Допрос адвоката в качестве свидетеля

Статья 56. Свидетель

Вопреки доводам, изложенным в апелляционной жалобе, свидетели К., Манаков и К. были допрошены в судебном заседании в соответствии с положениями уголовно-процессуального закона, их показания являются допустимыми доказательствами; данные свидетели дали подробные показания по обстоятельствам, связанным с совершенным Манаковой преступлением, при этом прямо указали на источник своей осведомленности. Кроме этого, свидетелю К., являющемуся сыном подсудимой, председательствующим были разъяснены его права, предусмотренные ст. 56 УПК РФ, в том числе право не свидетельствовать против себя и своей матери; данные положения закона свидетелю были понятны, после этого он согласился дать показания по делу и дал их.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 26.01.2017 N 5-АПУ17-2 Приговор: По п. п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство; по п. п. «б», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ за разбой. Определение ВС РФ: Приговор изменен, исключены из числа допустимых доказательств показания свидетеля в части изложения им сведений по обстоятельствам преступления, полученных им при опросе осужденного.

Вместе с тем в обоснование своих выводов о виновности Костенко и Иванова в совершении преступления суд сослался, в том числе, на показания допрошенного в качестве свидетеля оперуполномоченного П. об обстоятельствах совершения осужденными убийства, ставших ему известными из беседы с осужденным Костенко. Однако положения ч. 3 ст. 56 УПК РФ, определяющие круг лиц, которые не могут быть допрошены в качестве свидетелей, не исключают возможность допроса дознавателя и следователя, проводивших предварительное расследование по уголовному делу, в качестве свидетелей, в том числе об обстоятельствах производства отдельных следственных и иных процессуальных действий. При этом эти положения, подлежащие применению в системной связи с другими нормами уголовно-процессуального законодательства, не дают оснований рассматривать их как позволяющие суду допрашивать дознавателя и следователя о содержании показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым.

Апелляционный приговор Верховного Суда РФ от 24.01.2017 N 91-АПУ17-1 Приговор: По ч. 4 ст. 111 УК РФ за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. Определение ВС РФ: Приговор отменен, осужденные признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ; осужденным назначено наказание — двенадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на один год.

Исходя из правового смысла положений ч. 1 ст. 56 УПК РФ, показания свидетелей об их впечатлениях, догадках, мнениях, не являются тем юридическим аспектом, на основе которого должна быть сформулирована оценка суда о показаниях свидетеля.

«Обзор практики Конституционного Суда Российской Федерации за 2016 год»

45. Постановлением от 20 июля 2016 года N 17-П Конституционный Суд дал оценку конституционности положений частей второй и восьмой статьи 56, части второй статьи 278 и главы 40.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Определение Конституционного Суда РФ от 26.01.2017 N 13-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Гриднева Игоря Валерьевича на нарушение его конституционных прав частями первой и восьмой статьи 56, частью второй статьи 278 и частью третьей статьи 317.6 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации осужденный по приговору суда гражданин И.В. Гриднев просит признать не соответствующими статьям 45, 46 и 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации части первую и восьмую статьи 56 «Свидетель», часть вторую статьи 278 «Допрос свидетелей» и часть третью статьи 317.6 «Основания применения особого порядка проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве» УПК Российской Федерации.

Определение Конституционного Суда РФ от 20.12.2016 N 2751-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Редькина Олега Борисовича на нарушение его конституционных прав частями второй и восьмой статьи 56, статьей 90, частью второй статьи 278 и главой 40.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин О.Б. Редькин оспаривает конституционность частей второй и восьмой статьи 56 «Свидетель», статьи 90 «Преюдиция», части второй статьи 278 «Допрос свидетелей» и главы 40.1 «Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве» УПК Российской Федерации и утверждает, что они противоречат статьям 45, 46 и 49 Конституции Российской Федерации, поскольку позволили суду в вынесенном в отношении него обвинительном приговоре признать преюдициальное значение приговоров, постановленных в особом порядке в отношении иных лиц, заключивших досудебное соглашение о сотрудничестве, притом что данные лица не были включены в список свидетелей (обвиняемых) по основному уголовному делу.

Определение Конституционного Суда РФ от 20.12.2016 N 2731-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Абатурова Ивана Николаевича на нарушение его конституционных прав пунктом 3 части второй и частью седьмой статьи 42, пунктом 1 части четвертой и частью восьмой статьи 56, пунктом 6 части второй статьи 74, частью шестой статьи 141, частями первой и первой.2 статьи 144 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин И.Н. Абатуров, осужденный за совершение преступления, просит признать не соответствующими статье 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации пункт 3 части второй и часть седьмую статьи 42 «Потерпевший», пункт 1 части четвертой и часть восьмую статьи 56 «Свидетель», пункт 6 части второй статьи 74 «Доказательства», часть шестую статьи 141 «Заявление о преступлении», части первую и первую.2 статьи 144 «Порядок рассмотрения сообщения о преступлении» УПК Российской Федерации в той мере, в какой они, по его мнению, допускают возможность использования при осуществлении производства по уголовному делу в качестве доказательств таких документов, которые получены органом дознания с нарушением требований данного Кодекса.

Определение Конституционного Суда РФ от 20.12.2016 N 2730-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Литвинова Руслана Леонидовича на нарушение его конституционных прав статьей 16, частью четвертой статьи 46, частью третьей статьи 49, частью третьей статьи 56 и частью пятой статьи 164 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

часть третью статьи 56 «Свидетель», как позволяющую следователю, по мнению заявителя, допрашивать в качестве свидетеля лицо, в отношении которого имеется подозрение в совершении преступления, лишая его тем самым права на получение юридической помощи за счет государства;

Так как свидетели не относятся к участникам процесса, наделенным правом заявлять ходатайства, не предусмотренные ст. 56 УПК РФ, суд был вправе не рассматривать по существу заявление И. в ходе его допроса об истребовании названного им документа. Кроме того, сообщаемым свидетелем обстоятельствам суд имел возможность дать и на основе иных представленных доказательств.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 09.12.2016 N 56-АПУ16-25 Приговор: По ч. 5 ст. 228.1 УК РФ за незаконное производство наркотических средств в особо крупном размере; по п. п. «а», «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ за незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере; по ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ за приготовление к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере. Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения.

Кроме того, ссылки апелляционных жалоб на постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20 июля 2016 года N 17-П, которым признано, что положения ст. 56 ч. ч. 2 и 8, ст. 278 ч. 2 и главы 40.1 УПК РФ предполагают, в частности, при допросе по основному делу обвиняемого, дело в отношении которого выделено в отдельное производство в связи с заключением досудебного сотрудничества, предупреждение его о предусмотренных главой 40.1 УПК РФ последствиях нарушения обязательств, указанных в досудебном соглашении о сотрудничестве, не могут быть признаны основанием для отмены или изменения приговора в отношении Матвейчева А.А. и Разанова В.Ю., поскольку данное решение Конституционного Суда Российской Федерации вынесено позже оспариваемого приговора.

КС разъяснил, в каких случаях возможен допрос адвоката

Фото: YouTube

Конституционный суд РФ вынес второе за последние месяцы определение по жалобе на незаконный допрос адвоката, подтвердив свою позицию, ранее высказанную по схожему заявлению (см. на Legal.Report ).

Адвокат и его клиент пожаловались в КС на неконституционность ряда статей УПК РФ и закона о Следственном комитете. По их мнению, эти нормы позволяют без предварительного решения суда производить в отношении адвоката оперативно-разыскные мероприятия и следственные действия, в том числе наблюдать за адвокатом, задерживать, осуществлять его привод на допрос в качестве свидетеля, как это было в деле заявителей, допрашивать в этом качестве и применять к нему иные подобные меры. Определением от 11 апреля КС указал, что оспариваемые нормы не нарушают конституционные права заявителей, поскольку не предполагают привод адвоката к следователю для его допроса в качестве свидетеля об обстоятельствах, которые стали известны ему в связи с оказанием юридической помощи, без предварительного судебного решения.

Через неделю, 17 апреля, в КС поступила дополнительная жалоба тех же заявителей на нарушение их конституционных прав положениями тех же статей УПК и закона об СКР. Как отмечалось в заявлении, данные нормы допускают вызов адвоката для проведения с ним следственных действий как со свидетелем без предварительного решения суда. Кроме того, заявители считают, что при рассмотрении вопроса о возможности допросить адвоката в качестве свидетеля суд должен установить, имеется ли согласие на указанное следственное действие лица, которому адвокатом оказывалась, оказывается или будет оказываться юридическая помощь.

КС, сославшись на первое определение по делу заявителей, напомнил авторам жалобы процессуальный режим, в рамках которого возможно проведение следственных действий и оперативно-разыскных мероприятий в отношении адвоката. Так, законом об адвокатской деятельности установлено, что адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием. Корреспондирующие нормы установлены в ч. 3 ст. 56 УПК РФ.

Однако такие гарантии распространяются лишь на те отношения подозреваемых, обвиняемых со своими адвокатами, которые не выходят за рамки оказания собственно профессиональной юридической помощи в порядке, установленном законом. То есть не связаны с носящими уголовно-противоправный характер нарушениями ни со стороны адвоката, ни со стороны его доверителя, ни со стороны третьего лица.

В случае если с учетом приведенных положений допрос адвоката в качестве свидетеля возможен, в соответствии с п. 3 ст. 8 закона об адвокатской деятельности следственные действия допускаются только на основании судебного решения.

Положения оспариваемых норм УПК и закона об СКР не исключают необходимость выполнения правоприменителями всего комплекса мер по охране прав и законных интересов лиц и организаций, предусмотренных уголовно-процессуальным законом.

Что касается доводов дополнительной жалобы о необходимости выяснения судом вопроса о том, имеется ли на такое следственное действие, как допрос адвоката, согласие доверителя, КС указал следующее. В силу положений ч. 3 ст. 56 УПК РФ допрос адвоката об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи, возможен лишь в некоторых случаях – в частности, если о допросе в качестве свидетеля ходатайствует адвокат с согласия и в интересах подозреваемого, обвиняемого либо если о допросе в качестве свидетеля ходатайствует адвокат с согласия лица, которому он оказывал юридическую помощь.

Как следует из материалов дела, адвокат о своем допросе в качестве свидетеля по уголовному делу клиента не ходатайствовал, а потому согласие обвиняемого и других лиц, которым он оказывал юридическую помощь, на такой допрос не выяснялось. При этом КС отметил, что заявители в своей дополнительной жалобе фактически предлагают внести целесообразные, с их точки зрения, изменения в уголовно-процессуальное законодательство, что не входит в компетенцию КС.

В связи с этим КС констатировал, что дополнительная жалоба не отвечает критерию допустимости обращений в суд, а потому не может быть принята им к рассмотрению.

КС РФ запретил следствию искусственно изменять статус адвоката с защитника на свидетеля по тому же делу

suwannar1981.gmail.com / .com

Конституционный Суд Российской Федерации своим «отказным» определением признал незаконным (проведенным вопреки смыслу Уголовно-процессуального кодекса) процессуальный маневр по «выводу» неугодного следствию адвоката из числа защитников обвиняемого по делу: адвоката сначала допрашивают по тому же делу в качестве свидетеля, а затем на этом основании заявляют ему отвод как защитнику (Определение КС РФ от 11 апреля 2019 г. № 863-О).

Поводом послужила жалоба адвоката, с которым следствие и прокурор обошлись именно таким образом. При этом допрос и очная ставка с собственным подзащитным были устроены без предварительного разрешения суда (суд просто отказался рассматривать соответствующее ходатайство следователя). Впоследствии адвокат обжаловал постановление следователя и его действия, связанные с этими допросом и очной ставкой, но суд признал их законными. А когда уже само дело подзащитного стало рассматриваться в суде, сторона обвинения отвела защитника ввиду того, что в данном деле тот является свидетелем.

В своей жалобе в КС РФ адвокат указывал на неконституционность ряда положений УПК РФ и Федерального закона от 28 декабря 2010 г. № 403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации», поскольку они позволяют без предварительного решения суда производить в отношении адвоката ОРМ и следственные действия, в том числе наблюдать за адвокатом, задерживать адвоката, осуществлять его привод на допрос в качестве свидетеля, допрашивать в этом качестве, применять к нему иные подобные меры.

КС РФ отказал в рассмотрении жалобы по существу, однако при этом отметил следующее:

  • Конституция РФ и общепризнанные принципы и нормы международного права гарантируют каждому право на получение квалифицированной юридической помощи. Право пользоваться помощью адвоката (защитника) необходимо предполагает обеспечение конфиденциальности сведений, сообщаемых адвокату его доверителем. Этот элемент отношений является не привилегией адвоката, а гарантией законных интересов его доверителя. Государство должно обеспечивать – и законом, и в правоприменении, – такие условия для эффективного осуществления адвокатами деятельности, чтобы гражданин мог свободно сообщать адвокату сведения, которые он не сообщил бы другим лицам, а адвокат – возможность сохранить конфиденциальность полученной информации;
  • поэтому в РФ сформирован отдельный процессуальный режим, в рамках которого возможно проведение следственных действий и ОРМ в отношении адвоката. В частности, адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием, кроме случаев , если об этом просит сам адвокат, с согласия и в интересах своего подзащитного (ст. 8 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»);
  • допрос адвоката в качестве свидетеля допускается только на основании судебного решения;
  • допрос адвоката в качестве свидетеля, тем более сопряженный с его принудительным приводом, проведенный в нарушение указанных правил без предварительного судебного решения, создает реальную угрозу для адвокатской тайны. Последующий судебный контроль зачастую не способен восстановить нарушенное право доверителя на юридическую помощь: ни признание протокола допроса недопустимым доказательством, ни возвращение отведенному адвокату статуса защитника, ни привлечение следователя к ответственности не могут восполнить урон, нанесенный данному конституционному праву, притом что разглашенная адвокатская тайна уже могла быть использована стороной обвинения в тактических целях;
  • таким образом, оспоренные положения УПК РФ не предполагают привод адвоката к следователю для его допроса в качестве свидетеля об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием им юридической помощи, без предварительного судебного решения;
  • проведение таких процессуальных действий в отношении адвоката, участвующего в уголовном деле в качестве защитника, с применением правовых норм вопреки их смыслу, выявленному КС РФ в его решениях, включая рассматриваемое определение, само по себе не может служить основанием для отстранения этого адвоката от дальнейшего участия в качестве защитника в данном уголовном деле.

(официальная действующая редакция, полный текст статьи 69 ГПК РФ)

1. Свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела. Не являются доказательствами сведения, сообщенные свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности.

2. Лицо, ходатайствующее о вызове свидетеля, обязано указать, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения и разрешения дела, может подтвердить свидетель, и сообщить суду его имя, отчество, фамилию и место жительства.

3. Не подлежат допросу в качестве свидетелей:

1) представители по гражданскому или административному делу, или защитники по уголовному делу, делу об административном правонарушении, или медиаторы, судебные примирители — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей представителя, защитника или медиатора, судебного примирителя;

2) судьи, присяжные или арбитражные заседатели — о вопросах, возникавших в совещательной комнате в связи с обсуждением обстоятельств дела при вынесении решения суда или приговора;

3) священнослужители религиозных организаций, прошедших государственную регистрацию, — об обстоятельствах, которые стали им известны из исповеди.

4) арбитр (третейский судья) — об обстоятельствах, ставших ему известными в ходе арбитража (третейского разбирательства).

4. Вправе отказаться от дачи свидетельских показаний:

1) гражданин против самого себя;

2) супруг против супруга, дети, в том числе усыновленные, против родителей, усыновителей, родители, усыновители против детей, в том числе усыновленных;

3) братья, сестры друг против друга, дедушка, бабушка против внуков и внуки против дедушки, бабушки;

4) депутаты законодательных органов — в отношении сведений, ставших им известными в связи с исполнением депутатских полномочий;

5) Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации — в отношении сведений, ставших ему известными в связи с выполнением своих обязанностей;

5.1) Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по правам ребенка, уполномоченные по правам ребенка в субъектах Российской Федерации — в отношении сведений, ставших им известными в связи с выполнением своих обязанностей;

6) Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей, уполномоченные по защите прав предпринимателей в субъектах Российской Федерации — в отношении сведений, ставших им известными в связи с выполнением своих обязанностей.

Комментарий к статье 69 ГПК РФ в новой редакции

Положения статьи 69 ГПК РФ своим содержанием определяют понятие такой категории в гражданском процессе, как показания свидетелей.

Свидетель — это прежде всего, физическое лицо, обладающее информацией, которая впоследствии может иметь значение при разрешении данного конкретного дела.

В роли свидетеля не может выступать лицо, являющееся одновременно стороной по делу. Также это относится к лицам, имеющим свой личный интерес, в разрешении дела определенным образом. Учитывая эти требования, суд обязательно должен выяснить характер взаимоотношений допрашиваемого свидетеля с каждой из сторон процесса — для исключения факта заинтересованности.

Более детально перечень требований к лицам, выступающим в роли свидетелей по делу гражданского характера, определяется комментируемой статьей. Так, гражданские представители, присяжные, судебные работники, и священники не могут свидетельствовать о событиях и фактах, которые они узнали в процессе исполнения своих профессиональных обязанностей.

Возраст с наступления которого лицо может выступать свидетелем в гражданском судопроизводстве не установлен, но в отношении несовершеннолетних установлен определенный порядок допроса (статья 179 ГПК РФ). Лица в возрасте с 14 до 16 лет могут быть допрошены только в присутствии педагогического работника.

Показания свидетеля — это прежде всего доказательства, поэтому они обязательно должны обладать всеми признаками присущими данной категории, которые указаны в статьях процессуального законодательства (статьи 59 ГПК РФ).

В судебной инстанции степень важности никаких из доказательств не может быть заранее установлена. Поэтому перед тем как приобщить к материалам дела в качестве доказательств показания свидетеля суд обязательно должен оценить их в соответствии со статьей 67 ГПК РФ. При проведении оценочных действий относительно свидетельских показаний судьей устанавливаются их допустимость, относимость к делу и степень их достоверности.

Результаты оценки показаний как доказательной базы находят свое отражение в решении суда, где указывается на каком основании показания приняты во внимания или, напротив, отвергнуты.

В некоторых случаях показания свидетелей в качестве доказательств недопустимы. Например, при несоблюдении письменной формы сделки сторона, в случае возникновения спора, лишается права ссылаться на свидетельские показания в подтверждение сделки и ее условий.

Для вызова свидетелей заявите ходатайство по образцу: Заявление о вызове свидетелей.

Таким образом, положения статьи 69 ГПК РФ позволяют определить исчерпывающий круг лиц, которые могут быть допрошены в качестве свидетелей по делу.

В новой редакции статьи из числа свидетелей исключаются лица, которые являлись судебными примирителями.

Дополнительный комментарий к статье 69 ГПК РФ

Лица, вызванные в качестве свидетелей, не могут в одном и том же процессе совмещать это положение с процессуальным положением других участников.

Свидетель — лицо, вызываемое в суд для сообщения сведений о непосредственно воспринятых им или сообщенных ему фактах, имеющих значение для правильного разрешения дел. Свидетель не является субъектом материально-правовых отношений и в отличие от лиц, участвующих в деле, не имеет юридической заинтересованности в его исходе. Это не означает, что у него не может быть иных форм заинтересованности, вытекающих из отношений товарищества, родства, симпатий и антипатий, связей по работе, совместного проживания в доме и т.д. Не случайно в законе говорится, что председательствующий выявляет отношение свидетеля к лицам, участвующим в деле (ч. 2 ст. 177 ГПК РФ).

Не имеет юридической заинтересованности в исходе дела и эксперт. Но свидетель в отличие от него никаких специальных исследований по делу не проводит. Он становится носителем доказательственной информации в результате стечения обстоятельств, в результате того, что попадает в какую-либо связь с воспринимаемыми фактами.

Процессуальный закон (ч. 3 ст. 69 ГПК РФ) содержит ограничения, препятствующие допросу лица в качестве свидетеля.

Так, ограничение связано с адвокатской тайной, обеспечивающей доверительные отношения между представителями по гражданскому делу и представляемыми, а также между защитниками и обвиняемыми. Не может быть допрошен в качестве свидетеля судья об обстоятельствах обсуждения в совещательной комнате вопросов, возникших при вынесении решения или приговора, священнослужители — об обстоятельствах, которые им стали известны на исповеди. В силу п. 1 ст. 51 Конституции РФ никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников. К числу близких родственников отнесены дети, братья и сестры, дедушка и бабушка, внуки.

В соответствии с правилом относимости доказательств (ст. 59 ГПК) лицо, ходатайствующее о вызове свидетеля, обязано указать, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, может он подтвердить, и сообщить о нем необходимые сведения. Судья (суд) должен проанализировать уже имеющиеся доказательства, чтобы решить, нужен ли свидетель по делу, сколько вообще требуется свидетелей. Забвение этих процессуальных правил приводит к нарушению принципа процессуальной экономии, отрыву от повседневной практической деятельности большого количества людей, снижению культуры процесса.

Закон не устанавливает возраста, с достижением которого лицо может быть допрошено в суде в качестве свидетеля. Свидетелями могут быть и дети, если они по физическому и психическому развитию способны правильно воспринимать события окружающей действительности и давать о них правильные показания. Несовершеннолетние свидетели допрашиваются судом с соблюдением определенных правил (ст. 179 ГПК).

Нормами права установлены случаи, когда свидетельские показания не допускаются. Например, если договор должен быть заключен в письменной форме. Несоблюдение требуемой законом письменной формы лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки на свидетельские показания (ст. 60 ГПК).

Согласно статье 69 ГПК РФ могут отказаться давать свидетельские показания депутаты законодательных органов государственной власти в отношении сведений, ставших им известными в связи с исполнением депутатских обязанностей, а также Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, уполномоченные по защите прав предпринимателей. А в связи с внесением изменений в 2019 году в статью 69 ГПК РФ, еще и Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по правам ребенка, уполномоченные по правам ребенка в субъектах Российской Федерации.

О работе адвоката при допросе свидетеля по уголовному делу

1. Вступление. Важность участия адвоката в допросе свидетеля, доказательственное значение допроса

Допросу свидетеля отводится ключевое, первостепенное доказательственное значение как в теории, так и в практике уголовного судопроизводства. Зачастую во многих уголовных делах значимые обстоятельства устанавливаются исключительно на основании свидетельских показаний. Более того, именно допрос свидетеля является наиболее любимым и интересным мероприятием в скучной рутине уголовного судопроизводства для подавляющего большинства следователей, государственных обвинителей и судей, а потому все они умеют допрашивать более-менее сносно (к понятию «умение допрашивать» современные российские уголовные реалии относят не только умение задавать вопросы, но и умение нужным образом для выстраивания обвинительной версии фиксировать ответы в протоколе).

К сожалению, далеко не все адвокаты отводят участию в данном следственном действии то внимание, которое отводить следовало бы. Многие и вовсе относятся к значимости сопровождения свидетеля на допрос скептически: основную работу ведь выполняет лицо, производящее допрос, а к функции адвоката уголовно-процессуальное законодательство в этой части подходит крайне ограниченно, отводя нам крайне незначительный объем прав. Некоторое недоверие к необходимости приглашения на допрос адвоката имеется и у потенциальных доверителей: свидетелю ведь вроде как ничего не грозит, его задача лишь – правдиво отвечать на вопросы следователя, который тоже подливает масла в топку недоверия к адвокату, заявляя, что если свидетель воспользовался юридической помощью, то ему наверняка есть, что скрывать.

По этой причине, а также по причине того, что юридическая помощь свидетелю зачастую носит разовый характер, а, следовательно, гонорар за такую работу вряд ли может обеспечить адвоката материально на длительный срок, недостаток внимания к процедуре подготовки свидетеля к допросу и участию в самом допросе порождает целый ряд негативных последствий для доверителя, некоторые из которых разрешить бывает невозможно или практически невозможно.

Что касается потенциальных рисков, которые грозят свидетелю в связи с допросом, то наряду с очевидными, связанными с возможным привлечением к уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и дачу заведомо ложных показаний, зачастую имеются и риски последующего задержания или предъявления обвинения по тому делу, по которому производится первичный допрос в статусе свидетеля. Наиболее часто такие ситуации возникают по уголовным делам в сфере экономики, возбужденным по факту совершения преступления, а не в отношении конкретных лиц.

В этой связи представляется очевидным, что к подобным рискам нельзя относиться поверхностно, а потому роль адвоката, тех рекомендаций, которые он дает, и защитных мероприятий, которые совершаются в связи с вызовом на допрос, крайне высока.

Переходя к конкретным рекомендациям по вопросу оказания юридической помощи свидетелям при допросе вынужден, как и во всех своих текстах рекомендательного характера, оговориться, что они основаны на моем собственном практическом опыте работы в качестве адвоката по уголовным делам и должны быть, по моему мнению, полезны для чуть менее опытных коллег. Что касается коллег, умудренных опытом, то, как и обычно, я буду рад обменяться мнениями относительно тех или иных тактических приемов, почерпнуть для себя что-то новое, поэтому с интересом откликнусь на любые познавательные комментарии. Критика также приветствуется и с удовольствием анализируется автором.

2. Задачи, которые решает для своего доверителя адвокат в связи с участием в допросе

Безусловно, любой человек, обращаясь к адвокату за юридической помощью, преследует определенные цели. При этом эти цели могут быть явными, то есть такими, которые доверитель может для себя четко сформулировать, а могут быть скрытыми, то есть теми, которые ему с учетом имеющегося опыта, помогает сформулировать адвокат.

Давайте попробуем разобраться, как именно может помочь адвокат своему доверителю, вызванному на допрос в качестве свидетеля. Я бы сформулировал стоящие задачи в их последовательности следующим образом:

1. Первоначальный юридический анализ ситуации, в связи с которой, по мнению доверителя, он вызван на допрос.
2. Оценка уголовно-правовых рисков возможного привлечения к уголовной ответственности применительно к данной ситуации, а также возможного привлечения к уголовной ответственности лиц, за судьбу которых доверитель переживает.
3. Рекомендации относительно минимизации имеющихся рисков, помощь в формировании позиции для допроса.
4. Разъяснение порядка проведения следственного действия, имеющихся у свидетеля прав, описание каждого из возможных вариантов развития ситуации при допросе.
5. Обеспечение психологического спокойствия до начала и в процессе проведения следственного действия.
6. Обеспечение соблюдения прав свидетеля непосредственно в процессе допроса, исключение фактов оказания давления на свидетеля, применения незаконных форм воздействия в целях получения выгодных следователю показаний.
7. Установление рабочего контакта со следователем, получение дополнительной информации об обстоятельствах уголовного дела и его дальнейших перспективах для доверителя.
8. Получение копии протокола допроса, изготовление выписки из протокола допроса для приобщения к адвокатскому досье и предоставления доверителю.
9. Анализ ситуации по результатам допроса, разъяснение доверителю возможных рисков и перспектив уголовного дела.
10. Рекомендации по результатам допроса относительно возможной минимизации рисков.

Как мы видим несмотря на то, что сам по себе допрос свидетеля может занять относительно непродолжительное время, объем задач, который должен для себя ставить и в последующем разрешать для своего доверителя адвокат, весьма внушителен, что еще раз свидетельствует и о значимости выполняемой работы для доверителя, и о том, что такая работа с учетом ее объемов не может стоить дешево, как то ошибочно оценивают некоторые коллеги.

3. Подготовка к допросу свидетеля на стадии предварительного расследования

Говоря о процессе подготовки к производству допроса, могу отметить, что по моим наблюдениям, время такой подготовки должно как минимум в 2-3 раза превышать время проведения самого следственного действия.

В целом на практике идеальный для доверителя допрос свидетеля должен, по моему мнению, выглядеть следующим образом:

• свидетель с адвокатом заходят в кабинет к следователю, адвокат передает следователю заранее сформулированную письменную позицию;
• тот знакомится с данной позицией, задает несколько уточняющих вопросов, на которые свидетель с учетом ранее данной адвокатом консультации дает спокойные ответы;
• следователь распечатывает протокол допроса, который адвокат со свидетелем после внимательного прочтения и необходимого внесения замечаний подписывают;
• адвокат фотографирует протокол или делает выписку из протокола (если следователь не разрешает фотографировать), после чего они вместе со свидетелем уходят.

В процессе допроса адвокат прямо или косвенно выясняет у следователя возможные перспективы уголовного дела и риски для свидетеля, а по окончании допроса предоставляет доверителю полученную от следователя копию протокола или изготовленную собственноручно выписку из протокола с содержанием показаний. Аналогичную копию или выписку адвокат приобщает к своему адвокатскому досье для возможной работы с данным документом на случай последующих следственных действий с доверителем.

Естественно, я нарисовал идеальную картину допроса. На практике все может пойти не так или совсем не так, но это то, к чему мы будем стремиться в процессе подготовки к следственному действию.

Заранее необходимо оговорить, что мы обсуждаем ситуацию наличия у адвоката определенного времени для подготовки при обращении доверителя за юридической помощью до производства следственного действия. Случаи фактического задержания лица, внезапной доставки его для допроса и звонков от родственников с просьбой срочно выехать к следователю для оказания юридической помощи задержанному, в отношении которого уже в дальнейшем выясняется, что он по результатам допроса остается в статусе свидетеля, в рамках заданного формата текста обсуждать, на мой взгляд, нецелесообразно, поскольку подобные ситуации гораздо ближе к оказанию юридической помощи подозреваемому на первоначальном этапе и требуют совершения несколько иных защитительных мероприятий. Подготовка соответствующего текста рекомендательного характера по этому поводу также запланирована.

С чего же начинается подготовка к допросу? В первую очередь с первичной беседы с доверителем, у которого следует выяснить:

— кто и каким образом вызвал его на допрос?
— было ли ему назначено точное время?
— знает ли он, по какому делу и в связи с какими обстоятельствами его вызвали на допрос?
— что ему известно об обстоятельствах данного дела, привлечен ли к ответственности по делу кто-то из его знакомых, допрашивался ли кто-то еще по данному делу и какую позицию занимал?
— видит ли он сам для себя какие-либо риски в связи с данным уголовным делом, если да, то какие именно?
— допрашивали ли его по данному уголовному делу ранее, если да, то какие он давал показания?
— опрашивали ли его оперативные сотрудники на стадии доследственной проверки, если да, то какие давались пояснения?
— проводились ли в отношении него какие-либо иные следственные действия, либо гласные оперативно-розыскные мероприятия?
— имеются ли у него какие-либо документы или иные материальные свидетельства (фотографии, рисунки, аудио-видео записи и т.п.), подтверждающие его позицию по отношению к обстоятельствам уголовного дела?
— в случае наличия, по мнению доверителя, возможных рисков привлечения к уголовной ответственности, какими сведениями и доказательствами может располагать следователь для подобных выводов?

На практике наиболее часто адвокат сталкивается с ситуацией, когда доверителю известно, в связи с какими обстоятельствами его вызывают на допрос, и он более-менее ясно может сформулировать собственную позицию по отношению к данным обстоятельствам.

В такой ситуации адвокат после первичной беседы с доверителем, ознакомления с предоставленными ими документами (в случае их наличия) разъясняет лицу, вызванному на допрос, его процессуальные права, а также порядок производства следственного действия, как регламентированный уголовно-процессуальным законодательством, так и складывающийся на практике. Напомню, что идеальный для доверителя порядок допроса, к которому мы будем стремиться, был описан выше, но необходимо будет обсудить со свидетелем и любые возможные отклонения от данного порядка, и поведение свидетеля в этой ситуации. Например, следователь откажется от приобщения письменной позиции, предложит отвечать на вопросы не в рамках свободного рассказа, а в жестком режиме «вопрос-ответ», не давая адвокату корректировать в процессе позицию допрашиваемого лица, а тем более, давать за него пояснения.

Далее адвокат проводит письменный опрос доверителя по обстоятельствам уголовного дела, помогая в формировании защитной позиции на случай возможного привлечения к уголовной ответственности. При этом адвокат в обязательном порядке выясняет обстоятельства, подлежащие обязательному доказыванию по уголовному делу (время, место, способ совершения преступления и т.п.), а также отношение к ним доверителя. Подготовленная письменная позиция должна быть направлена на минимизацию возможных рисков для допрашиваемого лица, в связи с чем в процессе подготовки такой позиции адвокат ставит себя на место следователя, выискивая слабые моменты в позиции, после чего объясняет и сглаживает их в подготовленном письменном тексте. Следует отметить, что некоторые ответы на вопросы со стороны опрашиваемого свидетеля адвокат не обязательно должен отражать в подготавливаемой письменной позиции. Случается, что ряд моментов наоборот лучше обойти и не упоминать. Это делается в том случае, когда возможный ответ на вопрос несет в себе риски опровержения всей позиции (а иного ответа доверитель предложить не может), может каким-либо иным образом навредить доверителю или иному лицу, которому тот навредить бы не хотел. В таких случаях адвокат оговаривает вместе со свидетелем ответы на подобные несущие риск вопросы, отдельно поясняя, что в письменной позиции они фиксироваться не будут, исходя из интересов свидетеля и предположений о том, что следователь может данный вопрос и не задать, как по причине недостаточной подготовки к допросу, так и по причине отсутствия в уголовном деле информации, порождающей вопрос. При этом доверителю даются рекомендации о том, какой позиции ему следует придерживаться, если подобные вопросы будут заданы.

Таким образом, в процессе подготовки письменной позиции и одновременного консультирования доверителя, адвокат должен предусмотреть любые варианты развития допроса, тщательно обсудить их со свидетелем, чтобы тот был готов дать четкие ответы на любой вопрос следователя и отреагировал на действия последнего именно таким образом, как вы и запланировали на подготовительной стадии.

Подготовленную письменную позицию вы записываете на электронный носитель и предоставляете следователю до начала допроса, доверителю выдаете ее распечатанный вариант. Этот распечатанный документ свидетель берет с собой на допрос и может использовать его при ответах в соответствии с ч. 3 ст. 189 УПК РФ.

Крайне желательно в процессе подготовки несколько раз пройтись со свидетелем по его позиции, устроив таким образом своеобразную репетицию допроса. Особое внимание, как мы и говорили, следует уделить так называемым «неудобным» вопросам, которые по вышеуказанным причинам в позиции не отражены. Не стоит забывать, что ответ на вопрос следователя словами «не помню» является достаточно универсальным и не может сам по себе порождать для доверителя рисков привлечения к уголовной ответственности. Более того, по результатам ознакомления с дополнительными документами ничто не мешает свидетелю в дальнейшем вспомнить ответ на поставленный вопрос и дать по этому поводу развернутые комментарии.

Отдельно следует обсудить со свидетелем, в отношении которого усматриваются определенные риски последующего привлечения к уголовной ответственности по этому делу, ответ на излюбленный многими следователями вопрос о прохождении психофизиологической экспертизы на полиграфе. Как правило, я таким лицам рекомендую следующую линию поведения: при соответствующем вопросе следователя он отвечает немедленным согласием, поясняя, что ему нечего скрывать, однако затем адвокат перебивает свидетеля, сообщает, что ему необходимо дать последнему краткую правовую консультацию. После такой правовой консультации в протокол заносится ответ о том, что по рекомендации адвоката допрашиваемое лицо от прохождения полиграфа отказывается, поскольку подобные исследования носят антинаучный и субъективный характер. Таким образом, в дальнейшем всегда можно будет на любые домыслы следователя утверждать, что отказ от полиграфа произошел по инициативе «плохого» адвоката, а свидетелю скрывать совершенно нечего.

Кроме того, в настоящее время участились случаи изъятия путем выемки у допрашиваемого лица после допроса находящихся при нем предметов и документов, в том числе разнообразных гаджетов. В этой связи адвокат в процессе подготовки к допросу разъясняет свидетелю риски возможного изъятия и последующего длительного удержания у следователя имущества доверителя. По этой причине он рекомендует не брать с собой на допрос предметы или документы, содержащие информацию, которой доверитель не хотел бы ни с кем делиться, либо те, которых доверитель не хотел бы лишиться на долгий срок.

Мы обсудили ситуацию, когда доверитель может сформулировать, в связи с какими обстоятельствами его вызывают на допрос, а адвокат имеет возможность провести качественную подготовку. Но возможны, хотя и достаточно редки случаи, когда доверитель вообще не владеет какой-либо информацией о предстоящем допросе и не может сформулировать свое отношение к ситуации, в связи с которой его будут допрашивать. В таких случаях я обычно сам, под предлогом переноса следственного действия на другую дату (или время) в связи с собственной занятостью звоню следователю и в процессе телефонного разговора осторожно пытаюсь понять причину вызова, а также его настроение по отношению к вызванному на допрос доверителю. Например, телефонный разговор можно начать с просьбы о переносе, затем под предлогом собственной занятости выяснить, сколько времени может занять допрос, после чего, если следователь достаточно охотно идет на контакт, спросить, о чем вообще будет идти речь при допросе. Тактический прием попытки переноса адвокатом допроса на иную дату под предлогом занятости помимо получения информации о целях допроса и настроении следователя, позволяет попытаться установить с последним психологический контакт, взять ситуацию в свои руки, установив не пассивную, а активную роль адвоката при последующем проведении следственного действия, и наконец немного обезопасить доверителя от возможного задержания. Так, в случае наличия риска задержания целесообразно пытаться перенести допрос свидетеля на вечер пятницы, поскольку в этом случае у следователя будет уже не 48, а менее 24 часов для подготовки материалов в суд по вопросу избрания меры пресечения и рассмотрения судом соответствующего ходатайства, поскольку, как известно, судьи по воскресениям работают лишь в исключительных случаях.

Естественно, гарантии того, что следователь предоставит вам по телефону какую-либо информацию о предстоящем допросе или согласится перенести допрос, отсутствуют, но, во-первых, вы сделаете все, что от вас зависит, а во-вторых, отсутствие информации – это тоже информация, и из резко негативного настроя следователя по отношению к вам и вашему доверителю можно делать определенные выводы, особо настраиваясь на проведение следственного действия и готовя соответствующим образом свидетеля.
4. Работа адвоката непосредственно при допросе свидетеля на стадии предварительного расследования

Как мы уже говорили, результат допроса во многом зависит от глубины и качества предварительной подготовки к нему.

Теперь вам и свидетелю следует лишь руководствоваться четким планом действий в той или иной ситуации. Например, при идеальном варианте развития ситуации адвокат до начала допроса передает следователю носитель информации с заранее подготовленной позицией, тот вносит ее в протокол допроса, и свидетелю остается лишь ответить на несколько дополнительных вопросов (если они будут), ответы на которые вы тоже предусмотрели.

Если следователь отказывается вносить в протокол допроса подготовленный проект показаний, свидетель отвечает на вопросы, используя письменный вариант этой же позиции, а при необходимости и зачитывает ее.

Поведение адвоката в ходе допроса во многом зависит от его психологических особенностей. Однако необходимо учитывать, что одной из основных задач адвоката помимо самого контроля за правильностью фиксации показаний допрашиваемого лица и соблюдением его прав, является получение дополнительной информации для анализа, а это возможно лишь при условии установления психологического контакта со следователем. Например, я люблю занимать достаточно активную позицию при допросе, активно корректируя ответы допрашиваемого прямо в ходе допроса, давая комментарии, а иногда и самостоятельно формулируя за доверителя выгодные для него ответы. Вместе с тем, не следует забывать, что, во-первых, уголовно-процессуальное законодательство предоставляет адвокату право лишь давать свидетелю краткие консультации в ходе допроса, а, во-вторых, не все следователи адекватно реагируют на подобное активное поведение адвоката. В этой связи в случае агрессивной реакции следователя, которая может повлечь негативные последствия для доверителя, целесообразно кардинально изменить тактику либо на полное молчание и общение с допрашиваемым лицом посредством письменных записок (не забывая, что такие записки следователь может теоретически попытаться изъять), либо на тактику солидарности со следователем и даже определенного давления на свидетеля, что может позволить получить от вашего «союзника» — следователя дополнительную информацию о перспективах уголовного дела и имеющихся доказательствах. В последнем случае не следует забывать, что такой вариант поведения должен быть заранее оговорен с доверителем на подготовительной стадии, чтобы он не повел себя в подобной ситуации неадекватно, а ваши вопросы и комментарии не были восприняты им, как необходимость менять оговоренную позицию.

В целом лично я не люблю каких-либо конфликтных ситуаций, которые периодически возникают в ходе допросов, стараюсь их избегать и сглаживать, однако в некоторых случаях в интересах доверителя конфликт может быть полезен, как для прекращения ущемления прав свидетеля и выстраивания дальнейших психологических взаимоотношений со следователем, так и для получения от последнего в процессе спора информации о его дальнейших намерениях относительно свидетеля. В этой связи изредка, и, когда это, действительно, необходимо, я могу даже провоцировать подобные конфликты. Вместе с тем, подобная линия поведения основана на моих личных предпочтениях и психологических особенностях, а некоторые коллеги, склонные к более эпатажному поведению, достигают существенных успехов при защите интересов доверителя именно через конфликт.

Что касается приемов получения от следователя дополнительной информации, то помимо того, что такая информация может получаться непосредственно из вопросов и комментариев следователя, адвокат сам может и должен пытаться выяснять необходимые ему сведения. Например, задавая вопросы о том, будут ли еще вызывать доверителя и когда (под предлогом необходимости планирования адвокатом отпуска), вызывали ли уже друзей и родственников свидетеля, большое ли уголовное дело по объему, когда планируется его направление в суд и т.п.

Не следует забывать, что в ходе допроса свидетель может предоставлять следователю различные документы, подтверждающие его позицию. В случае наличия таких документов адвокат еще на стадии подготовки к допросу должен их изучить, систематизировать, включить описание со ссылками на доказательственное значение для дела каждого из них в проект письменных показаний, а затем настаивать на приобщении данных документов к протоколу допроса.

По завершении допроса очень важно тщательно вычитать подготовленный следователем протокол, при необходимости внести в него корректировки и дополнения. В тех случаях, когда следователь отказывается вносить данные изменения и дополнения, следует твердо настаивать на этом, вплоть до конфликта, поскольку доказательством по уголовному делу будет являться именно протокол следственного действия, и именно поэтому столь важно, чтобы протокол содержал все те сведения, которые, вы считаете, он должен содержать в интересах вашего доверителя.

В случае искажения следователем показаний свидетеля следует рекомендовать самому свидетелю (не вам) вносить исправления непосредственно своей рукой в текст показаний в протоколе допроса, вычеркивать искаженные места, вносить поверх собственные исправления, отказываться подписать протокол в предложенном следователем виде и вносить в него замечания относительно искажения показаний. Полагаю, что соответствующие исправления и замечания важно вносить лично свидетелю, а не адвокату, чтобы в дальнейшем исключить при оценке доказательства домыслы о том, что сам свидетель на искажение показаний никак не отреагировал, фактически согласившись с такими показаниями. Конечно же, наряду с замечаниями свидетеля, в обязательном порядке аналогичные заявления делаются и самим адвокатом. Впрочем, надо признать, что подобные ситуации на практике при допросах с участием адвоката возникают достаточно редко, и, как правило, следователь просто вносит в протокол допроса все те корректировки, на которых настаивают свидетель и адвокат.

По окончании допроса адвокат должен предпринять меры к получению итогового текста показаний. С этой целью он может: попросить у следователя копию протокола допроса или выписку из него с показаниями; открыто или скрытно сфотографировать протокол; сделать из него выписку; зафиксировать ход допроса при помощи аудиозаписи и затем после допроса расшифровать; зачитать протокол допроса вслух, записав данный процесс при помощи диктофона. Наличие у вас и свидетеля письменного текста показаний имеет столь важное значение, поскольку в дальнейшем, в случае повторного вызова свидетеля на допрос, а тем более возможного привлечения его к уголовной ответственности по делу, данный документ значительно облегчит вам или другому адвокату подготовку к допросу, о которой мы подробно говорили выше.

5. Работа адвоката после допроса свидетеля

Несмотря на то, что после вашего со свидетелем ухода из кабинета следователя производство допроса закончено, говорить о завершении оказания юридической помощи еще нельзя. Мы помним, что доверитель, обращаясь за такой помощью, ставит для себя определенные цели, а ваша задача, как профессионального адвоката, состоит в том, чтобы все эти цели были реализованы успешно.

В этой связи после завершения допроса свидетеля адвокат:

— анализирует результаты допроса, оценивая наличие рисков для доверителя, основания для его последующих вызовов для производства новых следственных действий или привлечения к уголовной ответственности;
— передает доверителю копию протокола допроса или выписку из показаний;
— приобщает копию аналогичного документа к адвокатскому досье;
— консультирует доверителя, разбирая с ним допущенные в ходе допроса ошибки, разъясняя ранее проанализированные риски, основания для его последующих вызовов для производства новых следственных действий или привлечения к уголовной ответственности;
— дает доверителю рекомендации относительно дальнейшей линии поведения по настоящему уголовному делу на случай производства последующих следственных действий и привлечения к уголовной ответственности;
— составляет и подписывает с доверителем письменный акт, в котором отражает объем оказанной юридической помощи, отсутствие взаимных претензий по объему и качеству помощи, а также произведенной доверителем оплаты за такую помощь.

6. Особенности работы адвоката при допросе свидетеля в ходе судебного разбирательства по уголовному делу

Стадия подготовки свидетеля к допросу в судебном заседании по большому счету ничем не отличается от подготовки к допросу в ходе предварительного расследования за исключением того, что в этом случае адвокат априори обладает гораздо большей информацией об обстоятельствах уголовного дела, результатах практически всегда проводившихся до этого допросов доверителя, а потому его рекомендации могут носить еще более полный и однозначный характер.

Сам же допрос свидетеля в судебном заседании на практике носит значительно более формальный характер, и в рамках этой процедуры установить какой-либо психологический контакт с участниками процесса, существенно повлиять на ответы доверителя непосредственно в ходе допроса у адвоката вряд ли получится. В этой связи стадия подготовки приобретает еще большее значение, а непосредственно при допросе адвокат будет в основном молчать, вмешиваясь в его ход лишь в случае очевидного нарушения прав свидетеля, постановки наводящих вопросов, возникновения ситуации, очевидно, требующей такого вмешательства даже при наличии риска получения замечания от председательствующего.

На стадии судебного разбирательства вопросы свидетелю первой задает сторона, заявившая о вызове данного свидетеля на допрос. Затем ему задают вопросы противоположная сторона и председательствующий. На практике, в некоторых случаях председательствующий предоставляет адвокату свидетеля право задавать вопросы допрашиваемому, а в некоторых – нет, ссылаясь на объем прав, предоставленных уголовно-процессуальным законодательством адвокату свидетеля. Вместе с тем, я в любом случае рекомендую заранее готовить соответствующие вопросы и заявлять в ходе судебного разбирательства о необходимости их постановки перед свидетелем, поскольку они зачастую позволяют скорректировать или сгладить те или иные ответы, которые были даны доверителем ранее и несут, по мнению адвоката, определенный риск.

В целом же, как правило, если подготовка к допросу на стадии судебного разбирательства была проведена адвокатом вместе со своим доверителем качественно и ответственно, то и каких-либо существенных рисков такой допрос не несет. Практика показывает, что, если лицо к моменту направления уголовного дела в суд, продолжает оставаться в данном деле свидетелем, его привлечение к ответственности по обстоятельствам, исследуемым в рамках этого дела, относительно маловероятно. Вместе с тем, любая ситуация предусматривает исключения, а потому адвокат не может игнорировать даже самый минимальный риск для своего доверителя и относиться поверхностно к этапу подготовки к допросу.

7. Заключение

Заканчивая настоящие рекомендации, хотелось бы еще раз отметить, что они основаны на личном практическом опыте автора, который, безусловно, не может охватить все сложные или рискованные ситуации, возникающие при допросах свидетелей, а потому автор с большим удовольствием ознакомится с практическими комментариями коллег, позволяющими улучшить качество оказываемой свидетелям по уголовным делам юридической помощи и обезопасить таких свидетелей от потенциальных рисков.

Уважаемым коллегам же хочется пожелать, чтобы все допросы, проводимые с их участием, заканчивались именно тем результатом, который планировал для себя доверитель. Надеюсь, данный текст вам в этом поможет.

Допрос адвоката в качестве свидетеля

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *