Гусельникова Екатерина НТВ

Екатерина Гусельникова: «Я ещё не готова слезть с телевизионной иглы…»

Удивительно, какими невероятными способностями может обладать человек, какой силой духа и смелостью, чтобы однажды в своей жизни просто взять и сделать один шаг и что-то изменить. Героиня рубрики «Анатомия СМИ» сегодня — талантливый журналист, активная, энергичная и целеустремлённая девушка Екатерина Гусельникова. Это сейчас она спокойно говорит о своей работе, вспоминает с гордостью успехи и достижения, а когда-то она просто сделала важный шаг в большой город, в трудную профессию, в новую жизнь.

2011 год — окончила БФУ имени Канта, факультет филологии и журналистики, специализация «русский язык и литература»

2006 — 2008 — корреспондент газеты «Московский комсомолец в Калининграде», журнала «Люди в движении»

2008 — корреспондент телеканала «Дюны»

2009 — 2010 — корреспондент Первого городского канала (г. Калининград)

2010 — 2012 — корреспондент, ведущая утренних выпусков программы «Вести» на ГТРК Калининград, ведущая информационных выпусков радио «Маяк» (г. Калининград)

2012 — 2013 — корреспондент программы «Чрезвычайное происшествие», телекомпания НТВ

2013 — корреспондент, продюсер, сценарист программы «Авторский проект Александра Зиненко», телекомпания НТВ

2013 — 2015 — корреспондент информационной службы телеканала «Москва 24»

2016 — по настоящее время — репортер программы «Итоги дня», телекомпания НТВ

Корр.: — Как и когда к вам пришла мысль, о том, что вы хотите быть журналистом?
Е. ГУСЕЛЬНИКОВА: — Мне кажется, это случилось в конце 9 класса, а может, и в 10-ом. В школе мне одинаково хорошо давались и гуманитарные, и точные науки. Даже в областных олимпиадах по физике участвовала. Поэтому определиться с будущей профессией долго не могла. А о журналистике вообще не думала никогда. На телевидение стала засматриваться, когда там начала работать моя двоюродная сестра. Она старше меня на 10 лет. И в какой-то момент я поняла: это именно то, что мне нужно. Со своей неуемной энергией, общительностью и жаждой новых впечатлений я бы однозначно не смогла работать в офисе или на какой-то рутинной работе.
Корр.: — С чего начиналась карьера здесь, в Калининграде?
Е. Г.: — Это была газета «Московский комсомолец в Калининграде». Я только поступила на первый курс университета, даже занятия толком не начались. А я уже стояла на пороге редакции «МК» со словами: «Я учусь на филфаке, ничего пока не умею, но очень хочу быть журналистом». Меня взяли и два года я трудилась у них внештатным корреспондентом. Что касается телевидения, то это был телеканал «Дюны», летом после второго курса, но серьезной я ту работу не считаю. Мой «взрослый» телевизионный старт состоялся одновременно с запуском «Первого городского канала». Я была в числе его первых корреспондентов. И именно с моего сюжета открывался первый выпуск калининградской «Службы новостей».
Корр.: — Ваш самый первый сюжет помните? О чём он был?
Е. Г.: — Вспоминая телеканал «Дюны» … Это было какое-то нудное заседание в областном правительстве, где я ничего не понимала, но старалась делать умный вид. А вот на «Первом городском» я сняла сюжет ко Всемирному дню борьбы со СПИДом. И до сих пор им горжусь.

Корр.: — Страх перед камерой был? И как вы его преодолели?
Е. Г.: — Страха не было. Хотя перед своим первым «стендапом» (от англ. standup — стойка — вербальный репортёрский прием, когда журналист работает непосредственно в кадре, часто — на месте освещаемого события — прим. ред.), конечно, очень волновалась. И, видимо, поэтому выговорила его идеально с первого дубля, немало удивив оператора, который уже настроился, что попыток будет гораздо больше.
Корр.: — Вы — выпускница филологического факультета, а где и как вы учились журналистике?
Е. Г.: — Практика и только практика. Честно говоря, я пыталась поступить на журналистику, но оказалась в списках 16-той на 15 бюджетных мест. Поплакала, конечно, от обиды, так как такого поворота событий не ожидала и пошла на филфак. С самого начала понимала, что учительницей не буду и работала журналистом всю студенческую жизнь. Хотя было очень сложно совмещать учебу на очном отделении с работой, особенно на телевидении, но работа была в приоритете всегда. Спасибо моим шеф-редакторам. У них я почерпнула гораздо больше, чем могла бы на журфаке!

Корр.: — Москва: как и когда пришло решение её покорять?
Е. ГУСЕЛЬНИКОВА: — Мечты о Москве появились одновременно с решением стать журналистом. Но родители не отпустили меня поступать в Москву, испугались чего-то. Ну, я подумала: поучусь чуть-чуть, переведусь на заочку, а после второго курса уеду, но переезд постоянно откладывался. И вот я окончила университет. Работала тогда уже на ГТРК «Калининград», была корреспондентом, ведущей утренних выпусков новостей. Мне было 23 года, я поняла — если не уеду сейчас, то не прощу себе этого никогда. Денег не было, а в Москве нужно было снять жилье, поэтому я взяла в кредит 100 тысяч рублей. И 1 сентября 2012 года вышла на Белорусском вокзале с маленькой сумкой и большими амбициями.
Корр.: — Ваши первые впечатления от столицы?
Е. Г.: — Москва — это мой город на сто процентов. Я ее бесконечно и нежно люблю. В первые же дни я встретила много замечательных людей. Некоторые из которых и сегодня — одни из самых мне близких. Четыре года назад мне все казалось здесь волшебным и радужным. И сейчас ничего в моем восприятии не изменилось.
Корр.: Москва — как её понять и воспринять? Это дело привычки или есть к ней особенный подход?
Е. Г.: — У меня немножко все наоборот. Не я Москву, а она меня приняла и покорила сразу. Почему я так думаю? Просто мне повезло с работой. Переезжала я «в никуда», с какими-то телефонами и рекомендациями. В итоге устроилась по отправленному еще из Калининграда резюме почти в первый день, туда, куда даже не планировала, — на хорошую для новичка зарплату и неплохие условия. И после у меня здесь никогда не возникало, тьфу-тьфу, проблем с работой и жизнью. Конечно, в первые месяцы я немного бегала, суетилась, присматривалась. А потом выдохнула, расслабилась и теперь могу себе позволить совмещать мою сумасшедшую работу с неспешными прогулками по любимому городу, походами в театры и на выставки.
Корр.: — На ваш взгляд, есть ли отличия в работе, поведении, образовании журналистов из столицы и из провинции, и в чём это проявляется?

Е. Г.: — Почти все телевизионщики — приезжие. Москвичей на ТВ много, мне кажется, только среди операторов и особенно водителей. Провинциалы более амбициозны, и это вполне закономерно. Они целенаправленно отправились покорять столицу, хотя особой разницы нет. Есть очень талантливые ребята, которые приехали из маленьких городов, и абсолютно посредственные журналисты, окончившие МГУ. И наоборот, конечно, тоже. Единственно, о чем жалею, что не переехала раньше. Завидую своим ровесникам, которые прошли, например, старую школу НТВ. Работали рядом с авторами «Профессия — репортер» или с Парфеновым. В регионах о таком уровне можно только мечтать.
Корр.: — Журналистом можно стать или им нужно родиться?
Е. Г.: — Если есть желание, то нет ничего невозможного.
Корр.: — Какими качествами должен обладать настоящий журналист?
Е. Г.: — Мне кажется, теми же, что и любой хороший человек. Ну, единственное, пожалуй, в нашей профессии обязательно нужно быстро соображать, ориентироваться на месте и реагировать. Тугодумам тут не место.
Корр.: — Расскажите, пожалуйста, немного о тонкостях самой профессии, о том, чего телезритель не видит…
Е. ГУСЕЛЬНИКОВА: — Некоторые мои родственники и знакомые часто говорят, что жизнь у меня как праздник. Конечно, по фотографиям в социальных сетях другого вывода не сделаешь: «стою тут такая перед камерой, красуюсь». Но я ведь не буду каждый день выкладывать отчеты из серии: «Сегодня я провела на работе 18 часов, из них 10 часов я каждые 30 минут выходила в прямой эфир, и это при том, что на улице было минус 25, за это время я съела одну булочку на ходу, сейчас еду домой, спать мне осталось часа четыре, потом снова на работу». График действительно сумасшедший. Подготовка двухминутного сюжета может занять целый день. Или даже два-три дня. А работа в прямом эфире с места событий — это еще и дополнительный стресс. И почти всегда — сплошная импровизация, времени на подготовку и написание текста практически никогда нет. Но я сама сделала этот выбор. И пока не готова слезть с «телевизионной иглы».
Корр.: — Представительницы прекрасной половины очень часто думают, что работа перед камерой — дело простое. Так ли это и есть ли секреты такой работы?
Е. Г.: — Что касается ведущих…У меня небольшой опыт. Но одно могу сказать — я очень легко работаю в прямом эфире в качестве корреспондента, держусь спокойно и уверенно. Но в студии даже я немного теряюсь. Потому что говорить и двигаться надо совершенно по-другому, не как репортер. И график у ведущих тоже не из легких: и нагрузка, и ответственность.
Корр.: — Ваши советы начинающим «акулам пера» — чего никогда нельзя делать, а что надо сделать обязательно?
Е. Г.: — Надо попробовать себя во всех жанрах, надо учиться, надо знакомиться, надо общаться. И не ждать больших зарплат. Их на телевидении ни у кого нет. Ну, только у Малахова, наверное.
Корр.: — Ваши самые любимые темы для сюжетов…
Е. Г.: — Я — универсальный репортер. Сегодня рассказываю об убийстве рядом с лужей крови и трупом, завтра пляшу на светском балу, а послезавтра пытаю вопросами депутатов в Госдуме. Надо признать, особых симпатий нет.

Корр.: — Достижения, награды, работы, которыми на сегодняшний день вы особенно гордитесь…
Е. Г.: — Может, будет звучать пафосно, но главная награда для меня — благодарность от простых людей. Они зовут нас на помощь в решении проблем, я сразу честно говорю: «сделаю все возможное, но вероятность — 50 на 50». И когда потом получаю сообщения, что дело сдвинулось с мертвой точки, понимаю, что работаю не зря.
Корр.: — Расскажите о смешных моментах в работе, что особенно вспоминается?
Е. Г.: — Их было так много, что сразу и не вспомнишь. Были смешные оговорки в прямом эфире, курьезы во время съемок. Все-таки работа у нас крайне динамичная и разнообразная.
Корр.: — Самый трогательный, проблемный сюжет, который особенно запал в душу…
Е. Г.: — За 10 лет работы журналистом, я «пережила» сотни или даже тысячи людских историй, горя и слез. Самое тяжелое — работать во время трагедий: катастроф, терактов, когда у самой к горлу подступают слезы.
Корр.: — Что бы вы назвали самым простым, а что самым сложным в вашей профессии?
Е. Г.: — Все относительно. Журналистика — это не профессия, это — образ жизни.
Корр.: — Как проходит один ваш рабочий день?

Е. Г.: — Сейчас я работаю в «Итогах дня» на НТВ. Это информационно-аналитическая программа, которая, думаю, исход из названия, подводит итоги дня. Если нет запланированных ранних съемок, то мы приходим на работу к 10.30. «Летучка», распределение тем и дальше одни занимаются своими специальными репортажами (есть в каждом нашем выпуске), другие принимаются за актуальные события. В эфир мы выходим в 23.30 по московскому времени. А, значит, раньше полуночи домой никак не уйти – мало ли на голову свалится что-нибудь срочное. Конечно, есть командировки, написание сюжетов на коленке или, если повезло, в гостинице. А раньше я работала на «Москве 24». 24 часа в сутки, 7 дней в неделю, 365 дней в году. Канал круглосуточный, а это значит, что какого-то четкого графика у меня не было никогда. Планировать какие-то встречи «после работы» было невозможно. Как правило, приходили на работу ко времени выезда на съемку, а продолжаться это могло бесконечно.
Корр.: Женщинам в журналистике труднее работать, чем мужчинам?
Е. Г.: — На «Москве 24» у нас даже руководство признавало, что самую сложную работу, как правило, выполняли девочки. Мы, как бы это парадоксально ни звучало, выносливее и исполнительнее. Но при приеме на работу все равно предпочтение отдают мужчинам: в декрет не уйдет, да и считается, что мужчины талантливее и менее эмоциональны, мол, не будут переносить на работу личные проблемы, расставание с любимой, например. На мой взгляд, очень спорное утверждение. Среди мужчин-журналистов очень много истеричек. Девушки спокойнее.
Корр.: Как удаётся всегда хорошо выглядеть, как держите себя в форме?
Е. Г.: — Это не всегда удается. Мой косметолог каждый раз ужасается, глядя на синяки под глазами, а массажист не понимает, как можно себя за неделю-две так замучить, что мышцы становятся деревянными. Косметика декоративная и лечебная приходят на помощь. Ну и бег, я очень люблю бегать в парке рядом с домом. Это приводит в тонус не только тело, но и мысли. Сейчас из-за проблем со здоровьем, приобретенных, кстати, на работе, не могу бегать, что меня сильно удручает.
Корр.: — Поклонники одолевают? Как воспринимаете издержки популярности?
Е. Г.: — Я воспринимаю их спокойно. Хотя были моменты, когда некоторые поклонники становились пугающе активными.
Корр.: — Звёздная болезнь — как её вылечить и как не заболеть?
Е. ГУСЕЛЬНИКОВА: — Мне кажется, у меня никогда не было склонности к ней. Да и не считаю, что я добилась каких-то особых высот, поэтому «звездить» нет повода.
Корр.: — Работа и личная жизнь — для вас это совместимые понятия или нет, и почему?
Е. Г.: — Конечно, с моим графиком, на первый взгляд, это непросто. Но при грамотной расстановке приоритетов нет ничего невозможного. Другое дело — не каждый мужчина сможет быть рядом с женщиной-журналистом. Возможно, именно поэтому мой молодой человек тоже телевизионщик. Я много раз говорила, что никогда в жизни не свяжусь с журналистом. Но от судьбы, похоже, не уйдешь. Одно могу сказать точно — никто другой не поймет так твои заботы и не разделит телевизионные радости, как человек, который «в теме».
Корр.: — Вы — роковая карьеристка или счастливая жена и мама в будущем?
Е. Г.: — Еще четыре года назад я бы выбрала путь роковой карьеристки, да я такой и была. Но я уже доказала, в первую очередь, самой себе, что девочка без знакомств и денег может себе проложить дорогу на федеральный канал. Может, и больше, наверное, но я наигралась… Хотя совсем без работы сидеть не готова. Но это будет не репортерская деятельность, конечно. Возможно, попробую свои силы в роли ведущей. Или уйду в смежные области, например, реклама или пиар.
Корр.: — Против чего в жизни вы никогда не пойдёте, чего никогда не сможете сделать?
Е. Г.: — Неоднозначный вопрос, всё зависит от ситуации. Глумиться над горем людей не смогу.
Корр.: — На сегодняшний день, если бы вы, глядя на себя со стороны, могли дать самой себе совет, как жить и что делать, что бы вы сказали?
Е. ГУСЕЛЬНИКОВА: — Продолжай в том же духе!
Корр.: — Спасибо за беседу!

Эллина ЗАБЕЛЛО

Гусельникова Екатерина НТВ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *