Франц францевич августинович

Федеральный таможенный рэкет на букву «М»

Как группа по особым поручениям во главе с советником главы ФТС Ермолиным собирает мзду с региональных таможен Члены данного новообразования, обозначаемого в официальных документах как группа «М», имеют право круглосуточного беспрепятственного доступа на любые объекты таможни, могут знакомиться с любыми служебными документами, пользоваться всеми видами служебного транспорта (наземного, морского, речного и воздушного), отстранять от исполнения должностных обязанностей сотрудников таможенных органов любого уровня. Руководителям структурных подразделений ФТС, региональных таможен, таможенных постов предписывается оказывать группе «М» всяческое содействие. Вот только границы этого содействия назначенный руководителем группы «М» советник руководителя ФТС России Василий Ермолин намерен трактовать максимально широко и совсем не так, как это подразумевается официальными документами.

Формальная цель создания группы «М»: обеспечить соблюдение должностными лицами таможенных органов таможенного законодательства. На самом деле представителей центрального аппарата ФТС, облеченных правом карать и миловать без разбора, интересует не пресечение теневой деятельности конкретных таможен, а перераспределение доходов от этой деятельности в своих интересах. Механизм «дожимания» начальников таможен и таможенных постов Ермолиным уже обкатан в регионе деятельности Северо-Западного таможенного управления, куда в первой половине 2014 года он не однократно выезжал с проверками как руководитель рабочей группы по администрированию работы таможенных органов в морских пунктах пропуска. Возглавив группу «М», которая сегодня состоит только из руководителя (Ермолина) и его заместителя – Франца Августиновича, первого зама начальника Управления по противодействию коррупции ФТС России, Ермолин получил возможность «кошмарить» таможенные органы по всей стране. Имея такие полномочия, можно диктовать почти любые условия. А прямое подчинение главе ФТС делает его неприкасаемым.

Вообще приход Василия Ермолина на работу в таможенные органы хорошо описывается пословицей: «пустили козла в огород». Выходец из «Национальной контейнерной компании» Виталия Южилина, где он руководил работой таможенных терминалов, входящих в структуру «НКК», Ермолин не понаслышке знаком со спецификой таможенной деятельности. После передачи в декабре 2013 года основных активов «НКК» группе Global Ports, Ермолин был назначен на должность главного советника руководителя ФТС России, неожиданно оказавшись по другую сторону баррикад. Впрочем первые же шаги его в этом качестве убедительно доказали: старого кобеля новым трюкам не научишь, и о волшебном преображении речи нет.

Как человек, неплохо изучивший неформальные аспекты деятельности таможенных органов, Ермолин рассчитывал приобщиться к источникам коррупционных доходов от нелегальной внешнеэкономической деятельности. Для этого Ермолин возглавил сформированную с его же подачи рабочую группу по администрированию работы таможенных органов в морских пунктах пропуска, что дало основания для проведения в феврале-марте этого года регулярных выездных проверок. Первым объектом его внимания стала входящая в состав СЗТУ Балтийская таможня, обслуживающая крупнейший в России петербургский порт.

В конце марта 2014 года Ермолин, используя свой статус и полномочия, потребовал от первого заместителя начальника Балтийской таможни по таможенному контролю Игорю Ниценко составить список участников ВЭД, с которых можно осуществлять «дополнительный сбор под руководство таможни» по каждой товарной декларации. Согласно указанию Ермолина в список «терпил» не следовало включать крупные госкомпании, организации, обладающие значительным административным ресурсом и имеющие контакты в правоохранительных органах, а также крупные компании, работающие исключительно «по белому». То есть тех, кто, скорее всего, откажется платить и способен доставить серьезные неприятности. Данное поручение было дано в присутствии и с негласного одобрения нового начальника Балтийской таможни Владимира Данченкова, недавно назначенного при содействии Ермолина из другого региона.

Список участников ВЭД, отвечающих указанным Ермолиным критериям отбора, был сформирован. В среднем включенные в него организации подают в Балтийскую таможню порядка 20 000 деклараций в месяц. Ермолиным совместно с Данченковым была установлена «такса» в размере 50 долларов США с декларации. То есть общий объем дополнительных поборов ожидался на уровне 1 млн долларов в месяц. Ниценко дали указание спустить соответствующее «плановое задание» начальникам постов Балтийской таможни, установив его размер отдельно для каждого поста в зависимости от объёмов проводимого там декларирования. Причем на Ниценко была возложена обязанность обеспечить исполнение этого задания непосредственными исполнителями и организовать сбор денежных средств. Ниценко предупредили, что в случае отказа, его служебный контракт, срок действия которого истекал 01.06.2014, не будет продлен. Ермолин при этом не скрывал, что, по его мнению, сотрудники таможенных постов и так имеют высокие нелегальные доходы и должны поделиться ими с «руководством таможни». А будут ли при этом увеличены поборы с участников ВЭД, ему безразлично.

В качестве меры воздействия на излишне строптивых или излишне честных начальников таможенных постов, Ермолин использовал угрозу увольнения из таможенных органов, доказав, что способен воплотить ее в жизнь. В следующие несколько месяцев начальникам таможенных постов Балтийской таможни Сейфутдину Шихалиеву и Михаилу Тельнову было предложено уволиться по собственному желанию до окончания срока действия служебных контрактов, а начальник Кронштадтского таможенного поста Сергей Осиюк был переведен в другую таможню. Кроме того, Ермолин исполнил свою угрозу в отношение Игоря Ниценко, который был уволен со службы «в связи с окончанием контракта». На вновь освобождающиеся должности в настоящее время назначаются сотрудники, переводимые из других регионов, полностью лояльные Ермолину и Данченкову. А в ряде случаев Ермолин фактически организовал продажу должностей на ключевых таможенных постах крупным бизнес-структурам, заинтересованным в сотрудничестве с Балтийской таможней, обещая при этом стопроцентную гарантию того, что такое назначение состоится, и ссылаясь на то, что он действует «с полного ведома и одобрения руководителя ФТС России».

Кроме того, в подборе кадров Ермолин охотно пользуется советами бывшего начальника Балтийской таможни Олега Туголукова, с которым поддерживает тесные дружеские и деловые отношения со времени работы в «НКК». Так, с подачи Туголукова Ермолиным в июне текущего года пролоббировано пока временное назначение Алексея Полникова на должность начальника отдела координации и применения системы управления рисками СЗТУ, ключевого отдела в структуре службы организации таможенного контроля управления. Не лишним будет добавить, что к деятельности Алексея Полникова на предыдущей должности начальника отдела контроля таможенной стоимости Санкт-Петербургской таможни были серьезные претензии антикоррупционной службы таможни и управления, и речь стояла об увольнении этого сотрудника из таможенных органов по дискредитирующим его основаниям. Тем не менее, сегодня такой «специалист» пришёлся ко двору.

В период конца весны – начала лета 2014 года в таможенных органах СЗТУ началась новая волна тотальных проверок, инициированных Ермолиным. На этот раз в зоне его интересов оказались, в частности, Кингисеппская и Выборгская таможни, через которые проходит основная часть грузопотоков из Финляндии и Прибалтики, а также Санкт-Петербургская таможня, где проходит очистку значительный обьем данных грузопотоков. Попутной целью этой деятельности стало наполнение дополнительными объёмами товаров Пушкинского таможенного поста Балтийской таможни, расположенного на площадях ЗАО «Логистика-Терминал». Ермолин являлся руководителем указанного ЗАО до поступления на таможенную службу и продолжил успешно осуществлять оперативное управление компанией одновременно с исполнением функций советникам главы ФТС. При этом эффективность управления даже повысилась. Ермолину удалось временно парализовать проверками работу части конкурирующих постов, а затем и поднять вопрос об их возможной ликвидации. В немилость попали Парголовский и Янинский посты Балтийской таможни, Южный, Белоостровский и Шушарский посты Санкт-Петербуржской таможни.

В Москве в ресторане «Эль Гаучито», что на Кутузовском проспекте, Ермолин фактически организовал себе офис, управляя оттуда собственным бизнесом и проводя встречи с представителями компаний, занимающихся внешнеэкономической деятельностью в зоне ответственности как Северо-западного, так и Центрального таможенного управления, а также других региональных управлений. Среди посетителей этой неофициальной приемной отмечены такие известные в таможенных кругах персоны, как Максим Вергун, имеющий интересы в порту Усть-Луга в Ленинградской области, Александр Сухоруков, также работающий в регионе СЗТУ, и Денис Козырь – один из совладельцев группы компаний «Магна». Работа по налаживаниям связей с представителями околотаможенных деловых кругов ведется с размахом и с прицелом на дальнюю перспективу. Помимо оказания текущего содействия при прохождении «не вполне соответствующих декларациям» грузов в зоне ответственности Балтийской таможни, Ермолин предлагает некоторым участникам рынка режим особого благоприятствования, при котором их компании будут полностью избавлены от проверок со стороны таможенных органов. Пока только в пределах Северо-Запада, а в перспективе и в других федеральных округах.

В обмен компаниям предлагается отчислять долю прибыли от серого импорта, которая (доля) может составлять до 50%, в пользу руководства ФТС. При этом особо подчеркивает, что подобные предложения санкционированы непосредственно действующим руководителем ФТС России Андреем Бельяниновым. Последнее утверждение не лишено оснований, учитывая что группе «М» фактически отданы на разграбление все региональные таможни. Единственный вопрос: в каком порядке группа мздоимцев с особыми полномочиями будет устанавливать свои правила на местах. С наибольшей вероятностью, серьезная кадровая встряска в ближайшее время может ожидать Центральное таможенное управление. Для этого Ермолину даже не придется покидать свой офис в ресторане «Эль Гаучито».

Данный материал авторский, и является исключительным оценочным мнением автора текста, а так же правдоподобности сведений изложенных в нем

Сливание и поглощение

9 августа бывший глава Федеральной таможенной службы (ФТС) Андрей Бельянинов приехал в главное здание Федеральной службы безопасности (ФСБ) на Большой Лубянке, поднялся на лифте на 4-й этаж, свернул по коридору направо и постучался в ближайшую дверь. Этот просторный кабинет, окна которого выходят на невзрачный внутренний двор и купол храма Софии Премудрости Божией, был хорошо ему знаком. Последние семь лет Андрей Бельянинов периодически наведывался к хозяину этого кабинета — начальнику Службы экономической безопасности (СЭБ) ФСБ Юрию Яковлеву, с которым, по словам некоторых знакомых последнего, у него сложились вполне себе приятельские отношения.

Однако в тот день Бельянинов, вероятно, впервые чувствовал себя здесь неуверенно — его принимал новый начальник СЭБ ФСБ Сергей Королев, назначенный указом президента в июле этого года на фоне громкого скандала в Санкт-Петербурге, где были выявлены масштабные каналы контрабанды.

Беседа между Бельяниновым и Королевым, которую в коридорах главного здания ФСБ называют «профилактической», заняла около полутора часов. Содержание разговора доподлинно неизвестно, но, изучая последовавшие за ним события, можно предположить: Андрей Бельянинов и несколько приближенных к нему лиц получили от Лубянки гарантии собственной неприкосновенности.

По крайней мере, в течение недели в Москву из литовского города Паланга вернулся близкий к экс-главе ФТС бизнесмен Сергей Лобанов, чье будущее еще недавно выглядело крайне туманным — официальный представитель СКР Владимир Маркин в начале августа не исключал, что тот будет подвергнут уголовному преследованию. Сам же Андрей Бельянинов оказался в числе претендентов на должность главы Евразийского банка развития.

«Фильм» с плохим концом

«Андрей Юрьевич однажды даже прикрикнул на Яковлева: «Юрий Владимирович, успокойте своих подчиненных! Я несу персональную ответственность за таможню перед президентом», — рассказывает сотрудник ФСБ про совещание двухлетней давности, на котором экс-руководитель ФТС обрушился с критикой на 7-й отдел Управления «К» СЭБ ФСБ (подразделение по борьбе с контрабандой и коррупцией в таможенных органах), который как раз следовало «успокоить».

Оперативники именно этого подразделения наряду с Управлением собственной безопасности (УСБ) ФСБ, считающегося самым могущественным в системе госбезопасности, по иронии судьбы в конце июля и проводили обыски в помещениях ФТС на Новозаводской улице. Помимо кабинета Бельянинова чекисты обыскали два его загородных поместья — в деревне Конаково Тверской области и деревне Бачурино в Новой Москве. Оперативно-следственные мероприятия производились в рамках уголовного дела о контрабанде алкогольной продукции, расследуемого СКР при сопровождении УСБ ФСБ.

Обвинение в контрабанде по этому делу, напомним, уже предъявлены находящимся в СИЗО «Лефортово» петербургскому бизнесмену Дмитрию Михальченко, начальнику его службы безопасности Борису Коревскому, а также директору ООО «Юго-Восточная торговая компания» Илье Пичко и заместителю директора ООО «Контрейл Логистик Северо-Запад» Анатолию Киндзерскому.

Досудебное соглашение последнего, давшего обличительные показания в отношении своих высокопоставленных покровителей, и стало основанием для производства громких следственных действий в ФТС. Помимо кабинета и домов Андрея Бельянинова оперативники обыскали рабочие места двух его заместителей — Андрея Струкова и Руслана Давыдова — и офис страховой компании «Арсеналъ», принадлежащей близкому к главе ФТС предпринимателю Сергею Лобанову.

«Я бы хотел поблагодарить своего предшественника. Давайте ему поаплодируем», — устроил Бельянинову бурную овацию Булавин. Экс-глава ФТС поблагодарил президента за доверие. А на следующий день оказался в больнице с диагнозом «гипертонический криз

Спустя два дня после обысков распоряжением премьер-министра Дмитрия Медведева полномочия Андрея Бельянинова были прекращены. Вице-премьер Аркадий Дворкович, открывая специально созванную по этому поводу пресс-конференцию, поблагодарил Андрея Бельянинова за эффективную работу «от лица президента» и представил нового главу ФТС — полпреда президента по Северо-Западному федеральному округу Владимира Булавина.

«Я бы для начала хотел поблагодарить своего предшественника. Давайте ему поаплодируем», — не скрывая улыбки, устроил Бельянинову бурную овацию Булавин. Экс-глава ФТС поблагодарил правительство и президента за доверие и пожелал удачи своему преемнику.

На следующий день Бельянинов оказался в больнице с диагнозом «гипертонический криз».

«Юрьич — боец, он всегда умел держать удар. Но каким бы ты сильным ни был, держать удар можно лишь при условии, что тебя не бьет ломом сзади шайка отморозков», — резко комментирует госпитализацию Бельянинова знакомый с ним предприниматель и при этом задается вопросом: «Если руководство страны через вице-премьера выражает тебе благодарность за работу, зачем понадобились все эти маски-шоу?»

«Все было сделано ради фильма», — говорит в свою очередь знакомый с Бельяниновым федеральный чиновник, имея в виду репортажи по центральному телевидению о результатах обыска в доме Бельянинова. Там оперативники, напомним, обнаружили пачки наличных денег в российской и иностранной валюте, фотографии которых в тот же день были обнародованы в интернете.

«Конечно, это просто кино. Ни у Бельянинова, ни у Лобанова в результате ничего изъято не было. В офисе СК «Арсеналъ» на Ленинградке, например, было обнаружено около 40 тысяч долларов — их тоже не изъяли», — рассказывает знакомый с Лобановым предприниматель.

Однако у этого «фильма» была совершенно иная задача — он стал всего-навсего внешним оформлением масштабной реформы ФТС, анонсированной Владимиром Путиным в начале текущего года и выполненной сотрудниками ФСБ.

Публично президент поручил правительству разработать механизм изъятия у ФТС в пользу ФНС фискальных полномочий, а непублично — ужесточить усилиями ФСБ борьбу с контрабандой.

Так Владимир Булавин, рекомендованный секретарем Совбеза Николаем Патрушевым (которого после ухода с поста главы администрации президента Сергея Иванова можно считать самым влиятельным силовиком страны), по нашим сведениям, был назначен руководителем ФТС в статусе действующего сотрудника ФСБ.

Вслед за ним ключевые посты в силовых подразделениях ФТС могут занять и другие кадровые офицеры с Лубянки.

Конфликт ФТС и ФСБ

Активное противостояние таможенной службы и чекистов можно считать едва ли не самым длительным и ожесточенным. Ровно 16 лет назад, в августе 2000 года, сотрудники Государственного таможенного комитета (ГТК) закрыли мебельный магазин «Три кита» и арестовали партию мебели, поставленную под видом фанеры. Тогда в ходе расследования уголовного дела, находившегося в производстве Следственного комитета МВД, было выявлено участие в контрабанде действующих сотрудников ФСБ.

Это привело к серьезному межведомственному конфликту, по одну сторону которого оказались тогдашние замглавы администрации президента по кадровой политике Виктор Иванов и начальник СЭБ ФСБ Юрий Заостровцев, по другую — председатель ГТК Михаил Ванин и глава МВД Владимир Рушайло.

С тех пор руководители ГТК и ставшей его преемником ФТС неоднократно конфликтовали с лубянскими генералами.

Назначенный в мае 2006 года на должность главы ФТС бывший сослуживец президента в ГДР Андрей Бельянинов, проработавший к тому моменту главой Новикомбанка, Рособоронэкспорта и Рособоронзаказа, должен был стать фигурой, которая смогла бы примирить враждующие стороны. Тем более усиленный Владимиром Путиным контроль над таможней предполагал назначение в качестве заместителя Бельянинова прикомандированного сотрудника СЭБ ФСБ Игоря Завражного.

Однако Бельянинов, по словам сотрудника ФСБ, с самого начала был против любых кураторов с Лубянки: «Он привел в ФТС своих силовиков: бывшего сослуживца Сергея Лобанова, выходца из 9-го управления КГБ СССР Александра Романова, офицера СВР Владимира Малинина, помощника из Рособоронзаказа Сергея Комличенко, доверенного сотрудника из Новикомбанка Александра Повстяного. Учитывая, что Игорь практически сразу же стал курировать весь правоохранительный блок таможни, между ним и Бельяниновым возникла конфронтация».

Вместе с тем, по словам собеседника, Завражный «сковал работу СЭБ ФСБ», сотрудники которого не могли полноценно реализовывать информацию о выявленных ими хищениях в таможенных органах.

В 2008 году конфликт между Бельяниновым и Завражным вошел в острую фазу. Случилось это после того, как прикомандированный генерал реализовал оперативные материалы о хищении 10 млн долларов при закупке ФТС мобильных индивидуально-досмотровых комплексов немецкой компании Heimann.

Ответная реакция не заставила себя долго ждать: Андрей Бельянинов передал руководству ФСБ информацию о причастности подчиненных Завражного к контрабанде товаров народного потребления через Санкт-Петербург, большая часть которых поступала на Черкизовский рынок.

«Где посадки?» — обратился в 2009 году премьер-министр Владимир Путин к руководству силового блока. В течение короткого времени ФСБ провела ряд мероприятий, ставших известными как «дело Черкизона».

Скомпрометированный Игорь Завражный был отозван приказом директора ФСБ Александра Бортникова, а аппарат прикомандированных сотрудников (АПС) фактически прекратил свое существование в ФТС, напоминает сотрудник ФСБ. «Таковы зигзаги судьбы: Бельянинову удалось устранить из своего ведомства генерала ФСБ руками самой ФСБ», — говорит собеседник.

Распрощавшись с Завражным, Бельянинов устроил масштабную зачистку: часть сотрудников СЭБ ФСБ вернулись на Лубянку, часть — уволились из ФСБ и продолжили служить в ФТС.

В числе тех, кто предпочел снять погоны чекиста, оказался и тогдашний начальник правового управления таможни Андрей Струков, чей кабинет в июле нынешнего года также обыскивало УСБ ФСБ. «Но Струков не был для Бельянинова чужим — ранее они работали в Рособоронэкспорте, куда Струков был прикомандирован из департамента военной контрразведки ФСБ», — поясняет сотрудник ФСБ.

О репортажах про обыски в доме Бельянинова: «Конечно, это просто кино. У Бельянинова ничего изъято не было»

Впрочем, продолжает собеседник, уход Игоря Завражного и других АПС развязал руки СЭБ ФСБ, которая с тех пор начала наносить массированные удары по сотрудникам региональных таможенных управлений и центрального аппарата ФТС.

«Дошло до того, что 7-й отдел Управления «К» в течение года вышел в лидеры по количеству реализаций материалов, связанных с контрабандой и коррупцией в таможне. Правда, почти ни одно из них не привело к привлечению к ответственности близкого окружения главы ФТС», — говорит сотрудник ФСБ.

Направления

Новый руководитель ФТС Владимир Булавин, по словам сотрудника ФСБ, намерен пристально изучить два направления деятельности прежнего руководства: государственные закупки, совершенные Центральным информационно-техническим таможенным управлением и Главным управлением тылового обеспечения ФТС, и внедренные Андреем Бельяниновым центры электронного декларирования (ЦЭД).

Особый интерес вызывает последнее направление, говорит сотрудник ФСБ.

«До введения ЦЭД в 2011 году товар ввозился в пункте пропуска, а растаможивался в месте доставки. Но в определенный момент руководство ФТС приняло решение о внедрении новой технологии, позволяющей разделить место фактического ввоза товара и его таможенного оформления. Официально это было сделано в целях облегчения таможенного оформления для импортера. На практике же это обернулось облегчением сокрытия контрабанды. Универсальный пример: через условный пункт пропуска во Владивостоке ввозится контейнер, декларация на который подается в ЦЭД в Можайске. При этом в контейнере находится китайская одежда, а в поданной декларации указывается ламинат. Сотрудники ЦЭД, выпускающие товар, не могут и не должны проверять содержимое контейнера, а досмотровые инспекторы во Владивостоке, в свою очередь, удалены от ЦЭД семью часовыми поясами. Таким образом, для выявления недостоверного декларирования правоохранительным органам надо проводить оперативные мероприятия одновременно и во Владивостоке, и в Можайске. С точки зрения уклонения от возможного уголовного дела схема безупречна», — подчеркивает собеседник.

Еще одна интересующая ФСБ тема, по его словам, касается института уполномоченных экономических операторов (УЭО): «Компаниям, включенным в реестр УЭО, были созданы уникальные условия: предоставляя банковскую гарантию на сумму 1 млн евро, они освобождались от обязанности подавать декларацию на момент фактического выпуска товара в свободное обращение. Им разрешалось декларировать товар 10-го числа следующего месяца после его ввоза. То есть, ввозя контейнер с одеждой под видом ткани без подачи декларации, у контрабандистов исчезал риск быть пойманными. В ходе последних оперативных мероприятий были найдены отчеты привилегированных операторов, занижавших таможенную стоимость и подменявших номенклатуру товара. За незаконный ввоз одного контейнера такие операторы получали от 2 до 5 тысяч долларов».

Помимо этого ФТС может провести проверку отчуждения имущества, находившегося на балансе ФГУП «РОСТЭК», в пользу отдельных приближенных к руководству таможни бизнесменов. По данным источников в ФСБ, особое внимание привлекает пасынок бывшего сослуживца Бельянинова Сергея Лобанова, бизнесмен Сергей Лобанов-младший. «Начав работать в сфере околотаможенного бизнеса, Лобанов стал владельцем крупных долей в страховой группе «Арсеналъ», Нефтепромбанке, молдавском банке Victoria и компании-концессионере аэропорта Кишинева», — говорит собеседник.

Впрочем, по словам знакомого бизнесмена, в настоящее время Лобанов находится в Москве, руководит своими предприятиями и еще ни разу не вызывался на допрос. «Бизнес Сергея был действительно плотно встроен в систему таможенного регулирования, что вряд ли приятно новому руководству — все-таки это не их человек. Вместе с тем просто так взять и пересмотреть соглашения с той же СК «Арсеналъ» невозможно — ею застрахованы сотни автоперевозчиков. А объем подтвержденных перед ФТС обязательств об уплате этими перевозчиками таможенных платежей составляет около 11,5 млрд рублей», — говорит он.

«Расстрельный» список

16 августа, спустя неделю после визита Андрея Бельянинова на Лубянку, начальник СЭБ ФСБ Сергей Королев передал новому главе ФТС Владимиру Булавину два списка с данными его подчиненных. Один список насчитывает около 80 фамилий — судьба этих людей будто бы зависит исключительно от личной воли Булавина. Во втором списке, который в ФТС успели окрестить «расстрельным», содержится 11 фамилий — эти люди якобы точно покинут свои посты до середины сентября. Более того, некоторые из них могут быть привлечены к уголовной ответственности. «Начальник Управления противодействия коррупции Франц Августинович, первый заместитель руководителя ФТС Владимир Малинин, начальник Центрального таможенного управления Сергей Прусов, руководство Главного управления таможенного оформления в полном составе, замглавы ФТС Татьяна Голендеева, замглавы ФТС Андрей Струков, начальник аналитического управления Филипп Золотницкий», — перечисляет некоторых из «расстрельного» списка сотрудник ФСБ.

По нашим сведениям, их должности, а также должности начальников Главного управления по борьбе с контрабандой, Управления специальных технических мероприятий и региональных оперативных таможен займут действующие офицеры Лубянки на основании закрытого межведомственного приказа ФСБ и ФТС о назначении прикомандированных сотрудников ФСБ категории «Б» (с обязанностью ведения в ведомстве оперативно-разыскных мероприятий).

Впрочем, новый порядок в ФТС действующие сотрудники, по признаниям некоторых из них, почувствовали еще до грядущих назначений. На следующий день после визита Сергея Королева у двери кабинета Владимира Булавина появилось объявление: «Вход только с папками для документов. Без портфелей, мобильных телефонов и других электронных устройств». «ФСБ не вернулась к нам. Это мы стали частью ФСБ», — заключает сотрудник таможенной службы.

Франц францевич августинович

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *