Как объявить голодовку

Как правильно проводить голодовку
Напечатать новость
Отправить ссылку другу
Подписаться на новости
Обсудить на форуме
RSS канал
Добавить новость в блог

Работники все чаще начинают голодать, чтобы получить хотя бы причитающуюся зарплату. Если по-другому работодатель не идет на уступки, сотрудники готовы рисковать своим здоровьем, чтобы прокормить семью.

В трудовом законодательстве никакого регламента проведения забастовки не прописано. Есть способы самозащиты сотрудников от невыполнения работодателем своих обязанностей. Поэтому голодовку можно считать одним из видов забастовки.

Понятно, что голодовка является крайней мерой. Просто выйти на улицу с транспарантами: «Работодатель, отдай деньги!» — это одно, а намеренное причинение вреда своему здоровью — совсем другое. По сути, если через профсоюз, трудовую инспекцию и прочие инстанции добиться, например, выплаты заработной платы не удается, людям приходится голодать.

Решение о проведении голодовки принимается на профсоюзном собрании или, если такого органа нет, на общем собрании работников предприятия. После принятия решения требуется уведомить об этом в письменной форме работодателя с указанием времени начала проведения акции. Люди должны начать голодовку не раньше чем через 10 дней с момента принятия решения и уведомления работодателя. Только тогда забастовка и голодовка будут признаны легальными. Также создается примирительная комиссия из представителей сотрудника и работодателя. В процессе проведения голодовки она продолжает работать и искать варианты решения сложившейся проблемы.

Работники должны уведомить трудовую инспекцию и органы местного самоуправления о том, что планируется голодовка. Кроме того, имеет смысл оповестить средства массовой информации. Очень часто именно присутствие журналистов помогает голодающим добиться своего. Работодатель стремится сохранить деловую репутацию. А то, что он, например, не платит зарплату по полгода, очень плохо влияет на его имидж.

Закон не предусматривает уведомление соответствующих медицинских органов, но я считаю, это нужно сделать. Сообщить в ближайшую поликлинику или станцию «скорой помощи» по месту проведения голодовки. Никто не хочет допустить смертельных исходов. Стоит помнить, что жизнь и здоровье работников находятся в ведении медицинских организаций.

Со стороны работодателя на голодовке могут присутствовать фиксирующие органы, которые будут следить за честностью проведения акции протеста. Кроме того, если вдруг выяснится, что работники втайне питаются, забастовка может быть признана незаконной, что, собственно, и нужно представителям организации.

Настоять на завершении голодовки могут и врачи, если здоровье или жизнь работников находится под угрозой. В любом случае хотелось бы надеяться, что люди не будут голодать только для того, чтобы работодатель начал выплачивать деньги. К сожалению, в нашей стране подчас по-другому добиться своего у работников многих предприятий не получается.

Павел Ламбров, адвокат коллегии адвокатов «Николаев и партнеры»

reggae_mortis

Сегодня в моей родной Уфе полиция задержала около 10 человек, предварительно эвакуировав вокзал. Все это для того, чтобы не допустить уфимцев на Марш Миллионов.
Буквально только что троим парням — Тимуру Хореву, Александру Афанасьеву и Ивану Елизарьеву — дали по трое суток, выставив абсурдное обвинение в мелком хулиганстве. Каждого я знаю лично с самой лучшей стороны. Для меня, как и, надеюсь, для любого здравомыслящего человека нет сомнений в неправосудности приговоров.
Ни общественный резонанс, ни распространение лавины информации в соцсетях, ни статьи во всех ведущих независимых СМИ — ничто не сумело отменить преступный приказ, отданный судье Симоновой. Режим оставляет нам только одну, проверенную форму протеста.
Я, Кирилл Михайлов, находясь в здравом уме и трезвой памяти, объявляю голодовку до освобождения Тимура Хорева, Александра Афанасьева и Ивана Елизарьева.
(Я буду пить лекарства от простуды и запивать их минимально необходимым количеством воды. В остальном это — сухая голодовка)
Это моя третья голодовка. Две предыдущие, с 1 по 5 марта в Уфе и с 22 по 24 апреля в Астрахани (где я был одним из 40 голодающих), достигли своих (аналогичных) целей.
Хочу отметить, на мой взгляд, самое важное. Такие массовые аресты — беспрецедентный случай для Уфы (во всяком случае, с 4 декабря). И я не хочу, чтобы в Уфе повторялось то, что мы видели в Астрахани. Ещё одна цель моей голодовки — предупредить башкирские «правоохранительные» органы, что такие выходки не будут сходить им с рук.
Я никого не призываю присоединяться к голодовке. Не имею права. Просто помните, что в Астрахани это сработало.
Но я могу призвать и призываю выйти 6 мая на площади своих городов и сказать нет полицейскому произволу, политическим репрессиям и путинскому режиму. Сделайте так, чтобы три уфимца не отдали по трое суток своей жизни зазря.
Россия будет свободной!

Деформация сознания

Законодатель должен перевести явление голодовки в правовое поле.

В магнитогорском филиале Российской академии народного хозяйства и государственной службы состоялась конференция на тему «Проблема российского законодательства в условиях трансформации правовой реальности: история и современность».

Конференцию открыли директор филиала Юрий Миронов, председатель избирательной комиссии Магнитогорска Сергей Обертас и секретарь городской избирательной комиссии Наталья Балынская.

Тон всей конференции задал во вступительном слове Юрий Миронов.

— Сегодняшнее событие — замечательно прежде всего тем, что показывает, насколько молодежь увлечена правом. Придет время, и мы оценим по достоинству период, который предшествовал выборам депутатов Госдумы и президента. В нашем сознании произошла серьезная деформация. Недавние события показывают, что интересы личности начинают преобладать над интересами общества и власти. И к этому процессу нужно присмотреться внимательно. В целом российское общество, безусловно, движется в сторону демократии. И наша конференция посвящена тому, чтобы понимание исторического момента с точки зрения права было доступно не только специалистам, но и всем гражданам Российской Федерации.

Злоупотребление правом

Доклады выступавших, между тем, раскрыли противоречивость демократических процессов, идущих в обществе. Так, старший преподаватель кафедры теории и истории государства и права филиала РАНХиГС Полина Касымовская выступила с докладом «Случаи злоупотребления доверием населения», который раскрыла на примере проблемы «черных риелторов» в Магнитогорске. Обнаружилось, что на злоупотребления идут не только ростовщики, но и «фальшивые» жертвы риелторов, таковыми на самом деле не являющиеся.

«Воля народа может быть так же глупа и преступна, как воля отдельного человека. Ни права человека, ни воля народа не священны сами по себе; священна первичным образом только сама правда как таковая, само абсолютное, то есть независимое от человека, добро», — начала Полина Касымовская доклад с высказывания С. Франка. По мнению докладчика, злоупотребление правом нужно рассматривать не как подвид правонарушения, а как самостоятельный вид правового поведения. Термин «злоупотребление правом» в его буквальном понимании означает употребление права во зло в тех случаях, когда управомоченный субъект обладает субъективным правом, действует в его пределах, но наносит какой-либо ущерб правам других лиц или обществу в целом. Например, член семьи нанимателя жилого помещения, злоупотребляя своим правом, без каких-либо причин не дает согласия на обмен, ущемляя тем самым права других членов семьи.

Анализ законодательства и практики его применения позволяет заключить, что злоупотребление правом — явление правовое, ибо предполагает: наличие у лица субъективных прав; деятельность по реализации этих прав; использование прав в противоречие их социальному назначению или причинение этим ущерба общественным либо личным интересам; отсутствие нарушения конкретных юридических запретов, или обязанностей; установление факта злоупотребления компетентным правоприменительным органом; наступление юридических последствий.

Подобная трактовка злоупотребления правом предполагает, что и юридические последствия его нетрадиционны. Они не могут быть ни юридической ответственностью (это последствие правонарушения), ни тем более мерами поощрения. Законодательство России предусматривает такие последствия злоупотребления правом, как признание недействительным его последствий (признание недействительной сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности — ст. 169 ГК РФ); прекращение использования права без его лишения (ст. 72 ЖК ограничивает возможность использования права на обмен жилого помещения, если он носит корыстный характер); отказ в государственной защите субъективного права (п.2. ст. 10 ГК РФ). В этом направлении и движется сегодня судебная практика в деле «черных риелторов».

Алгоритм защиты гражданских прав

Весьма интересную тему поднял следующий докладчик Владимир Милов — «Защита гражданских прав экстремальными методами».

— В настоящее время в Российской Федерации наблюдаются попытки защиты прав, методами, далекими от гражданско-правовых способов защиты. Известны примеры, когда исчерпав все гражданско-правовые способы защиты прав, но не получив желаемых результатов, люди, объединяются в группы, устраивают манифестации и объявляют голодовку, привлекая внимание средств массовой информации, — начал докладчик. — Следует ли рассматривать данные действия как осознанное и спланированное мероприятие, своего рода шантаж, обращенный к органам государственной власти, органам местного самоуправления и судебной системе? Или же это последний крик о помощи людей, которые не нашли защиты у государства, и уже не надеются на чью-либо помощь, а хотят данным поступком предостеречь своих сограждан от подобной ситуации?

В качестве практической площадки для своих рассуждений Владимир выбрал ту же актуальную для Магнитогорска проблему «черных риелторов». По его мнению, заключение притворных договоров купли-продажи и дарения квартир, прикрывающих договора займа и залога недвижимости, — потенциально опасная конфликтная ситуация. Вызвана она несколькими причинами. Во-первых, в ст. 446 ГПК РФ перечислено имущество на которое по исполнительным документам не может быть обращено взыскание, а именно: имущество принадлежащее должнику на праве собственности — жилое помещение (его части), если для должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением. Исключением является имущество, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание. Во-вторых, заключение договоров кредитования по ипотечной схеме на практике сталкивается еще с одним ограничением: ст. 78 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» №102-ФЗ от 16 июля 1998г., предусматривает обращение взыскания на заложенный дом или квартиру. Пункт 1 ст. 78 гласит: «обращение залогодержателем взыскания на заложенные жилой дом или квартиру и реализация этого имущества являются основанием для прекращения права пользования ими залогодателя и любых иных лиц, проживающих в таких жилом доме или квартире, при условии, что такие жилой дом или квартира были заложены по договору об ипотеке либо по ипотеке в силу закона в обеспечение возврата кредита, если кредитором является банк либо кредитная организация — юридическое лицо».

В общем, проблема в том, что частные кредиторы, выдающие займы под залог недвижимости не являются банками и юридическими лицами. Они действуют как физические лица, что не дает им права обратить взыскание на единственное жилье должника, обремененное ипотекой. Единственной возможностью таких кредиторов получить надежное обеспечение кредита является заключение притворного договора купли-продажи, либо договора дарения, по которому право собственности переходит к кредитору, и в случае невыплаты кредита, кредитор может распорядиться имуществом по своему усмотрению. Поскольку в данном случае речь идет о защите права собственности на недвижимое имущество, то в соответствии со ст. 131 ГК РФ оно подлежит государственной регистрации в едином государственном реестре.

Регистрация представляет собой довольно сложную формальную процедуру включающую сбор пакета документов, и подачу его в регистрирующий орган. Причем с момента принятия решения до его реального исполнения проходит довольно продолжительное время — не менее суток. За это время можно спокойно обдумать предстоящую сделку, посоветоваться с кем-либо, изменить свое решение. Потому что после регистрации сделки право собственности переходит к новому собственнику, и заемщик теряет контроль над ситуацией.

Владимир Милов раскрыл алгоритм действий людей, лишившихся жилья: после безуспешных попыток защиты своих гражданских прав, неудачливые заемщики объединяются в группы и предпринимают следующие шаги: привлечение СМИ, организация шествий в центре города и пикетов под окнами администрации, публичный отказ от приема пищи. В результате данных действий, складывается общественное мнение, осуждающее бездействие органов государственной власти и местного самоуправления.

Законна ли голодовка?

Один из наиболее экстремальных методов защиты гражданских прав, весьма популярный сегодня, это голодовка — сознательный отказ от принятия пищи в знак протеста с целью вызвать у окружающих чувство вины за происходящее. Голодовка является средством ненасильственной борьбы или давления. Голодовка не может быть успешной, если она не освещена в СМИ и о ней не известно широкой общественности, на которую она должна произвести предполагаемое впечатление.

Голодовка как социальный акт направлена на изменение мнения окружающих путем давления. Давление оказывается средствами массовой информации, которые выносят проблему на всеобщее обозрение. Под действием СМИ происходит формирование общественного мнения, которое, как правило, поддерживает голодающих. При этом голодовка всегда позиционируется как процесс, опасный для жизни и здоровья человека. Между тем, Конституция РФ включает в себя положения по охране жизни и здоровья человека (ст. 20, 41), поэтому голодовка не может остаться незамеченной органами государственной власти, поскольку здесь на лицо реальная угроза жизни и здоровью группы людей. Таким образом, цели любой голодовки таковы: привлечение к проблеме повышенного внимания общества; влияние на мнение людей, склонение их на «свою сторону»; давление на органы государственной власти, местного самоуправления и органы судебной защиты с целью активизации их деятельности в интересах голодающих; привлечение к группе голодающих новых участников со схожими жизненными ситуациями.

Не может не возникать вопрос законности подобных действий и их последствий. В нормативно-правовых актах нет пунктов, запрещающих голодовку, или дающих ей однозначную правовую оценку. Голодовку можно рассматривать как мирную акцию — жест отчаяния, либо как деяние, за которое следует привлекать к уголовной ответственности (законопроект № 597884-5 «О внесении изменений в статьи 76 и 116 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации»).

По мнению Владимира Милова, в той или иной степени голодовка — это шантаж. Поскольку люди прибегают к голодовке после того, как перепробуют все законные способы защиты своих прав, после обращений в правоохранительные органы и органы судебной защиты, после того, как получат мотивированные ответы на свои обращения и вступившие в законную силу решения суда, не удовлетворившие их. Но можно ли назвать законными их требования? Если допущены ошибки или дело рассмотрено ненадлежащим образом компетентными органами, и есть нарушение прав, то их можно восстановить в установленном законом порядке путем пересмотра судебного решения, признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления, в порядке, установленном законом. В том случае, если нарушения права нет, а голодовка объявлена, то ее целью является нарушение прав третьих лиц, что противоречит законодательству — п. 3 ст.17 Конституции РФ: осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. При этом компетентные органы не могут допустить, чтобы опасности подвергались жизнь и здоровье людей, как не могут допустить и того, чтобы нарушались законные интересы третьих лиц. Очевидно, что ситуация выходит за рамки правового поля. И здесь встают следующие вопросы: какие действия предпримут голодающие в дальнейшем, если их требования не будут удовлетворены? Перейдут ли они к членовредительству или даже суициду?

Такие вопросы без ответов оставлять нельзя ни обществу, ни государству, считает докладчик. Законодатель должен отразить явление голодовки в нормативно-правовых актах и перевести его в правовое поле. К сожалению, в настоящий момент нет не только четкого алгоритма разрешения проблемы, но и ясной сформированной позиции общества и государства относительно самого явления голодовки. Пока же вопрос голодовки, как способа защиты права остается открытым, а акции голодовки становятся все популярнее.

Болевые точки потребительского рынка

С докладом об актуальных вопросах защиты прав потребителей в современном обществе выступил помощник депутата Законодательного Собрания Челябинской области Авак Зурначян. В этом году федеральному закону «О защите прав потребителей» исполнилось двадцать лет. Однако в мире принято связывать рождение прав потребителей с выступлением пятьдесят лет назад президента США Джона Кеннеди, обратившегося к конгрессу с посланием, в котором он впервые в истории сформулировал неотъемлемые права каждого человека как потребителя: право на безопасность, право на информацию, право на выбор и право представлять и защищать свои интересы.

Российская практика защиты прав потребителей за время своего существования столкнулась с очевидными проблемами, которые были озвучены в январе на заседании президиума Госсовета России под председательством Дмитрия Медведева. Большинство поручений направлены на совершенствование законодательства — трех «болевых точек» российского потребительского рынка: потребительское кредитование и взыскание просроченной задолженности; жилищно-коммунальные услуги и зарубежный туризм. Дмитрий Медведев поручил, кроме того, подготовить предложения по усилению государственного надзора при производстве пищевых продуктов, повышению административной ответственности за нарушения прав потребителей, обеспечению просвещения потребителей в системе образования, государственной поддержке общественного движения в защиту прав потребителей. Верховному суду РФ он предложил обобщить судебную практику по искам в защиту прав потребителей.

По каждому из этих вопросов Союз потребителей России внес свои предложения. Например, было предложено законодательно ограничить плату заемщика за любой потребительский кредит, независимо от того, кто его выдал: банк, микрофинансовая организация или автоломбард под притворный договор купли-продажи с отсроченным исполнением. Безусловно, в этих предложениях обобщен и опыт магнитогорского объединения защиты прав потребителей.

Что делать вместо объявления голодовок

Многодетные матери объявили голодовку в Волгограде. Они требуют мест в детских садах для своих детей, а еще — создания условий для лечения детей-инвалидов. А до того в Москве многодетные матери путем объявления голодовки добивались предоставления жилья. Рискну предположить, что ничего они все не получат. Не только чиновники и политики проигнорируют их акции. Разнообразные «голодовщики» и многим журналистам давно надоели, а большинству граждан тем более. Потому что борьба за права требует принципиально иных методов и иного отношения.

Голодовка — самое ужасающее средство протеста бесправных людей, у которых осталось лишь одна возможность выразить отношение к произволу, к беззаконию — медленно и мучительно умереть. Понимаете? Умереть! Отдать свою жизнь. А не похудеть.

За последние двадцать лет голодовки объявляли многие. И бездомные офицеры, и участники ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, и граждане, которых незаконно сажали в тюрьмы. Теперь вот многодетные матери пополнили их ряды. Но никто из голодавших не умер. Да и не собирался умирать.

Вот сейчас кто-нибудь верит в то, что многодетные матери в самом деле собрались умереть и осиротить своих детей?

Когда я слышу про «предупредительную головку», то понимаю – нам разыгрывают представление на сцене театра абсурда.

Дорогие мои, голодовка – это ведь самоубийство. Вы можете себе представить предупредительный выстрел в висок? А предупредительное падение с 12 этажа? Самоубийства не могут быть «предупредительными», «трехдневными», «недельными». Это спектакли могут длиться три дня или неделю, а потом актеры сворачивают свои надувные матрасы, плакаты, убирают пустые бутылки из-под минералки и идут домой. Как говорится: «Всем спасибо, все свободны, и до новых встреч в эфире».

При всем том, я вовсе не ставлю под сомнение трагическое положение людей, объявляющих голодовки. И места в детских садах нужны, и жилье, и лекарства. А про суды наши и говорить нечего – всем все известно…

Но для решения проблем давно придуманы другие инструменты. Политические. Да-да, политика. И не надо брезгливо морщиться. В этом как раз и проявляется настоящее равнодушие и инфантильный подход к жизни.

Сколько раз уже бывало – пишешь о каком-нибудь отвратительном законопроекте, внесенном в Госдуму. Эксперты объясняют, как станет плохо жить в случае его принятия. Пишешь не в соцсетях, а в популярной газете или авторитетном сайте. Пишешь прямым текстом: «Не говорите потом, что вас не предупреждали!». А вокруг тишина. Ну, две-три сотни откликов – и все.

Вот не самый страшный, но очень показательный пример – антитабачный закон. По разным оценкам у нас в стране курильщиков несколько десятков миллионов. Взрослых, дееспособных граждан, налогоплательщиков. Все они знали, что будет принят закон, объявляющий их изгоями. Об этом писали все газеты, рассказывало подробно телевидение. Ну и что? Были у нас митинги протеста? Миллионы подписей под петициями в защиту прав курильщиков? Да ничего не было.

Еще пример. Госдума принимает законопроект, возвращающий так называемую балльную систему наказания водителей. Кроме штрафов, им будут еще начислять баллы, и если их окажется слишком много, то лишат прав. Такая система действовала в начале 90-х годов прошлого века. Ее отменили, потому что она нарушала принцип одного наказания за одно правонарушение, а еще создавала предпосылки для вымогательства и взяток. Коррупция. Опять-таки, сколько у нас водителей в стране? Миллионы. Для многих вождение — хлеб, они за рулем зарабатывают на жизнь, свою и своих семей. И, что? Видели многотысячные шествия водителей? Может, профсоюзы транспортников как-то обозначили свое возмущение? Нет. Опять тишина.

Когда принимали закон о здравоохранении, громче всего обсуждали проблему абортов. Конечно, важная тема. Но почему не вспоминали тогда о лечении детей-инвалидов? О снабжении их лекарствами?

Я могу и дальше вспоминать. Вот новый закон «Об образовании» — посмотрим, как взвоют даже не многодетные, а двухдетные семьи, когда в сентябре увидят, что плата за детские сады вырастет на 80 процентов. Но ведь и об этом все газеты писали. Будете осенью голодовки объявлять? Скажете, не знали? Вас не предупреждали?

Мы возмущаемся в соцсетях выселением семей из их собственных домов. Но ведь никто не возмущался принятием законов, позволяющих изымать землю под государственные и муниципальные нужды. Теперь чиновники с легкостью выдают свои собственные нужды за государственные, и ломают дома, выкидывают из них людей. В какой-то момент и вас выкинут, если не повезет. А почему вы так уверены, что именно вам повезет?

Голодающая мать из Волгограда рассказывает, что деньги в региональном бюджете есть, но тратят их неправильно. Но кто их выделяет на строительство резиденции чиновника, а не на реабилитационные центры инвалидов и детские сады? Депутаты, которых сами граждане и выбрали. Бюджет ведь областная дума утверждает. Интересуются ли у нас люди вообще бюджетами? Районными, городскими, областными? Федеральным бюджетом? Но это же наши деньги!

Если в Волгограде матери так возмущены сложившейся ситуацией, то почему бы им не создать комитет, ассоциацию по защите прав детей? Не голодовки объявлять, и даже не митинги проводить, хотя, это точно лучше голодовок. А взять областной бюджет, просчитать его и объявить, что в таких-то статьях мы видим бессмысленное расходование средств, которые должны быть направлены на строительство детских садов или лечение детей. Прийти к депутатам или объявить через СМИ, через интернет, что на выборах поддержку этого родительского комитета получит только та партия, которая поддержит требования родителей по перераспределению бюджетных средств. Но не просто «дайте денег», а ясно показав, откуда взять деньги и куда их вложить. Так действует настоящее гражданское общество.

Между прочим, положительный опыт у нас в стране был. Комитеты «Солдатских матерей». Благодаря их усилиям появилась и альтернативная служба, и до 1 года сокращен срок армейской службы. Правда, не достигнута главная цель – создание полностью профессиональной армии и отказ от призыва. Но почему не достигнута? Да потому что на определенном этапе значительное число людей решило, что им проще не политикой заниматься, поддерживая «Солдатских матерей», а давать взятки в военкоматах. Хотя, за взятку и сесть можно, а главное – она не гарантирует освобождения от призыва-то. Ведь военкому ничего не стоит в следующем году вновь отправить юношу на медкомиссию, а денег заплатить уже не хватит…

Участие в политике – не просто право взрослого человека. Это его долг. Перед собой, перед своей семьей, своими стариками родителями и маленькими детьми.

Про опасность равнодушия есть много прекрасных слов. И про молчаливое согласие равнодушных, и про то, как все молчали во время арестов, а потом и некому стало протестовать, когда пришли за одним из таких молчавших… И про теплохладность. Есть и еще одно: «Если ты сам не занимаешься политикой, то политика обязательно займется тобой».

red_arhangelsk

Способы самозащиты должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения».
Очевидно, что голодовка сирот не выходит за рамки ст. 12 и 14 ГК РФ. Ведь не идет же, например, тот же Олег Фетисов крушить чей-то дом за свой порушенный. Наоборот, своей акцией протеста сироты, если и способны причинить вред, то только себе, своему здоровью.
Теперь о намерениях мэрии не согласовать место проведения голодовки. Иначе зачем мэрии требовать от голодающих конкретизировать форму проведения публичных мероприятий: митинг, шествие или пикет. Только чтобы удалить протестующих с центральной площади, подальше от административных зданий, куда-нибудь на задворки. Может ли власть убрать по закону протестующих с площади Ленина? На это основной закон дает однозначный ответ – нет.
Согласно ст. 27 ч. 1 Конституции РФ: «Каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства».
Закон «о собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетирований», хоть и не относится к данной форме выражения протеста, но дает расширительное толкование мест для публичного выражения протеста.
По этому закону в ст. 8 п. 2 говорится, что
«К местам, в которых проведение публичного мероприятия запрещается, относятся:

1) территории, непосредственно прилегающие к опасным производственным объектам и к иным объектам, эксплуатация которых требует соблюдения специальных правил техники безопасности;

2) путепроводы, железнодорожные магистрали и полосы отвода железных дорог, нефте-, газо- и продуктопроводов, высоковольтных линий электропередачи;

3) территории, непосредственно прилегающие к резиденциям Президента Российской Федерации, к зданиям, занимаемым судами, к территориям и зданиям учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы;

4) пограничная зона, если отсутствует специальное разрешение уполномоченных на то пограничных органов.»
Площадь Ленина к таким местам явно не относится.
Теперь об основных требованиях протестующих. Соотносятся ли они с законом? В качестве основного требования участники голодовки выдвинули решение их жилищных проблем. Так и это требование полностью соотносится с законом.
ст. 40 Конституции РФ гласит: «1. Каждый имеет право на жилище. Никто не может быть произвольно лишен жилища.

2. Органы государственной власти и органы местного самоуправления поощряют жилищное строительство, создают условия для осуществления права на жилище.

3. Малоимущим, иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, оно предоставляется бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами».
Согласно действующему законодательству все попытки воспрепятствовать проведению голодовки будут НЕЗАКОННЫМИ.
Для милиции:
Ниже приводятся ссылки на закон и какую ответственность несут те или иные лица в случае воспрепятствования проведению публичных мероприятий.
Уголовный кодекс РФ. Ст. 42. Исполнение приказа или распоряжения

1. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения. Уголовную ответственность за причинение такого вреда несет лицо, отдавшее незаконные приказ или распоряжение.

2. Лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих основаниях. Неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность.

Ответственность за воспрепятствование проведению публичных мероприятий по УК РФ.
Хоть голодовка и не регламентируется отдельными законодательными и подзаконными актами, но она может в ряде случаев подпасть под определение публичного мероприятия. Следовательно, следующие статьи распространяются и на воспрепятствование такой форме протеста как голодовка.
Напомним, публичное мероприятие – это «открытая, мирная, доступная каждому, проводимая в форме собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования либо в различных сочетаниях этих форм акция, осуществляемая по инициативе граждан Российской Федерации, политических партий, других общественных объединений и религиозных объединений. Целью публичного мероприятия является свободное выражение и формирование мнений, а также выдвижение требований по различным вопросам политической, экономической, социальной и культурной жизни страны и вопросам внешней политики».

УК РФ ст. 149. Воспрепятствование проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования или участию в них
Незаконное воспрепятствование проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования или участию в них либо принуждение к участию в них, если эти деяния совершены должностным лицом с использованием своего служебного положения либо с применением насилия или с угрозой его применения, — наказываются штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет либо лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

КоАП РФ Статья 5.38. Нарушение законодательства о собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании
Воспрепятствование организации или проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования, проводимых в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо участию в них, а равно принуждение к участию в них —
влечет предупреждение или наложение административного штрафа на граждан в размере ста рублей; на должностных лиц — от ста до трехсот рублей.

Как объявить голодовку

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *