должника, которое предлагалось к продаже, но не было реализовано в ходе конкурсного производства.

В соответствии с пунктом 7 статьи 63 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — Гражданский кодекс) оставшееся после удовлетворения требований кредиторов имущество юридического лица передается его учредителям (участникам), имеющим вещные права на это имущество или обязательственные права в отношении этого юридического лица, если иное не установлено законом, иными правовыми актами или учредительными документами юридического лица.

Пункт 5 статьи 30 Закона о потребительской кооперации также предусматривает, что имущество потребительского общества, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов, за исключением имущества неделимого фонда потребительского общества, распределяется между пайщиками, если иное не предусмотрено уставом потребительского общества.

Разъясняя практику применения абзаца восьмого статьи 2 Закона о банкротстве Конституционный Суд Российской Федерации в пункте 2 определения от 27.01.2011 N 75-О-О указал, что непризнание учредителей (участников) должника конкурсными кредиторами не противоречит законодательству о банкротстве, поскольку характер обязательств учредителей (участников) должника непосредственно связан с ответственностью названных лиц за деятельность общества в пределах стоимости принадлежащих им долей. Кроме того, закон не лишает их права претендовать на часть имущества ликвидируемого общества, оставшегося после расчетов с другими кредиторами.

На незаконность выплат участникам общества после возбуждения процедуры банкротства указано и в информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.04.2009 N 129 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами положений абзаца второго пункта 1 статьи 66 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». Сделки, нарушающие запрет, установленный абзацем пятым пункта 1 статьи 63 Закона о банкротстве, в том числе сделки по удовлетворению требований учредителя (участника) должника о выделе пая в имуществе должника в связи с выходом из состава учредителей (участников), по выплате действительной стоимости пая, а также сделки, направленные на удовлетворение требований, основанных на решениях о выплате доходов по паям, принятых после даты введения наблюдения, квалифицированы как ничтожные.

Следовательно, учредители (участники) юридических лиц лишены права предъявлять какие-либо требования к должнику в процессе его банкротства. Обязательства перед учредителями (участниками) должника — юридического лица, вытекающие из такого участия, носят внутренний характер и не могут конкурировать с внешними обязательствами, то есть с обязательствами должника как участника имущественного оборота перед другими участниками оборота. Учредители (участники) должника — юридического лица несут риск отрицательных последствий, связанных с его деятельностью, и могут заявлять требования лишь на имущество, оставшееся после удовлетворения требований всех других кредиторов.

Указанные выводы поддержаны судами апелляционной и кассационной инстанций. Суд апелляционной инстанции дополнительно отметил, что статья 10 Закона о потребительской кооперации не содержит требования о равном размере паев всех пайщиков и исчерпывающего перечня документов, подтверждающих членство в потребительском обществе.

Таким образом, квинтэссенция правового обоснования судов сводится к тому, что гражданка Протасова Л.Г. является пайщиком должника, заявленное ею требование касается возврата паевых взносов, поэтому оно не может быть включено в реестр требований кредиторов должника в силу абзаца восьмого статьи 2 и пункта 1 статьи 63 Закона о банкротстве.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора определения от 10.08.2012 и постановлений от 15.10.2012 и от 18.01.2013 гражданка Протасова Л.Г. просит их отменить, ссылаясь на нарушение единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм Закона о банкротстве и Закона о потребительской кооперации.

В отзывах на заявление общество «Гарант Кредит» и временный управляющий этим обществом просят оставить обжалуемые судебные акты без изменения как соответствующие действующему законодательству.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзывах на него и выступлениях представителей участвующих в деле лиц, Президиум считает, что оспариваемые судебные акты подлежат отмене в связи со следующим.

Материалами дела подтверждено, что общество «Гарант Кредит» зарегистрировано в качестве юридического лица 22.06.2006, согласно уставу 2006 года оно представляет собой добровольное объединение граждан и юридических лиц на основе членства путем добровольного объединения его членами имущественных паевых взносов для реализации паевых программ, разрабатываемых обществом, и иной деятельности в целях удовлетворения потребностей его членов. В числе поименованных видов деятельности общества «Гарант Кредит» в уставе значатся: кредитование и авансирование пайщиков на льготных условиях, привлечение заемных средств пайщиков и других лиц, содействие пайщикам в использовании банковских, биржевых, страховых и клиринговых механизмов управления активами, выпуск векселей и операции с ними (пункт 2.2 устава 2006 года). Для вступления в состав пайщиков требовалось заявление и решение совета общества, принимаемое в течение 30 дней с момента получения заявления, а также внесение паевого взноса, после чего выдавалась книжка пайщика (пункты 4.1-4.3 устава 2006 года).

Пайщики имели право на получение кооперативных выплат в размере и порядке, устанавливаемых собранием, как правило, по итогам финансового года, и в любой момент могли выйти из общества «Гарант Кредит», подав соответствующее заявление (подпункт «е» пункта 4.4 и пункт 4.9 устава 2006 года).

Сходные положения содержались и в уставах общества «Гарант Кредит» 2007 и 2011 годов. Членская книжка была заменена документом о членстве в обществе, в отношении кооперативных выплат исключена привязка к итогам финансового года. При этом уставные виды деятельности общества «Гарант Кредит» дополнены финансовым посредничеством и ведением финансовой (банковской) деятельности, которая, исходя из требований статей 1 и 5 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 «О банках и банковской деятельности» (далее — Закон о банках и банковской деятельности) и статьи 49 Гражданского кодекса, может осуществляться только банками.

Однако в действительности вступление пайщика в общество «Гарант Кредит» по предусмотренным его уставами правилам не осуществлялось.

Все именуемые пайщиками лица заключали с обществом «Гарант Кредит» договоры о вступлении в общество, которые подписывались одновременно с приложением — соглашением о вступлении пайщика в конкретную программу срочного характера.

Согласно пункту 2.2 стандартной формы договора о вступлении в общество «Гарант Кредит» размер паевого взноса пайщика определялся в соответствии с выбранной пайщиком программой и указывался в соглашении о внесении паевого взноса.

Код программы содержался в таком договоре и дублировался в соглашении, являющимся приложением к нему, где размер денежных средств, именуемых паем для выполнения конкретной программы с указанием срока ее действия, определялся самим пайщиком и подлежал внесению в любой форме в течение двух рабочих дней с момента подписания соглашения.

В свою очередь общество «Гарант Кредит» брало на себя обязательство по окончании срока действия программы выплатить так называемому пайщику его паевой взнос и кооперативные выплаты (пункты 1.3 и 4.1 договора о вступлении в общество).

Таким образом, количество и размер паевых взносов были связаны не с фактом участия (членства) в обществе «Гарант Кредит», а с количеством программ, под которые вносил и должен был получить с процентами, названными «кооперативными выплатами», деньги конкретный участник.

Членский взнос также был привязан не к участию в обществе «Гарант Кредит», а к конкретной программе и составлял 1 процент от внесенных по этой программе денежных средств.

Согласно преамбуле Закона о потребительской кооперации основными задачами потребительской кооперации в Российской Федерации являются:

создание и развитие организаций торговли для обеспечения членов потребительских обществ товарами;

закупка у граждан и юридических лиц сельскохозяйственных продукции и сырья, изделий и продукции личных подсобных хозяйств и промыслов, дикорастущих плодов, ягод и грибов, лекарственно-технического сырья с последующей их переработкой и реализацией;

производство пищевых продуктов и непродовольственных товаров с последующей их реализацией через организации розничной торговли;

оказание членам потребительских обществ производственных и бытовых услуг;

пропаганда кооперативных идей, основанных на международных принципах кооперации, доведение их до каждого пайщика всех потребительских обществ, в том числе через средства массовой информации.

В силу статьи 1 Закона о потребительской кооперации под потребительским обществом понимается добровольное объединение граждан и (или) юридических лиц, созданное на основе членства путем объединения его членами имущественных паевых взносов для торговой, заготовительной, производственной и иной деятельности в целях удовлетворения материальных и иных потребностей его членов.

Согласно статье 10 Закона о потребительской кооперации гражданин принимается в потребительское общество по его заявлению, которое должно быть рассмотрено в течение 30 дней советом потребительского общества. Вступающий признается пайщиком с момента вынесения решения советом потребительского общества и уплаты вступительного взноса, а также паевого взноса или его части, установленной уставом потребительского общества.

На основании статьи 11 Закона о потребительской кооперации пайщик в числе прочего обладает правом участвовать в деятельности потребительского общества, избирать и быть избранным в органы управления и органы контроля.

Пай выплачивается участнику потребительского общества при выходе или исключении из общества (статья 14 Закона о потребительской кооперации).

Общество «Гарант Кредит» не отвечает требованиям Закона о потребительской кооперации, на который имеется ссылка во всех его уставах: оно не преследовало предусмотренных указанным Законом задач, не состояло из пайщиков, принятых в установленном данным Законом порядке и объединивших свои паи для достижения какой-либо общей цели. Вместо этого общество «Гарант Кредит» занималось привлечением на возвратной основе денежных средств граждан, оформляя договоры заимствования как внесение одним лицом не предусмотренных Законом о потребительской кооперации множественных паевых и членских взносов.

Так, в период с января по июнь 2007 года гражданка Протасова Л.Г. участвовала в трех программах, в связи с чем уплатила три так называемых паевых взноса.

Первоначальный договор гражданки Протасовой Л.Г. о вступлении в общество «Гарант Кредит» от 05.06.2007 N 32016 (далее — договор от 05.06.2007) предусматривал оплату паевого взноса в размере 10 000 рублей на программу «Радуга» (РАД-1) со сроком действия с 05.06.2007 по 04.06.2008 и поквартальными кооперативными выплатами.

Согласно приложению N 2 к договору от 05.06.2007 гражданка Протасова Л.Г. как пайщик общества «Гарант Кредит» уплатила паевой взнос в размере 27 000 рублей на программу «Свой капитал август» (СКА-1) со сроком действия с 29.11.2006 по 28.11.2007 и поквартальными кооперативными выплатами.

Согласно приложению N 3 к договору от 05.06.2007 гражданка Протасова Л.Г. как пайщик общества «Гарант Кредит» уплатила паевой взнос в размере 216 000 рублей на программу «Свой капитал Н» (СКН-7, 8, 9, 10) со сроком действия с 29.01.2007 по 28.01.2008 и поквартальными кооперативными выплатами.

Сведений о том, что программы общества «Гарант Кредит» помимо различных названий имели конкретное содержание, связанное с осуществлением какой-либо деятельности, кроме привлечения средств граждан под проценты, в материалах дела не имеется.

Согласно сводной ведомости задолженности перед пайщиками, утвержденной протоколом территориальных уполномоченных кооперативных участков общества «Гарант Кредит» от 03.11.2011 N 15, по состоянию на 01.01.2008 у этого общества имелась задолженность перед 33 175 пайщиками на общую сумму 1 618 293 836 рублей.

Данные бухгалтерского баланса общества «Гарант Кредит» за 2009, 2010 и 2011 годы содержат прочерки по всем показателям. Аналогичным образом выглядят налоговый расчет по авансовому платежу по налогу на имущество организаций за 2011 год, налоговая декларация по налогу на прибыль организаций за 2011 год, а также отчет о прибылях и убытках за первое полугодие 2010 года.

Согласно письму Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 11.08.2011 N 34/3-97-08 по факту хищения денежных средств пайщиков общества «Гарант Кредит» расследуются дела N 212017, 222595, 12706 в городе Москве, Республике Татарстан и Саратовской области, в рамках которых наложен арест на денежные средства, движимое и недвижимое имущество обвиняемых на сумму 129 778 024 рубля 56 копеек.

В период с апреля по июнь 2011 года Преображенским районным судом города Москвы удовлетворены иски 81 пайщика (физических лиц) к обществу «Гарант Кредит» о возврате сумм паевых взносов и кооперативных выплат, уплаченных (причитающихся) по соглашениям о внесении паевых взносов. Принятые решения мотивированы судом установленной этими соглашениями обязанностью вернуть денежные средства, расторжением соглашений, наличием заявлений о выходе из состава пайщиков и признанием исков ответчиком — обществом «Гарант Кредит».

Указанные пайщики по договорам уступки права требования передали потребительскому обществу «Инициатива» (далее — общество «Инициатива») свои подтвержденные судебными решениями права требования денежных средств с общества «Гарант Кредит».

Общество «Инициатива» учреждено 6 физическими лицами (пятеро из них входят в число пайщиков, выигравших суд, шестой является родственником одного из учредителей общества «Инициатива», что подтверждается протоколом учредительного собрания этого общества, договором от 11.06.2011 N 31 уступки права требования Изжановой Л.Д. и ее адресом регистрации, заявлением общества «Инициатива» о признании общества «Гарант Кредит» банкротом).

Общество «Инициатива» зарегистрировано 22.04.2011 по адресу: Москва, ул. Ландышева, д. 12, стр. 1. Положения его устава, определяющие предмет деятельности общества, полностью дублируют устав общества «Гарант Кредит» 2011 года, включая финансовую (банковскую) деятельность и финансовое посредничество.

Общество «Инициатива» 20.07.2011 на основании договоров уступки с 81 гражданином-пайщиком, чьи требования подтверждены решениями Преображенского районного суда города Москвы, обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании общества «Гарант Кредит» банкротом.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 11.10.2011 требования общества «Инициатива» в размере 27 890 684 рублей признаны обоснованными и включены в третью очередь реестра требований кредиторов; в отношении общества «Гарант Кредит» введена процедура наблюдения, временным управляющим утвержден Халиуллин Т.А.

Сообщение о введении в отношении должника процедуры наблюдения опубликовано в газете «КоммерсантЪ» от 22.10.2011 N 199.

Решая впоследствии вопросы об установлении требований иных кредиторов, представленных юридическими и физическими лицами, Арбитражный суд города Москвы признал обоснованными лишь требования, подтвержденные решениями Преображенского районного суда города Москвы. В частности, при отсутствии возражений временного управляющего и должника определениями от 07.06.2012 дополнительно были признаны обоснованными требования общества «Инициатива» на сумму 441 080 739 рублей 50 копеек и на сумму 37 342 245 рублей.

Во включении в реестр кредиторов должника требований, не подтвержденных решениями суда общей юрисдикции, Арбитражный суд города Москвы иным заинтересованным лицам отказал, причем по разным основаниям, но всегда с учетом возражений должника и временного управляющего должником.

Однако при этом судами не было учтено следующее.

Взаимоотношения должника и всех его так называемых пайщиков строились по единой схеме с использованием стандартизированных форм договоров и соглашений с абсолютно одинаковыми содержательными условиями.

Все договоры о вступлении в общество «Гарант Кредит» были обусловлены вступлением в конкретную программу срочного характера, внесением пайщиком денег под эту программу и обязательством общества возвратить по истечении определенного срока полученные деньги с доходом, именуемым кооперативными выплатами.

На основании статьи 52 Гражданского кодекса и статьи 9 Закона о потребительской кооперации устав потребительского общества в любом случае должен содержать условия о размере вступительных и паевых взносов, состав и порядок внесения вступительных и паевых взносов, ответственность за нарушение обязательств по внесению паевых взносов.

Согласно пунктам 16.1 и 16.2 устава общества «Гарант Кредит» 2011 года для физических лиц и вступительный, и паевой взносы составляли по 300 рублей каждый, что не корреспондировало с суммами, указанными в договорах о вступлении, по которым гражданами вносились, а в настоящее время истребуются денежные средства.

Исходя из содержания спорных договоров о вступлении в общество «Гарант Кредит», заключавшие эти договоры граждане являлись не пайщиками потребительского общества в смысле, придаваемом этому понятию Законом о потребительской кооперации, а пайщиками (источниками финансирования) конкретных программ общества.

Данные договоры не создавали корпоративной связи между их сторонами и не были направлены на предоставление гражданам возможности участвовать в управлении делами общества «Гарант Кредит».

Таким образом, отношения между обществом «Гарант Кредит» и его так называемыми пайщиками строились на основе гражданско-правовых договоров и носили обязательственный характер.

Поскольку эти отношения имели единую правовую природу и были основаны на абсолютно одинаковых договорах, то в случае банкротства общества «Гарант Кредит» граждане, именуемые в этих договорах пайщиками, должны иметь одинаковые права и обязанности. Недопустимо одних так называемых пайщиков (их правопреемников) признать реестровыми кредиторами должника-банкрота, а другим отказать, ссылаясь на то, что они являются участниками (учредителями) должника-банкрота.

При этом не имеет правового значения ни подтверждение прав так называемых пайщиков судебными решениями, ни последующая уступка взысканных по судебным решениям денежных сумм в пользу иных лиц.

Статья 8 Гражданского кодекса относит к числу оснований возникновения гражданских прав и обязанностей договоры и иные сделки, а также судебные решения, устанавливающие гражданские права и обязанности.

В данном случае правовыми основаниями заявления так называемыми пайщиками требований о взыскании денежных средств в судах общей юрисдикции, а также подачи заявлений о включении их требований в реестр кредиторов должника в арбитражном суде являлись гражданско-правовые договоры, соглашения к ним, документы об оплате денежных средств, акты сверки расчетов и т.п.

Принятые судами общей юрисдикции решения о взыскании с общества «Гарант Кредит» в пользу граждан денежных средств не устанавливали новых прав и обязанностей, а подтверждали уже возникшие из этих договоров права граждан на возврат обществом «Гарант Кредит» внесенных ему денежных средств.

В силу статьи 382 Гражданского кодекса перейти по сделке уступки может право, принадлежащее кредитору на основании обязательства.

Уступка пайщиками паевых взносов в потребительское общество Законом о потребительской кооперации не предусмотрена, в соответствии с его требованиями пайщик принимается в члены потребительского общества в личном качестве.

Не имеют значения и заявления граждан о выходе из общества «Гарант Кредит», поскольку предусмотренный договорами о вступлении срок их действия и срок осуществления конкретных программ давно закончились, в связи с чем обязанность вернуть полученные по этим договорам денежные средства наступила независимо от подачи подобных заявлений.

С учетом изложенного и согласно абзацу восьмому статьи 2 и пункту 1 статьи 63 Закона о банкротстве ни одному из лиц, чьи права основаны на подобных договорах о вступлении в потребительское общество, нельзя отказать во вступлении кредитором в дело о банкротстве общества «Гарант Кредит» со ссылкой на то, что он является пайщиком, участником, учредителем этого общества.

Квалифицируя правоотношения общества «Гарант Кредит» с гражданами, основанные на договорах о вступлении в данное общество, суды ошибочно исходили из буквального прочтения терминов, употребленных в этих договорах, тогда как следовало руководствоваться требованиями законодательства, предъявляемыми к потребительским обществам, целям их деятельности, оформлению в них членства, порядку выхода, внесения (возврата) паев и формирования паевых фондов.

Пунктом 2 статьи 170 Гражданского кодекса установлено, что притворная сделка, то есть сделка, совершенная с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки применяются относящиеся к ней правила.

Указанные договоры являются притворными сделками и прикрывают операции по привлечению обществом «Гарант Кредит» денежных средств граждан на условиях платности, срочности и возвратности, то есть осуществление банковских операций лицом, не имеющим статуса банка и специальной правоспособности, что запрещено законом.

На основании пункта 1 статьи 834 Гражданского кодекса по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором.

В данном случае одна сторона — общество «Гарант Кредит» — принимала от граждан денежные суммы и обязывалась возвратить их по истечении определенного периода времени с процентами, именуемыми в договоре поквартальными кооперативными выплатами.

При этом в материалах дела не имеется никаких документов и доказательств, подтверждающих ведение обществом «Гарант Кредит» какой-либо иной реальной деятельности (научной, производственной, торговой, заготовительной, сельскохозяйственной и т.п.), способной обеспечить получение дохода, за счет которого могли образоваться дополнительные денежные выплаты, обещанные гражданам.

В силу пункта 1 статьи 835 Гражданского кодекса право на привлечение денежных средств во вклады имеют банки, которым такое право предоставлено в соответствии с разрешением (лицензией), выданным в порядке, установленном в соответствии с законом.

Аналогичный вывод следует из совокупности положений статей 1 и 5 Закона о банках и банковской деятельности.

На основании статьи 208 Гражданского кодекса на требования вкладчиков к банку исковая давность не распространяется.

Общество «Гарант Кредит» банком не является, соответствующей лицензии не имеет, однако фактически занималось именно банковской деятельностью, включив ее в устав с 2007 года.

Согласно пункту 2 статьи 835 Гражданского кодекса в случае принятия вклада от гражданина лицом, не имеющим на это права, вкладчик может потребовать немедленного возврата суммы вклада, а также уплаты на нее процентов, предусмотренных статьей 395 названного Кодекса, и возмещения сверх суммы процентов всех причиненных вкладчику убытков. По смыслу статьи 208 Гражданского кодекса к требованиям вкладчиков в отношении лиц, незаконно осуществлявших банковскую деятельность, исковая давность не применяется.

Квалификация судом общей юрисдикции взыскиваемых с общества «Гарант Кредит» в пользу граждан денежных средств в качестве паевых взносов не исключает возможности иной правовой оценки тех же отношений арбитражными судами, поскольку согласно части 3 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно только в части установленных им фактических обстоятельств, на что неоднократно указывалось Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (постановления от 03.04.2007 N 13988/06, от 17.07.2007 N 11974/06).

При этих условиях у арбитражных судов не имелось правовых оснований для отказа в удовлетворении требования гражданки Протасовой Л.Г. со ссылкой на то, что оно касается возврата паевых взносов, вследствие чего оно не может быть включено в реестр требований кредиторов должника в силу абзаца восьмого статьи 2 и пункта 1 статьи 63 Закона о банкротстве.

При названных обстоятельствах оспариваемые судебные акты нарушают единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права, поэтому в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене.

Дело подлежит направлению в суд первой инстанции для рассмотрения по существу и проверки возражений общества «Гарант Кредит», связанных с размером задолженности.

Вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на основании нормы права в истолковании, расходящемся с содержащимся в настоящем постановлении толкованием, могут быть пересмотрены на основании пункта 5 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, если для этого нет других препятствий.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 2 части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Арбитражного суда Российской Федерации постановил:

определение Арбитражного суда города Москвы от 10.08.2012 по делу N А40-79131/11-74-348 «Б», постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.10.2012 и постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 18.01.2013 по тому же делу отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Председательствующий А.А. Иванов

Блог о налогах Владимира Турова

В последнее время предприниматели проявляют особый интерес к потребительскими кооперативами. Чем обусловлено такое любопытство? Если раньше сельпо, райпо были единственными магазинами на деревне, где народ мог что-то приобрести, то сейчас избыток – чуть ли ни один магазин на 10 человек. Если раньше колхозы и совхозы сбывали излишки зерна, поросят, картошки и прочего хозяйства через потребкооперацию, то сейчас полно различных коммерческих оптовиков, перекупщиков и т.д.

Побуждения создать потребительское общество у трудяг-пайщиков той эпохи и современных кооператоров похожи только по закону и документам… Время изменило взгляды, а современное законодательство «помогло» рассмотреть в кооперативах совсем иные ценности. Да и люди уже другой закалки, точнее закаленные этими законами. С самыми распространенными мифами мне помогли разобраться современные кооператоры и юристы компании «Туров и Партнеры».

Миф №1. Потребительские общества – это не для бизнеса. Для предпринимательской деятельности логичнее и удобнее открывать ООО, ОАО, ИП и т.д.

Из ст.1 Федерального закона №3085-1 «О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации»: «потребительское общество – добровольное объединение граждан и (или) юридических лиц, созданное, как правило, по территориальному признаку, на основе членства путем объединения его членами имущественных паевых взносов для торговой, заготовительной, производственной и иной деятельности в целях удовлетворения материальных и иных потребностей его членов».

И если производственные кооперативы относятся к разряду коммерческих организаций, то потребительские общества – это общественные организации, работа которых направлена не на извлечение прибыли, а удовлетворение нужд пайщиков.

Возникает вполне логичный вопрос: «Как же вести бизнес путем организации потребительского общества? Когда все «движения», при которых что-то продается либо покупается относятся к коммерческим?»


Олег Сырочев

Генеральный директор ООО «НПО Экология»:

    «А что есть бизнес? И для кого?» – это самые обычные вопросы при создании бизнеса.Так вот, Потребкооперация отвечает на эти вопросы, а именно бизнес – это дело! Дело для пайщиков. НО: при правильном подходе и постановке бухучета практически нет налогооблагаемой базы. А раз нет базы, значит нет и отчислений. Все в соответствии с действующим законодательством и при полной поддержке государства. Нужно ли вам дело со 100% сбытом и при этом без налогов? Решать вам!


Екатерина Кувшинова

Руководитель юридического отдела компании «Туров и Партнеры»:

    Единственная цель существования потребительских обществ – это удовлетворение нужд пайщиков, а не извлечение прибыли. А нужда может выражаться в чем угодно: в имуществе, в квадратных метрах, в деньгах.

    Организации, индивидуальные предприниматели также могут быть пайщиками, могут вносить паевые взносы, но они не смогут их поставить у себя в расходы (если это не является необходимым условием существования этой, например, ООО-шки). К таким организациям относятся компании на ОСНО либо на УСН (доходы-расходы), а остальным лицам будет комфортно работать с кооперативом, т.к. им не нужно учитывать расходы для определения налоговой базы, а подтвердить происхождение товара они могут актом приема-передачи имущества и договором с ПО. Это и физические лица, юрлица, которым не нужны расходы и ИП (патент, ЕНВД, УСН (доходы)). Поэтому такие компании-пайщики могут «брать» товар у потребительского общества, а затем его продавать.

    Так как потребительское общество – это некоммерческая организация, ей нужно на что-то существовать. И существует она членские взносы. Существуют также и паевые взносы. Разница в том, что паевой взнос имеет возвратный характер, как раз его пайщики и возвращают имуществом или деньгами. Например, пайщик пришел и сказал: «Я вношу паевой взнос 100 рублей, прошу удовлетворить мою нужду телефоном». Общество покупает пайщику телефон за 80 рублей и передает его за те же 80 рублей возвратом паевого взноса. А 20 рублей, в соответствии с заявлением пайщика зачисляются в членские взносы. И уже эти 20 рублей общество общество расходует согласно созданным фондам на свои нужды.

    Что получается? С точки зрения закона п.3, пп.3 ст. 39 НК РФ удовлетворение нужд пайщиков не признается реализацией. По факту мы поменяли деньги на товар, пайщик доволен, общество довольно, а реализации и налогов нет, а, соответственно, нет и налоговой базы.

    Безусловно, особое внимание следует уделить грамотному оформлению всей необходимой и регламентирующей деятельность документации. Если все будет оформлено правильно и соблюдены нюансы, то такой «своеобразный бизнес» торговлей не признают».

За долгой беседой с Екатериной Бурлуцкой у меня сформировалось представление о современных «Райпо». Модернизированный кооператив – это что-то похожее на бизнес для своих, ведь не платить налоги по закону – это отличная перспектива. Но, соблазн ухода от «противного» НДС перекрывает здравый смысл: все пайщики имеют равный голос. Возникает опасение создания коалиции и бунта среди недоброжелателей. Ведь свои же могут нанести удар исподтишка и свергнуть «реальную» власть… Быть может, это тоже миф?

Миф №2: Очень велики риски, что «демократия» кооперативов может привести к свержению «главных» пайщиков-основателей


Максим Заглядкин

Юрист, налоговый консультант компании «Туров и Партнеры»:

    Именно на общем собрании пайщиков можно свергнуть «власть». Обезопасить руководящих лиц кооператива от «свержения» возможно посредством уполномоченных кооперативных участков. Т.е. на общем собрании голосуют за пайщиков уполномоченные соответствующих кооперативных участков. Именно так мы рекомендуем выстраивать структуру управления в ПО.

    Кооперативный участок – часть потребительского общества. КУ открывается Советом либо по территориальному, либо по тематическому признаку для оперативного управления в ПО. Он объединяет определенное количество пайщиков, проживающих на определенной территории, или работающих в какой-нибудь организации, а также принимающих участие в тематических программах ПО.

    В ст. 17 Закона РФ «О потребительской кооперации» записано, что в случаях, когда пайщиками потребительского общества являются жители нескольких населенных пунктов и количество пайщиков велико, в потребительском обществе могут создаваться кооперативные участки, высшим органом которых является собрание пайщиков кооперативного участка, руководит его деятельностью уполномоченный кооперативного участка.

    Уполномоченный кооперативного участка имеет право принимать решение от лица всех пайщиков кооперативного участка, а также участвовать в Общем собрании пайщиков потребительского общества от своего кооперативного участка.

    То есть, назначив свое доверенное лицо уполномоченным кооперативного участка, вы сможете избежать негативных последствий общего голосования.

Миф №3. Потребительские общества тоже «кошмарят» всевозможными проверками

На основании п.1 ст. 3. Закона РФ «О потребительской кооперации» отношения государства и потребительской кооперации: «Государственные органы и органы местного самоуправления не вправе вмешиваться в хозяйственную, финансовую и иную деятельность потребительских обществ и их союзов, за исключением случаев, предусмотренных законами Российской Федерации».

В отличие от юридических лиц и ИП-шников, «работа» потребительских обществ осуществляется при минимальном участии государственного влияния и контроля. Хотела написать «бизнес», но, исходя из заложенного в это понятие начального смысла, это грубо и коряво… Поэтому – это труд, деятельность без постоянного присутствия «Зачем? Почему? И на каком основании?» гос. наблюдателей. Но, если потребительский кооператив, помимо своего «прямого назначения», осуществляет предпринимательскую деятельность путем реализации товаров/работ/услуг, то запрет на проверки автоматически снимается. Любопытство органов не заставит себя ждать.


Олег Сырочев

Генеральный директор ООО «НПО Экология»:

    ИФНС очень внимательно смотрит на деятельность потребительских кооперативов, порой до маразма доходит: и не регистрируют, и пытаются внести изменения в Устав. Но всякое дело проходит такой период. При правильном бухучете налоговая только пошумит и напакостит, но на это в Законе от 19.06.1992 г. №3085-1 есть отдельная статья, которая прямо запрещает государству вмешиваться в дела Потребительских обществ и предусматривает наказание чиновников, неправомерно «сунувших нос» в дела кооперации. Поэтому бухгалтерия должна быть выверена. Особенности в том, что каждая операция обсуждается, и нет шаблона бухгалтерских проводок.


Максим Заглядкин

Юрист, налоговый консультант компании «Туров и Партнеры»:

    Закон РФ от 19.06.1992 г № 3085-1 «О потребительской кооперации» говорит о том, что государство не в праве вмешиваться в хозяйственную, финансовую и иную деятельность общества.

    Что могут проверить контролирующие органы:

    1. Нецелевое использование денежных средств;
    2. Деятельность потребительского общества на предмет коммерческой деятельности;
    3. Удержание НДФЛ.

    Следовательно, основная задача для своей защиты – все правильно оформить. Можно открыто показывать контролирующим органам все положения ПО, все протоколы. Они не имеют права влиять на них, оказывать давление на то, что было решено на Общем собрании пайщиков.

Миф №4. С трудом верится, что с помощью потребительских кооперативов можно сэкономить на налогах и защитить активы


Олег Сырочев

Генеральный директор ООО «НПО Экология»:

    Пожалуй, самый странный миф. Защита активов прямо прописана в законе от 19.06.1992 г. №3085-1. На паевые взносы не может быть обращено взыскание. Налоговики пытаются доказать все, что угодно вплоть до ничтожности и фиктивности сделки. Но, если имущество реально используется в деятельности кооператива или же, согласно этому закону, улучшает материальные и иные потребности пайщика, то доказать неправомерность «наезда» достаточно легко.

    Кооперация во многом позволяет обойтись без лицензий, Закон о защите прав потребителей не действует против кооперации, выдавай паевые хоть круглосуточно и алкоголем – все в пределах закона. Нет торговли и услуг и, соответственно, выручки, и поэтому нет налогооблагаемой базы. Нет зарплаты – нет базы для взносов и НДФЛ, нет имущества на балансе – нет и налога на имущество (имущество на «забалансе» – это и вовсе паевой взнос).

    Есть возможность возврата НДС, есть принципиальная возможность ввоза без таможни. Есть возможность работать со всем миром: закон не ограничивает вступление иностранных лиц. Нет необходимости декларировать доход, потому что возврат паевых взносов доходом не является, нет и НДФЛ, и нет дивидендов, поэтому и нет налогообложения. Нет торговых площадей – есть склады приема-выдачи паевых взносов, а значит можно не платить и поборы за торговую площадь. Есть возможность создать собственные фонды, вплоть до пенсионного и реинвестировать в собственное развитие.


Максим Заглядкин

Юрист, налоговый консультант компании «Туров и Партнеры»:

    По защите активов. Согласно ст. 1 Закона РФ «О потребительской кооперации», неделимый фонд – это часть имущества потребительского общества или союза, которая не подлежит отчуждению или распределению между пайщиками, и порядок формирования и использования которой определяется уставом потребительского общества или союза.

    Данный фонд создается по решению Общего собрания пайщиков, и туда может помещаться любое движимое и недвижимое имущество, ранее внесенное в кооператив.

    Согласно определению, указанному выше, ни один кредитор или государственный орган не может истребовать имущество из данного фонда. Хотя, как видится, здесь есть все-таки разумные пределы защиты имущества неделимого фонда. Например, если у вас проходит выездная налоговая проверка, и вы решаете внести активы компании в потребительский кооператив, который, в свою очередь, решением Общего собрания поместит его в неделимый фонд, то, в данном случае, суд может отменить данное решение и признать всю операцию, совершенную исключительно с целью ухода от ответственности.

    НДС

    Основной принцип определения налогообложения деятельности ПО закреплен в ст. 39 НК РФ, согласно которой, передача основных средств, нематериальных активов и (или) иного имущества некоммерческим организациям на осуществление основной уставной деятельности, не связанной с предпринимательской деятельностью реализацией не признается (п.3, пп.3 ст. 39 НК РФ), соответственно объекта налогообложения НДС не возникает.

    Налог на прибыль

    Самое важное при расчете налога на прибыль – безошибочно классифицировать доходы, которые поступают в компанию. Ведь по правилам некоммерческие организации должны уплачивать налог только с прибыли, полученной от предпринимательской деятельности.

    Если поступления предусмотрены уставом, обязанности перечислить с них налог нет. Но и тут доходы должны соответствовать критериям ст. 251 НК РФ.

    Так, например, целевые поступления (вступительные и членские взносы) не будут облагаться налогом, если отвечают следующим требованиям:

  • получены безвозмездно;
  • использованы в срок по целевому назначению;
  • потрачены на ведение уставной деятельности или содержание ПО.

И последнее важное условие: организация, которая получает целевые средства, обязана вести раздельный учет доходов и расходов от предпринимательской деятельности (если она ведется) и от уставной. Об этом сказано в п.п.14 п.1 ст. 251 НК РФ. Ведь если средства одновременно используются целевым и нецелевым образом, компания вправе уплачивать налог только с части, задействованной в предпринимательской деятельности.

Что касается банковских процентов, то обычно банк начисляет проценты с той суммы, что хранится на расчетном счете, и если так, то ПО должно учесть полученную прибавку в составе внереализационных доходов (п. 6 ст. 250 НК РФ).

Причем, следовать этому правилу придется вне зависимости от того, предназначены деньги для целевого использования или коммерческого.

Безусловно, за ПО остается право уменьшить налогооблагаемую прибыль на расходы. Расходами могут признаваться следующие: отрицательные курсовые разницы, материальные расходы, банковские расходы, арендная плата, коммунальные платежи, расходы на оплату труда, сумма начисленной амортизации по ОС, купленному на целевые средства.

НДФЛ и страховые взносы

Если сотрудник устроен по трудовому договору, то:

  • НДФЛ 13%;
  • Страховые взносы 30% (20% при наличии льготы, уст. №212-ФЗ).

Если сотрудник (пайщик) получает вознаграждение как материальную помощь пайщику, то:

  • НДФЛ 13%;
  • Страховые взносы 0%, так как отсутствует объект обложения страховыми взносами в соответствии с №212-ФЗ.

Если пайщик вносит какое-то имущество в ПО, в том числе интеллектуальную собственность, и просит вернуть ему это имущество деньгами, то:

  • НДФЛ 0%;
  • Страховые взносы 0%.

Интеллектуальное имущество (собственность) можно внести, но это должно быть сделано все официально. Нужен авторский договор об использовании интеллектуальной собственности, должно быть оформлено на электронном или материальном носителях и т.д.

Пайщики ПО могут вносить любое имущество в потребительское общество, самостоятельно его оценивать, а потом возвращать его стоимость этому пайщику в денежном выражении, при этом все налоги будут равны 0.

При оценке этого имущества не требуется привлекать оценочные компании. Обязательная оценка происходит только в отношении следующего имущества:

  • Государственного имущества;
  • При спорах между пайщиками по поводу стоимости этого имущества;
  • При нанесении ущерба этому имуществу.

Итак, все «за» и «против» потребительской кооперации


Максим Заглядкин

Юрист, налоговый консультант компании «Туров и Партнеры»:

    Потребительский кооператив – один из лучших, на данный момент, способов законной оптимизации налогов, страховых взносов и защиты активов. При этом государственный контроль со стороны государства за деятельностью кооператива, согласно законодательству о кооперации, минимальный.

    Но, как оно часто и бывает, всегда есть своя ложка дегтя в бочке с медом. К минусам потребительского кооператива можно отнести:

  • не под любой вид деятельности можно применить;
  • совершенно другой внутренний и внешний документооборот по сравнению с коммерческими организациями;
  • плохая осведомленность людей о данной форме, и возникающие в связи с этим негативные моменты и т.д.

Как вы сами видите минусов тоже хватает и, поэтому, к выбору потребительского кооператива как к основной форме организации своей деятельности, необходимо подходить очень основательно, взвесив все «за» и «против». Если вы готовы рискнуть или, например, просто рассматриваете потребительское общество как один из нескольких своих видов деятельности, то в нынешних реалиях суровой российской действительности, вам стоит обратить особое внимание на эту форму.

Александр Михайленко

Председатель ПО «Держава»:

    Никто в сфере деятельности предприятий не застрахован от увода власти от учредителей-основателей организации. Однако, кооператив отличается от других юридических лиц не только тем, что это единственная форма некоммерческой организации, правомочная распределять прибыль между своими членами, но и тем, что собственность на имущество организации не частная и не государственная, а коллективная. Кстати, как показывает практика, не все государственные органы, например, Госкомстат при присвоении кодов ОКОПФ, знают эту особенность.

    Налоговые органы при регистрации кооператива зачастую тоже требует указания в заявлении данных и удостоверения подписей в качестве учредителей всех первоначальных пайщиков, создающих кооператив, что незаконно. При регистрации кооператива закон обязывает представить заявление от руководителя с заверенной у нотариуса подписью, протокол собрания пайщиков, на котором создан кооператив и выбраны органы управления, устав кооператива, и квитанция об оплате. Могут еще запросить договор о предоставлении юридического адреса и копии правоустанавливающих документов на помещение.

    Проблема с банками

    «Кошмарить» кооперацию у налоговой на данном этапе шансов немного, но бывают:) У банка, в котором вы намерены открыть счет, таких возможностей на пару порядков больше. Первое, что вправе проверить банк – наличие по юридическому адресу вывески и учредительных документов кооператива, органов управления, проще говоря, офиса. Взрыв банковского мозга случается, если юридический адрес указан по месту жительства председателя, что не запрещено законом. Далее, при операциях по открытому счету банк обязан руководствоваться любимым всеми банками 115-ФЗ о противодействии терроризму и прочему отмыванию своих доходов. Банковский счет, пожалуй, самое слабое звено в кооперативе.

    Проблемы с контролирующими органами

    Сия проблема возникает не только с банком, но и с контролирующими органами типа Роспотребнадзора. Потому что очень немногим доступно понимание, что кооперация вправе не лицензировать свою деятельность, когда действия, к примеру, по перевозке грузов или пассажиров осуществляется для собственных потребностей кооператива: между пайщиком «А» и пайщиком «Б», а кассовый аппарат вместе с Законом о правах потребителя и налогами с торговой площади здесь не нужны, если товары не выдаются никому, кроме пайщиков, хотя и за деньги.

    Проблема «навязанной коммерциализации»

    Главную проблему кооперации я вижу в навязанной коммерциализации всей деятельности в стране, в отношениях «купи-продай-заплати налоги, взносы, акцизы и спи спокойно». В непонимании чиновников, что само государство и разрешило кооперативам такую деятельность.Практика показывает, что и бухгалтеры за редким исключением, требуют переучивания на кооперативное мышление, а этому мало где учат.

    Наибольшая эффективность кооперации достигается при объединении всех, от производителя до конечного потребителя и всех обслуживающих структур – жилищных, коммунальных, транспортных и т.д. в одну систему кооперации. Тогда все взаимоотношения между ними будут исключать взаиморасчеты из налогооблагаемой базы и оставлять денежные массы непосредственно в системе, а при современной системе электронных платежей исключить денежный оборот со всеми присущими ему «прелестями».

    Проблема недобросовестных пайщиков

    Коллективная собственность, как и подтвердила история, является собственностью всех пайщиков кооператива, а значит, пользование осуществляется на основе принятых советом положений и заключенных договоров пользования, а распоряжение ею – только на основании решения общего собрания кооператива. Проблема иногда возникает при недобросовестности лица, имеющего право подписи (как правило председателя совета или правления), распоряжающегося паевым фондом или имуществом кооператива без решения общего собрания. Банк, разрешая операцию по счету, не вникает в полномочия лица и списывает со счета денежные средства. Для предотвращения подобного криминала рекомендуется кооперативам как можно подробнее устанавливать полномочия всех органов управления кооперативом, в Уставе или принимаемых в соответствии с ним и Законом 3085-1 положениями, в том числе о фондах, имуществе и денежных средствах кооператива.

    Относительно возможности смены власти и рейдерского захвата, по сравнению с другими формами организаций, кооперативы более защищены, поскольку принятие наиболее важных решений в них в компетенции только общего собрания и только пайщиков, к тому же круг которых ограничен, и каждый обладает одним голосом независимо от размера внесенного пая.

    Кроме того, защищенность коллективного имущества паевого фонда от ареста, в целях обеспечительных мер, взыскания по долгам как кооператива, так и непосредственно пайщиков, обеспечена невозможностью исполнительных действий к паевому фонду в силу закона. Тут нужно отличать имущество кооператива, полученное по сделкам, находящегося на балансе (как и у любого юр.лица), которым кооператив отвечает по своим долгам, и паевому фонду, от имущества, переданного пайщиками для удовлетворения общих потребностей, оно как раз находится на забалансовом счете и потому свободно от взыскания. А это основные средства, здания, транспортные средства и прочее. У всех других организаций, кроме учреждений с оперативным управлением, любое имущество может быть арестовано за долги. И, если в других организациях ищут (и находят) лазейки в законах, «серые» схемы ухода от налогов, вывод в оффшорные зоны, то кооперативам это не требуется, т.к. кооперация – сама по себе своеобразная оффшорная зона.

Олег Сырочев

Генеральный директор ООО «НПО Экология»:

    Самый большой удар по кооперации, да и по другому бизнесу, на сегодняшний день наносят банки. Преступая все законы, и Конституцию, и ГК, и даже закон о банках и банковской деятельности, без зазрения закрывая счета по признаку «сомнительные операции», а паевые взносы прямо прописаны в списках сомнительных операций ЦБ. Но рекомендации ЦБ – не есть закон и отстоять возможно, хотя очень неприятно, когда счета заблокированы. В кооперативе вполне возможно создать собственную (без банков) систему платежей, законодательство это позволяет.

    Проблемы у организаторов кооперативов – это неверие, тотальное неверие в то, что можно жить честно и не платить мзду «паразитам» в лице ИФНС и Фондов. И страх… За четверть века очень хорошо вдолбили большой дубиной в голову предпринимателям постулат «надо платить налоги», видимо, вытеснив из голов мозг. Да, налоги платить надо и ни в коей мере Потребкооперация – не есть лазейка для «ухода» от налогов…

    Потребкооперация – это бизнес с налоговой экономией. Во многом очень существенной экономией, но ни в коем разе мы не призываем к незаконному и к «черному» существованию. А наоборот: чем шире движение Потребкооперации, тем богаче пайщики, кооператив в целом, район, город, край, страна наконец… Потребкооперация – социальное дело, дело, реально помогающее людям. Дело, объединяющее людей. То, что один не может осилить, могут осилить сообща (кооперативно) пять, десять, двадцать… тысячи пайщиков! Это очевидно!

Пожалуй, пора ставить точку в этой статье, в которой, надеюсь, удалось развеять самые распространенные мифы. И завершить ее хочется вопросом: «Быть может, потребительская кооперация и есть светлое будущее российского бизнеса?»

ЗАПИСАТЬСЯ НА СЕМИНАР В МОСКВЕ 27-28 ФЕВРАЛЯ

Потребительский кооператив. Риски и возможности

Подробности Раздел: Статья Опубликовано: 09.09.2016 16:54 Марина Сафронова

Кредитный потребительский кооператив – это добровольное объединение людей для взаимного кредитования. Основная задача кооперативов – финансовая взаимопомощь своим членам, его средства используются по большей части на выдачу займов под высокий процент, поэтому участники кооператива могут получить большую прибыль, чем банковские вкладчики.

Плюс таких кооперативов еще в том, что они не зависят от ключевой ставки Банка России, не связаны с мировой банковской системой, рынком ценных бумаг и валютой. Поэтому ставки в кооперативе могут доходить до 20%, однако сейчас в среднем они не превышают 15%. Но в отличие от микрофинансовых организаций, которые готовы кредитовать каждого, потребительские кооперативы выдают займы только своим участникам.

«Природа кредитных потребительских кооперативов отличается от микрофинансковых организаций. Кооператив – замкнутая система. Выполняя локальную функцию, кредитуют в поселке, например. И они не работают с внешними пайщиками. И так он может долго работать без сложности», – объясняет представитель саморегулируемой организации кредитных потребительских кооперативов «Союзмикрофинанс» Денис Анастасов.

По сравнению с банком кредитный кооператив – не самый надежный финансовый институт, поэтому, приняв решение вступить в такой кооператив, обязательно нужно учитывать два основных критерия – это наличие сведений о нем в реестре Банка России и членство кооператива в саморегулируемой организации. На территории Белгородской области сейчас действуют 24 таких кооператива, часть из них подает отчетность в «Союзмикрофинанс». Саморегулируемая организация следит за деятельностью своих членов, осуществляет выездные проверки и в случае нарушений исключает кооперативы из союза.

«В квартал исключаем до 30-40 кооперативов. Это связано с тем, что кто-то из кооперативов самостоятельно принимает решение о прекращении деятельности. Сейчас много изменений требований и со стороны Банка России», – рассказывает Денис Анастасов.

По данным Центробанка за последний год в регионе было ликвидировано 28 недействующих кооперативов. Но это характерно не только для нашей области. В целом по России сейчас растет количество банкротств потребительских кооперативов, связанных с ростом проблемной задолженности.

«Тенденция идет к тому, что количество банкротств будет расти. Это связано с общей ситуацией, у многих кооперативов и у банков схожие проблемы – долги, плохие займы, многие кооперативы столкнулись с невозвратами. Из-за наличия проблем у заемщиков у кооператива ухудшается ситуация с закрытием сбережений – если не возвращают средства, проблематично вернуть вклады», – объясняет представитель «Союзмикрофинанса» Денис Анастасов.

Но даже в такой ситуации есть способ защитить свои сбережения. Для этого кооперативы отчисляют ежегодные взносы в компенсационный фонд, который формируется в саморегулируемой организации. Тогда в случае банкротства пайщики могут рассчитывать на возврат денежных средств, но в сумме не более 5% размера самого фонда. Поэтому, становясь участником кооператива, необходимо быть готовым к повышенному риску. Минимизировать возможные потери можно, если выбрать кооператив, страхующий средства вкладчиков, советует начальник сводно-экономического отдела отделения по Белгородской области Главного управления Банка России по ЦФО Геннадий Крыксин.

«Что касается надежности, они могут создавать резервы на потери по займам и по другим активам. Еще можно судить о надежности по тому, страхуют ли они вклады добровольно в страховых компаниях. Поскольку обязательной системы страхования вкладов для кредитных потребительских кооперативов нет, то они могут сами повышать свою надежность, но тут опять вопрос – насколько страховая компания надежна», – объясняет Геннадий Крыскин.

Также в Банке России советуют обращать внимание на срок существования кооператива, его учредительные документы, отчетность и наличие информации об организации в Интернете. Но, по словам Геннадия Крыскина, инвестировать в кредитные кооперативы следует только после обеспечения надежной финансовой «подушки безопасности».

Этим летом Центробанк заявил о разработке системы защиты прав участников кредитных кооперативов, по аналогии с Агентством по страхованию вкладов. Регулятор изучает международный опыт с централизованной системой защиты прав сберегателей – компенсационной схемой, реализуемой в случае банкротства. При внедрении такой системы на российском финансовом рынке вклады в потребительские кооперативы можно будет считать хорошей альтернативой банковским.

Более подробно о том, чем отличается кредитный потребительский кооператив от банка, сколько участников могут в нем состоять, куда идут вложенные средства и как определить мошенников, действующих под видом кооператива – в программе Натальи Пилипенко «Как 2х2».

Тайна банкротства Хорольского райпо раскрыта

На текущий момент по заявлению Приморского крайпотребсоюза арбитражный суд Приморского края ввел процедуру банкротства Хорольского РАЙПО и ООО «Хорольский хлебозавод» Хорольского РАЙПО, оба участники потребительской кооперации Приморского крайпотребсоюза.

Сумма основного долга перед Приморским крайпотребсоюзом Хорольского РАЙПО – 3296342,57 рублей, Хорольского хлебозавода – 2375000 рублей основного долга.

Все тайное становиться явным. И как говорят – «зри в корень» – ищите, кому это выгодно.

Очень надеемся, что данная публикация станет руководством к действию компетентных органов.

Миссия — загнать в долги?

Крах Хорольского хлебозавода и в целом Хорольского райпо сельчанами был встречен как Армагеддон – потеря рабочих мест, собственной продукции, нависла угроза над имуществом. Конечно, хорольчане не могли знать, что происходит в тишине чиновничьих кабинетов и какие хищники пытаются урвать последнее, что помогало, спасало и было создано как добровольное объединение граждан и юридических лиц на основе членства в целях удовлетворения собственных потребностей в товарах и услугах, первоначальное имущество которого складывалось из паевых взносов.

На общем собрании пайщиков Хорольского РАЙПО от 21 июня 2000 г. с повесткой собрания о создании неделимого фонда принимал личное участие председатель Приморского краевого союза потребительских обществ Литвиненко М.Т. По итогам общего собрания пайщиков был учрежден неделимый фонд и определен перечень имущества, входящего в неделимый фонд Хорольского РАЙПО.

Прошло несколько лет, председателем Совета Приморского крайпотребсоюза с апреля 2013 года и по настоящее время является Чистохина Ольга Николвевна, а председателем правления — Трегуб Надежда Васильевна.

Согласно Устава Приморского крайпотребсоюза Союз был создан потребительскими обществами в целях координации их деятельности, обеспечения защиты имущественных и иных прав потребительских обществ и их членов, представления их интересов в государственных органах и органах местного самоуправления, а также для оказания потребительским обществам правовых, информационных и иных услуг. Решения органов управления Союза по вопросам, определенным в настоящем уставе, обязательны для являющихся его членами потребительских обществ.

Союз осуществляет приносящую доход деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых он создан, и если это соответствует таким целям.

Полагаем, что с приходом Чистохиной О.Н. и Трегуб Н.В. к руководству произошла постепенная деформация целей, задач и кооперативных принципов Приморского крайпотребсоюза, в результате чего Приморский крайпотребсоюз, используя свою организационно-правовую форму как хозяйственного субъекта с правами юридического лица, превратился в организацию, в которой вместо кооперативных принципов преобладающими стали принципы перераспределения и поглощения имущества своих участников-учредителей. Количество районных потребительских обществ катастрофически уменьшилось, их наиболее ценное имущество перешло в собственность Приморского крайпотребсоюза.

Приморский крайпотребсоюз, учредителями которого являются в числе прочих 11 районных обществ края, кроме Хорольского райпо, и чья деятельность должна была сводиться к помощи другим районным потребительским обществам на безвозмездной основе, навязал помощь Хоролю под людоедские проценты. Вопреки постановлению Совета от 18 апреля 2013 г. № 03 п. 9С о предоставлении беспроцентных займов.

В декабре 2013 года ревизионная комиссия Приморского краевого союза потребительских обществ выявила нарушение финансово-хозяйственной деятельности, а именно – заключение руководством Хорольского РАЙПО «фиктивных договоров купли-продажи с работниками РАЙПО на покупку сырья, материалов, оборудования по завышенным ценам на общую сумму 11445,4 т.р.». То есть обнаружила недостачу и хищение имущества Хорольского РАЙПО председателем его Совета Андрияновой Т.И.? И этот факт не стал известен правоохранительным органам, почему?

Думается, что Приморский краевой союз потребительских обществ, действуя с дальним прицелом, во исполнение постановления Совета Приморского крайпотребсоюза от 14 января 2014 года (прот. № 01 п. 3С), совместно с председателем Совета Хорольского РАЙПО Андрияновой Т.И. и бывшим главным бухгалтером Хорольского РАЙПО оформили передачу по двум договорам ипотеки от 26 и 27 февраля 2014 года недвижимого имущества, входящего в состав неделимого фонда. Пайщиков Хорольского РАЙПО не поставили в известность, считаем, в нарушение процедуры возможного отчуждения имущества Хорольского РАЙПО, прописанной в Уставах Приморского крайпотребсоюза и Хорольского РАЙПО. В бухгалтерском учете Хорольского РАЙПО операции по двум договорам ипотеки от 26 и 27 февраля 2014 года недвижимого имущества, входящего в состав неделимого фонда, также не были отражены.

Предполагаем, что это была «полюбовная» сделка между председателем Совета Андрияновой Т.И. и бывшим главбухом Хорольского РАЙПО, с одной стороны, и руководством Приморского краевого союза потребительских обществ, с другой стороны, благодаря которой Приморским краевым союзом потребительских обществ не был поставлен вопрос об уголовной и материальной ответственности Андрияновой Т.И. и бывего главбуха Хорольского РАЙПО, а Приморским краевым союзом потребительских обществ, по нашему мнению, в нарушение Уставов Приморского краевого союза потребительских обществ и Хорольского РАЙПО было получено в ипотеку наиболее ценное недвижимое имущество из состава неделимого фонда Хорольского РАЙПО за возможное неисполнение коммерческих кредитов под большие проценты.

Подлежит уничтожению?

После того, как Хорольское РАЙПО было «общипано» на 11,5 млн рублей (скорее всего, делалось это не случайно), плохо стало и ООО «Хорольскому хлебозаводу» РАЙПО. Он был вынужден 27 декабря 2017 года приостановить свою финансово-хозяйственную деятельность ввиду неплатежеспособности. И вот тут Приморский краевой союз потребительских обществ потребовал через арбитражный суд Приморского края возврата коммерческих займов. А за невозврат подал заявления в арбитражный суд о банкротстве Хорольского райпо и ООО «Хорольский хлебозавод» Хорольского РАЙПО, а также об обращении взыскания на недвижимое имущество Хорольского РАЙПО из состава неделимого фонда.

К этому времени председатель Совета Хорольского РАЙПО Андриянова Т.И. и бывший главный бухгалтер Хорольского РАЙПО уже давно и тихо отошли от дел и утратили связь с Хорольским РАЙПО, не поставив в известность пайщиков Хорольского РАЙПО о том, что в период их руководства Хорольским РАЙПО в ипотеку Приморскому краевому союзу потребительских обществ было передано наиболее ценное недвижимое имущество из состава неделимого фонда за возможное неисполнение коммерческих кредитов под большие проценты.

Согласно уставу Центросоюза России, экономические споры между участниками Центросоюза рассматриваются Центросоюзом по правилам третейского суда. Полагаем, что Приморский краевой союз потребительских обществ, как член этого общества, не мог не знать положений устава Центросоюза России и, соответственно, о порядке рассмотрения экономических споров между участниками Центросоюза России по правилам третейского суда.

По нашему мнению, он не стал обращаться в Центросоюз России, так как кредиторская задолженность Хорольского райпо и ООО «Хорольский хлебозавод» Хорольского РАЙПО перед Приморским краевым союзом потребительских обществ сложилась в силу злоупотребления последним своих уставных прав и обязанностей, вытекающих из Закона РФ «О потребительской кооперации», устава Центросоюза России и устава Приморского крайпотребсоюза, и, исходя из понимания этого, Приморский краевой союз потребительских обществ не рассчитывал на желаемый результат рассмотрения Центросоюзом России экономического спора с Хорольским райпо по правилам третейского суда.

Считаем, цель обращения Приморского краевого союза потребительских обществ в арбитражный суд, минуя третейский суд Центросоюза России, является завладение активами Хорольского райпо, то есть активами учредителя, который создал Приморский крайпотребсоюз для выполнения уставных задач, определенных в Законе РФ «О потребительской кооперации…», уставах Центросоюза России и Приморского крайпотребсоюза, что противоречит целям и задачам системы потребительской кооперации Российской Федерации.

«Деньги любят тишину» — Джон Рокфеллер

Как оказалось, пока «волки дожирали в овраге лошадь», обыкновенные члены Хорольского РАЙПО – пайщики – были об этом не в курсе, а когда очнулись, было уже поздновато, общество – в долгах как в шелках, имущество заложено…

Арбитражный суд сделал свое дело – на текущий момент в отношении Хорольского РАЙПО по инициативе Приморского крайпотребсоюза введена процедура банкротства – наблюдение, а в отношении ООО «Хорольский хлебозавод» Хорольского РАЙПО введена процедура банкротства – конкурсное производство, которое предполагает продажу имущества ООО «Хорольский хлебозавод» Хорольского РАЙПО для расчета по долгам кредиторов, а основным кредитором является Приморский крайпотребсоюз.

Существенную «помощь» оказал и Хорольский районный суд, который своими решениями дважды отказал пайщикам Хорольского РАЙПО в удовлетворении исковых требований о признании незаконными договоров ипотеки недвижимого имущества от 26 и 27 февраля 2014 года. Никакие доводы истцов не смогли убедить суд в незаконности сделок, а свои решения суд обосновал слово в слово с доводами представителя крайпотребсоюза. Что примечательно, оба решения выносил один и тот же судья, не усмотревший оснований для самоотвода.

Пару лет назад во многих СМИ прозвучала скандальная новость, что представителей Хорольского РАЙПО не допустили к участию в 30-ом общем отчетно-выборном собрании представителей потребительских обществ Приморского крайпотребсоюза, состоявшемся 12 апреля 2018 года, очевидно, чтобы они не могли рассказать о текущем положении дел, не раскрыли фактов краха Хорольского потребительского общества и хлебозавода. Именно на этом собрании Хорольское РАЙПО было незаконно исключено из состава членов Приморского крайпотребсоюза. Полагаем, целью была окончательная расправа с Хорольским РАЙПО и завладение имуществом его неделимого фонда.

Сложно не оценить и роль администрации Хоролького района в остановке деятельности Хорольского хлебозавода. В декабре 2017 года поставщик электроэнергии – муниципальное предприятие, считаем, с ведома руководства района, отключил подачу электроэнергии на завод, не смотря на отсутствие фактического долга и не дожидаясь оплаты аванса, хотя и оставались еще сутки установленного срока.

Администрация района, проводя совещание в то время, когда Хорольский хлебозавод был фактически остановлен, не предприняла никаких мер, а только «отчитала» руководителя райпо за «плохую работу».

После этого все ушли на новогодние каникулы, а на территории Хорольского хлебозавода, ввиду отсутствия электроэнергии, была разморожена водонапорная башня, и завод «встал».

Рабочие хлебозавода были сокращены в связи с ликвидацией и дружно встали на биржу труда. Хорольский бюджет лишился налогов и сборов. Но кого из чиновников это волнует?

И никому в Хорольском районе и Приморском крае нет дела, что из-за, по нашему мнению, попустительства власти гибнет крупнейший в районе производитель хлебобулочных изделий, производитель полуфабрикатов и кондитерских лакомств.

Доктор сказал: «В морг!»

Есть такая притча про двух лягушек, застрявших в кувшине со сметаной, одна сдалась и утонула, а вторая продолжала бултыхаться, сбила масло и выпрыгнула. «Хорольский хлебозавод» тоже стал противостоять. И вдали забрезжил свет надежды.

На текущий момент ООО «Хорольский хлебозавод» Хорольского РАЙПО технологически готов немедленно начать финансово-хозяйственную деятельность по реализации заключенных экспортных контрактов на Китай на сумму более 11 млн рублей для восстановления платежеспособности предприятия.

Реализация готовой продукции свободно позволит погасить указанные долги с рассрочкой на 2 года либо даже ранее по составленному сторонами графику. Но – руководство крайпотребсоюза против. Почему?

В распоряжении редакции имеются письма за подписью председателя правления Трегуб Н.В., где она от имени Приморского крайпотребсоюза отказывает в подписании мирового соглашения с Хорольским хлебозаводом, цитируем:

«В соответствии с частью 1 статьи 16 АПК РФ вступившие в законную силу судебные акты арбитражного суда являются обязательными для органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц и граждан и подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации. Таким образом, по состоянию на 15.10.2019, у ООО «Хорольский хлебозавод» Хорольского РАЙПО имеется следующая задолженность перед Приморским Крайпотребсоюзом:

– 2375000 рублей основного долга,

– 388904,11 руб. процентов,

– 2394 999,54 руб. неустойки,

– 290538,36 руб. судебные расходы.

Всего 5449442,01 руб.

Вся имеющаяся задолженность ООО «Хорольский хлебозавод» Хорольского райпо отражена в судебных актах, которые имеются в открытом доступе в картотеке арбитражных дел. Поскольку вышеуказанная задолженность образовалась в течение длительного времени и по некоторым займам истек срок исковой давности, и до настоящего времени Вами не принимались меры по погашению образовавшейся задолженности, Приморский крайпотребсоюз, не согласен на заключение мирового соглашения с ООО «Хорольский хлебозавод» Хорольского райпо. Председатель Правления Н.В. Трегуб. 17.10.2019″.

Но ведь это нонсенс, предлагают мировое соглашение с целью погашения долгов по реальному графику расчета, что уже деньги больше не нужны, а нужны склады, здания, участки? Их можно продать по отдельности дороже? Тем самым, уничтожив завод и все Хорольское РАЙПО как единицу Приморской кооперации?

Очень даже не понятен мотив руководства Приморского крайпотребсоюза, который отказывает Хорольскому РАЙПО в заключении мирового соглашения, хотя хорольчане предложили реальный график расчета долга с целью сохранения Хорольского РАЙПО как организации потребительской кооперации.

Хорольское райпо и Хорольский хлебозавод – это не единственные предприятия, которые, видимо, по мнению Приморского крайпотребсоюза должны отправиться «в морг». По нашему мнению, по аналогичной схеме были разорены и другие потребительские общества на территории Приморского края. Так, например в 2016 году было ликвидировано Камень-рыболовское районное потребительское общество, которое являлось учредителем ряда ООО. В декабре 2019 года было ликвидировано ООО «Чугуевский хлебозавод».

И ведь все эти потребительские общества и ООО осуществляли свою деятельность не в чистом поле, у них имелись свои здания и земельные участки, оборудование, персонал. И где это всё теперь? Вероятно, также в «кармане» руководителей Приморского крайпотребсоюза за долги.

Когда и кто остановит это нашествие на районные потребительские общества и учрежденные ими на базе своего имущества предприятия? Когда прекратится разорение сельской кооперации, магазины и производители которой зачастую являются единственными, кто снабжает продуктами питания заброшенные малонаселенные села, забытые районными властями в глуши, где не хотят работать предприниматели, опасаясь прогореть.

Как мы считаем, это далеко не государственный подход, это вопреки интересам поддержки потребительской кооперации, бизнеса и стимулирования внешнеэкономической деятельности, которые являются современной политикой РФ, и которая диктуется под воздействием непростых экономических реалий, в которых находится наше государство на сегодняшний день.

Впрочем, всю историю мы, конечно же, придумали, разве можно сомневаться в честности руководства Крайпотребсоюза, ну, давали деньги в рассрочку, с добрыми намереньями, потребовали долг назад, так все делают, обратилась в Арбитражный суд, а почему нет? Не хотят заключать мировые соглашения, хотят банкротства своих участников, тоже их право, а то, что не по-человечески, так где вы в этом разгуле дикого капитализма видели не алчных буржуев?

Как не вспомнить тут басню Крылова: ты виноват лишь в том что хочется мне кушать

Вероника МАЛИНИНА

Банкротство потребительского общества

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *