Депутаты с судимостью

Разъяснение ЦИК России о действующих нормах по ограничению права быть избранными лиц, имевших судимость

15 ноября 2017 года состоялось очередное заседание Центральной избирательной комиссии Российской Федерации, открывая которое Председатель ЦИК России Элла Памфилова, в связи с поступающими обращениями, дала подробные разъяснения по поводу существующих норм ограничения права осужденных лиц быть избранными в органы государственной власти.

«До официального старта президентской кампании осталось больше месяца. Несмотря на это предвыборная лихорадка набирает обороты, и в ЦИК России увеличилось число обращений граждан, которые были осуждены, в том числе за тяжкие и особо тяжкие преступления, но которые тем не менее желают выдвигаться кандидатами на пост Президента России, – сказала Элла Памфилова. – Они просят нас дать разъяснения. Естественно, в каждом конкретном случае мы индивидуально, исходя из конкретной ситуации, всем заявителям ответим. Но поскольку и средства массовой информации, и даже некоторые политкомментаторы подчас некорректно интерпретируют ситуацию, я еще раз хотела бы вернуться к этой теме и дать подробные разъяснения».

Кто не может избираться

Элла Памфилова: «После вступления в силу Федерального закона от 2 мая 2012 года № 40-ФЗ, в котором было определено, что лица, осужденные к лишению свободы за совершение тяжких и (или) особо тяжких преступлений, лишены права когда-либо быть избранными на какую-либо выборную должность в органах государственной власти и местного самоуправления, возникло множество вопросов, на которые обратил внимание Конституционный Суд Российской Федерации».

В результате своим Постановлением от 10 октября 2013 года суд счел эти ограничения, предусматривающие фактически пожизненный запрет баллотироваться, чрезмерными. Вместе с тем Конституционный Суд Российской Федерации установил, что государство вправе вводить запрет на осуществление права быть избранным за пределами отбытого срока наказания; устанавливать к лицам, имевшим судимость, ограничения на определенный срок (с учетом степени опасности совершенного преступления) занимать публичные должности. В первую очередь – в органах государственной власти, в том числе формируемых на основе выборности.

«Еще раз отмечу: ограничения могут быть, государство вправе их накладывать, исходя из тех или иных оснований, но они не должны быть бессрочными. Такие выводы были сделаны Конституционным Судом на основе требований международных правовых норм, ратифицированных Российской Федерацией, – отметила Элла Памфилова. – В частности, Конвенции ООН против коррупции и против транснациональной организованной преступности, а также Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию».

Как сообщила Председатель ЦИК России, подобные выводы содержатся и в пяти решениях Европейского Суда по правам человека, принятых по аналогичным искам граждан Бельгии, Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии, Австрии, Литвы, Италии и проанализированных Конституционным Судом Российской Федерации.

«Есть основания полагать, что Европейский Суд по правам человека не будет применять двойные стандарты и может принять аналогичные решения и по обращениям из России».

Элла Памфилова напомнила, что на основе упомянутого Постановления Конституционного Суда Российской Федерации и согласно его рекомендациям был принят Федеральный закон от 21 февраля 2014 года № 19-ФЗ, который действует и сегодня.

В соответствии с ним не имеют права быть избранными граждане Российской Федерации:

- осужденные к лишению свободы за совершение тяжких и (или) особо тяжких преступлений и имеющие на день голосования неснятую и непогашенную судимость за указанные преступления;

- осужденные к лишению свободы за совершение тяжких преступлений, судимость которых снята или погашена, – до истечения десяти лет со дня снятия или погашения судимости;

- осужденные к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений, судимость которых снята или погашена, – до истечения пятнадцати лет со дня снятия или погашения судимости;

- осужденные за совершение преступлений экстремистской направленности, предусмотренных Уголовным кодексом Российской Федерации, и имеющие на день голосования на выборах неснятую и непогашенную судимость за указанные преступления;

- подвергнутые административному наказанию за совершение административных правонарушений, предусмотренных статьями Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях:

- статьей 20.3 КОАП РФ «Пропаганда либо публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики, либо атрибутики или символики экстремистских организаций, либо иных атрибутики или символики, пропаганда либо публичное демонстрирование которых запрещены федеральными законами» и статьей 20.29 КОАП РФ «Производство и распространение экстремистских материалов».

В данных случаях граждане не имеют права быть избранными, если голосование на выборах состоится до окончания срока, в течение которого лицо считается подвергнутым административному наказанию.

Элла Памфилова напомнила, что тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное Уголовным кодексом, не превышает десяти лет лишения свободы. Что касается особо тяжких преступлений, то наказание за них составляет свыше десяти лет лишения свободы.

«Законодатель обязал кандидатов в своих заявлениях о согласии баллотироваться указывать сведения о когда-либо полученных судимостях при наличии , – сказала Председатель ЦИК России. – А если судимость снята или погашена, необходимо представить сведения о дате снятия или погашения судимости. За три с половиной года действия этой нормы, – продолжила Элла Памфилова, – около 250 кандидатов не были допущены на выборы разных уровней, так как на день голосования не прошло 10 или 15 лет с момента снятия или погашения тяжких или особо тяжких судимостей соответственно. Или имелись судебные решения по их экстремистской деятельности».

Как сообщила Элла Памфилова, среди этих 250 человек есть представители всех парламентских и ряда крупных непарламентских партий. При этом некоторые кандидаты, получившие отказ в регистрации в связи с отсутствием у них пассивного избирательного права, обжаловали отказы в суды различных инстанций. И везде получали отказ. Ни разу эти решения не были подвергнуты сомнению.

По словам Председателя ЦИК России, среди таковых есть кандидаты, которых неоднократно избирали на выборные должности до принятия вышеуказанной правовой нормы. Однако после ее вступления в силу они потеряли возможность баллотироваться в течение 10-15 лет после снятия или погашения судимости по тяжким или особо тяжким преступлениям.

Несколько актуальных примеров

Председатель ЦИК России привела несколько примеров, иллюстрирующих данные разъяснения.

***

Кандидат П. на выборах депутатов одного из городских округов Свердловской области 10 сентября 2017 года в своем заявлении о согласии баллотироваться указал, что его судимость была погашена 27 декабря 2014 года. Ранее он был осужден по части 3 статьи 159 УК РФ «Мошенничество» и части 3 статьи 30 УК РФ «Приготовление к преступлению и покушение на преступление».

Территориальная избирательная комиссия отказала кандидату в регистрации в связи с отсутствием у него пассивного избирательного права, так как с момента погашения судимости по тяжкому преступлению, предусмотренному частью 3 статьи 159 УК РФ, прошло менее трех лет из установленных десяти лет ограничения на право избираться в органы государственной власти и местного самоуправления.

***

Кандидат К. в своем заявлении о согласии баллотироваться на выборах в один из городских советов депутатов Новосибирской области 18 сентября 2016 года указал судимость по части 3 статьи 160 УК РФ «Присвоение или растрата». Статья тяжкая, предусматривает максимальное наказание в виде 6 лет лишения свободы.

Окружная избирательная комиссия, рассмотрев документы кандидата, отказала К. в регистрации, так как его судимость на основании статьи 86 УК РФ не была погашена и, следовательно, у кандидата отсутствовало пассивное избирательное право.

***

Кандидат в депутаты одного из муниципальных районов Забайкальского края на выборах 10 сентября 2017 года С. указал в заявлении о согласии баллотироваться свои судимости по части 3 статьи 159 УК РФ «Мошенничество» и части 3 статьи 160 «Присвоение или растрата». Приговор предусматривал 6 лет лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года. Судимость была снята постановлением районного суда 16 января 2017 года.

Однако кандидату было отказано в регистрации, так как не прошло 10 лет с момента снятия судимости. То есть данный кандидат может баллотироваться на выборные должности в органах государственной власти и местного самоуправления не раньше января 2027 года.

***

Кандидат З. был зарегистрирован кандидатом в депутаты одного из поселений Самарской области третьего созыва на выборах 13 сентября 2015 года.

В своем заявлении о согласии баллотироваться З. указал на снятие 17 сентября 2014 года с него судимостей, предусмотренных частью 1 статьи 30 УК РФ «Приготовление к преступлению и покушение на преступление» и подпунктом «б» части 3 статьи 158 УК РФ («Кража из нефтепровода, газопровода»).

Несмотря на то, что это тяжкое преступление (статья предусматривает максимальное наказание – 6 лет лишения свободы) и судимость не была погашена, территориальная избирательная комиссия зарегистрировала З. кандидатом в депутаты. Более того, кандидат З. был избран депутатом, получив по итогам выборов около двух третей голосов избирателей.

В районный суд был подан иск об отмене результатов выборов. И суд принял решение отменить результаты выборов, так как З. не мог быть зарегистрирован кандидатом в связи с отсутствием у него пассивного избирательного права. Решение суда вступило в законную силу.

***

Кандидат в депутаты Собрания депутатов одного из районов Чувашской Республики на выборах 10 сентября 2017 года С. указал в своем заявлении, что был осужден по части 1 статьи 280 УК РФ «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности».

Это преступление – небольшой тяжести. Судимость погашена. И вроде бы кандидат может баллотироваться. Однако было установлено, что кандидат привлекался к административной ответственности по статье 20.29 КОАП РФ «Производство и распространение экстремистских материалов» и срок, в течение которого С. считается подвергнутым административному наказанию, еще не истек. В связи с этим данному кандидату было отказано в регистрации.

***

Житель Брянской области (назовем его полностью) Казаков Сергей Викторович обратился в Конституционный Суд Российской Федерации, оспаривая конституционность запрета баллотироваться на выборах кандидатам до истечения 10-15 лет после снятия судимости за тяжкие или особо тяжкие преступления.

До обращения в Конституционный Суд Российской Федерации Казаков Сергей Викторович несколько раз не был зарегистрирован кандидатом в депутаты:

в 2014 году, баллотируясь от партии «ЯБЛОКО» в депутаты Брянской областной Думы шестого созыва;

в 2015 году, баллотируясь в депутаты Совета народных депутатов поселка Любохна Дятьковского района Брянской области.

Причина отказа – отсутствие у него пассивного избирательного права.

Кандидат в своем заявлении о согласии баллотироваться указывал свою судимость по части 3 статьи 290 УК РФ «Получение взятки» и по части 3 статьи 159 УК РФ «Мошенничество».

Так как преступления по вышеуказанным статьям являются тяжкими, то должно пройти 10 лет с момента снятия или погашения судимости, прежде чем кандидат может баллотироваться на выборные должности.

Приговор был вынесен 26 марта 2008 года, а 24 июня 2009 года судимость была снята, и Казаков был освобожден от наказания. Таким образом, Казаков Сергей Викторович может баллотироваться кандидатом на выборах в органы государственной власти и местного самоуправления, которые должны состояться не ранее 25 июня 2019 года.

Оспаривая данные ограничения, Казаков и обратился в Конституционный Суд Российской Федерации, который не нашел оснований для принятия его жалобы к рассмотрению. В своем Определении от 9 ноября 2017 года Конституционный Суд Российской Федерации указал, что ранее, 10 октября 2013 года, подтвердил конституционность установления ограничения пассивного избирательного права граждан, осужденных к лишению свободы за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, на определенный срок.

Также Конституционный Суд Российской Федерации в этом определении указал, что ограничение пассивного избирательного права не зависит от того, было ли наказание назначено условно или подлежало реальному отбыванию, поскольку само назначение наказания свидетельствует об особой общественной опасности совершения противоправного деяния.

«Примеров можно приводить много, они разные, – констатировала Председатель ЦИК России, – но общее для всех: кандидаты указывали в своих заявлениях о согласии баллотироваться сведения о судимостях по тяжким или особо тяжким статьям Уголовного Кодекса и (или) об их снятии или погашении. Избирательные комиссии устанавливали, что такая судимость либо не снята, либо с момента снятия не прошло 10–15 лет, и отказывали таким кандидатам в регистрации.

Любые утверждения о том, что в отношении того или иного претендента на участие в выборах был вынесен несправедливый приговор, или что это был политический заказ, или неправильно было возбуждено уголовное дело – к работе избирательных комиссий не имеют никакого отношения. У осужденных есть право и возможности добиваться пересмотра дел в соответствующих инстанциях.

Что касается избирательных комиссий, то они не вправе обсуждать, с чем был связан приговор, справедлив ли он и т.д. Это не наша функция и не наша компетенция. Наша задача – в соответствии с Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации, с нормами закона, которые соответствуют Конституции России, действовать четко, внятно и понятно», – завершила свое выступление Элла Памфилова.

Поделиться в социальных сетях:

Возврат к списку

Как голосуют в СИЗО?

У меня для вас небольшой вопрос: имеют ли право голосовать заключенные? Только не подглядывайте в интернете…

Ответили? Давайте теперь узнаем были ли вы правы или заблуждались.

Ответ прописан в Конституции: не имеют права голосовать на выборах недееспособные, а также граждане, содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда.

Но есть одна тонкость — эта норма не распространяется на заключенных следственных изоляторов (их вина еще не доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и не установлена вступившим в законную силу приговором суда, и находятся они там лишь на время следствия)

Познавательная страничка: Следственный изолятор (СИЗО) — место содержания под стражей, обеспечивающее изоляцию следующих категорий: подозреваемых, обвиняемых, подсудимых и осуждённых

Получается, что в СИЗО люди спокойно голосуют. Давайте вместе посмотрим за процедурой!

Отправляемся в Следственный изолятор №1 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Ивановской области (именно в нем и в СИЗО №2 (г. Кинешма) организованы участковые избирательные комиссии)

На меня уже приготовлен пропуск. Впереди прохождение рамки, подписание необходимых документов и личный досмотр.

На несколько часов прощаюсь с телефоном и паспортом. С фотоаппаратом наперевес и пустыми карманами оказываюсь в СИЗО.

На сегодняшний день на территории СИЗО-1 расположено административное здание, четыре корпусных отделения (252 камеры), отряд осужденных, оставленных в СИЗО для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию.

Само СИЗО одно из старейших учреждений УФСИН в нашем регионе( и в ЦФО).

Иваново-Вознесенский Дом заключения с лимитом наполнения 250 человек был открыт в 1928 году( а сегодня лимит наполнения чуть более тысячи человек)

Вот так выглядит один из старых корпусов

Наша цель — избирательный участок, располагается в новом корпусе.

Очень удивило большое количество информационных плакатов с данными всех кандидатов. Я на обычных участках столько не видел никогда.

Лиц, содержащиеся под стражей, выразивших желание проголосовать, приводят в УИК «покамерно». Это сделано не только из соображений безопасности, но и позволяет избежать межкамерного общения.

Наш регион один из трёх в стране, где на всех обычных избирательных участках не было централизованного видеонаблюдения на этих выборах.

Но на территории учреждения установлено более 100 камер видеонаблюдения, и это позволяет в полном объеме отслеживать все действия спецконтингента . Вот только видео с этих камер только для сотрудников УФСИН. Но тайна голосования выполняется и кабинки не просматриваются.

Сам УИК расположен в достаточно просторном помещении, отгороженным решетками. Содержащиеся под стражей заходят сюда без сопровождающих их из камер сотрудников. Внутри очень комфортная и свободная атмосфера — практически остров свободы. У находящихся под стражей даже походка изменяется внутри УИК! Сложно поверить, но так и есть!

Сотрудники избирательной комиссии очень культурные и корректные. После выдачи бюллетеней максимум, что говорят, это «поставьте галочку напротив любого понравившегося кандидата и партии». А уж в кабинке для голосования спецконтингент предоставлен сам себе.

Паспорта избирателей находятся уже тут, в обычное время они хранятся в личных делах

УИК оборудована одной прозрачной урной и двумя кабинами для тайного голосования. Для желающих проголосовать, но находящихся в «больничке» есть переносная урна.

Сотрудники СИЗО голосуют на этом же участке, в том числе и начальник СИЗО-1 майор внутренней службы Кирпичев Сергей Сергеевич

УИК оборудован всем необходимым. Тут вам и огнетушители, и аптечка.

Голосование проходит достаточно быстро. Голосующих не так уж много. Выборы в этот раз региональные, так что голосуют лишь с местной пропиской.

Раньше я представлял выборы за решеткой чуть иначе. Теперь немного пребываю в шоке от их легкой атмосферы.

Как уже говорил ранее, на стенах размещено очень много информационных плакатов. И у всех желающих проголосовать есть возможность еще раз изучить биографии кандидатов.

В СИЗО-1 находятся не только мужчины, но и женщины. Дамы на выборы собираются как на свидание. Чуть ли не лучшую одежду надевают и прихорашиваются.

Я сам утром проголосовал на обычном участке, но даже там не все барышни так готовились к выборам как в следственном изоляторе.

Вот такой выдался необычный день выборов. Огромное спасибо руководству УФСИН России по Ивановской области и Избирательной комиссии Ивановской области за возможность увидеть все самому и показать вам.

К выборам допустят

Именно так сегодня заявил Конституционный суд. Он в открытом заседании провозгласил постановление по делу, о котором разгорелись жаркие споры. Речь идет о конституционности отдельных положений Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», Уголовного кодекса РФ, избирательного законодательства Кировской области и Приморского края. Само это дело рассматривалось Конституционным судом в сентябре, а решение было оглашено лишь сегодня. Поводом к рассмотрению дела стали жалобы нескольких граждан.

Все заявители, а их шесть человек, жаловались на норму избирательного законодательства, по которой им теперь пожизненно запрещено баллотироваться в губернаторы, мэры и местные депутаты.

Дело в том, что с 1 июля 2012 года вступили в силу изменения в федеральное избирательное законодательство. По ним запрещается баллотироваться на выборах любого уровня гражданам, когда-либо приговоренным судом к лишению свободы.

Но не просто судимые, а наказанные за совершение тяжких и особо тяжких преступлений. Все заявители выдвинули свои кандидатуры на выборах различного уровня в единый день голосования 14 октября 2012 года. Но им было отказано в регистрации со ссылкой на установленный законом запрет. Хотя у всех к моменту регистрации судимость была снята или погашена.

Среди заявителей были и самовыдвиженцы, и члены федеральных партий. Бывшие арестанты претендовали в основном на посты на муниципальном уровне. По мнению заявителей, оспариваемые ими нормы фактически пожизненно лишают их пассивного избирательного права. По мнению тех, кто пожаловался в суд, они вопреки конституционному принципу дважды наказаны за совершение одного преступления.

Кроме того несостоявшиеся политики считают оспариваемую норму несоразмерной и неоправданной, поскольку она не учитывает, был ли назначенный судом срок реальным или условным, была ли судимость снята или погашена, а также другие обстоятельства. Сейчас в российском законодательстве действительно есть некая коллизия. По «Основным гарантиям избирательных прав» граждане, «осужденные за совершение тяжких и (или) особо тяжких преступлений», пассивного избирательного права не имеют. Но из закона «О выборах президента Российской Федерации» следует, что главой государства может стать человек с погашенной или снятой судимостью.

Представитель правительства в КС Михаил Барщевский посчитал, что определенные ограничения активного и пассивного избирательного права соответствуют интересам общества. В то же время он отметил, что нормы нуждаются в уточнении, конкретизации. В общем, представители органов госвласти доказывали суду, что такой запрет — не наказание, как пишут заявители, а всего лишь дополнительное требование к профессиональным качествам народного избранника. Судимые граждане, например, сейчас не могут претендовать на должности судей, милиционеров или сотрудников служб безопасности. И с этим никто не спорит.

Председательствовал на этом заседании Валерий Зорькин. Вот как выглядит позиция Конституционного суда.

По мнению судей, правовая демократия требует надежно защитить ее от злоупотреблений и криминализации публичной власти, легитимность которой во многом основывается на доверии общества. Исходя из этого, запрет занимать выборные публичные должности для лиц, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления, преследует конституционно значимые цели.

Тем не менее, соответствующие нормы должны основываться на конституционных критериях и учитывать основные принципы и положения международного права. Действующее законодательство ограничивает пассивное избирательное право осужденных бессрочно и необратимо. По сути, они навсегда лишаются своего конституционного права. Столь суровая мера не может быть оправдана одним лишь наличием у гражданина судимости. Бессрочное ограничение избирательного права возможно лишь для осужденных на пожизненный срок. В иных случаях оно не соответствует Конституции.

Оспариваемые нормы не делают различий между реальным и условным наказанием, не учитывают срок лишения свободы, степень общественной опасности преступления. Конституционный Суд указал федеральному законодателю на то, что сроки ограничения пассивного избирательного права осужденного должны соотноситься со сроками судимости в рамках Уголовного кодекса.

В исключительных случаях за отдельные преступления (вследствие повышенной степени их общественной опасности) могут быть установлены более продолжительные сроки ограничения в разумных пределах.

Суд сказал — законодатель обязан не только поправить закон, но и установить процессуальные гарантии, обеспечивающие восстановление пассивного избирательного права ранее судимых.

По мнению Конституционного суда изменения в законодательство должны быть внесены незамедлительно, чтобы обеспечить проведение выборов, которые будут назначены после вступления в силу постановления Конституционного Суда. Напомним, что это решение обжалованию не подлежит.

От первого лица

Валерий Зорькин, председатель Конституционного суда:

— Проблема заключается вот в чем. Конечно, государство должно бороться с преступностью. У нас у всех вызывает чувство отторжения, когда преступник идет во власть. Это несовместимые понятия. Вместе с тем, есть и иное. В правовом демократическом государстве каждый человек, который совершил преступление, все же имеет право не быть вечно под дамокловым мечом. Срок судимости, когда она погашается, назначается для того, чтобы еще раз убедиться, что человек исправился. Правда, за исключением одного случая, как это вытекает из статьи 32 части 3 нашей Конституции, когда человек приговаривается к пожизненному лишению свободы, тогда понятно, что он никогда не сможет избираться по нашей Конституции.

Ведь спектр преступлений самый разный. Предположим, в 19 лет юноша угнал машину два раза, в этом случае он становится человеком, который признается, лицом, совершивший неоднократно тяжкое преступление. А потом, с учетом всего прочего, вдруг суд говорит: давайте дадим ему условное осуждение, скажем, три года и два года с испытательным сроком. А потом год он хорошо себя вел, с него сняли судимость досрочно. Вот вся судьба этого человека в связи с уголовным законом. И потом по жизни он ничего плохого не совершал. После этого прошло 15-20 лет, он подает заявление о том, что хочет избираться в муниципальный совет своего поселка, ему говорят: нельзя, потому что ты был осужден.

Есть и другая ситуация, когда перед нами серийный преступник, насильник, убийца. Это совсем другое дело. И виды преступлений очень разные — коррупция, мошенничество, кража простая, оскорбление достигшее уголовной наказуемости. Спектр преступлений огромный, но на него накрывается общий колпак: никому нельзя — ни с тремя годами условно, ни с двадцатью годами лишения свободы, ты никогда не сможешь быть избранным.

Наша Конституция защищает права людей. Я имею в виду не только тех, кто совершил преступление, но и тех, кто должен быть защищен государством против преступников. Но мы считаем, что человек, который не лишен свободы пожизненно, не может быть пожизненно лишен права быть избранным. Это противоречит и 32-й статье части 3, и 55-й статье, части 2, которая запрещает умаление и отмену права.

У нас только недавно было такое дело. Мы решили, что если при определенных преступлениях люди, совершившие их, не могут работать с детьми, пожизненно не могут. Мы исходили из того, что в данном случае право не отменяется, потому что здесь речь идет о праве на профессию. Такой бывший преступник отбыв срок может быть педагогом со взрослыми, а с детишками ему противопоказано заниматься.

Мы не вправе диктовать законодателю как он должен решить сложившуюся коллизию. За какие преступления, в каких пропорциях ограничивать человека. Мы дали ориентиры, конституционные критерии. Важно только одно: чтобы постановление Конституционного суда было выполнено, и мы в решении так и написали — незамедлительно, имея в виду, что законодатель не должен год или сколько-то ждать, потому что у нас выборы в стране происходят по определенным датам.

Имеют ли российские заключенные право голосовать?

В Санкт-Петербурге Конституционный Суд Российской Федерации приступил к рассмотрению запроса Министерства юстиции о возможности выполнения постановления Европейского суда по правам человека «Анчугов и Гладков против России».

Этот процесс привлек большое внимание журналистов и правозащитной общественности, поскольку в случае удовлетворения ходатайства Минюста в России будет зафиксирован первый случай официального игнорирования решений ЕСПЧ после принятия в декабре прошлого года соответствующего закона.

Сергей Анчугов и Владимир Гладков в середине 90-х годов были арестованы и приговорены к высшей мере наказания за совершение ими ряда тяжких и особо тяжких преступлений. Но, поскольку после вступления России в Совет Европы смертная казнь в стране была отмена, обоим осужденным была избрана мера пресечения в виде 15 лет заключения в колонии. К настоящему моменту Анчугов и Гладков находятся на свободе, и, по словам их адвокатов, являются законопослушными гражданами, не имеющими никаких взысканий.
Что же касается их исков в Европейский суд по правам человека, то он был подан во время их нахождения в колонии и содержал жалобу на невозможность участия в парламентских и президентских выборах в качестве избирателей.

Дело в том, что подобный запрет закреплен в 32-й статье (часть 3-я) Конституции Российской Федерации.

Постановление по делу «Анчугов и Гладков» против России было принято Страсбургским судом 4 июля 2013 года. Рассматривая дело двух россиян, ЕСПЧ пришел к выводу, что власти страны нарушили 3-ю статью Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод в части, гарантирующей право на свободные выборы.

«Исполняли и будем исполнять… до определенного предела»

Министерство юстиции в своем запросе в Конституционный суд просит признать невозможным исполнение постановления ЕСПЧ, поскольку оно противоречит российской Конституции. В Минюсте считают, что предоставление заключенным права голоса на выборах нарушило бы положения Основного закона РФ о его высшей юридической силе и приоритете над любыми другими правовыми актами, включая международные.

Эту позицию разделяют все выступавшие на открытом заседании Конституционного Суда представители властных структур. К примеру, полномочный представитель Государственной Думы в КС Дмитрий Вяткин во время краткого пресс-подхода заявил: «Российская Конституция целиком и полностью основывается на принципе государственного суверенитета Российской Федерации.

Конечно же, Россия исполняла, и будет исполнять международные обязательства, – поспешил добавить Вяткин, – но при этом Российская Федерация, беря на себя определенные обязательства по международным договорам, основывается на приоритете конституционных положений».

В рассматриваемом случае, по мнению полпреда Госдумы, под сомнение ставятся статьи российского Основного закона, что напрямую угрожает суверенитету страны «от посягательств со стороны международных органов, какими бы высокими целями они при этом ни руководствовались». На этом основании Дмитрий Вяткин делает вывод, что данное постановление ЕСПЧ в России исполняться не должно.

«Нужна ли России тюремная демократия»?

Коллега Вяткина – полномочный представитель Совета Федерации в Конституционном Суде Алексей Александров – убежден, что какие бы изменения в российскую Конституцию в будущем не вносились, статья 32-я, часть 3-я («Не имеют права избирать и быть избранными граждане, признанные судом недееспособными, а также содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда») должна остаться неприкосновенной.

В разговоре с корреспондентом «Голоса Америки» Алексей Александров, с целью прояснить свою позицию, задался вопросом: «Правильно ли, чтобы в нашей стране осужденные преступники формировали власть? То есть, некая тюремная демократия захватит Россию. На территории, например, Коми, или каких-то северных территорий огромное количество колоний. Если их (заключенных – А.П.) допустить к формированию органов власти, то, практически, все органы власти будут формироваться преступниками».

При этом доктор юридических наук Александров подчеркивает, что, хотя в уголовном процессе нет такого термина, но люди, в отношении которых законный приговор суда вступил в силу, являются преступниками.

«Поэтому, это очень спорный вопрос: нужно ли, чтобы преступники формировали государственную власть», – повторился Алексей Александров.

«Избирать депутатов – можно, а президента – нельзя»

Между тем, как обратил внимание участников заседания в КС член Президиума Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Илья Шаблинский, Европейский суд по правам человека ставит вопрос вовсе не об отмене, или изменении Российской Конституции. «Он (ЕСПЧ) предлагает Конституционному суду рассмотреть оспариваемую норму и дать толкование этой нормы, которое расширило бы права граждан Российской Федерации», – отметил Шаблинский в беседе с корреспондентом «Голоса Америки».

Противоположная же сторона, по мнению члена Президиума СПЧ, готова к тому, чтобы Россия вообще отказалась от выполнения своих международных обязательств. «Вот – суть всех их выступлений, как я понимаю», – подытожил Шаблинский.

Решение Конституционного Суда по запросу Минюста относительно возможности исполнения в России постановления ЕСПЧ по делу «Анчугов и Гладков против России» будет оглашено в течение нескольких недель. Пока же КС изучает экспертные заключения, предоставленные, в том числе, Центризбиркомом, Генеральной прокуратурой и Санкт-Петербургским государственным университетом.

А корреспондент «Голоса Америки» поинтересовалась мнением юристов и правозащитников по данному вопросу.

Член Совета по развитию гражданского общества и правам человека Андрей Юров предлагает компромиссное решение: разрешить заключенным участвовать в качестве избирателей в думских выборах и не разрешать им избирать президента страны. Свою идею Юров обосновывает так: «На самом деле, Европейская конвенция говорит о выборах в законодательный орган, который определяет жизнь людей на многие годы. То есть, президент, хотя и возглавляет исполнительную власть, но он, скорее является фигурой “прямого действия”, а парламент принимает законы на многие годы. И человек, который находится в заключении, не должен исключаться из возможности определять правила игры на много лет, и с том числе – на тот период, когда он перестанет быть в заключении и будет пользоваться всеми конституционными правами».

Говоря о возможном исходе данного дела, Юров предположил, что Конституционный Суд РФ поддержит позицию Минюста.

Как выполнять требования Совета Европы

Петербургский адвокат, эксперт в области международного права Сергей Голубок прежде всего, отметил, что речь идет о весьма специфической ситуации, связанной с лишением права на голосование лиц, в отношении которых приговор суда вступил в законную силу. «На первый взгляд, здесь существует прямой конфликт между положением российской Конституции и толкованием Европейского суда. Но даже в отношении этого конфликта могут найтись предложения, которые помогут найти некий средний путь и имплементировать решение ЕСПЧ, соблюдая при этом российскую Конституцию», – предположил юрист.

В этой связи Сергей Голубок предлагает приступить к гармонизации положений Европейской Конвенции и российского Основного закона, как двух важнейших источников права. «Я бы также хотел обратить внимание на то, что Конституционный суд предоставил возможность выступить самим Анчугову и Гладкову, а также их адвокатам, которые изложили свою позицию о необходимости предоставления избирательных прав заключенным», – отмечает эксперт. Эти выступления не были предусмотрены российским законодательством, но, как подчеркивает собеседник «Голоса Америки», КС выполнил рекомендации Венецианской Комиссии и предоставил слово заявителям в ЕСПЧ, соблюдя, таким образом, процессуальные гарантии их прав.

«Это еще раз показывает, как, на самом деле, не нарушая российские законы, можно, тем не менее, выполнять требования органов Совета Европы. И я надеюсь, что в будущем так и будет происходить, может быть, за какими-то редкими исключениями. Правда, желательно, чтобы этих исключений не было вообще», – добавил Сергей Голубок.

Навальный идет в президенты — а как же судимость?

Известный оппозиционер Алексей Навальный объявил во вторник, 13 декабря, о намерении баллотироваться в президенты РФ на выборах 2018 года. «Я долго размышлял, должен ли я принять в них участие. Я пришел к выводу, что да, я приму участие в борьбе за пост президента России», — говорит Навальный в видеоролике, посвященном выдвижению своей кандидатуры. Однако есть не менее важный вопрос — сохранит ли оппозиционный политик право избираться? В данный момент оно у Навального есть, но продолжающееся разбирательство по делу «Кировлеса» оставляет это право под вопросом.

Алексей Навальный вернул себе возможность участвовать в выборах в качестве кандидата меньше месяца назад. 16 ноября Верховный суд РФ, приняв к сведению вердикт Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), отменил решение нижестоящей инстанции по делу «Кировлеса» и направил дело на новое рассмотрение.

Дело, которое не хотело возбуждаться

История вокруг «Кировлеса» началась в далеком уже 2009 году. Тогда компания предпринимателя Петра Офицерова заключила контракт с госпредприятием «Кировлес» о поставке лесопродукции. Фирма Офицерова заплатила за продукцию 15,5 млн рублей и впоследствии перепродала ее покупателям за 17 млн рублей. Вскоре правоохранительные органы начали проверку по подозрению в хищениях в госкомпании. Навальный в тот период был советником губернатора Кировской области на общественных началах и якобы организовал сделку.

Навальный на суде по делу «Кировлеса», 2013 год

В 2010 году местные следователи отчитались, что проверка Навального не выявила состава преступления. Это же подтвердили и в окружном следственном управлении. Тем не менее, в мае 2011 года дело все же было возбуждено, но в апреле 2012-го его прекратили и в отношении Навального, и в отношении Офицерова «за отсутствием состава преступления». Одновременно Навальный, активно участвуя в митингах, превратился из популярного блогера в одного из лидеров протестного движения в России.

В июле 2012 года дело забрало на расследование главное управление Следственного комитета РФ и уже к концу месяца оппозиционеру предъявили обвинения в «хищении чужого имущества в особо крупном размере». Год спустя Ленинский районный суд Кирова признал Навального и Офицерова виновными, приговорив их к пяти и четырем годам лишения свободы соответственно. В октябре 2013 года наказание было заменено на условные сроки.

Граждане России, осужденные к лишению свободы за совершение тяжкого преступления, не могут баллотироваться в депутаты или президенты, если их судимость не погашена и еще 10 лет после этого. Так «Кировлес» преградил Навальному путь к участию в выборах на годы вперед.

«Произвольное толкование закона в ущерб» Навальному и Офицерову

Поворотным моментом стало февральское решение ЕСПЧ, удовлетворившего апелляции Навального и Офицерова. Суд посчитал, что их признали виновными за «действия, неотличимые от обычной коммерческой посреднической деятельности». «Уголовный закон подвергся произвольному и непредсказуемому толкованию в ущерб заявителям (Навальному и Офицерову. — Ред.), что привело к явно необоснованному исходу судебного разбирательства», — указано в постановлении ЕСПЧ.

ЕСПЧ счел жалобы Навального и Офицерова на преследование по политическим мотивам, «по меньшей мере, неголословными». А тот факт, что российские инстанции их проигнорировали, «только усилило опасения в том, что истинные причины уголовного преследования и осуждения заявителей имели политический характер». По следам этого вердикта Верховный суд РФ и отправил дело на пересмотр.

А как же судимость по делу «Ив Роше»?

У Алексея Навального есть также непогашенная судимость по уголовному делу «Ив Роше» — в декабре 2014 года его приговорили к 3,5 годам условного срока. Внешнеполитическое ведомство ЕС назвало вердикт «политически мотивированным», а братья Навальные (Олег Навальный получил реальный срок по этому делу. — Ред.) подали жалобу в ЕСПЧ. Но даже если апелляцию не успеют оперативно рассмотреть, по делу «Ив Роше» оппозиционера обвинили в мошенничестве и легализации полученных средств, а это статья средней тяжести и не предполагает ограничений для осужденного на участие в выборах.

Кандидат в президенты на скамье подсудимых

Возобновившееся разбирательство по делу «Кировлеса» по-прежнему представляет собой угрозу для участия оппозиционного политика в президентских выборах 2018 года. Но, как отмечают наблюдатели, теперь, после заявления Навального, рассмотрение этого дела приобретает политическое значение. «Судят теперь не просто Навального, а кандидата в президенты России Навального, и это большая разница», — заметил политолог Глеб Павловский на интернет-платформе The Question.

Депутаты с судимостью

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *