Договор уступки 9

Момент перехода права требования к цессионарию по договору цессии. Статьи по предмету Гражданское право

Вернуться к списку статей по юриспруденции

    МОМЕНТ ПЕРЕХОДА ПРАВА ТРЕБОВАНИЯ К ЦЕССИОНАРИЮ ПО ДОГОВОРУ ЦЕССИИ

    Е.А. РЫЖКОВСКАЯ

    Относительно момента перехода права собственности на вещь к ее приобретателю по договору российское гражданское право исходит не из системы соглашения, а из системы передачи, связывая этот момент с моментом передачи вещи, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 1 ст. 223 ГК РФ). Это норма не может быть использована при определении момента перехода права требования к цессионарию, т.к. вещи и имущественные права являются разными видами имущества в системе объектов гражданских прав (ст. 128 ГК РФ).

    В свое время в п. 11 Обзора практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), доведенного информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.10.2007 N 120 , был сделан вывод о том, что «невыполнение первоначальным кредитором обязанностей, предусмотренных пунктом 2 статьи 385 ГК РФ, по общему правилу не влияет на возникновение у нового кредитора прав в отношении должника. К новому кредитору права (требования) по общему правилу переходят в момент совершения сделки уступки права (требования). Передача документов, удостоверяющих право и подтверждающих его действительность, производится на основании уже совершенной сделки».

    Законодатель сегодня закрепил вышеуказанную позицию, выработанную судебной практикой, в п. 2 ст. 389.1 ГК РФ, где предусматривается, что требование переходит к цессионарию в момент заключения договора, на основании которого производится уступка, если законом или договором не предусмотрено иное. Однако необходимо заметить, что выглядит не совсем логичным помещение нормы о моменте перехода требования к цессионарию в статью под названием «Права и обязанности цедента и цессионария». Представляется, что было бы целесообразнее посвятить такому вопросу отдельную статью. Ведь переход права требования является тем правовым результатом сделки цессии, к которому стремятся ее стороны, в силу чего важность правильного и точного определения этого момента очевидна.

    В соответствии с п. 2 ст. 826 ГК РФ при уступке будущего денежного требования оно считается перешедшим к финансовому агенту после того, как возникло само право на получение с должника денежных средств, которые являются предметом уступки требования, предусмотренной договором. Если уступка денежного требования обусловлена определенным событием, она вступает в силу после наступления этого события. Дополнительного оформления уступки денежного требования в этих случаях не требуется.

    В ст. 5 (b) Конвенции УНИДРУА о международном факторинге, принятой в Оттаве 28.05.1988 (Российская Федерация присоединилась к этой Конвенции — Федеральный закон от 5 мая 2014 г. N 86-ФЗ «О присоединении Российской Федерации к Конвенции УНИДРУА по международным факторинговым операциям»), установлено, что положение факторингового контракта, согласно которому будущие денежные требования предназначены для уступки финансовому агенту по мере их поступления, не требует заключения какого-либо нового акта об уступке требования .

    В соответствии с п. 2 ст. 8 Конвенции Организации Объединенных Наций об уступке дебиторской задолженности в международной торговле, принятой Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 12 декабря 2001 года N 56/81 , в отсутствие договоренности об ином уступка одной или более статей будущей дебиторской задолженности имеет силу без необходимости совершения дополнительного акта передачи для уступки каждой дебиторской задолженности.

    Вопрос о моменте перехода права требования от цедента к цессионарию по договору цессии неоднократно обсуждался в цивилистической литературе. Например, Л.А. Новоселова пишет: «Такой договор носит характер распорядительной сделки, не создает каких-либо обязательственных правоотношений между его участниками, поскольку преследуемая при его заключении цель — переход права — достигается непосредственно в момент его совершения . Той же позиции придерживается ряд других авторов . В другой работе Л.А. Новоселова отмечает, что право требования переходит к цессионарию, как правило, в момент оформления акта (сделки) уступки, причем момент перехода права может отстоять по времени от заключения договора, являющегося основанием передачи, но не может быть определен датой более ранней, чем дата заключения договора о передаче права требования . В.А. Белов считает, что договор цессии консенсуален и вступает в силу с момента достижения сторонами соглашения по существенным условиям, если стороны не договорились об ином. В.А. Белов при этом исходит из следующего (как представляется, справедливого) понимания реальности сделки: реальна сделка, которая считается совершенной в момент производства действий, составляющих ее содержание (в момент передачи вещи, выполнения работ, оказания услуг и пр.) . Не соответствующей действующему гражданскому законодательству представляется точка зрения О.А. Колесникова: «…момент перехода права должен определяться моментом, когда должник узнал или должен был узнать о передаче обязательственного права» . Нетрудно заметить, что в последней приведенной формулировке заложено противоречие: право переходит, когда должник узнает о переходе. Согласно п. 3 ст. 382 ГК РФ должник уведомляется об уже «состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу». В законодательствах стран немецкой правовой семьи (Германии, Австрии, Швейцарии) уведомление должника не влияет на момент перехода права требования к новому кредитору. Напротив, в странах романской правовой семьи (Франции, Италии), а также в греческом ГК этот вопрос решается противоположным образом .

    Представляется, что обязательственный договор уступки требования может быть как консенсуальным, так и реальным. Эта точка зрения разделяется рядом ученых . Условие о моменте перехода права является условием договора, являющегося основанием для такого перехода, договора, порождающего обязательственное правоотношение между сторонами (основного договора), а не условием распорядительной сделки по передаче и принятию права требования (вспомогательной сделки) . Например, при заключении реального договора дарения имущественного права (требования) к третьему лицу исполнение сделки совпадает с моментом ее заключения, т.е. право переходит к цессионарию в момент заключения такого договора. При заключении консенсуального договора, из которого возникает обязанность передачи права (например, договора купли-продажи), оно переходит к цессионарию в момент совершения вспомогательной сделки по передаче и принятию требования, которая совершается в сроки, установленные основным договором, либо в сроки, предусмотренные ст. 314 ГК РФ. В силу диспозитивного характера нормы п. 2 ст. 389.1 ГК РФ стороны основного договора могут также привязать момент перехода права к определенному сроку, обусловленному событию, моменту оплаты, передачи документов, подтверждающих требование, моменту уведомления должника об уступке и пр. В последнем случае необходимости в совершении вспомогательной сделки по передаче права нет, и оно переходит к цессионарию в момент, определенный сторонами в договоре (или в момент наступления оговоренного условия). К примеру, положения п. 2 ст. 112 и п. 2 ст. 140 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» устанавливают, что условия договора купли-продажи прав требования должника, заключаемого в ходе процедур внешнего управления и конкурсного производства, должны предусматривать получение денежных средств за проданное право требования не позднее чем через тридцать дней (в конкурсном производстве — тридцать рабочих дней) с даты заключения договора купли-продажи, а также переход прав требования только после их полной оплаты. Такое требование законодательства о банкротстве продиктовано целями реального восстановления платежеспособности должника (на стадии внешнего управления), а также наиболее полного удовлетворения требований его конкурсных кредиторов (в процедуре конкурсного производства).

    При рассмотрении конкретного дела Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ указал следующее.

    Выводы судов трех инстанций о недействительности договора уступки являются ошибочными. Стороны поставили приобретение цессионарием спорного права требования и утрату его цедентом в зависимость от поступления полной суммы оплаты. Истолковав указанные положения этого договора, суды сочли, что переход прав от банка к обществу не состоялся, а неисполнение обществом обязательств по оплате в полном объеме влечет его недействительность.

    Между тем названные условия договора уступки на его действительность не влияют, так как согласуются с принципом свободы договора (статья 421 Кодекса) и не противоречат параграфу 1 главы 24 Кодекса, который не содержит положений, исключающих возможность включения в договор, на основании которого совершается уступка прав, положений, обусловливающих момент перехода уступаемых прав от цедента к цессионарию исполнением последним своих обязанностей по оплате приобретаемого права. Таким образом, правовая позиция по данному делу предусматривает, что условие договора уступки права требования, предусматривающее переход права после его оплаты, не может являться основанием для признания этой сделки ничтожной . Изложенная позиция представляется логичной и обоснованной.

    В другом деле Арбитражный суд Северо-Западного округа анализировал договор уступки, по условиям которого цедент передает, а цессионарий принимает на себя право требования цедента по договору поставки. Хотя и нет возможности увидеть подлинный текст договора цессии, из формулировок судебного акта можно предположить, что стороны заключили договор уступки (купли-продажи) права требования, в котором сливается в один документ обязательственная сделка — основание уступки и распорядительная — сам акт передачи права, определив момент перехода права к цессионарию в соответствии с п. 2 ст. 389.1 ГК РФ, т.е. привязав его к моменту заключения договора. Договор уступки определял, что право требования цедента передается цессионарию в том объеме, который существовал на момент заключения договора, что подтверждается реестром отгруженных накладных. Согласно договору уступки цедент обязан передать цессионарию в 10-дневный срок с момента полной оплаты уступаемого права требования все необходимые документы, удостоверяющие права (требования), а оплата уступаемого права должна быть произведена цессионарием в течение 10 дней с момента подписания договора.

    Кассационная инстанция отказала цеденту во взыскании задолженности по договору уступки права требования, руководствуясь следующим. По своей правовой природе переход прав требования по возмездной сделке является продажей имущественных прав. В соответствии с ГК РФ его общие положения о купле-продаже применяются к продаже имущественных прав, если иное не вытекает из содержания или характера этих прав.

    Стороны предусмотрели в договоре предварительную оплату уступаемого права требования (такой вывод кассационной инстанции противоречит вышеприведенному выводу о том, что цедент передал требование цессионарию в момент заключения договора цессии). Согласно ГК РФ в случае неисполнения покупателем обязанности предварительно оплатить товар применяются правила статьи о встречном исполнении обязательства. Последствия неисполнения обязанности по предварительной оплате урегулированы нормами ГК РФ, которые исключают возможность ее принудительного истребования, поэтому требования цедента не основаны на законе.

    Суд также посчитал, что первоначальный кредитор не выбыл из обязательственного правоотношения в момент заключения договора уступки, поскольку не передал цессионарию все необходимые документы, удостоверяющие права (требования), в том числе реестр отгруженных накладных и сами накладные, которые являются первичными бухгалтерскими документами, подтверждающими сумму задолженности по договору поставки, в связи с чем право требования к новому кредитору не перешло, а значит, отсутствуют основания для взыскания с цессионария платы за уступаемое право требования.

    Приведенные выводы кассационной инстанции выглядят сомнительными в случае, если переход права требования действительно состоялся в момент заключения договора уступки, а условие о его оплате в кредит суд неверно квалифицировал как условие о предварительной оплате. Кроме того, отождествление исполнения цедентом обязанности по передаче цессионарию документов, подтверждающих уступленное требование, с моментом его перехода прямо противоречит действующему законодательству .

    Обусловленность момента перехода требования к цессионарию моментом полной оплаты им требования с практической точки зрения весьма целесообразна для снижения рисков цедента, заключающихся в возможном банкротстве цессионария. Действительно, предположим, что A. (цедент) заключил с B. (цессионарий) договор, по которому право требования переходит к B. в момент заключения такого договора и подлежит оплате в течение 30 дней. До исполнения обязательств по оплате перешедшего требования B. (уже являющийся обладателем этого права) признан банкротом. В такой ситуации требование поступит в конкурсную массу банкрота, а A. встанет по общему правилу в третью очередь в реестре требований кредиторов B., и, скорее всего, не получит удовлетворения своих требований в конкурсном производстве. В то время как если бы такой договор цессии был сконструирован как консенсуальный, т.е. если бы стороны оговорили, что право требования цедент передаст только после полной его оплаты цессионарием, первоначальный кредитор был бы защищен в достаточной степени от рисков банкротства цессионария, т.к. по правилам ст. 328 ГК РФ в случае несостоятельности последнего и неоплаты по договору цессии цедент мог бы просто воспользоваться правом на отказ от исполнения договора цессии и минимизировал бы размер своих убытков.

    То же замечание касается перехода будущего требования, которое в соответствии с п. 2 ст. 388.1 ГК РФ, если иное не установлено законом, переходит к цессионарию с момента его возникновения. Соглашением сторон может быть предусмотрено, что будущее требование переходит позднее. Так или иначе, согласно смыслу этой нормы будущее требование не возникает сразу у цессионария, а переходит к нему от цедента, а значит, на какое-то время (на 1 «юридическую секунду») сначала возникает у цедента. Причем норма не предусматривает обратного действия правового результата уступки: момент перехода права — момент его возникновения, не ранее. Более поздний момент перехода может быть установлен договором, более ранний — только законом. Но если закон не установил таких случаев, а цедент признан банкротом, должно ли требование перейти к цессионарию или должно быть аккумулировано в конкурсной массе? Действующее законодательство не позволяет, к сожалению, однозначно ответить на этот вопрос.

    В заключение, соглашаясь с необходимостью обеспечения законодательством безопасности участников гражданско-правовых отношений, снижения для них различных видов рисков , можно привести следующие предложения для ведения договорной работы участников российского гражданского оборота. Представляется, что более целесообразно с точки зрения защиты интересов цедента в договоре цессии определять момент перехода права моментом полной оплаты требования цессионарием. Кроме того, для защиты прав цессионария важно предусматривать конкретные сроки передачи цедентом цессионарию документов, подтверждающих уступленное право, максимально приближенные к моменту перехода требования, т.к. эти документы снабжают требование доказательственной базой и возможностями реального осуществления. Обладание требованием без подтверждающих его документов не имеет смысла.

    Список литературы

    1. Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2008. N 1.
    2. Конвенция УНИДРУА о международном факторинге. URL: http://www.conventions.ru/view_base.php?id=1089 (дата обращения: 12.05.2016).
    3. СПС «КонсультантПлюс».
    4. Новоселова Л.А. Сделки уступки права (требования) в коммерческой практике. Факторинг. М.: Статут, 2003.
    5. Крашенинников Е.А. Основные вопросы уступки требования // Очерки по торговому праву: Сб. науч. тр. / Под ред. Е.А. Крашенинникова. Ярославль, 1999. Вып. 6.
    6. Новоселова Л.А. Перемена лица в обязательстве // Гражданин и право. 2001. N 12.
    7. Белов В.А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. М.: Центр ЮрИнфоР, 2001.
    8. Колесников О.А. О моменте перехода обязательственных прав на основании сделки // Арбитражная практика. Специальный выпуск «Уступка права требования (практика рассмотрения дел в арбитражных судах)». 2001.
    9. Цвайгерт К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права: В 2 т. / Пер. с нем. М.: Международные отношения, 1998. Том 2.
    10. Годэмэ Е. Общая теория обязательств / Пер. с фр. И.Б. Новицкого. Юр. Издательство Министерства юстиции СССР. М., 1948.
    11. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. М.: Статут, 2002. Книга первая: Общие положения. Автор гл. V — М.И. Брагинский.
    12. Рыжковская Е.А. Правовая природа уступки требования // Российский юридический журнал. 2004. N 4 (44).
    13. Постановление Президиума ВАС РФ от 30.03.2010 N 16283/09 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2010. N 6.
    14. Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 5 июня 2015 г. N Ф07-3502/15 по делу N А66-7492/2014 // СПС «КонсультантПлюс». Документ опубликован не был.
    15. Жевняк О.В. Проблемы гражданско-правового обеспечения безопасного использования электронных средств платежа // Проблемы обеспечения безопасного развития современного общества: Сборник трудов IV Международной научно-практической конференции. Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина, Институт экономики Уральского отделения РАН. 2014.

    Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Гражданское право, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

Договор переуступки права требования нужен для передачи права взыскания долга другому лицу. О том, как его правильно оформить, расскажем в этой статье.

Договор переуступки долга — что это такое?

Кредитор по денежному или иному обязательству может передать свои права другому лицу. Такая передача оформляется договором уступки права, который на юридическом языке именуется договором цессии. Первоначальный кредитор, передающий права, именуется цедентом, а новый кредитор — цессионарием. Соглашения о переуступке вправе заключать как физлица, так и организации.

Необходимость передать задолженность другому кредитору может быть вызвана различными причинами (к примеру, нежеланием заниматься взысканием долга через суд). Типичный пример цессии — передача коллекторскому агентству задолженности по кредитному договору.

📌 Реклама Отключить

Как правило, уступка права требования долга является возмездной, то есть новый кредитор выплачивает первоначальному кредитору вознаграждение, размер которого оговаривается соглашением между ними. Величина такой выплаты чаще всего меньше суммы переданной задолженности, т. к. иначе у нового кредитора не будет причин для покупки долга. В то же время закон не запрещает и безвозмездную уступку права требования новому кредитору.

Когда можно сделать перевод долга

Закон говорит о том, что уступить новому кредитору можно долги по любым обязательствам, за исключением предусмотренных законом случаев. В частности, не могут быть переведены по договору цессии права требования, если они неразрывно связаны с личностью кредитора (например, право на алименты, возмещение морального вреда и т. п.). 📌 Реклама Отключить

По общему правилу для передачи долга в порядке переуступки обычно не требуется предварительного получения согласия от должника. Однако в ряде случаев уступка прав возможна только с согласия обязанного лица, в частности:

  • если соглашением между кредитором и должником установлено, что передача долга возможна лишь с согласия последнего;
  • если нормативными актами предусмотрено, что переход права требования допустим лишь при согласии на это должника;
  • если выполнение обязательства тесно связано с личностью кредитора.

К новому кредитору права переводятся в таком же объеме, каком они принадлежали прежнему кредитору. Кроме того, вместе с основным долгом передаются обеспечивающие его обязательства (неустойка и др.). Иные условия договора, долг по которому передается цессионарию, также остаются без изменений. 📌 Реклама Отключить

Нужно отметить, что передать долг можно и тогда, когда уже имеется судебное решение о взыскании задолженности в пользу первоначального кредитора. В этом случае после оформления договора цессии понадобится обратиться в суд, который вынесет определение о замене стороны по делу. Далее с этим определением и договором переуступки нужно обратиться в службу судебных приставов.

Форма и существенные условия договора цессии

Образец договора.

Соглашение об уступке прав следует заключать в такой же форме, как и тот договор, права по которому передаются новому кредитору. То есть если основной договор заключен в простой письменной форме, то и договор цессии нужно оформить в простом письменном виде. Если основной договор удостоверен у нотариуса, то и переуступка долга, соответственно, должна быть заверена в нотариальном порядке. Если сделка, права по которой переходят к новому лицу, зарегистрирована в Росреестре, то и договор цессии подлежит регистрации (если иное не предусмотрено нормативными актами).

📌 Реклама Отключить Единственное существенное условие договора переуступки — его предмет. Предметом является право требования, которое переходит к новому кредитору. В тексте договора следует описать суть передаваемого права требования и указать, на основании каких документов оно возникло. При этом совершенно не обязательно отражать в договоре причины и мотивы такой передачи. Договор или судебное решение, из которого вытекает передаваемое право, обязательно прилагается к соглашению о переуступке. Если такой договор имеет приложения, то их также нужно передать новому кредитору.

Все иные условия соглашения об уступке прав относятся к числу дополнительных и включаются в текст соглашения по усмотрению сторон. Более наглядно все вышеперечисленное представлено в образце договора переуступки права требования долга, имеющемся на нашем сайте.

📌 Реклама Отключить

Нюансы договора уступки права

При заключении договора цессии нужно учесть ряд нюансов:

  1. Целесообразно отразить в тексте договора условие о том, кто из сторон и в какой срок сообщает должнику о переходе права требования к цессионарию. Логичнее эту обязанность возложить на нового кредитора, поскольку в силу закона именно на нем лежит риск последствий неизвещения должника.
  2. Если должник, не уведомленный о передаче долга, исполнит обязательство первоначальному кредитору, то он считается выполнившим свою обязанность. А новому кредитору в таком случае придется взыскивать с прежнего кредитора сумму долга, необоснованно им полученную.
  3. Передача права требования может быть оформлена не только двусторонним, но и трехсторонним договором (с участием должника).
  4. В возмездном договоре следует прописать размер и порядок выплаты вознаграждения, которое выплачивает цессионарий. Если стороны заключают безвозмездный договор, то лучше всего прямо отразить в договоре, что у нового кредитора нет обязанности по выплате вознаграждения.
  5. Прежний кредитор не отвечает за исполнение обязательства должником. Исключением будет ситуация, когда он выступит поручителем обязанного лица перед новым кредитором.

Примерный бланк договора переуступки права требования долга

В том случае, если требуется договор переуступки права требования, — образецбланка для него будет выглядеть примерно так: 📌 Реклама Отключить

Договор уступки будущего требования

г. Санкт-Петербург 29 ноября 2018 г.

Общество с ограниченной ответственностью “Гамма” (далее – Цедент) в лице первого заместителя генерального директора Андреева Андрея Андреевича, действующего на основании доверенности от 14 мая 2018 г. N 1345, с одной стороны, и

Общество с ограниченной ответственностью “Янтарь” (далее – Цессионарий) в лице заместителя генерального директора Соколова Александра Ивановича, действующего на основании доверенности от 2 октября 2017 г. N 555, с другой стороны, далее совместно именуемые “Стороны”, заключили настоящий договор (далее – Договор) о следующем.

  1. Предмет Договора

1.1. Цедент уступает, а Цессионарий принимает право требования, которое возникнет у Цедента в будущем в отношении ООО “Сигма” (ОГРН 1087741512597, ИНН 7701234567, далее – Должник).

1.2. Уступаемое требование состоит в истребовании у Должника неосновательного обогащения в размере суммы неотработанного аванса по договору подряда между ООО “Гамма” (заказчик, Цедент) и ООО “Сигма” (подрядчик, Должник) от 08.02.2018 N 3 (далее – Договор подряда).

1.3. Право Цедента на уступаемое требование основано на следующих документах:

  • Договор подряда;
  • платежное поручение от 12.02.2018 N 312 на сумму 7 500 000 (семь миллионов пятьсот тысяч) руб., которое подтверждает факт выплаты Цедентом Должнику аванса по Договору подряда;
  • справка КС-3 от 27.11.2018 N 9/Ф, подписанная Цедентом и Должником, согласно которой сумма неотработанного аванса по Договору подряда составляет 1 027 349 (один миллион двадцать семь тысяч триста сорок девять) руб. 34 коп.

Примечание:

Если вы укажете реквизиты документов, которые подтверждают право цедента на будущее требование, это поможет индивидуализировать требование и уменьшит риск признания договора незаключенным из-за несогласованности его предмета (п. 1 ст. 432 ГК РФ).

1.4. Цессионарию передается требование по возврату неосновательного обогащения в размере суммы неотработанного аванса по Договору подряда, которое составляет 1 027 349 (один миллион двадцать семь тысяч триста сорок девять) руб. 34 коп. Право требовать проценты на сумму неосновательного денежного обогащения остается у Цедента.

Примечание:

Если вы не конкретизируете, в какой части передается требование, оно перейдет в объеме и на условиях, которые существуют к моменту перехода. При этом автоматически перейдут права, обеспечивающие исполнение обязательства, и другие права, связанные с требованием, в том числе право на проценты (п. 1 ст. 384 ГК РФ).

1.5. Уступаемое требование возникнет в момент расторжения Договора подряда.

  1. Цена уступки

2.1. Вознаграждение Цедента за уступку (далее – Вознаграждение) составляет 850 000 (восемьсот пятьдесят тысяч) руб., НДС не облагается.

Примечание:

Если вы не укажете размер вознаграждения, уступка все равно будет считаться возмездной. Ее цена будет определяться как цена уступки аналогичных прав при сравнимых обстоятельствах (п. 3 ст. 423, п. 3 ст. 424 ГК РФ, п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 N 54).

2.2. Цессионарий обязуется уплатить Цеденту Вознаграждение в безналичном порядке на указанный в настоящем Договоре расчетный счет в следующие сроки:

  • 400 000 (четыреста тысяч) руб. – в течение 3 (трех) дней с момента подписания Сторонами двустороннего акта, указанного в п. 3.2 настоящего Договора;
  • 450 000 (четыреста пятьдесят тысяч) руб. – в течение 3 (трех) дней с момента подписания Сторонами двустороннего акта, указанного в п. 3.3 настоящего Договора.
  1. Порядок исполнения Договора

3.1. Право на уступаемое требование переходит к Цессионарию с даты его возникновения.

Примечание:

Вы можете предусмотреть в договоре, что будущее требование переходит позднее (п. 2 ст. 388.1 ГК РФ).

3.2. В течение 3 (трех) дней с даты подписания настоящего Договора Цедент по двустороннему акту передает Цессионарию нотариально удостоверенные копии следующих документов:

  • Договора подряда;
  • платежного поручения от 12.02.2018 N 312 на сумму 7 500 000 (семь миллионов пятьсот тысяч) руб.;
  • справки КС-3 от 27.11.2018 N 9/Ф, подписанной Цедентом и Должником, согласно которой сумма неотработанного аванса по Договору подряда составляет 1 027 349 (один миллион двадцать семь тысяч триста сорок девять) руб. 34 коп.

3.3. В течение 3 (трех) дней с даты возникновения уступаемого требования Цедент по двустороннему акту передает Цессионарию нотариально удостоверенные копии:

  • документа, который подтверждает расторжение Договора подряда;
  • уведомления Должника о переходе требования к Цессионарию.

3.4. Цедент обязуется при необходимости представлять Цессионарию для просмотра оригиналы документов, указанных в п. п. 3.2, 3.3 настоящего Договора, и сообщать ему все сведения, имеющие значение для осуществления требования.

3.5. Цедент обязуется по письменному запросу Цессионария письменно в течение 2 (двух) дней с момента получения запроса сообщать Цессионарию сведения о своих действиях, направленных на расторжение Договора подряда.

3.6. Цедент обязуется уведомить Должника о переходе требования письменным уведомлением. Уведомление должно быть направлено заказным письмом с уведомлением о вручении в течение 2 (двух) дней с даты возникновения уступаемого требования.

3.7. Цедент обязуется передать Цессионарию все полученное от Должника в счет уступаемого требования.

  1. Гарантии Цедента

4.1. Цедент гарантирует Цессионарию, что:

  • основания для возникновения уступаемого требования действительны и существуют;
  • Цедент вправе уступить требование;
  • Цедент не уступал и не будет уступать требование другим лицам;
  • Цедент не совершал и не будет совершать действия, которые могут стать основанием для возражений Должника против уступаемого требования;
  • согласие Должника на уступку требования не нужно, запрет на уступку требования не установлен.

4.2. Цедент обязуется предпринять все необходимые действия для расторжения Договора подряда и заверяет Цессионария, что Договор подряда будет расторгнут не позднее 17 декабря 2018 г.

  1. Ответственность Сторон

5.1. В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения своих обязательств по настоящему Договору Стороны несут ответственность в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации и условиями Договора.

5.2. За нарушение сроков выплаты Вознаграждения, установленных разд. 2 настоящего Договора, Цедент вправе потребовать с Цессионария уплаты неустойки (пени) в размере 0,05% от суммы задолженности за каждый день просрочки.

5.3. За нарушение сроков передачи документов, установленных п. п. 3.2, 3.3 настоящего Договора, Цессионарий вправе потребовать с Цедента уплаты штрафа в размере 0,05% от суммы Вознаграждения за каждый день просрочки.

5.4. За нарушение срока расторжения Договора подряда, установленного п. 4.2 настоящего Договора, Цессионарий вправе потребовать с Цедента уплаты штрафа в размере 0,05% от суммы Вознаграждения за каждый день просрочки.

  1. Изменение и расторжение Договора

6.1. Договор может быть изменен или расторгнут по основаниям и в порядке, установленным действующим законодательством Российской Федерации.

  1. Разрешение споров

7.1. До предъявления иска, вытекающего из Договора, сторона, которая считает, что ее права нарушены, обязана направить другой стороне письменную претензию.

7.2. Сторона вправе передать спор на рассмотрение суда по истечении 15 календарных дней с момента получения претензии другой стороной.

Примечание:

Если вы не включите в договор условие о претензионном порядке, то на разрешение арбитражного суда можно передать (ч. 5 ст. 4 АПК РФ):

· спор о взыскании денежных средств – только по истечении 30 календарных дней со дня направления претензии, если иные срок и (или) порядок не установлены законом;

· иные возникшие из договора споры – без соблюдения досудебного порядка, только если такой порядок не установлен федеральным законом.

  1. Заключительные положения

8.1. Настоящий Договор составлен в 2 (двух) экземплярах – по одному для каждой стороны. Все экземпляры имеют равную юридическую силу.

8.2. Заявления, уведомления, извещения, требования и иные юридически значимые сообщения, которые связаны с возникновением, изменением или прекращением обязательств, основанных на Договоре, должны направляться по адресу, указанному в Договоре в разделе “Адреса и реквизиты сторон”, только одним из следующих способов:

Примечание:

Если вы укажете конкретные адреса и способы доставки, то направление сообщений иными способами и по другим адресам будет ненадлежащим, если отправитель не знал и не должен был знать, что в договоре указан недостоверный адрес (п. 64 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25).

  • курьерской доставкой. Получение документа должно подтверждаться распиской стороны. Расписка должна содержать наименование документа и дату его получения, Ф.И.О. и подпись лица, получившего документ;
  • заказным письмом с уведомлением о вручении.

Примечание:

Вы можете указать иные способы доставки юридически значимых сообщений. Рекомендуем выбирать такие, которые позволят доказать получение сообщения адресатом.

8.3. Если иное не предусмотрено законом, все юридически значимые сообщения по Договору влекут для получающей стороны гражданско-правовые последствия с момента доставки сообщения ей или ее представителю.

8.4. Сообщение считается доставленным и в случае, когда оно поступило лицу, которому направлено, но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним.

Уступка будущего требования – ВС встал на защиту кредиторов

Границы преюдиции, равноправие кредиторов и порядок оспаривания «перехода требований». Эти и другие проблемные вопросы, которые часто вызывают смятение у арбитражных судов, проанализировала коллегия Верховного суда по экономическим спорам. АСВ в рамках дела о банкротстве «Инстройбанка» оспаривало договор цессии.

На днях Коллегия Верховного суда по экономическим спорам (КЭС) рассказала свои мотивы в деле о банкротстве «Муниципального инвестиционного строительного банка» (далее – «Инстройбанк»), где анализировалась проблема момента возникновения права требования, уступаемого по договору цессии. «ВС в очередной раз продемонстрировал прокредиторский подход при толковании и применении законодательства о несостоятельности, что в текущей экономической ситуации представляется полностью оправданным», – комментирует позицию ВС Роман Зайцев, партнер Dentons.

Отправной точкой спора стал инвестиционный контракт, который «Инстройбанк» заключил в 2013 году с Правительством Москвы. Он обязался построить детскую музыкальную школу и перечислить в столичный бюджет $26,6 млн, и за это должен был получить помещения. В процессе обстоятельства изменились: площадь музыкальной школы превысила запланированную, а вот размер передаваемых банку помещений, наоборот, уменьшился.

«Инстройбанк» инициировал судебный процесс (№ А40-73164/2012), и в результате в августе 2012 года суд обязал Правительство Москвы подписать допсоглашение к контракту об уменьшении обязательств банка на $3,4 млн. А через несколько дней «Инстройбанк» уступил право требования этой суммы с властей иностранной компании «Programprom PTE LTD».

Потом произошла пертурбация. Сначала решение суда об изменении контракта отменила апелляция, затем (в августе 2013 года) у «Инстройбанка» и вовсе отозвали лицензию. Возбудили дело о банкротстве (№ А40-143265/2013), уже после чего банк вновь добился признания допсоглашения действительным. После вступления в законную силу решения об этом (январь 2014 года) Programprom PTE LTD как цессионарий потребовала в суде с Правительства Москвы те самые $3,4 млн переплаты по контракту (№ А40-91248/2014). И добилась своего.

Но на этом перипетии с $3,4 млн не закончились, а дошли до коллегии ВС. В рамках дела о банкротстве Агенство по страхованию вкладов (АСВ) как конкурсный управляющий потребовало признать договор цессии и состоявшийся на основании него переход требования недействительными. Три инстанции АСВ полностью отказали: сделка уступки была совершена за пределами периода подозрительности (за год до банкротства) – этим обосновали суды свою позицию.

Перед должником все равны

КЭС под председательством Ивана Разумова согласилась с нижестоящими судами в том, что оснований для признания недействительным самого договора цессии нет. А вот в вопросе «перехода прав» по нему суды, по мнению ВС, разобрались плохо. В первую очередь, проигнорировали тот факт, что объектом спорной сделки было именно будущее требование.

Такой позиции придерживался и сам цессионарий «Programprom PTE LTD», взыскивая переплату с Правительства Москвы (№ А40-91248/2014). Этим же руководствовался в рамках данного спора и суд, который на этом основании не стал применять положения об истечении срока исковой давности. Все это КЭС упомянула в своем определении. «ВС в очередной раз обратил внимание на границы преюдиции, указав, что хотя правовая квалификация сделки не имеет преюдициального значения, но не может игнорироваться судом при рассмотрении последующего дела», – комментирует этот момент Зайцев.

По общему правилу будущее требование переходит к цессионарию с момента его возникновения у цедента, напомнила в своем определении КЭС. До конкурсного производства в отношении «Инстройбанка» требование к Правительству Москвы о возврате переплаты еще не возникло (оно было открыто в ноябре 2013 года, а решение об обязании властей подписать допсоглашение к инвестконтракту вступило в силу в январе 2014-го). И значит, не могло перейти от банка к Programprom PTE LTD.

Получается, что это требование согласно Закону о банкротстве поступило в конкурсную массу, а обязательство банка по передаче его Programprom PTE LTD трансформировалось в денежное, которое уже должно рассматриваться в порядке банкротного законодательства. Таким образом, переход требования от цедента к цессионарию стал невозможным, резюмируется в определении ВС. В ином случае получилось бы преимущественное (по отношению к другим кредиторам «Инстройбанка») удовлетворение обязательства перед Programprom PTE LTD.

Так как нижестоящие суды никак не оценили это обстоятельство, то и не разобрались с расчетами. Не устанавливали, перечислило или нет в итоге Правительство спорную сумму Programprom PTE LTD. Именно поэтому спор в части применения последствий признания перехода требования не соответствующим закону отправился на новое рассмотрение.

Какие тенденции

«КЭС вполне последовательно исходит из невозможности исполнения обязательств должника после начала конкурсного производства иначе, как в порядке Закона о банкротстве с пропорциональным распределением полученных средств между всеми кредиторами», – комментирует решение Никита Калиниченко, юрист Nektorov, Saveliev & Partners. Таким образом ВС проводит линию недопустимости формального рассмотрения дела, указывая, что требования конкурсного управляющего об оспаривании договора цессии необходимо квалифицировать как иск о признании за должником права на имущественное требование к третьему лицу, поясняет Калиниченко.

КЭС в очередной раз демонстрирует приоритет интересов кредиторов и необходимость соблюдения их «равноправия», поддерживает позицию ВС Юлия Карпова, руководитель судебной практики «Инфралекс». Интересна, по ее мнению, и еще одна тенденция: арбитражный суд сам квалифицирует сложившиеся отношения и заявленные требования.

Так, предметом требований АСВ было «признание недействительным перехода к иностранной компании требования… о возврате неосновательного обогащения». ВС, в свою очередь, «признал не соответствующим закону переход к частной компании… требования о возврате неосновательного обогащения». АСВ в обоснование ссылалось на положения главы III.1 Закона о банкротстве (специальные основания оспаривания сделок), а также статьи 10, 168 ГК РФ о недействительности сделок, совершенных при злоупотреблении правом. КЭС же посчитала переход прав незаконным на основании ст. 131, 126, 134 Закона о банкротстве, устанавливающих порядок формирования и продажи конкурсной массы должника, а также порядок удовлетворения требований реестровых кредиторов, поясняет Карпова.

«По существу ВС, следуя расширительному подходу к категории сделок, которые могут выступить объектом оспаривания, подтвердила допустимость требований о признании недействительным перехода требования, хотя при этом была использована иная терминология», – обращает также внимание и Зайцев.

Энциклопедия решений. Согласие должника на заключение договора цессии

Согласие должника на заключение договора цессии

По общему правилу уступить права кредитора по обязательству можно без согласия должника. Такое согласие необходимо в случае, если это предусмотрено договором, из которого возникло уступаемое обязательство. Кроме того, необходимость получить согласие должника на переход прав кредитора к другому лицу может быть предусмотрена законом (п. 2 ст. 382 ГК РФ). Так, право на получение неденежного исполнения может быть уступлено без согласия должника, если уступка не делает исполнение его обязательства значительно более обременительным для него (п. 4 ст. 388 ГК РФ)*(1). При перевозке груза по чартеру фрахтователь вправе уступить свои права по договору морской перевозки груза третьим лицам только с согласия перевозчика (ст. 121 Кодекса торгового мореплавания РФ от 30.04.1999 N 81-ФЗ). Перемена лиц по концессионному соглашению путем уступки требования или перевода долга допускается с согласия концедента (ч. 2 ст. 5 Федерального закона от 21.07.2005 N 115-ФЗ «О концессионных соглашениях»).

Также не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника (п. 2 ст. 388 ГК РФ).

Критериев оценки существенности личности кредитора закон не предусматривает, поэтому при возникновении спора суд в каждом конкретном случае определяет степень значения личности кредитора для должника путем толкования условий основного обязательства. При этом должник, будучи заинтересованным лицом, должен представить доказательства того, что личность кредитора имеет для него существенное значение (см. постановления ФАС Центрального округа от 28.12.2007 N А14-7260/2006/284/8-И и от 21.11.2006 N А14-28715-2005/30/29-и). Вывод судов о существенности для должника личности кредитора может основываться, например, на особом характере отношений сторон, при котором способ исполнения одного из обязательств обусловлен исполнением другого обязательства между теми же лицами (см. постановления ФАС Уральского округа от 05.03.2009 N Ф09-5812/08-С4, ФАС Поволжского округа от 05.04.2004 N А57-9211/03-13).

Отметим, что в судебной практике длительное время не существовало однозначного правового подхода к вопросу о том, необходимо ли получить согласие заемщика на уступку прав по кредитному договору банком или иной кредитной организацией лицу, не имеющему лицензии на право осуществления банковских операций (на практике таким лицом зачастую является коллекторское агентство). Так, арбитражная практика придерживалась мнения о том, что в законодательстве отсутствует норма, которая бы устанавливала необходимость получения согласия заёмщика-гражданина на уступку кредитной организации требований, вытекающих из кредитного договора, а следовательно, банк может уступить эти требования другому лицу, в том числе и не обладающему статусом кредитной организации (п. 16 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 146, постановление ФАС Дальневосточного округа от 20.09.2012 N Ф03-4238/12). Верховный Суд РФ сформулировал позицию, согласно которой передача права требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, недопустима, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении (п. 51 Постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2012 N 17). Из этой позиции, применявшейся при рассмотрении споров судами общей юрисдикции, следует, что согласие заемщика — физического лица на уступку требований по кредитному договору должно быть выражено в договоре, заключенном между ним и банком. В правоприменительной практике судами высказывалось мнение о том, что такое согласие может быть выражено, в частности, в анкете — заявлении гражданина на получение кредита (определение Санкт-Петербургского городского суда от 18.07.2012 N 33-9085). Однако такая правовая позиция судов общей юрисдикции, поскольку она касается кредитных договоров, заемщиками по которым являются граждане, получающие кредит для целей, не связанных с предпринимательской деятельностью (договоров потребительского кредита), имеет значение только для договоров, заключенных до 01.07.2014. Для договоров потребительского кредита, которые заключены после этой даты, возможность уступки прав (требований) банком иным лицам, в том числе не являющимся кредитными организациями, прямо предусмотрена законом. Такая возможность может быть ограничена федеральным законом или кредитным договором, если он содержит условие о запрете уступки, согласованное при его заключении в установленном законом порядке. При этом заемщик сохраняет в отношении нового кредитора все права, предоставленные ему в отношении первоначального кредитора в соответствии с федеральными законами (п. 3 ч. 1 ст. 3, ч. 1 ст. 12 Федерального закона от 21.12.2013 N 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)».

Добавим, что закон не устанавливает требование к форме и способу выражения должником своего согласия на уступку права (требования) в случаях, когда такое согласие необходимо в соответствии с законом или договором. Если стороны предусматривают в договоре необходимость получения согласия должника на уступку прав по обязательству, возникающему из такого договора, они вправе определить и порядок получения согласия. В частности, договором может быть предусмотрено, что должник дает согласие на цессию путем подписания соглашения об уступке требования либо предоставления письменного заявления о своем согласии на эту сделку (постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 20.12.2010 по делу N А45-6821/2010, Второго ААС от 04.10.2011 N 02АП-5750/11). При отсутствии в договоре таких условий факт наличия или отсутствия согласия должника на уступку прав по обязательству будет устанавливаться судом с учетом конкретных обстоятельств.

Отметим также, что в отдельных случаях суды приходят к выводу о том, что совершение должником таких действий, как осуществление расчетов по договору и подписание актов сверок с новым кредитором, свидетельствует о его согласии на совершение сделки цессии (решение Арбитражного суда Свердловской области от 02.03.2010 N А60-52070/2009-С4). Однако во многих других ситуациях судебная практика придерживается принципиально иного подхода, подчеркивая, что согласие должника на уступку права (требования) должно быть получено в письменной форме до заключения договора цессии, последующее признание долга не свидетельствует о согласии должника с уступкой прав кредитора третьему лицу (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 13.12.2010 по делу N А33-21668/2009, определение ВАС РФ от 26.11.2010 N ВАС-15601/10).

Поэтому с целью минимизации рисков оспаривания сделки цессии представляется важным получить в необходимых для этого случаях письменное согласие должника на уступку права (требования) не позднее момента заключения договора цессии. Такое согласие может быть дано путем подписания должником трехстороннего соглашения о цессии, сторонами которого будут являться первоначальный кредитор, новый кредитор и должник, либо предоставления отдельного документа, из которого будет следовать, что должник согласен на уступку прав по обязательству новому кредитору. В соответствующем документе должно быть явно выражено именно согласие должника на совершение сделки цессии, а не его последующее уведомление о состоявшейся сделке.

Согласие должника на заключение сделки цессии должно содержать указание на предмет этой сделки, то есть, должно позволять определить, на что именно дает свое согласие должник (п. 3 ст. 157.1 ГК РФ).

______________________________

Договор уступки 9

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *