Бытовая сделка

Мелкие бытовые сделки в гражданском праве

Какая сделка является мелкой в силу закона. Сумма мелкой бытовой сделки — это…

С какого возраста мелкие бытовые сделки вправе совершать несовершеннолетние

Примеры сделок, которые могут совершать дети с 6-летнего возраста

С какого возраста наступает право совершать крупные сделки

Какая сделка является мелкой в силу закона. Сумма мелкой бытовой сделки — это…

Довольно часто в ГК РФ и иных законодательных актах встречается термин «мелкие бытовые сделки». Однако правового определения данный термин не имеет, что порой вызывает проблемы в его толковании как правоприменителями, так и юристами или обычными гражданами.

Мелкая сделка — понятие оценочное. Наиболее часто данный термин применяется в отношении договоров, которые заключают несовершеннолетние, поскольку в силу п. 2 ст. 28 ГК РФ они, достигнув определенного возраста, получают право на их заключение, не имея в то же время полномочий на совершение крупных сделок. Если мелкая сделка совершена ребенком, не имеющим на это права, т. е. не достигшим дееспособности, она признается ничтожной со всеми вытекающими последствиями.

Более полную информацию по теме вы можете найти в КонсультантПлюс.
Полный и бесплатный доступ к системе на 2 дня.

Мелкими на практике считаются сделки, которые заключаются несовершеннолетними с использованием наличных денежных средств родителей или собственных, если цена их незначительна и приобретаемые вещи являются бытовыми.

Бытовыми при этом называются вещи, которые удовлетворяют бытовые потребности ребенка: тетради, еда, учебники и т. д.

Для мелких бытовых сделок характерны следующие признаки:

  1. Незначительная цена приобретаемой вещи. При этом следует учитывать, что критерий незначительности имеет оценочный характер: у семей разный уровень дохода, у детей — разный уровень зрелости. Соответственно, необходимо отталкиваться от общепризнанных догм или общественных установок и минимального уровня оплаты труда при разрешении вопроса о том, что является дорогим, а что дешевым.
  2. Бытовой характер сделки. Приобретаемая вещь должна удовлетворять каждодневные потребности ребенка в еде, одежде, обучении и т. д.
  3. Соответствие цены сделки возрасту и уровню развития ребенка. В большинстве случаев рассматриваемый вид соглашений заключается либо по поручению родителей, либо с их позволения. При этом ребенок должен понимать, что он покупает, что такое деньги, уметь определять цену вещей, считать.

Таким образом, чтобы понять, может ли малолетний заключить мелкую сделку, необходимо учитывать не только его возраст, но и физическое, социальное, духовное развитие.

С какого возраста мелкие бытовые сделки вправе совершать несовершеннолетние

Ответ на данный вопрос содержится в подп. 1 п. 2 ст. 28 ГК РФ. В силу данной нормы мелкие сделки могут совершать дети с 6-летнего возраста.

Согласно подп. 4 п. 2 ст. 26 ГК РФ вправе их совершать и дети, которым исполнилось 14 лет, т. е. такое право с возрастом не утрачивается.

Подпишитесь на рассылку

Если ребенку меньше 6 лет, заключать мелкие сделки он не имеет права, а если и заключит, они признаются ничтожными. Причем ничтожной такая сделка является априори, т. е. дополнительного судебного процесса по данному вопросу не требуется. Однако для того, чтобы применить последствия ничтожности, законные представители ребенка должны обратиться в суд. Подробнее об этом рассказывается в нашей статье «Ничтожная сделка: понятие, виды, последствия».

Примеры сделок, которые могут совершать дети с 6-летнего возраста

Примеры мелких бытовых сделок — это наглядная возможность понять, какие договоры могут заключать малолетние дети, а какие — нет. Разберем самые распространенные соглашения:

  1. Дарение. Например, 13-летний мальчик Иван решил подарить своему другу игрушечный самосвал «Вихрь», стоимость которого — 3 500 руб. Право совершать мелкие бытовые сделки наступает с 6 лет, формально это мелкая сделка. Однако в силу подп. 1 п. 1 ст. 575 ГК РФ дарение малолетними подарков стоимостью более 3 000 руб. запрещено. Соответственно, законодатель подразумевает, что дарение игрушек, в том числе упомянутого выше самосвала «Вихрь», стоимостью свыше 3 000 руб. малолетним — ничтожная сделка.
  2. Купля-продажа. 12-летний мальчик Иван пришел в магазин за продуктами, куда его направили родители, выдав на покупки 1 000 руб. Выбрав продовольственные товары на полученную от родителей сумму, мальчик прошел на кассу. Продавец заявил ему, что мальчик еще маленький, поэтому продуктов он ему не продаст. В данной ситуации оценку законности действий продавца необходимо проводить через призму приведенных нами выше критериев мелкой сделки:
    • цена сделки — умеренная, в рамках среднего чека «похода» в магазин;
    • продукты приобретены в бытовых целях;
    • возраст ребенка — 12 лет, т. е. он уже умеет читать и считать, понимает, что такое деньги.

    Анализ всех этих факторов позволяет сделать вывод, что действия продавца неправомерны.

  3. Мена. Дети — Иван и Алексей, оба 7-летнего возраста — поменялись игрушками. Цена игрушек — по 10 000 руб. Если оценивать такой договор мены по критериям, изложенным нами в начале статьи, сделка не будет считаться мелкой бытовой ввиду высокой стоимости игрушек и малолетнего возраста детей. Соответственно, она является ничтожной, игрушки дети друг другу должны вернуть. Если же цена игрушек незначительна, то такая мена вполне может быть признана законной. Однако необходимо учитывать физическое и умственное развитие каждого конкретного ребенка, а также его возраст.

С какого возраста наступает право совершать крупные сделки

Крупная сделка — это любой договор, не соответствующий критериям мелкой сделки, а также любая сделка, требующая нотариального удостоверения, государственной регистрации, предметом которой выступает недвижимость.

Как следует из ст. 26, 28 ГК РФ, дети обладают различным уровнем дееспособности, зависящим от возраста. Есть малолетние дети — их возраст от 6 до 14 лет, есть иные несовершеннолетние — от 14 до 18 лет. Малолетние не могут совершать крупных сделок (за них это делают родители в силу п. 1 ст. 28 ГК РФ), дети же от 14 до 18 лет могут.

Однако возможно последнее только тех случаях, когда:

  • получено согласие от законных представителей;
  • получено последующее одобрение законных представителей;
  • они являются авторами произведений науки, искусства, изобретения, получают от этого доход, который могут использовать по своему усмотрению;
  • они вложили личные средства в качестве вклада и получают от этого доход, которым вправе распоряжаться;
  • они работают и получают доход, которым имеют право распоряжаться по своему усмотрению.

***

Итак, основными критериями мелкой сделки являются низкая цена договора, ее бытовой характер, соответствие сделки уровню развития ребенка (если он выступает в качестве хотя бы одной из сторон). Совершать мелкие бытовые сделки можно с 6 лет. Заключение их с лицами меньшего возраста незаконно.

***

Еще больше материалов по теме в рубрике «Сделки».

Недееспособность малолетних

. Малолетние (лица до 14 лет) недееспособны, поэтому наименование ст. 28 ГК следует понимать не в буквальном (положительном), а в противоположном — отрицательном — смысле, т.е. с точки зрения не наличия у малолетних дееспособности, а отсутствия таковой.

Дело в том, что закон запрещает малолетним самостоятельно совершать сделки: сделки от их имени могут совершать только их законные представители — родители (усыновители) или опекуны (абз. 1 п. 1 ст. 28 ГК). Несоблюдение этого требования влечет недействительность (ничтожность) совершенной малолетним сделки. Такая сделка не порождает правовых последствий и требует возврата всего полученного сторонами в первоначальное положение, а при невозможности возврата полученного в натуре — возмещения его стоимости в деньгах (п. 1 ст. 172 ГК)*(155). Из этого общего правила для лиц в возрасте от 6 до 14 лет закон делает исключение: они могут самостоятельно совершать следующие три категории сделок (п. 2 ст. 28 ГК).
1. Мелкие бытовые сделки. Закон не раскрывает данного понятия и не приводит примерного перечня таких сделок. Поскольку мелкая бытовая сделка представляет собой двойное оценочное понятие, при квалификации той или иной сделки в качестве мелкой бытовой надлежит руководствоваться тремя основными критериями — стоимостным, сущностным и возрастным, а именно:
мелкая (незначительная) цена сделки;
наличие у сделки бытового характера (она должна удовлетворять обычные, в том числе каждодневные, потребности самого малолетнего или членов его семьи (приобретение продуктов питания, билета в кино, игрушек, канцелярских принадлежностей, оплата проезда в транспорте, аренда спортинвентаря, осуществление мелкого ремонта и т.п.);
соответствие мелкой (незначительной) цены сделки и ее существа возрасту и особенностям развития конкретного малолетнего. Исходя из последнего и учитывая, что в одном случае сделку может совершить ребенок 6 лет, а в другом — 13,5 лет, а также тот факт, что не только возраст определяет уровень развития гражданина и формирование в нем личностных (интеллектуальных и волевых) качеств, понимание незначительной (мелкой) цены рассматриваемой сделки не может и не должно быть одинаковым и уж тем более подвергаться формализации. Кроме того, надлежит исходить из того, что мелкая бытовая сделка всегда совершается за наличный расчет и, как правило, исполняется при самом ее совершении, а источником ее финансирования со стороны малолетнего всегда являются средства его законных представителей — родителей (усыновителей) или опекунов.
2. Сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо государственной регистрации, обладают двумя квалифицирующими признаками:
они должны быть безвозмездными для малолетнего (т.е. такими, которые позволяют получать выгоду, не возлагая на него ответных юридических обязанностей);
они не должны сопровождаться нотариальным удостоверением или государственной регистрацией. Примером таких сделок может быть дарение имущества (денег или вещей), временное безвозмездное пользование имуществом (например, библиотечным фондом), другие случаи безвозмездного получения выгоды (например, выигрыш, который пришелся на лотерейный билет, приобретенный малолетним самостоятельно или подаренный ему кем-то «на удачу»).
Поскольку безвозмездность исключает только юридическое обязывание, но не возможный моральный долг, чувство благодарности, зависимости, привыкания и проч. в отношении постороннего «благодетеля» (причем не только самого малолетнего, но и его законных представителей), такие сделки малолетних должны контролировать их законные представители.
3. Сделки по распоряжению средствами, предоставленными законным представителем или с согласия последнего третьим лицом для определенной цели или для свободного распоряжения, имеют следующие квалифицирующие признаки:
распорядительный характер сделки (сделка направлена на распоряжение, в том числе возмездное или безвозмездное отчуждение имущества в собственность другому лицу);
предметом сделки являются средства;
источником средств являются как законные представители малолетнего, так и третьи средства передаются малолетнему для определенной цели или для свободного распоряжения.
Под «средствами» следует понимать денежные средства (не только деньги, как полагают некоторые авторы*(156)), а также другое имущество (например, коллекцию марок или значков, которую отдали малолетнему для обмена отдельных экземпляров или реализации «целиком» другим коллекционерам), за исключением имущества, распоряжение которым сопряжено с регистрацией сделки и (или) ее правового эффекта, приданием сделке квалифицированной формы и т.п. Поэтому передаваемыми средствами не могут быть, например, недвижимость, транспорт, ценные бумаги.
Закон не устанавливает стоимостных ограничений в отношении предоставляемых малолетнему средств и их расходования последним, однако размер средств должен соизмеряться с возрастом и особенностями развития конкретного малолетнего, а также зависеть от определенности или неопределенности цели их предоставления. Сказанное позволяет дифференцировать данную категорию сделок от мелких бытовых сделок, по крайней мере, по трем основным признакам:
по источнику предоставления малолетнему средств;
по размеру предоставляемых средств (и цене совершаемой сделки);
по направленности сделки (она не сводится только к удовлетворению бытовых потребностей малолетнего или членов его семьи).
Сформулированный законом перечень сделок, которые лица от 6 до 14 лет могут совершать самостоятельно, является исчерпывающим*(157). Вопреки известному мнению, согласно которому «малолетние наделены определенной, хотя и незначительной дееспособностью»*(158), возможность самостоятельного совершения этими лицами указанных категорий сделок свидетельствует не о какой-то их «минимальной дееспособности», а о «недееспособности с исключениями» (наличии отдельных элементов дееспособности*(159)). А поскольку одно не тождественно другому (и исключения в существе вопроса ничего не меняют*(160)), недееспособность малолетних обосновывают, по крайней мере, следующие два обстоятельства: малолетние неделиктоспособны; именно из-за отсутствия дееспособности малолетние не могут быть ограничены в ней в судебном или в любом другом специально-юридическом порядке (ср. с п. 4 ст. 26, ст. 30 ГК).

Неделиктоспособность малолетних легко объясняется тем, что в таком возрасте они не могут быть признаны виновными, а отсутствие надобности в особой юридической процедуре ограничения их дееспособности — отсутствием у них самостоятельного источника дохода и силой фактической власти со стороны их законных представителей (родителей, усыновителей, опекунов). Кстати, именно эти лица в условиях невозможности привлечения к ответственности самого малолетнего несут такую ответственность как по его сделкам (в том числе по тем сделкам, которые совершаются им самостоятельно), так и за причиненный им вред (п. 3 ст. 28, ст. 1073 ГК). Родители (усыновители) или опекуны (в том числе опекуны по закону — воспитательные, лечебные учреждения, учреждения социальной защиты населения, другие аналогичные учреждения — п. 4 ст. 35 ГК) несут ответственность за действия малолетнего на началах вины, т.е. во всех случаях, если не докажут, что обязательство было нарушено не по их вине (или что вред был причинен малолетним не по их вине). Такие лица отвечают за собственную вину, которая состоит в издержках воспитания малолетнего или недостатках контроля (надзора) за ним. Именно поэтому впоследствии они не имеют права регресса (обратного требования к малолетнему — п. 4 ст. 1081 ГК). При эффективном доказывании родителями (усыновителями) или опекунами того, что неблагоприятные последствия возникли не по их вине, риск убытков падает на контрагента малолетнего по сделке (на потерпевшего от его действий) или на третье лицо (в частности, страховщика). Сам малолетний не может быть субъектом гражданско-правовой ответственности (он может стать субъектом обязанности по возмещению вреда только с приобретением полной дееспособности и только при наличии условий, предусмотренных в абз. 2 п. 4 ст. 1073 ГК).
Тезис о недееспособности малолетнего не оставляет сомнений, если к сказанному добавить еще два аргумента:
все сделки малолетних (кроме предусмотренных в п. 2 ст. 28 ГК), как и все сделки граждан, признанных вследствие психического расстройства недееспособными, закон признает ничтожными (т.е. недействительными независимо от признания их таковыми судом — п. 1 ст. 166, ст. 171, 172 ГК);
при отсутствии у малолетних родителей (усыновителей) над ними, как и над гражданами, признанными недееспособными вследствие психического расстройства, устанавливается опека (ст. 29, 32 ГК).
Значение права ребенка выражать свое мнение (ст. 57 СК), а значит, его воли для возникновения других правовых последствий (например, согласие ребенка, достигшего 10 лет, на изменение имени и (или) фамилии, а также на усыновление — п. 4 ст. 59, п. 1 ст. 132 СК) регулируется семейным законодательством и установлено исключительно в интересах самого ребенка (а не гражданского оборота), а значит, не доказывает наличие у малолетнего гражданской дееспособности.

1. За несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет (малолетних), сделки, за исключением указанных в пункте 2 настоящей статьи, могут совершать от их имени только их родители, усыновители или опекуны.

К сделкам законных представителей несовершеннолетнего с его имуществом применяются правила, предусмотренные пунктами 2 и 3 статьи 37 настоящего Кодекса.

2. Малолетние в возрасте от шести до четырнадцати лет вправе самостоятельно совершать:

1) мелкие бытовые сделки;

2) сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо государственной регистрации;

3) сделки по распоряжению средствами, предоставленными законным представителем или с согласия последнего третьим лицом для определенной цели или для свободного распоряжения.

3. Имущественную ответственность по сделкам малолетнего, в том числе по сделкам, совершенным им самостоятельно, несут его родители, усыновители или опекуны, если не докажут, что обязательство было нарушено не по их вине. Эти лица в соответствии с законом также отвечают за вред, причиненный малолетними.

Комментарий к Ст. 28 ГК РФ

1. Комментируемая статья определяет особенности частичной дееспособности малолетних, т.е. детей в возрасте от 6 до 14 лет.

Нижняя граница недееспособности неодинаково определяется в разных государствах и варьируется от шести лет в Чехии, Узбекистане, Армении, семи лет — в Азербайджане, Германии, Эстонии, Туркменистане, до 15 лет — в Коста-Рике.

2. Традиционным правилом совершения сделок в интересах малолетних является правило п. 1 комментируемой статьи, согласно которому сделки за малолетних граждан могут совершать только их законные представители. Так, например, порядок совершения сделок с недвижимым имуществом, в частности их государственной регистрации, конкретизирован в Приказе Минюста России от 1 июля 2002 г. N 184 «Об утверждении Методических рекомендаций по порядку проведения государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», согласно п. 13 которых заявления о государственной регистрации от имени физических лиц могут подавать, в частности, законные представители (родители, усыновители, опекуны) несовершеннолетних в возрасте до 14 лет. Полномочия родителей и усыновителей подтверждаются свидетельствами, выданными органами записи актов гражданского состояния: свидетельством о рождении несовершеннолетнего, свидетельством об усыновлении (ст. ст. 23, 43 Закона об актах гражданского состояния). Полномочия опекунов несовершеннолетних в возрасте до 14 лет подтверждаются соответствующим документом, выданным органом опеки и попечительства (п. 1 ст. 34, п. 1 ст. 35 ГК). В случае если лицу, нуждающемуся в опеке (попечительстве), в течение месяца не назначен опекун (попечитель), выполнение обязанностей опекунов (попечителей) согласно п. 1 ст. 35 Кодекса может быть временно возложено на орган опеки и попечительства. Выполнение обязанностей опекунов (попечителей) детей, находящихся на полном государственном попечении в воспитательных учреждениях, лечебных учреждениях, учреждениях социальной защиты населения и других аналогичных учреждениях, возлагается на администрации этих учреждений (п. 1 ст. 147 СК).

3. Абзац 2 п. 1 комментируемой статьи дает ссылку на ограничения при совершении сделок опекуном в отношении малолетнего. Так, согласно п. 2 ст. 37 ГК РФ опекун, родители, усыновители не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать сделки по отчуждению, в том числе обмену или дарению, имущества подопечного, сдаче его внаем (в аренду), в безвозмездное пользование или в залог; сделки, влекущие отказ от принадлежащих подопечному прав, раздел его имущества или выдел из него долей; а также любые другие сделки, влекущие уменьшение имущества подопечного. Порядок управления имуществом подопечного определяется Федеральным законом от 24 апреля 2008 г. N 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве» (далее — Закон об опеке).

———————————
Собрание законодательства РФ. 2008. N 17. Ст. 1755.

Кроме того, опекун, родители, усыновители, их супруги и близкие родственники не вправе совершать сделки с подопечным, за исключением передачи имущества подопечному в качестве дара или в безвозмездное пользование, а также представлять подопечного при заключении сделок или ведении судебных дел между подопечным и супругом опекуна или попечителя и их близкими родственниками. При применении данной нормы возникает коллизия в части одновременного выступления родителя, усыновителя, опекуна в качестве дарителя или ссудодателя и законного представителя малолетнего в качестве одаряемого или ссудополучателя. Согласно п. 3 ст. 182 ГК РФ представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично. Исключений для случаев законного представительства не предусматривается (см. также комментарий к ст. 37 ГК).

4. Положение абз. 2 п. 1 комментируемой статьи было предметом жалобы в Конституционный Суд РФ в связи с отказом органами опеки и попечительства в даче разрешения на заключение договора продажи жилого помещения, принадлежащего на праве собственности малолетнему сыну заявителя, в связи с тем, что такой договор не соответствует интересам несовершеннолетнего, но в принятии к рассмотрению которой было отказано судом в связи со следующими обстоятельствами.

Как отметил Конституционный Суд РФ, специальный порядок совершения родителями как законными представителями своих несовершеннолетних детей сделок с принадлежащим детям имуществом, закрепленный названными положениями ГК РФ, а также ст. 64 СК РФ в их взаимосвязи, направлен на защиту прав и интересов несовершеннолетних и не может рассматриваться как нарушающий ст. 35 (ч. 2) Конституции РФ, согласно которой каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами, и как противоречащий ст. 55 (ч. 3) Конституции РФ, допускающей ограничение федеральным законом прав и свобод человека и гражданина в целях защиты прав и законных интересов других лиц.

Из содержания абз. 2 п. 1 ст. 28 и п. п. 2 и 3 ст. 37 ГК РФ, вопреки мнению заявителя, не вытекает право органов опеки и попечительства произвольно запрещать сделки по отчуждению имущества несовершеннолетних детей, совершаемые их родителями. Напротив, при решении данного вопроса в соответствии с общими принципами права и требованиями ст. ст. 2, 17 и 38 (ч. 2) Конституции РФ правоприменительные органы исходят из добросовестности родителей, выступающих в качестве законных представителей своих несовершеннолетних детей. Это согласуется с ратифицированной Российской Федерацией Конвенцией о правах ребенка, в соответствии со ст. 5 которой государства-участники признают и уважают права и обязанности родителей, несущих по закону ответственность за ребенка, должным образом управлять и руководить ребенком в осуществлении им признанных данной Конвенцией прав.

Кроме того, оспариваемым регулированием не ограничивается и право на судебную защиту, закрепленное ст. 46 КРФ: как показывает судебная практика, решения органов опеки и попечительства (в случаях их обжалования в судебном порядке) подлежат оценке судом исходя из конкретных обстоятельств дела .

———————————
Определение Конституционного Суда РФ от 6 марта 2003 г. N 119-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Лазарева Владимира Ивановича на нарушение его конституционных прав положениями статей 28 и 292 Гражданского кодекса Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».

5. Ограничения малолетних детей в праве совершать сделки не влияют на право собственности ребенка, возможность малолетнего стать акционером, участником общества с ограниченной ответственностью и других хозяйственных обществ. Так, согласно п. 3 ст. 60 СК РФ ребенок имеет право собственности на доходы, полученные им; на имущество, полученное им в дар или в порядке наследования, а также на любое другое имущество, приобретенное на его средства.

Так, арбитражный суд признал право на переход доли умершего гражданина в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью за малолетними детьми и отклонил утверждение заявителя о том, что малолетние дети не могут являться участниками общества, как противоречащее ст. ст. 1141, 1142 ГК РФ, ст. 7 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, п. 1 ст. 28 ГК РФ .

———————————
Постановление ФАС Уральского округа от 15 апреля 2003 г. N Ф09-782/2003-ГК. Арбитражный суд правомерно признал право на переход доли умершего гражданина за малолетними наследниками по закону.

6. В п. 2 комментируемой статьи определены те виды сделок, которые малолетний вправе совершать самостоятельно. Настоящий Кодекс прямо не определяет понятие «мелкие бытовые сделки». В науке и судебной практике приводятся следующие критерии мелкой бытовой сделки:

— сделка должна быть на незначительную сумму. Критерий мелкой сделки определяется не в зависимости от материального состояния семьи, а в зависимости от возраста ребенка. Предлагается по аналогии со ст. 575 ГК РФ использовать в качестве некоей приблизительной суммы пять минимальных размеров оплаты труда;

— сделка должна соответствовать возрасту гражданина;

— сделка не должна наносить вреда здоровью и нормальному развитию ребенка;

— другие.

Подпункт 2 п. 2 комментируемой статьи предусматривает сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо государственной регистрации. К безвозмездным сделкам, требующим государственной регистрации, относятся сделки с недвижимым имуществом (договор дарения жилого помещения и др.). Договор дарения транспортного средства не требует государственной регистрации. Регистрация транспортных средств носит технический характер, имеет исключительно учетное значение, а право собственности возникает у приобретателя вещи по договору с момента ее передачи (п. 1 ст. 223 ГК), а не с момента регистрации в ГИБДД. В то же время вызывает сомнение факт самостоятельного заключения договора дарения транспортного средства малолетним ребенком в качестве одаряемого.

К безвозмездным сделкам, требующим нотариального удостоверения, можно отнести те сделки, для которых нотариальная форма предусмотрена соглашением сторон, хотя бы по закону для сделок данного вида эта форма не требовалась (подп. 2 п. 2 ст. 163 ГК).

Малолетние вправе получать публично обещанную награду, поскольку она является сделкой, направленной на безвозмездное получение выгоды (п. 2 ст. 28 ГК).

Положение подп. 3 п. 2 комментируемой статьи не имеет большого значения, так как сделки по распоряжению средствами, предоставленными законным представителем или с согласия последнего третьим лицом для определенной цели либо для свободного распоряжения, могут быть осуществлены малолетним только в пределах круга мелких бытовых сделок.

7. В иных статьях ГК РФ и других федеральных законов также содержатся нормы о возможности совершения сделок малолетними или от их имени. Так, например, в соответствии с п. 1 ст. 575 ГК РФ не допускается дарение, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает пяти установленных законом минимальных размеров оплаты труда, от имени малолетних граждан их законными представителями. Статьи 19 — 21 Закона об опеке устанавливают целый ряд ограничений. Так, например, опекун вправе вносить денежные средства подопечного только в кредитные организации, не менее половины акций (долей) которых принадлежит Российской Федерации. Расходование денежных средств подопечного, внесенных в кредитные организации, осуществляется с соблюдением положений гражданского законодательства о дееспособности граждан и положений п. 1 ст. 37 ГК РФ.

Опекун не вправе заключать кредитный договор и договор займа от имени подопечного, выступающего заемщиком, за исключением случаев, если получение займа требуется в целях содержания подопечного или обеспечения его жилым помещением. Кредитный договор, договор займа от имени подопечного в указанных случаях заключаются с предварительного разрешения органа опеки и попечительства. При подаче заявления о выдаче разрешения опекун обязан указать, за счет какого имущества будет исполнено заемное обязательство.

Имущество подопечного не подлежит передаче взаем, за исключением случая, если возврат займа обеспечен ипотекой (залогом недвижимости).

Опекун не вправе заключать договор о передаче имущества подопечного в пользование, если срок пользования имуществом превышает пять лет. В исключительных случаях заключение договора о передаче имущества подопечного в пользование на срок более чем пять лет допускается с предварительного разрешения органа опеки и попечительства при наличии обстоятельств, свидетельствующих об особой выгоде такого договора, если федеральным законом не установлен иной предельный срок.

О преимущественной покупке доли в праве общей собственности на имущество или отказе законных представителей несовершеннолетнего в возрасте до 14 лет от указанного права см. комментарий к ст. 26 ГК РФ.

8. Пункт 3 комментируемой статьи устанавливает гражданско-правовую ответственность законных представителей по сделкам малолетних детей и обязательствам из причинения вреда. Нормы данного пункта в части сделок конкретизированы в ст. 172, а в части обязательств из причинения вреда — в ст. 1073 ГК РФ. Так, является ничтожной сделка (кроме мелких бытовых и других сделок, предусмотренных п. 2 комментируемой статьи), совершенная несовершеннолетним, не достигшим возраста 14 лет (малолетним). Каждая из сторон такой сделки обязана возвратить другой все полученное в натуре, а при невозможности возвратить полученное в натуре — возместить его стоимость в деньгах. Дееспособная сторона обязана, кроме того, возместить другой стороне понесенный ею реальный ущерб, если дееспособная сторона знала или должна была знать о недееспособности другой стороны.

В интересах малолетнего совершенная им сделка может быть по требованию его законных представителей признана судом действительной, если она совершена к выгоде малолетнего.

За вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим возраста 14 лет (малолетним), отвечают его родители (усыновители) или опекуны, если не докажут, что вред возник не по их вине. Если малолетний гражданин, оставшийся без попечения родителей, был помещен под надзор в организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (ст. 155.1 СК), эта организация обязана возместить вред, причиненный малолетним гражданином, если не докажет, что вред возник не по ее вине.

Если малолетний гражданин причинил вред во время, когда он временно находился под надзором образовательной организации, медицинской организации или иной организации, обязанных осуществлять за ним надзор, либо лица, осуществлявшего надзор над ним на основании договора, эта организация либо это лицо отвечают за причиненный вред, если не докажут, что вред возник не по их вине при осуществлении надзора.

В Определении Верховного Суда РФ от 14 января 2000 г. N 65-Вп99-8 по делу о возмещении затрат на приобретение лекарств и о компенсации морального вреда, причиненного малолетним гражданином во время нахождения в школе, суд отметил, что школа должна была осуществлять надлежащим образом надзор за малолетним. От ответственности за вред, причиненный малолетними учениками во время школьных занятий, школа могла быть освобождена только в том случае, если бы в суде она доказала, что вред возник не по ее вине в осуществлении надзора. Только в этом случае мог бы быть поставлен вопрос об ответственности родителей малолетнего причинителя вреда, в связи с чем неправомерен вывод суда нижестоящей инстанции, который, возлагая на родителей малолетнего обязанность возместить вред, в своем решении указал на то, что ответчики не доказали отсутствия их вины в ненадлежащем воспитании сына, состоящего на учете в инспекции по делам несовершеннолетних и не являющегося, по мнению суда, законопослушным .

———————————
Определение Верховного Суда РФ от 14 января 2000 г. N 65-Вп99-8. Дело по иску о возмещении затрат на приобретение лекарств и о компенсации морального вреда направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку судом допущено нарушение норм материального и процессуального права // СПС «КонсультантПлюс».

Постановлением ФАС Северо-Западного округа от 25 сентября 2002 г. N А21-495/02-С2 была установлена гражданско-правовая ответственность детского дома за действия его воспитанников. Довод о том, что детский дом, не являющийся юридическим лицом, не может нести ответственность за действия своих воспитанников, виновных в возникновении пожара в сенохранилище предприятия, опровергнут материалами дела, в частности содержанием устава, в котором указано, что детский дом является самостоятельным юридическим лицом, а следовательно, и субъектом гражданско-правовой ответственности.

Обязанность родителей (усыновителей), опекунов, образовательных, медицинских организаций или иных организаций по возмещению вреда, причиненного малолетним, не прекращается с достижением малолетним совершеннолетия или получением им имущества, достаточного для возмещения вреда. Если законные представители умерли или не имеют достаточных средств для возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, а сам причинитель вреда, ставший полностью дееспособным, обладает такими средствами, суд с учетом имущественного положения потерпевшего и причинителя вреда, а также других обстоятельств вправе принять решение о возмещении вреда полностью или частично за счет самого причинителя вреда.

Статья 28. Дееспособность малолетних

1. За несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет (малолетних), сделки, за исключением указанных в пункте 2 настоящей статьи, могут совершать от их имени только их родители, усыновители или опекуны.

К сделкам законных представителей несовершеннолетнего с его имуществом применяются правила, предусмотренные пунктами 2 и 3 статьи 37 настоящего Кодекса.

2. Малолетние в возрасте от шести до четырнадцати лет вправе самостоятельно совершать:
1) мелкие бытовые сделки;
2) сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо государственной регистрации;
3) сделки по распоряжению средствами, предоставленными законным представителем или с согласия последнего третьим лицом для определенной цели или для свободного распоряжения.

3. Имущественную ответственность по сделкам малолетнего, в том числе по сделкам, совершенным им самостоятельно, несут его родители, усыновители или опекуны, если не докажут, что обязательство было нарушено не по их вине. Эти лица в соответствии с законом также отвечают за вред, причиненный малолетними.

Комментарий к статье 28 Гражданского Кодекса РФ

1. В комментируемой статье, посвященной дееспособности лиц, не достигших 14 лет (малолетних), первые два пункта посвящены их сделкоспособности, последний — деликтоспособности. Наименование ст. 28 следует понимать в отрицательном смысле. На самом деле малолетние недееспособны: а) при отсутствии родителей (усыновителей) над ними, как и над недееспособными душевнобольными, устанавливается опека (ст. ст. 29, 32 ГК); б) малолетние несделкоспособны, все их сделки (кроме предусмотренных в п. 2 ст. 28), как и все сделки недееспособных душевнобольных, ничтожны (п. 1 ст. 166, ст. ст. 171, 172 ГК); в) малолетние неделиктоспособны (п. 3 ст. 28); г) при регулировании отношений с участием малолетних и недееспособных душевнобольных используются сходные правила (см. п. 2 ст. 20 ГК, ср. абз. 2 п. 4 ст. 1073 и п. 3 ст. 1076 ГК); д) малолетние не могут ограничиваться в дееспособности как раз за ее отсутствием (ср. с п. 4 ст. 26, ст. 30 ГК). Право ребенка выражать свое мнение (ст. 57 СК) и значение его воли для ряда правовых последствий (см., например, п. 4 ст. 59, п. 1 ст. 132 СК) регулирует семейное законодательство исключительно в интересах самого ребенка (а не гражданского оборота) и не доказывает наличие у малолетнего гражданской дееспособности. Закон запрещает малолетним совершать сделки самостоятельно, от их имени это должны делать законные представители — родители (усыновители) или опекуны, причем только они и никто другой (абз. 1 п. 1 ст. 28). Сделка, совершенная малолетним самостоятельно, ничтожна (п. 1 ст. 172 ГК). Легализовать ее может только фактический состав, элементами которого являются: а) экономическая выгодность сделки для малолетнего; б) инициирование его законными представителями судебного процесса по ее оздоровлению (конвалидации); в) судебное признание ничтожной сделки действительной (п. 2 ст. 172 ГК). Следует иметь в виду и погашающую силу исковой давности (гл. 12 ГК), препятствующую применению последствий недействительности ничтожной сделки малолетнего (п. 1 ст. 181 ГК).

Действия законных представителей от имени малолетнего и возможности конвалидации сделки самого малолетнего, «преодолевающие разрыв» между его правоспособностью и недееспособностью, имеют ограничения, а потому не могут и не должны касаться тех случаев, когда к сделкоспособности предъявляются особые требования (см., например, ст. 1118 ГК). Поскольку правоспособность малолетнего позволяет ему быть собственником, но его недееспособность препятствует самостоятельному совершению сделок с имуществом, правило абз. 1 п. 1 ст. 28 касается в том числе и сделок с имуществом малолетнего (абз. 2 п. 1 ст. 28). В то же время в целях недопущения уменьшения такого имущества и нарушения тем самым прав и интересов малолетнего закон: а) требует санкционирования соответствующих сделок его законных представителей органами опеки и попечительства; б) запрещает законным представителям, их супругам и близким родственникам совершать сделки с малолетним (кроме одарения малолетнего или передачи ему имущества в безвозмездное пользование), а также представлять малолетних при заключении сделок или ведении судебных дел между малолетним и супругом законного представителя и их близкими родственниками (абз. 2 п. 1 ст. 28, п. п. 2 и 3 ст. 37 ГК).

2. Запрет самостоятельного совершения сделок малолетними является общим (абз. 1 п. 1 ст. 28) и знает исключения, предусмотренные для малолетних, достигших возраста 6 лет. Перечень из трех таких исключений, доказывающих элементарную сделкоспособность лиц от 6 до 14 лет, предусматривает п. 2 ст. 28. Отсюда малолетние в возрасте до 6 лет недееспособны абсолютно, а от 6 до 14 лет — недееспособны с исключениями.

Закон не раскрывает понятия «мелкая бытовая сделка» и не приводит примерного перечня таких сделок. При квалификации сделки в данном качестве надлежит руководствоваться тремя основными критериями — стоимостным, сущностным и возрастным: а) мелкая (незначительная) цена сделки; б) наличие у сделки бытового характера (она должна удовлетворять обычные, в том числе каждодневные, потребности малолетнего или членов его семьи, например приобретение продуктов питания, билетов в кино, игрушек, канцтоваров, оплата проезда на транспорте, аренда спортинвентаря, осуществление мелкого ремонта); в) соответствие мелкой цены сделки и ее существа возрасту и особенностям развития конкретного малолетнего. Учитывая, что совершить сделку может лицо и 6, и 13 лет, а также тот факт, что не только возраст определяет уровень развития гражданина и формирование в нем личностных (интеллектуальных и волевых) качеств, понимание мелкой цены сделки не может и не должно быть одинаковым, тем более — подвергаться формализации. Мелкая бытовая сделка всегда совершается за наличный расчет и обычно исполняется при самом ее совершении, а источником ее финансирования всегда являются средства законных представителей малолетнего.

Сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо госрегистрации, имеют два признака: а) должны быть безвозмездными для малолетнего (т.е. они должны позволять ему получать выгоду, не возлагая на него ответных обязательств); б) не должны сопровождаться нотариальным удостоверением или госрегистрацией (в частности, дарение и безвозмездное пользование имуществом, например библиотекой, другие случаи безвозмездного получения выгоды, например выигрыша по лотерейному билету, приобретенному малолетним самостоятельно или подаренному ему кем-то «на удачу»). Поскольку безвозмездность исключает только юридическое обязывание, но не моральный долг, чувство благодарности, зависимости, привыкания и т.п. в отношении постороннего «благодетеля», такие сделки малолетних должны контролироваться их законными представителями.

Сделки по распоряжению средствами, предоставленными законным представителем или с согласия последнего третьим лицом для определенной цели или для свободного распоряжения, имеют четыре признака: а) распорядительный характер сделки (сделка направлена на распоряжение имуществом, в том числе возмездное или безвозмездное отчуждение имущества в собственность другому лицу); б) предмет сделки — средства; в) источником средств являются как законные представители малолетнего, так и третьи лица; г) средства передаются малолетнему для определенной цели или свободного распоряжения. Средства — деньги и другое имущество (например, коллекция марок, полученная малолетним для обмена отдельных экземпляров или реализации полностью), однако следует безусловно исключить имущество, распоряжение которым сопряжено с регистрацией сделки и (или) ее правового эффекта, приданием сделке квалифицированной формы и т.п. (недвижимость, транспорт, ценные бумаги и т.п.). Закон не устанавливает стоимостных ограничений в отношении предоставляемых малолетнему средств и их расходования последним, однако их размер должен соизмеряться с возрастом и особенностями развития конкретного малолетнего, зависеть от определенности или неопределенности цели их предоставления. Сказанное позволяет дифференцировать данные сделки от мелких бытовых сделок по трем признакам: а) источнику предоставления малолетнему средств; б) размеру предоставляемых средств и цены совершаемой малолетним сделки; в) направленности сделки, которая в данном случае не сводится к удовлетворению только бытовых потребностей малолетнего и членов его семьи.

Сегодняшним лицам в возрасте до 14 лет в ГК 1964 г. соответствовали лица в возрасте до 15 лет, которые могли самостоятельно вносить вклады в кредитные учреждения и распоряжаться ими. Хотя п. 2 ст. 28 такую сделку не упоминает (ср. с п. 2 ст. 26 ГК), внесение малолетним вклада в кредитное учреждение и распоряжение им возможно постольку, поскольку может охватываться двумя категориями сделок, названных в п. 2 ст. 28 ГК: открытие вклада и последующее распоряжение им может быть сделкой по распоряжению средствами (подп. 3), а выплачиваемый банком процент — сделкой, направленной на безвозмездное получение выгоды (подп. 2). Тем более что ни гл. 44 ГК, ни Закон о банках не предъявляют требований к возрасту вкладчиков.

3. Все малолетние неделиктоспособны, а за отсутствием дееспособности в целом они и не могут ограничиваться в ней. Первое объясняется тем, что малолетние не могут признаваться виновными, второе — отсутствием у них в этом возрасте самостоятельного дохода и силой фактической власти законных представителей. В условиях невозможности привлечения к ответственности малолетнего именно его законные представители отвечают по всем сделкам (как совершенным ими от имени малолетнего, так и последним самостоятельно) и за причиненный малолетним вред (п. 3 ст. 28, ст. 1073 ГК). Родители (усыновители) или опекуны (в том числе опекуны по закону — п. 4 ст. 35, п. 2 ст. 1073 ГК), а также организации и лица, под надзором которых малолетний находился временно (п. 3 ст. 1073 ГК), отвечают за действия малолетнего на началах вины, т.е. всегда, если не могут доказать, что обязательство было нарушено не по их вине (или что вред был причинен малолетним не по их вине). Они отвечают за собственную вину, которая состоит в издержках воспитания малолетнего или в недостатке контроля (надзора) за ним, поэтому впоследствии лишены права регресса (п. 4 ст. 1081 ГК). При эффективном доказывании родителями (усыновителями) или опекуном того, что неблагоприятные последствия возникли не по их вине, риск убытков падает на контрагента малолетнего (на потерпевшего от его действий) или на третье лицо (например, страховщика). Малолетний не может быть субъектом гражданской ответственности, но может стать субъектом обязанности по возмещению вреда с приобретением полной дееспособности и при наличии условий, предусмотренных абз. 2 п. 4 ст. 1073 ГК.

Бытовая сделка

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *