Как поменять следователя?

Какое может быть основание о замене следователя по уголовному делу.

Татьяна, здравствуйте! Если хотите, чтобы Вам заменили следователя, никаких жалоб писать не нужно. Говоря грамотным, процессуальным языком, нужно заявлять ОТВОД. Вот образец из моей личной практики.

Руководителю СК РФ по Оренбургской области генерал-майору юстиции КОЛОТОВУ СЕРГЕЮ ФЕДОРОВИЧУ

от Хабибуллина Наиля Камиловича,-адвоката коллегии адвокатов Центрального района г.Оренбурга, расположенной по адресу: 460000, г.Оренбург, переулок Матросский, дом 21, тел.89033995255, в интересах потерпевшей Быковой Т.

З А Я В Л Е Н И Е

об отводе следователя и руководителя следственного органа.

(в порядке ст.ст. 61,67 УПК РФ).

В производстве следователя следственного отдела по Северному административному округу г.Оренбурга СУ СК РФ по Оренбургской области Манучаряна Г.З. находится уголовное дело №52/217-12 по обвинению Ахматгариева в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 105, ч.2 ст.158 УК РФ.

По смыслу ч. 2 ст.61 УПК РФ следователь не может участвовать в производстве по уголовному делу, также в случаях, если имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что он лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе данного уголовного дела.

В соответствии с ч.1 ст.67 УПК РФ решение об отводе следователя принимает руководитель следственного органа, а решение об отводе руководителя следственного органа принимает вышестоящий руководитель следственного органа.

В ходе предварительного расследования уголовного дела в отношении Ахматгариева возникли обстоятельства, являющиеся в свете требований ст. 61 УПК РФ основаниями для заявления отвода как следователю следственного отдела по Северному административному округу г.Оренбурга СУ СК РФ по Оренбургской области Манучаряну Г.З., так и руководителю данного следственного подразделения майору юстиции Лебедеву В.Н., что подтверждается нижеследующими обстоятельствами.

Из объяснений Планкиной Л.Е., Планкиной Ю.А.от 19 января от 2013 года, Архиповой Н.А., от 21 января 2013 года, Браташовой Д.В.от 22 января 2013 года, опрошенных мною в порядке ст. 6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», видно, что после того, как им стали известны данные о подозреваемом в убийстве Кристины Быковой, они стали искать в социальных сетях этого подозреваемого, то есть, Ахматгариева Рафаэля. Они нашли его персональную страницу в сети «В контакте».

При осмотре разделов страницы Ахматгариева в десятых числах ноября 2012 года они были шокированы. На данной странице вместо фотографии Ахматгариева была размещена анимационная аватарка с изображением парня, который держит в руках девушку и постоянно бьет ее кинжалом в область сердца. При этом девушка истекает кровью. В разделе «фотографии» были размещены анимационные изображения, связанные с кровью, смертью, жестокостью. В разделе видео было много видеороликов, в том числе ролик под названием «60 способов убить человека за 5 минут». Там были ролики, где выворачивают голову, душат. В разделе «стенка» была сосредоточена его переписка с друзьями. Из смысла этой переписки видна пропаганда жестокости, насилия (объяснения прилагаются).

Из дополнительных объяснений Планкиной Ю.А. от 7 февраля 2013 года усматривается, что после первого входа на персональную страницу Ахматгариева в сети «В контакте» 11 ноября 2012 года она многократно пыталась снова войти туда и более подробно осмотреть содержание страницы, однако ей не удавалось вновь войти туда, поскольку страница Ахматгареева была кем-то удалена.

23 января 2013 года по случайности она снова вошла на персональную страницу Ахматгареева, и поняла, что его страницу забыли удалить. Воспользовавшись этим случаем, она стала осматривать подробно все, что размещено на данной странице, и все, что она видела, — фиксировала с помощью цифрового фотоаппарата. Ей стало известно много нового в отношении Ахматгариева. Из всего, что она там дополнительно увидела, дало ей основания полагать, что Ахматгариев является сексуальным маньяком, садистом, и что убийство Кристины Быковой было неслучайным. Она уверена, что убийство Кристины явилось воплощением в жизнь больного воображения, мечты Ахматгариева.

На одном из разделов страницы Ахматгариев разместил диалог между девушкой по имени Кристина и мужчиной по имени Сергей. Причем, этот диалог был размещен 28 июля 2012 года, то есть, более чем за три месяца до его знакомства с Кристиной Быковой и убийства последней. Из диалога следует, что участники диалога Кристина и Сергей лежат и ласкают друг друга. Затем описываются от первого лица действия третьего человека, который врывается в комнату, бьет кирпичом по голове Сергея, из головы течет кровь, затем он бьет Кристину. Кристина теряет сознание, а он вытаскивает свой член и «кончает на окровавленную голову и убегает».

На некоторых разделах страницы Ахматгариева размещены фото, видеоролики, выражения, из которых следует женоненавистничество в самых унизительных и жестоких его проявлениях.

На вопрос «Как называется бесполезный кусок мяса вокруг женского полового органа?», дается ответ : «Женщина».

На вопрос «Как называется кусок мяса вокруг пениса?», дается ответ «Женщина, скачущая на члене».

Имеются на некоторых разделах страницы и много видеороликов, в которых пропагандируется насилие, жестокость, смерть, унижения, при чем все это направлено именно против женского пола.

Помимо всего этого на странице имеется информация, которая свидетельствует об интересах Ахматгариева к наркотическим средствам.

От дополнительно увиденного ею на персональной странице Ахматгариева, — она была еще более шокирована. В том, что перед ней предстает общественно-опасная, ненормальная личность, — нет никакого сомнения. В этом плане ее на такие мысли наводит и признания самого Ахматгариева: на одном из разделов страницы он пишет : «Природа ошибается, а на мне конкретно затупила».

В связи с этим, считает, что ни о каких бытовых причинах убийства Кристины не может быть и речи: убийство заранее планировалось, жертва заранее подбиралась.

Кроме того, Планкина Ю.А. пояснила, что она с помощью цифрового фотоаппарата сделала фотоснимки из персональной страницы Ахматгариева. (копии пяти снимков прилагается; объяснения указанных свидетелей приобщены к уголовному делу на стадии ознакомления с материалами уголовного дела).

По итогам ознакомления с материалами данного уголовного дела я пришел к выводу о том, что к предварительному расследованию дела следователь подошел крайне формально, не выполнив требования ст. 73 УПК РФ.

По смыслу ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу, помимо иных обстоятельств, подлежат доказыванию обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого, мотив совершенного преступления.

Выполнение требований закона в части исследования обстоятельств, характеризующих личность преступника, следователь Манучарян ограничил приобщением к материалам уголовного дела положительных характеристик убийцы, переданных родственниками преступника через защитника.

Вместе с тем, данные, полученные мною в ходе опроса вышеупомянутых свидетелей, а также фотокопии разделов персональной страницы преступника (объяснения свидетелей и фотокопии приобщены к материалам уголовного дела), характеризуют его далеко не с положительной стороны, а как личность, представляющую собой чрезвычайную опасность для общества.

На справедливость этих доводов указывает проявление интереса Ахматгариева к явно ненормальным формам сексуального удовлетворения, что подтверждается ранее упомянутым диалогом из персональной страницы Ахматгариева сети «В контакте», где субъект убивает парня и девушку (Сергея и Кристину), после чего мастурбирует свой половой член, и «кончает на окровавленную голову и убегает».

В свете содержания и смысла данного диалога между «Сергеем» и «Кристиной» самое пристальное внимание обращает на себя объективная сторона преступления, совершенного в отношении Быковой : Ахматгариев чередует сдавление руками шеи своей реальной жертвы (тоже Кристины) многократными ударами тяжелым предметом по голове несчастной.

Сходство содержания фантазий Ахматгариева в виде упомянутого выше диалога между «Сергеем», » Кристиной», размещенного на персональной странице Ахматгариева в сети «В Контакте», с реальными преступными действиями Ахматгариева в отношении реального лица (Кристины Быковой) 4.11.2012 г., — более чем очевидно, и указывает на то, что Ахматгариев выполнял объективную сторону деяния по заранее срежессированному им в соответствии с его патологическими влечениями плану: он не менее пяти раз бьет тяжелым предметом Кристину, и душит ее. Позже эксперт-биолог обнаружит в содержимом прямой кишки убитой девушки следы спермы.

Вышеуказанные обстоятельства, свидетельствующие о высокой степени общественной опасности, исходящей от убийцы, должны были быть установлены не мною,- адвокатом,- а следователем Манучаряном при производстве предусмотренных законом процессуальных действий, а именно, посредством :

1.допроса ранее опрошенных мною свидетелей, обнаруживших персональную страницу преступника;

2.назначения компьютерной экспертизы с целью восстановления персональной страницы убийцы, что в будущем может стать невозможным (!!!???);

3.осмотра персональной страницы убийцы;

4.назначения и производства комплексной психолого-сексологической экспертизы преступника, с целью выяснения вопросов, касающихся сексуальных отклонений субъекта.

Однако дважды заявленные мною по итогам ознакомления с материалами уголовного дела ходатайства о производстве дополнительных следственных действий, направленных на всестороннее исследование обстоятельств, характеризующих личность убийцы, — следователем Манучаряном игнорированы.

Бездействия следователя проявляются и в части доказывания мотива совершения убийства.

Так, при исследовании субъективной стороны преступления следователь ограничивается исключительно данными, полученными непосредственно от убийцы, (которому, по большому счету, есть что скрывать), беря за основу доводы о совершении преступления на бытовой почве (из-за ссоры, возникшей на почве личных неприязненных отношений). Никакими иными фактическими данными эти доводы преступника не подтверждаются.

Вместе с тем, по своему смыслу и содержанию его показания являются нестабильными, не позволяющими доверять им. Однако следователь доверяет данным показаниям, не проверяя их.

До настоящего времени не исследованы версии:

-об убийстве Быковой К. на сексуальной почве;

-об убийстве Быковой К. из корыстных побуждений;

-об убийстве Быковой К., находящейся заведомо для убийцы в беспомощном состоянии (преступник сам показал, что Быкова не могла передвигаться, и ее пришлось втаскивать в квартиру).

Создавая иллюзию исследованности версий об убийстве Быковой на сексуальной почве, из корыстных побуждений, следователь выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по ст. 131, 105 ч.2 п.п. «к», «з» УК РФ, не производя при этом никаких следственных действий, направленных на эффективное исследование данных обстоятельств.

Вместе с тем, данные версии являются более чем правдоподобными.

Так, из показаний подозреваемого, а в последующем обвиняемого Ахматгариева видно, что он якобы добровольно вступил в половой контакт с Быковой. При этом он отмечает, что Быкова завершила половой акт, а он «не смог окончить половой акт».

Далее, как вытекает из показаний Ахматгариева, после совершения полового акта он убил Быкову, якобы на почве возникшей ссоры из-за того, что Быкова второй раз не согласилась вступать с ним в половую связь. Удушение Быковой сопровождалось выделением у нее каловых масс. Он подтер ее, желая одеть и вынести в подъезд, однако позже он отказался от этих намерений.

Из смысла этих показаний Ахматгариева вытекает, что половой акт ими совершался якобы в естественной форме и по обоюдному согласию.

Однако, как видно из материалов уголовного дела, показания Ахматгариева в этой части противоречат:

-заключению эксперта №998, в соответствии с которым в тампоне с содержимым прямой кишки потерпевшей Быковой, на покрывале, одеяле с пестрым рисунком, изъятых с места происшествия, обнаружена сперма, смешанная с кровью человека и выявлены антигены А и Н. Происхождение спермы на этих вещественных доказательствах не исключается от Ахматгариева, имеющего группу крови О – альфа – бета, в выделениях которого (которых) имеется только антиген Н.

Анализ ложных показаний Ахматгариева в соответствующей части в контексте с заключением эксперта №998 категорически указывает на то, что половой акт имел место в извращенной форме, о чем обвиняемый предпочитает умалчивать.

На справедливость этих доводов указывает и проявление интереса Ахматгариева к явно ненормальным формам сексуального удовлетворения, что подтверждается ранее упомянутым диалогом из персональной страницы Ахматгариева сети «В контакте», где субъект убивает парня и девушку (Сергея и Кристину), после чего мастурбирует свой половой член, и «кончает на окровавленную голову и убегает».

В свете содержания и смысла данного диалога между «Сергеем» и «Кристиной» самое пристальное внимание обращает на себя объективная сторона преступления: Ахматгариев чередует сдавление руками шеи своей реальной жертвы (тоже Кристины) многократными ударами тяжелым предметом по голове несчастной.

Сходство содержания фантазий Ахматгариева в виде упомянутого выше диалога между «Сергеем», » Кристиной», размещенного на персональной странице Ахматгариева в сети «В Контакте», с реальными преступными действиями Ахматгариева в отношении реального лица (Кристины Быковой) 4.11.2012 г., — более чем очевидно, и указывает на то, что Ахматгариев выполнял объективную сторону деяния по заранее возникшему у него умыслу.

Ложные доводы Ахматгариева в части якобы имевшего место незавершенности с его стороны полового акта при том, что экспертами были обнаружены следы спермы на различных объектоносителях, в том числе,- в тампоне с содержимым прямой кишки потерпевшей, являются его способом скрыть от следствия свои патологические преступные наклонности.

Таким образом, полагаю, что преступление Ахматгариевым могло быть совершено на сексуальной почве, в связи с имеющимися у него сексуальными девиациями, установление которых возможно исключительно посредством назначения и производства психолого- сексологической экспертизы, чему следователь активно препятствует.

В ходе предварительного следствия, как мною упоминалось выше, не рассматривалась также версия о совершении убийства из корыстных побуждений. Данная версия вполне укладывается в обстоятельства уголовного дела.

Так, из показаний свидетеля Ахматгариевой А.Ю. (матери обвиняемого) вытекает, что ее сын попросил деньги для поездки к друзьям в Оренбург. Она просила отложить эту поездку к концу года. Тогда сын попросил у нее денег для того, чтобы провести время с друзьями в г.Тольятти. Она дала ему деньги в сумме 400 рублей. Позже ей стало известно, что сын все-таки уехал в Оренбург, где был задержан по подозрению в убийстве.

Таким образом, Ахматгариев выезжает из г.Тольятти в г.Оренбург с 400 рублями в кармане.

По состоянию к моменту, когда Ахматгариев вместе с Быковой Кристиной приехали на такси из ночного клуба домой к Быковой, у Ахматгариева денег не имелось: таксист Гареев показал, что по прибытию на место у них произошел спор. Вместо положенных 150 рублей они едва набрали мелочью около 70 рублей.

В квартире у Быковой К. Ахматгариев первым делом открывает холодильник, откуда берет кефир и выпивает. Затем Ахметгариев на подоконнике находит несколько кексов и съедает их, что вытекает из показаний самого Ахматгариева. Ахматгариев не имеет денег даже для того, чтобы поесть,- он голоден.

Позже его материальная несостоятельность проявится и в том, что перед попыткой выехать из Оренбурга после совершения убийства, он занимает у своих друзей 1000 рублей на билет и дорожные расходы.

При производстве судебно психолого-психиатрической экспертизы «испытуемый» Ахматгариев признается перед членами экспертной комиссии в том, что он материально зависит от мамы, что позволяет экспертам утверждать о его недостаточной самостоятельности и уверенности в себе, в связи с материальной зависимостью от мамы.

Данные обстоятельства косвенно подтверждают, что, направляясь вместе со своей будущей жертвой Быковой К. на квартиру последней, не имея ни копейки денег, он имеет реальные намерения не только удовлетворить свои больные сексуальные фантазии, расправиться с Быковой, считая, что женщины представляют собой бесполезный кусок мяса вокруг женского полового органа, но и чем-нибудь поживиться в квартире.

При этом Ахматгариев достоверно знает, что:

— в квартире никого нет;

-из-за нахождения в состоянии алкогольного опьянения Быкова не сможет оказать реальное сопротивление;

-никто из посторонних лиц не будет мешать ему при совершении его гнуснейшего преступления; его осведомленность в этом плане подтверждается и тем, что он, совершив убийство Быковой, остается в этой же квартире до утра, уснув в другой комнате; это указывает на явную его уверенность в том, что туда никто не приедет. Утром он покидает место совершения преступления, прихватив из квартиры два ноутбука, телефоны.

Полагаю, что для проверки данной версии необходимо было дополнительно допросить свидетелей Свинарева Н.В., Ермолаева В.В., Энгель А. Ахматгариеву А.Ю., о чем я просил дважды в своих ранее заявленных ходатайствах.

Таким образом, в ходе предварительного расследования уголовного дела следователь Манучарян, необоснованно отказывая в удовлетворении ранее заявленных мною ходатайств, фактически противодействовал моим попыткам всесторонне изучить обстоятельства, характеризующие личность преступника, истинный мотив совершения преступления.

Явное нежелание следователя объективно и всесторонне расследовать уголовное дело остается незамеченным руководителем следственного отдела по Северному административному округу г.Оренбурга СУ СК РФ по Оренбургской области Лебедевым В.Н., на что указывают нижеследующие обстоятельства.

На основании постановления заместителя руководителя следственного отдела по Северному административному округу г.Оренбурга СУ СК РФ по Оренбургской области Семенова Д.Е. от 15 марта 2013 года уголовное дело в отношении Ахматгариева возвращено для производства дополнительных следственных действий.

Анализ данного процессуального решения указывает на то, что уголовное дело возвращается для производства дополнительных следственных действий по незначительным основаниям. При этом все имеющиеся в материалах дела пробелы по ключевым обстоятельствам, о восполнении которых я ранее дважды заявлял, руководством во внимание не берется.

Создается впечатление, что такой непонятной и подозрительной позиции сотрудники соответствующего следственного подразделения придерживаются целенаправленно и умышленно.

В данной ситуации невыполнение следователем одной из основных задач деятельности СК,- оперативное и качественное расследование преступлений,- очевидно.

Отсутствие со стороны руководства отдела должной реакции на явно умышленные бездействия следователя указывает на пока еще непонятную его заинтересованность.

Вышеизложенное создает недоверие к СК РФ по Оренбургской области, подрывая его авторитет: потерпевшая Быкова Т.А., и ее супруг, Быков О., потеряв свою дочь, ожидая всестороннее и объективное расследование убийства дочери, надеясь в будущем на справедливое наказание преступника, натолкнулись на активное противодействие следователя, который заблокировал все попытки выяснить обстоятельства, связанные с убийством их дочери, и обстоятельства, которые позволили бы раскрыть реальное лицо убийцы.

Одним из проявлений противодействий со стороны должностных лиц соответствующего следственного отдела явилось и преднамеренное сокрытие от нас информации о том, что 15 марта 2013 года по уголовному делу был продлен срок расследования. Об этом нам стало известно лишь 3 апреля 2013 года при ознакомлении с материалами уголовного дела, что указывает на игнорирование следователем требований ч.8 ст.162 УПК РФ.

Таким образом, полагаю, что все вышеизложенные обстоятельства указывают на косвенную заинтересованность следователя Манучаряна Г.З. и его руководителя Лебедева В.Н. относительно направления хода предварительного следствия.

Принимая во внимание указанные обстоятельства, руководствуясь ст.ст. 61, 67 УПК РФ,

1.Заявляю отвод руководителю следственного отдела по Северному административному округу г.Оренбурга СУ СК РФ по Оренбургской области Лебедеву Владимиру Николаевичу и следователю того же отдела Манучаряну Гору Завеновичу.

2.Прошу передать уголовное дело в отношении Ахматгариева, обвиняемого по ч.1 ст.105, ч.2 ст.158 УК РФ для производства предварительного расследования другому следователю, находящемуся в подчинении другого руководителя отдела.

Приложение: Фотокопии разделов персональной страницы Ахматгариева на сети «В контакте», на шести листах.

Адвокат Н.К.Хабибуллин.

В ст. 67 УПК РФ представлены причины, по которым допускается отвод следователю по уголовному делу. На практике довольно часто в ходе расследования дела или судебного слушания раскрываются обстоятельства, которые потенциально могут повлиять на решение должностного лица, рассматривающего уголовный случай. Причем каким именно образом это решение повлияет на исход дела (положительно или отрицательно), значения не имеет. Иначе говоря, в объективности такого решения у подсудимого могут возникнуть сомнения. Для таких случаев Уголовно-процессуальным кодексом предусмотрена возможность замены следователя, то есть его отстранения от дела.

Что говорит законодательство

Порядок отвода следователя описан в статьях 61, 62, 67 главы 8 УПК в новой редакции (ранее действовал УПК РСФСР в редакции от 29.12.2001, где содержался аналогичный порядок отвода).

В ст. 67 нового УПК сказано:

  1. Следователь может быть отстранён от дела по приказу руководствующего звена следственного комитета. В отношении дознавателя решение принимается прокурором.
  2. Во втором пункте указанной статьи говорится о том, что прошлое участие в предварительном следствии по конкретному делу не может становиться причиной для отстранения этого лица.

Однако на деле эти нормы реализуются нечасто, поскольку законодатель недостаточно чётко описал саму процедуру. В связи с этим часто возникают немалые проблемы.

В тексте УПК представлен перечень ситуаций, которые могут повлечь отстранение:

  1. Следователь фигурирует в деле в роли пострадавшего, заявителя или ответчика.
  2. Представитель власти состоит в родственных отношениях с пострадавшим гражданином, заявителем или ответчиком.
  3. В ситуациях, когда в результате продолжительного следствия или длительного судебного разбирательства следователь в рамках одного и того же дела назначается на иную должность или становится фигурантом другой категории. Например, переходит в категорию свидетелей, становится судьёй, адвокатом, экспертом и проч.
  4. Следователь (прокурор) или члены их семей имеют личный интерес в отношении исхода конкретного уголовного дела либо есть прочие неопровержимые доказательства беспристрастного ведения уголовного дела.

Последний пункт позволяет оперировать довольно вольными трактовками для заявления причины об отводе. Это объясняется тем, что невозможно в одном документе точно описать каждый случай, ранее встречавшийся в уголовной и судебной практике.

Последний пункт позволяет использовать право отвода в любой ситуации, не описанной в УПК.

Чаще всего четвертый пункт относится к случаям, при которых у контролирующего органа или пострадавшей стороны могут возникнуть сомнения в справедливости следователя и его незаинтересованности в конечном результате следствия. Например, если подозреваемый и должностное лицо ранее имели конфликт, либо имеет место личная неприязнь или же следователь является знакомым обвиняемого.

Особенности отвода

Чтобы заявление об отводе осталось удовлетворённым, в нём должны быть указаны верные и фактически точные сведения, которые прямо указывают на личный интерес следователя к исходу дела либо на его родственные связи с заинтересованными гражданами.

Версии о заинтересованности представителя власти, не подтверждённые вескими доводами, не могут подвергаться рассмотрению в качестве основания для отвода следователя по расследованию уголовного дела. Это также связано с тем, что обвиняемое лицо, совершившее противоправные действия, будет стараться подорвать доверие к следователю, чтобы его отвели от следствия.

В законодательстве намеренно усложнены правовые нормы, содержащие основания для отведения должностного лица. Благодаря этому исключается вероятность безосновательного отстранения следователя, который создаёт потенциальную угрозу изобличения и привлечения к ответственности преступного лица.

Это имеет большое значение для расследования правонарушений, связанных с коррупцией, много эпизодических криминальных дел, а также преступлений, в которых принимает участие большое число фигурантов.

Для обоснования отстранения следователя могут использоваться сведения о действиях самого должностного лица. Например, он озвучил подозреваемому лицу требование о признании в злодеянии, которое совершил другой человек, причём чиновник заведомо об этом знал.

Такие действия следователя должны подкрепляться объективными доказательствами:

  • диктофонными записями;
  • свидетельскими показаниями;
  • записью в протоколе и проч.

Вызывают интерес случаи, когда начальник следственного комитета, прокурор или судья признал неправомерность мероприятий, предпринятых следователем. Из этого вытекает, что основанием отвода следователя по текущему уголовному делу будет являться неправомерность действий должностного лица. Здесь следует разграничить такие понятия, как «преднамеренное нарушение законодательства» и «следственная ошибка».

Просчёты допускают даже профессионалы. Ошибка следователя исправляется действиями суда, прокурора или начальника следственного органа.

Однако только намеренное и жёсткое нарушение законодательства можно рассматривать как личную заинтересованность должностного лица в исходе дела.

При расследовании такого преступления могут усматриваться необъективные действия свидетеля, который основные сведения мог получить из материалов следственной проверки.

Следователь обязан сделать заявление о самоотводе, если он одновременно является очевидцем свершившегося преступления.

Порядок отвода

Отвод участников уголовного дела зависит от их процессуального положения и этапа рассмотрения процесса:

  1. Решение об отстранении прокурора до судебного процесса в рамках уголовного производства выносится вышестоящим прокурором, в течение судебного разбирательства – судьёй, разрешающим дело.
  2. Принятие участия прокурора в досудебном или судебном рассмотрении не может становиться преградой к последующему участию прокурора в деле (статья 66 УПК).
  3. Решение об отстранении следователя принимается начальником следственного органа, об отстранении дознавателя – прокурором.

Если перечисленные в законодательстве субъекты дела не приняли мер к добровольному отстранению, им заявляется отведение:

  • подозреваемыми, инкриминируемыми, их правозащитниками или законными представителями;
  • гособвинителем, пострадавшим лицом, заявителем или ответчиком, частным обвинителем или представителем ответчика (статья 62).

Результатом отстранения становится то, что все материалы, доказательная база, факты и сведения, полученные должностным сотрудником в ходе расследования, утрачивают свою правомерность, то есть становятся недействительными.

Условия ходатайства об отводе и порядок проведения указанной процедуры регулируются статьями 64-72 Уголовно-процессуального кодекса.

Составление заявления

Заявление об отводе должностного лица, занимающегося расследованием, составляется потерпевшим в свободной форме. Законодательством не установлен единый шаблон для такого рода обращений. Однако в тексте обязательно должны быть ссылки на нормативно-правовые акты.

В ходатайстве нужно указать следующие сведения:

  • Ф. И. О. руководителя следственного органа или прокурора;
  • наименование госучреждения или населённого пункта (если заявление подаётся прокурору);
  • Ф. И. О. того, кто подаёт ходатайство;
  • номер дела;
  • обоснование отвода;
  • приложения (документы, подтверждающие обстоятельства, на основании которых следователь должен быть отведён от дела);
  • дата, подпись заявителя.

Письменное ходатайство участников делопроизводства об отстранении следователя присоединяется к материалам дела.

Если заявление объявлено в устном виде, его заносят в протокол следственного действия. Ниже представлен образец, который можно взять за основу для написания заявления.

Образец

Руководителю (наименование следственного органа)

А. Н. Петрову

От адвоката К. П. Иванова

рег. №_____

В реестре адвокатов ___ области

Адрес для обращений:____

в защиту обвиняемого Л. Н. Михайлова

дело №_______

«___»__________ 2017 года

Заявление

Об отстранении следователя

В производстве имеется уголовное дело №_____, возбуждённое по ст. _______ УК РФ, на основании материалов ____________.

На основании представленных выше сведений и в соответствии со ст. 67 УПК РФ заявляю к отстранению ____________ (должность, Ф. И. О.).

Приложение (письменные доказательства сведений, на которые указывает лицо, подающее заявление):

  1. ______
  2. ______

Подпись «_____» _________ 20__ г.

Дальнейшее развитие событий

При удовлетворении заявления начальник следственного комитета или прокурор производит отстранение от дальнейшего расследования и назначают другую кандидатуру для ведения дела:

  • пункт первый части первой статьи 39;
  • пункт 14 второй части статьи 37.

Если следователь или дознаватель при выявлении веских причин не отстраняется от дела в добровольном порядке, при этом другие участники процесса также не заявляют об их отстранении, то руководитель следственного органа (или прокурор) разрешает сложившуюся ситуацию по собственному усмотрению (пункт 3 комментария к статье 67).

Что делать, если поступил отказ?

Если ходатаю было отказано в отделении следователя, нужно подать заявление в прокуратуру. В заявлении необходимо максимально точно и подробно описать сложившуюся ситуацию и приложит к нему подтверждающие документы.

Заявление должно содержать вескую и небезосновательную причину, по которой требуется передача дела другому следователю.

При отсутствии результата заявление подаётся:

  • в областную прокуратуру;
  • далее заместителю генерального прокурора конкретного федерального округа.

Ситуации, при которых следователя отстраняют от уголовного судопроизводства по причине допущенных им нарушений, встречаются на практике. Напротив, удовлетворение ходатайства со стороны защиты об отстранении должностного лица скорее является исключением, нежели правилом. Таким образом, нормами УПК, регулирующими процедуру отвода, злоупотреблять не следует.

Важный инструмент следователя: почему не пустеют СИЗО

В России существует восемь видов мер пресечения: от подписки о невыезде до заключения под стражу. Чем менее тяжкое преступление инкриминируется обвиняемому, тем больше у него шансов получить меру, которая не будет связана с лишением свободы, говорит Дмитрий Солдаткин, управляющий партнёр МКА «Солдаткин, Зеленая и Партнёры» (SZP Law) МКА «Солдаткин, Зеленая и Партнёры» (SZP Law) Федеральный рейтинг группа Семейное/Наследственное право группа Трудовое и миграционное право группа Уголовное право группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции × . Закон предусматривает, что если наказание по вменяемому составу не превышает трёх лет лишения свободы, то под стражу фигуранта такого дела стоит отправлять только в исключительных случаях. Тем не менее следователи стараются заключить обвиняемых именно в СИЗО. На начало текущего года там находилось 99 722 человека. Из них 9625 – в столичных изоляторах. Это почти на 11% выше установленной нормы. Лимит численности заключённых, которые находятся в московских СИЗО, превышен седьмой год подряд.

Сколько можно держать под стражей

Действующим законодательством предусмотрено, что держать обвиняемого под стражей при расследовании преступления можно не дольше двух месяцев по общему правилу. Но этот срок УПК позволяет продлевать.

  • 2 месяца под стражей. Чтобы продлить этот срок, следователь сообщает суду, что не успел завершить предварительное расследование.

  • 6 месяцев под стражей. Чтобы продлить этот срок, необходимо наличие сразу двух условий. Во-первых, обвиняемому инкриминируют совершение тяжкого или особо тяжкого преступления. Во-вторых, следователь должен указать конкретные обстоятельства, свидетельствующие об особой сложности уголовного дела.

  • 12 месяцев под стражей. Чтобы продлить этот срок, обвиняемый должен проходить по категории особо тяжких преступлений (убийство, получение взятки в крупном и особо крупном размере, вымогательство, совершённое в особо крупном размере или совершённое организованной группой).

  • 18 месяцев под стражей – максимальный срок под стражей на стадии предварительного расследования.

Не позже чем за месяц до того, как истекают предельные полтора года в изоляторе, следователь обязан предоставить обвиняемому и его защите материалы дела для ознакомления. Если сотрудники правоохранительных органов не успеют это сделать, то арестанта должны немедленно освободить. Но на этом этапе начинаются новые хитрости силовиков. Во-первых, следствие может возобновить предварительное расследование по надуманным или заранее подготовленным основаниям, говорит бывший следователь СКР по особо важным делам, а теперь партнёр Адвокатское бюро «ЗКС» Адвокатское бюро «ЗКС» Федеральный рейтинг группа Уголовное право 49 место По выручке Профайл компании × Алексей Новиков. Таким образом, как минимум ещё три месяца пребывания обвиняемого в СИЗО фактически гарантировано.

Ещё один вариант – затянуть саму процедуру ознакомления с делом. В законе нигде не указано, что следователь на этом этапе обязан предоставить все материалы дела сразу. Иногда это невозможно из-за технических причин, замечает адвокат Князев и партнеры Князев и партнеры Федеральный рейтинг группа Уголовное право × Артем Чекотков: «И уложившись один раз в установленный законом срок, следователь в дальнейшем может предъявлять обвиняемому тома дела порционно, по одному-два в неделю».

Экс-следователь МВД, адвокат Адвокатское бюро «Торн» Адвокатское бюро «Торн» Региональный рейтинг группа Налоговое консультирование и споры группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Уголовное право группа Банкротство × Фархад Тимошин подтверждает такой подход и объясняет его ещё и тем, что к началу ознакомления дело обычно не сшито и не пронумеровано: «Есть пару томов, которые дают читать по 50–100 страниц в день. А за это время доделывается и дошивается всё остальное задними числами». Процесс затягивается, и следователь просит суд оставить обвиняемого под стражей, чтобы «завершить ознакомление обвиняемых и их защитников в связи со значительным объёмом материалов уголовного дела». В таких случаях суд обязан выяснить, из-за чего случилась подобная задержка и не произошла ли она из-за неэффективной работы следователя (Постановление Пленума Верховного суда № 41 от 19 декабря 2013 года «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога»). Но на практике суды фактически не проверяют обоснованность доводов силовиков, констатирует Людмила Щедрова из Феоктистов и партнеры Феоктистов и партнеры Федеральный рейтинг группа Уголовное право × .

Другая хитрость – вменить арестованному ещё один состав, но более тяжкий. Тех, кто проходит по мошенническим статьям, следователи обвиняют в создании преступной группы (ст. 210 УК), приводит пример юрист. Благодаря такой «искусственной квалификации» срок содержания под стражей получается продлить с одного года до полутора лет.

Обсуждаемые сроки относятся только к стадии предварительного расследования. Когда дело передали в суд или вернули прокурору для допследствия, срок содержания под стражей начинает исчисляться заново. Таким образом, суд может продлить арест обвиняемому при возвращении дела в надзорный орган, даже если тот просидел в изоляторе уже гораздо дольше 18 месяцев. Из-за подобного регулирования житель Московской области Сергей Махин провёл под арестом более пяти лет: его дело суд дважды возвращал в прокуратуру. Обвиняемый обжаловал в Конституционном суде нормы УПК, которые позволяют держать арестанта в СИЗО неограниченное количество времени. Но КС признал подобное регулирование правомерным, указав лишь на необходимость исправлять все ошибки следствия в разумные сроки.

На практике следователь часто пытается поместить обвиняемого под стражу, чтобы оказать на него давление, если тот сам не признаёт свою вину, объясняет адвокат Забейда и партнеры Забейда и партнеры Федеральный рейтинг группа Уголовное право × Николай Яшин. Следователь в этом случае приводит формальные доводы, говорит эксперт: «Например, что лицо не обременено семьёй или официально не трудоустроено, обвиняется в совершении тяжкого / особо тяжкого преступления, а потому может скрыться». Но подобный подход выглядит устаревшим в век современных технологий, говорит Вячеслав Яблоков, управляющий партнёр Яблоков и партнеры Яблоков и партнеры Региональный рейтинг группа Уголовное право 14 место По количеству юристов 31 место По выручке × : «Когда есть браслеты слежения, а сигнализация срабатывает моментально – стоит только обвиняемому отдалиться на 30–50 метров от того места, куда его поместили под домашний арест». Юрист соглашается с коллегой и тоже утверждает, что отправка в изолятор – это способ сделать человека сговорчивее и побудить его признать вину, этот способ облегчает работу правоохранителям.

Я не знаю ни одного случая, когда помещённый под домашний арест человек скрылся. Бывают редкие случаи, когда опоздал с прогулки на несколько минут, нарушил периметр прогулки (ушёл дальше установленных 2 км) или домой приехал кто-то из лиц, проходящих по делу. Но чтобы кто-то сбежал или угрожал свидетелям, находясь под домашним арестом, я таких случаев не знаю.

Вячеслав Яблоков, управляющий партнёр «Яблоков и партнеры»

Состояние изоляторов

Главным испытанием за решёткой становятся неудовлетворительные условия в российских изоляторах. Жалобы на это ежегодно доходят до ЕСПЧ. В 2012 году Страсбургский суд по делу «Ананьев и другие против России» обязал Россию срочно принять меры для устранения пыточных условий содержания в СИЗО. Суд указал, что переполненность изоляторов связана со злоупотреблением арестами как мерой пресечения, а у заключённых россиян отсутствуют эффективные средства правовой защиты. При этом на подобные нарушения жалуются арестанты и из столичных изоляторов. Так, Сергей Караченцев из Петербурга отсудил в ЕСПЧ компенсацию за то, что почти год содержался в переполненной камере размером 18 кв. м, где на восьми спальных местах разместили 10 заключённых, хотя норма площади для одного заключённого СИЗО – не менее 4 кв. м.

По словам Яшина, доводы жалоб в ЕСПЧ на условия содержания в изоляторах обычны сводятся к нескольким моментам:

  • перенаселённость камер, из-за чего приходится спать по очереди;
  • наличие паразитов (клопов, вшей, тараканов);
  • необходимость справлять нужду в камере на виду у всех сокамерников;
  • нахождение курящих и некурящих в одной камере при отсутствии вентиляции;
  • металлические жалюзи на окнах, которые мешают пропускать солнечный свет в камеру.

Эксперт утверждает, что постепенно условия в столичных и подмосковных изоляторах меняются в лучшую сторону: «У одного из доверителей в камере был огороженный туалет, а если и было перенаселение, то временное и на пару человек». Тем не менее всё может зависеть от конкретной камеры, подчёркивает Яшин: «Даже в рамках одного СИЗО условия содержания могут отличаться».

Все зависит от региона, руководства учреждения, наполненности изоляторов и многих других факторов. Где-то введена и успешно функционирует электронная очередь, где-то сделан ремонт или вовсе открыто новое СИЗО, а есть и такие, где не требуют разрешения должностного лица на посещения подзащитного. Но переполненность СИЗО, отсутствие полного штата сотрудников, недостаточное количество следственных кабинетов сводят на нет все улучшения. При переполненном СИЗО возможность записаться в электронную очередь возникает порой раз в неделю. Отсутствие полного штата сотрудников и нежелание таковых работать приводят к тому, что вывод подзащитного в следственный кабинет приходится ждать часами. Только комплексный подход в каждом таком учреждении может изменить сложившуюся плачевную ситуацию.

Постепенно пытаются решить проблему и с допуском адвокатов к подзащитным. Для этого в СИЗО вводят электронную очередь. Но пока такая система работает лишь в 60 изоляторах, треть из которых находится в столичных регионах: Москве, Петербурге, Подмосковье и Ленобласти. Но в большинстве субъектов РФ ситуация с проходом к доверителям остаётся на затруднительном уровне, констатирует Щедрова. Даже в столице до сих пор действует неписаное правило, что адвоката не пропустят к подзащитному в СИЗО без разрешения от следователя, рассказывает партнёр Коблев и партнеры Коблев и партнеры Федеральный рейтинг группа Уголовное право × Тимур Хутов: «Да, это незаконно, да, можно обжаловать, но на обжалование уйдет два-три месяца, в течение которых человек будет находиться без поддержки».

Изменение меры, новая норма

Если изначально ареста не удалось избежать, то стоит попробовать смягчить меру пресечения в дальнейшем. Во-первых, это можно сделать по формальным основаниям – когда меняется стадия уголовного судопроизводства. Если все следственные действия прошли, доказательства собрали, то суд вправе прийти к выводу, что излишне дальше держать человека под стражей, объясняет Щедрова. Не лишним будет привлечь аппараты омбудсменов, СМИ и общественность, рекомендует Новиков. Но, по его словам, намного эффективнее предупредить арест, нежели потом «поворачивать государственную машину вспять». Второй вариант – изменить меру пресечения по «субъективным» основаниям. Такое возможно, когда арестант признаёт вину, активно сотрудничает со следствием и изобличает других соучастников.

Карточки Домашний арест: как пережить его бизнесмену

Наконец, самый удачный расклад событий – арест отменяют, так как нет доказательств, что обвиняемый будет мешать расследованию, может скрыться или продолжит заниматься преступной деятельностью, говорит юрист. Тогда обвиняемого могут отправить под домашний арест, выпустить под залог, личное поручительство или подписку о не выезде либо применить в отношении него новую меру – запрет определённых действий (ст. 105.1 УПК). Её ввели у нас весной прошлого года. В зависимости от тяжести преступления сроки такой меры составляют 1–3 года.

Чтобы запретить какие-то действия, судье необходимо как можно детальнее погрузиться в обстоятельства конкретного дела. И в этом случае не получится ограничиться общими фразами и ссылками на то, что обвиняемый может угрожать неопределённым абстрактным лицам, отмечает Чекотков. Зато такая мера будет способствовать эффективному расследованию, уверен эксперт. По данным Caselook, её применяют в основном к фигурантам дел о краже или мошенничестве.

Вместе с тем введение новой меры пресечения ухудшило положение тех, кому выбирают домашний арест. По старым правилам таким арестантам в определённых случаях разрешались прогулки, но сейчас суды исходят из того, что запрет покидать жилое помещение является абсолютным, замечает Солдаткин. Так как домашний арест применяется чаще, чем запрет определённых действий, то введение ст. 105.1 УПК ухудшило положение арестантов, констатирует юрист. Недоработкой законодателя является и тот факт, что пока время, на которое запретили те или иные действия, никак не засчитывается в окончательный срок наказания, подчёркивает эксперт.

Роль суда и законодателя

Опрошенные эксперты сходятся в том, что нужно сделать более активной роль суда, когда речь идёт об определении меры пресечения и её продлении. Именно суд должен пресекать ситуации, когда следователь обосновывает невозможность завершить расследование исключительно голословными, а иногда и ложными фактами, обращает внимание Щедрова. По её словам, в ходатайстве следователя о продлении срока содержания под стражей порой можно встретить заверения в том, что продление срока требуется для осмотра фонограмм или видеозаписей, а это требует большого количества времени. Но затем, уже в стадии ознакомления с материалами дела, выясняется, что эти действия либо вообще никогда следователем не проводились, либо проводились в другой период времени, рассказывает юрист.

Ещё одна порочная практика, от которой стоит избавиться, – попытки следователей «обойти» законодательный запрет, по которому нельзя отправлять в СИЗО предпринимателей. По словам Щедровой, суды в таких случаях отправляют бизнесменов в СИЗО, пользуясь абстрактной формулировкой, что «деяния, инкриминируемые обвиняемым, не могут быть расценены как непосредственно связанные с законной предпринимательской деятельностью». Хотя с точки зрения ГК эти действия отвечают всем признакам предпринимательской деятельности, отмечает эксперт.

Для начала необходимо добиться соблюдения уже действующего закона. Что-то изменять и вводить всё новые и новые нормы нет никакого смысла, если они всё равно не будут исполняться. Нужно приложить максимум усилий, чтобы исключить формальный подход к исполнению своих обязанностей должностными лицами.

Алексей Новиков, партнёр АБ «ЗКС»

Хутов объясняет подобную жёсткость судов по обсуждаемому вопросу тем, что судьи боятся принимать мягкие решения, чтобы их не заподозрили во взятках. Ещё одна причина – судьи не всегда знают реальные условия в российских изоляторах, полагает Яблоков. Чтобы исключить такой фактор, он предлагает ввести обязательное посещение СИЗО хотя бы раз в три года для тех судей, которые дежурят по арестным материалам: «И не просто по двору походить, а побывать в камере, увидеть жизнь и быт человека, посмотреть на условия, в которые своими решениями человека отправляют». Юрист уверен, что такое нововведение будет эффективнее любых разъяснений высшего судебного органа страны.

Законы у нас великолепные, а при их соблюдении СИЗО можно разгрузить, но вот правоприменение хромает. Все кивают друг на друга.

Фархад Тимошин, адвокат АБ «Торн»

Ещё одной концептуальной новеллой может стать введение системы обязательных критериев, по которым будут оценивать общественную опасность лица и вменяемого ему преступления. Такой вариант предлагает адвокат, партнёр Романов и Партнёры Романов и Партнёры Федеральный рейтинг группа Уголовное право × Матвей Протасов, который считает подобные критерии более объективными, чем просто тяжесть преступления.

1) По объективной стороне деяния: обвиняемый совершил насильственное или ненасильственное преступление.

2) По мотиву и цели: корыстный, хулиганский или с целью обороны.

3) По свойствам самого субъекта: впервые совершил или нет, имеет ли склонность к насилию, какие у него характеристики.

Запрет на заключение под стражу по «предпринимательским» преступлениям – частный случай применения такой концепции.

Другая проблема, что действующий закон не предусматривает возможности комбинировать ограничения для обвиняемого. Это приводит к тому, что следователь избирает самый благоприятный для себя вариант – заключение под стражу, констатирует Чекотков. А в идеале, по его словам, нужно из массы разных запретов конструировать оптимальный вариант обеспечительного механизма, который подойдёт к конкретной ситуации. Он приводит в пример Францию, где альтернативой заключению под стражу является так называемый институт судебного контроля, который включает в себя 16 вариантов ограничений. И следственный судья может их комбинировать, изменять или отменять по собственному усмотрению.

  • Уголовный процесс

Вызывают свидетелем на допрос. Что можно? Чего нельзя?

Вы из тех людей, что живого следователя никогда в жизни не видели. И не собирались видеть. Но он сам телефонным звонком ворвался в вашу жизнь и строго так потребовал, чтобы вы явились к нему на допрос. Свидетелем. По уголовному делу.

В вашем сознании тут же появилась бегущая строка из вопросов, ответы на которые вы не знаете. Я попробую ответить на них и тем самым, быть может, верну на место уходящую из-под ваших ног почву.

Да какой же я свидетель? Я ж ничего не видел!

Так думают многие. И ошибаются, путая свидетеля с очевидцем преступления. Свидетелем на самом деле может быть не только тот, кто преступления не видел, но и тот, кто о нем даже не слышал. Давайте посмотрим в Уголовно-процессуальный кодекс РФ (далее — УПК РФ) — кто же такой свидетель (часть 1 ст. 56 УПК РФ)?

Свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела…

Понятно, да? Это тот, кому известно что-то, имеющее значение для дела. А что может иметь значение для дела? Да, что угодно. Например, погода, стоявшая в определенное время в определенном месте. Были там? Туман видели? Вот вы и свидетель. Быть вам свидетелем или не быть, решает следователь. Решил, что вы свидетель, значит — свидетель.

В бытность следователем довелось мне поучаствовать в расследовании пожара на Останкинской башне. Были допрошены все ее посетители в тот день. Понятно, что большинство из них, как говорится, ни сном, ни духом… Ну и хорошо. Отрицательный результат — тоже результат. Он нужен. Отнеситесь, как говорится, с пониманием.

Я слышал, что мне повестку должны вручить. Почему же следователь звонит по телефону?

Вы правильно слышали про повестку. Законом предусмотрен именно такой способ вызова свидетеля на допрос (части 1 и 2 ст. 188 УПК РФ)

1. Свидетель… вызывается на допрос повесткой, в которой указываются, кто и в каком качестве вызывается, к кому и по какому адресу, дата и время явки на допрос, а также последствия неявки без уважительных причин.

2. Повестка вручается лицу, вызываемому на допрос, под расписку либо передается с помощью средств связи. В случае временного отсутствия лица, вызываемого на допрос, повестка вручается совершеннолетнему члену его семьи либо передается администрации по месту его работы или по поручению следователя иным лицам и организациям, которые обязаны передать повестку лицу, вызываемому на допрос.

Почему следователь звонит по телефону, тоже понятно. Так быстрее и удобнее. Вообще мне кажется, что закон в этой части архаичен. Он писался, когда мобильные телефоны еще не были широко распространены. Жизнь с тех пор сильно изменилась, а закон нет. Мне так и представляется почтальон «в синей форменной фуражке», вручающий повестку представителю профкома завода, где работает свидетель. Ну, бред же…

Между тем, раз в законе про повестку написано — да, вы вправе ее требовать. Вот только надо ли?

Иногда надо. Одного моего подзащитного на допрос по телефону пытался вызвать развязный молодой человек, представлявшийся «Пашей с прокуратуры». Вот такой «Паша» должен быть на законных основаниях послан куда подальше с его телефонными поползновениями.

Во всех же остальных случаях общение по телефону, на мой взгляд, вполне допустимо и даже имеет свои плюсы, о которых я расскажу ниже.

А можно не ходить на допрос? Уж больно не хочется…

Можно, не ходите. Тогда вас на допрос привезут. Сэкономите на транспортных расходах, но, боюсь, сильно потеряете в психологическом комфорте.

Нет, с первого раза машину за вами вряд ли отправят. Сначала будут выносить мозг по телефону. Потом будут стучаться в двери и совать в них повестки. А потом — да, за вами приедут полицейские с наручниками, и это будут очень злые полицейские, потому что у них и без работы в вашем эскорте дел хватает (часть 7 ст. 56 УПК РФ):

В случае уклонения от явки без уважительных причин свидетель может быть подвергнут приводу.

Процедура привода (именно так называется процесс вашего доставления к следователю) подробно описана в ст. 113 УПК РФ, можете почитать.

Я боюсь… Могу я прийти на допрос с другом или родственником? А со знакомым юристом? А с адвокатом?

Друга на допрос не пустят. Внутрь следственного органа по доброте душевной пропустить могут, но на допрос в кабинет не пустят.

Родственник в этом смысле от друга ничем не отличается за одним исключением: «дети до 16 лет» допрашиваются в присутствии родителей (одного из них), а также педагога или психолога (ст. 191 УПК РФ).

Юрист (человек с юридическим образованием) никаких привилегий по сравнению с другом не имеет, и его на допрос также не пустят.

А вот адвокат (юрист, получивший статус адвоката и имеющий соответствующее удостоверение) может совершенно официально участвовать в допросе для оказания юридической помощи свидетелю (часть 5 ст. 189 УПК РФ). Выбирайте адвоката, заключайте с ним соглашение и — вперед! Паспорт не забудьте…

Ой, а я не могу прийти в назначенное следователем время…

Возвращаемся к установленному законом порядку вызова свидетеля на допрос (часть 3 ст. 188 УПК РФ):

Лицо, вызываемое на допрос, обязано явиться в назначенный срок либо заранее уведомить следователя о причинах неявки

Помните, да, описанную выше процедуру с участием почтальона, вручающего повестку? Когда он к вам придет? Успеете ли вы «заранее уведомить следователя»? Указан ли в повестке его телефон или вам также по почте нужно отправлять следователю уведомление?

И совсем другая ситуация, когда следователь вызывает вас на допрос не повесткой, а по телефону. Сейчас, кстати, следователи очень часто пользуются не служебными городскими, а мобильными телефонами. Его номер, соответственно, у вас определится, и вы всегда сможете ему перезвонить, собравшись с мыслями и придя в себя.

Как следователь отнесется к вашей просьбе перенести допрос на другое время или другой день? Да нормально отнесется. Для него это работа, трудовой процесс, который он стремится сделать максимально продуктивным при минимальных затратах. Лишние сложности и конфликты ему ни к чему. В этой ситуации уж точно ему проще пойти вам навстречу и перенести допрос, чем устраивать шоу с вашим принудительным доставлением, которое весьма затратно.

Само собой, если вы обратитесь к адвокату с просьбой поучаствовать в вашем допросе, то и вопросы его организации, в том числе согласование времени его проведения, адвокат может взять на себя.

Я уже ничего не помню, но у меня сохранились некоторые документы… Могу я их взять на допрос?

Да, можете (часть 3 ст. 189 УПК РФ):

Допрашиваемое лицо вправе пользоваться документами и записями

А вот стоит это делать или нет — вопрос тонкий и решается индивидуально в каждой конкретной ситуации. Помощь адвоката здесь была бы полезна, поскольку существуют некоторые риски.

Во-первых, если документы окажутся следователю интересны, он у вас их может просто изъять для использования в своей работе. А они, например, вам тоже очень нужны.

Во-вторых, не всегда стоит излишне демонстрировать свою осведомленность. Например, когда вы толком не знаете, что это за дело, и не можете быть уверены в добросовестности следователя.

Наконец, в-третьих, всегда приятно иметь в запасе возможность на острый вопрос следователя ответить что-то типа «ох, сейчас я уже и не помню, надо посмотреть в документы, которых у меня с собой нет». То есть, вопрос следователя услышать, а ответ на него отложить на потом, получив тем самым время его обдумать.

А могу я прийти к следователю и спросить, что это за дело? Должен же я знать…

Нет, не должны. И спросить, конечно, можете, но вот получение ответа я вам не обещаю. Видели, как в советских фильмах следователи на подобные вопросы очень веско отвечали ставшей знаменитой фразой «Вопросы здесь задаю я»?

Не смотря на постоянно расширяющийся круг прав свидетеля, в уголовном деле он по-прежнему все-таки не субъект, а предмет. Не игрок, а мяч, которым играют игроки. Носитель информации, который должен прийти к следователю, предоставить возможность «скачать» ее с себя, после чего уйти. Знать ему ничего не положено.

В интернете советуют не отвечать на вопросы следователя, пользуясь статьей 51 Конституции РФ…

Типичный пример того, как «слепые ведут слепых». Давайте открывать глаза и читать, что написано в законе. Если кратко, то написано следующее:

1) давать показания в качестве свидетеля — ваша обязанность,

2) неисполнение этой обязанности, отказ от дачи показаний — преступление, предусмотренное ст. 308 УК РФ,

3) при этом, да, из этой обязанности сделано исключение, которое и закреплено в ст. 51 Конституции РФ, которую я процитирую дословно:

Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников

Теперь давайте разбираться.

Итак, давать показания — это ваш долг. Без его исполнения правосудие функционировать не может, а что за общество без правосудия? Соответственно, если вы противитесь исполнению этого долга, то тем самым совершаете преступление против правосудия. Именно к числу таких преступлений относится отказ от дачи показаний (ст. 308 УК РФ). Откажетесь — станете преступником с судимостью и прочими «черными метками».

С другой стороны, что за общество без семьи и внутрисемейных доверительных отношений, в которых сор из избы выносить не принято? Нехорошо их рушить даже ради правосудия. А потому нам разрешили все-таки не давать показания против своих близких родственников. Поэтому когда следователь просит вас рассказать, как ваша бабушка клюкой избивала местных хулиганов, вытоптавших ее клумбу, можете не отвечать.

А еще Конституция РФ разрешает нам не свидетельствовать против себя. И вот здесь начинаются сложности. Вопросы, которые задает мне следователь, они против меня? Или за меня? А они вообще про меня?

Это очень сложное разграничение, скажу я вам. Даже для адвоката. А разграничивать надо, потому что в одном случае можно отказаться отвечать на вопрос, а в другом такой отказ обернется для вас судимостью.

Резюмируя, скажу следующее. Просто так отказаться отвечать на вопросы следователя у вас не получится — отвечать придется, в чем следователь вас довольно быстро убедит, предупредив, как я только что, об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний. Грамотно воспользоваться правом, закрепленным в ст. 51 Конституции РФ, вы, скорее всего, без помощи адвоката не сможете.

Что мне будет, если я совру на допросе? А если случайно что-то напутаю или забуду?

Вы, конечно же, не можете все помнить и, конечно, можете заблуждаться, что-то путать… Что-то вам могло показаться… О чем-то подумалось… Что-то вы от кого-то слышали, но не помните, когда и от кого…

Одно прошу: предельно ответственно отнеситесь к тому, что будете говорить следователю. Если не помните, так и говорите — «не помню». Если не уверены, прямо об этом скажите. Не фантазируйте, не домысливайте, не пересказывайте слухи, даже если это «всем известно».

Вы можете безразлично относиться к судьбе человека, которая решается в этом уголовном деле, но отнеситесь ответственно хотя бы ко своей судьбе. Помните: высока вероятность, что за свои слова вам придется отвечать, и возможно — не один раз. О том, где и как, я расскажу ниже.

Если рядом с вами на допросе будет адвокат, он, конечно, поможет корректно сформулировать ответы на вопросы следователя и очистить ваши показания от «информационного шума».

При этом, конечно же, юридическая ответственность за ошибки и забывчивость вам не грозит ни при каких условиях.

Иное дело — лжесвидетельство, которое всегда считалось преступлением. Но в данном случае речь идет об умышленном осознанном вранье. Наше время — не исключение: в Уголовном кодексе РФ это преступление называется заведомо ложными показаниями (ст. 307 УК РФ).

Бить будут? Пугать будут?

Бить не будут. Бьют не в ходе допроса, не в кабинете следователя и не следователи. Эту грязную работу берут на себя «опера» в ходе проводимых ими «бесед». Нет, вас все-таки зовут на другое мероприятие. Вполне официальное и цивильное. Эксцессы, конечно, бывают, но на то они и эксцессы — и в детском садике воспитатели детей бьют.

Пугать могут. Психологическое давление оказывать могут. Лучшая защита от этого — присутствие адвоката.

Врать могут, вводить в заблуждение, преуменьшая значимость ваших показаний, например. Могут сказать, что ваш допрос — чистая формальность, пообещав, что больше вас никто никуда вызывать не будет — это чтобы вы побыстрее выполнили все пожелания следователя, после чего смогли бы отправиться домой. Ведь вам же хочется домой, не так ли? Ведь вам же сейчас этого хочется больше всего?

Это вранье. Может, конечно, случиться, что этот допрос действительно окажется первым и последним одновременно, но гарантировать это вам следователь не может. Это не им будет решаться, о чем ему, конечно же, известно. То есть, врет. Следователю вообще верить нельзя.

А потому еще раз прошу: предельно ответственно отнеситесь к своим показаниям, чтобы вам потом не было мучительно больно, стыдно и страшно. Ведь тогда вы со следователя ничего уже спросить не сможете — пожав плечиками, он скажет только что-то типа «ну, я думал…» или «ну, я же не знал…».

Мне там надо будет что-то подписывать?

Уф, это вы напоследок такой вопрос задаете? Между тем, он — самый главный. Ведь, перефразируя известное высказывание, приписываемое И. В. Сталину, неважно, что вы говорили следователю — важно, что он записал.

Вот этот документ, в который он записал ваши показания, вам и надо будет подписывать. И называется он — протокол допроса свидетеля. И именно ради него вас следователь к себе вызывал. Он и есть — полученное в ходе допроса доказательство. А никак не ваши слова, которые ветер унес в форточку за спиной следователя.

И за то, что написано в этом протоколе, отвечать придется вам. Именно потому, что вы под ним подписываетесь.

Где придется отвечать? В суде, куда потом вас позовут также на допрос. Ведь допрос у следователя, куда вас сейчас пригласили, проводится в ходе предварительного следствия. А в суде потом будет судебное следствие, и там вас также будут допрашивать. Я уже сказал: не верьте следователю, убеждающему вас, что не позовут…

И будете вы стоять в центре зала одиноко, без адвоката, за трибуной. За спиной у вас будут родственники подсудимого, настроенные крайне негативно ко всему происходящему. С одной стороны от вас будет злобный прокурор (а, быть может, и не один). С другой — не менее злобный адвокат (тоже, быть может, не один). И они будут дербанить вас своими вопросами. Вы помните, что вы — «мячик» в этой игре? А прямо перед вами будет строгий судья в черной мантии (а, быть может, и не один), который также сочувствия к вам не испытывает.

И вас будут тыкать носом в протокол вашего допроса, составленный следователем. Это ваша подпись?.. Вы давали такие показания следователю?.. Что значит «неправильно записал»?.. Что значит «следователь сказал, что это не важно»?.. Вы протокол-то читали?.. А почему же вы его подписали, если здесь неправильно ваши показания изложены?.. Как это — «следователь заставил»?.. Он что, угрожал вам?.. Чем?.. Вы вообще понимаете, что говорите?.. Вас же предупреждали об уголовной ответственности за заведомо ложные показания?.. Почему же сейчас вы даете другие показания?.. Что значит «невнимательно прочитал протокол»?.. Подпись-то ваша, еще раз спрашиваю?..

А вы будете попеременно то краснеть, то бледнеть. Эта мука может длиться и час, и больше. И с вами может случиться все, что угодно — от диареи до инсульта. А все почему? Потому что вы безответственно отнеслись к составлению протокола своего допроса в кабинете следователя. Вы радовались, что допрос окончен, и вас сейчас отпустят. А потому или не читали протокол, или читали по диагонали, или вовсе «подмахнули не глядя».

А от его содержания жизнь человека зависит, чья судьба будет решаться в зале судебных заседаний. А потому не ждите пощады от его участников — порвут, «как тузик грелку». И, возможно, не один раз.

Вывод, я думаю, понятен. Читать протокол перед его подписанием. И очень внимательно. Не забудьте очки.

В кабинете следователя обстановка более комфортная, чем в зале судебных заседаний. Вы с ним — один на один. Не торопитесь. Если рядом с вами еще и адвокат, который также внимательно прочитает протокол, так и вовсе премиальный комфорт. Вас двое против одного следователя. Ну, не сравнить с тем, что вас ждет в суде.

А что делать, если записано неправильно? А можно тогда не подписывать протокол?

Отказаться подписывать протокол можно, но, по-моему, глупо. Это «страусиная позиция» (голову в песок). Кстати, не представляющая сложности для следователя — ему сгодится протокол и без вашей подписи. Так и напишет: «Свидетель от подписи отказался».

Нет, голову в песок прятать не нужно, нужно идти в атаку. Чтобы, повторюсь, потом на суде вам не пришлось испытывать описанные мною выше муки. Разумеется, в атаку сподручнее идти с адвокатом, ведь один в поле не воин. Впрочем, а вдруг вы — Рэмбо?

Во-первых, требуйте, чтобы ваши показания были записаны правильно. Если написано неправильно, надо переделывать протокол. Во времена компьютерной техники это не проблема. И бумаги у следователей много. Закон на вашей стороне (часть 6 ст. 190 УПК РФ):

Ходатайство допрашиваемого о дополнении и об уточнении протокола подлежит обязательному удовлетворению

Как должны выглядеть в протоколе ваши показания? А вот как (часть 2 ст. 190 УПК РФ):

Показания допрашиваемого лица записываются от первого лица и по возможности дословно. Вопросы и ответы на них записываются в той последовательности, которая имела место в ходе допроса.

Буквоедством здесь, конечно, заниматься не нужно. Речь некоторых людей занести в протокол без литературной обработки просто невозможно. И такая обработка стала привычкой следователей. То есть, полностью дословного изложения не ждите. Но не позволяйте искажать смысл и содержание вашего рассказа, а также ответов на вопросы следователя.

Во-вторых, если следователь не смог или не захотел уточнять и исправлять протокол, приносите на него замечания (часть 6 ст. 166 УПК РФ):

Протокол предъявляется для ознакомления всем лицам, участвовавшим в следственном действии. При этом указанным лицам разъясняется их право делать подлежащие внесению в протокол замечания о его дополнении и уточнении. Все внесенные замечания о дополнении и уточнении протокола должны быть оговорены и удостоверены подписями этих лиц.

В конце протокола для этого специально отведено место. Берите ручку с самым ядовитым цветом и пишите туда все, что думаете о следователе и составленном им протоколе. Без оскорблений только, пожалуйста, и угроз…

И только после этого можете подписать протокол своего допроса и с чувством выполненного долга покинуть кабинет следователя.

Все?

Я попытался ответить на все вопросы, которые смог вспомнить. Уверен, что все равно что-то забыл. Не сомневаюсь, что коллеги поддержат меня и дополнят в комментариях эту, надеюсь, полезную для вас памятку.

А для нас, адвокатов, такая просветительская работа тоже полезна. Если благодаря нашим коллективным стараниям кто-то из будущих свидетелей ответственней отнесется к своему допросу и составленному по его результатам протоколу, нам в работе станет сильно легче. Потому что иной раз читаешь протокол допроса какого-нибудь свидетеля, и мысль в голове родится только одна: «Что ж ты, сволочь, делаешь!» — это когда очевидно, что он пошел на поводу у следователя.

Удачи вам! Все у вас получится.

Как себя вести на допросе в налоговой инспекции или у следователя

Если вам пришла повестка о вызове на допрос от сотрудников правоохранительных органов для прохождения допроса или опроса (объяснения), то важно понимать, что это вас ждет не дружеская беседа, а серьезный разговор. Лучше приходить в отделение полиции для прохождения допроса с адвокатом.

Разница между допросом и опросом есть, не путайте эти два понятия. Допрос проводится на основании открытого дела, а опрос – только лишь при проверке. От опроса можно отказаться без каких-либо последствий для себя.

По действующему законодательству гражданин может, но не должен предоставлять различные объяснения сотрудникам полиции. И еще нет статей, по которым была бы ответственность за отказ от дачи объяснений. Есть лишь санкция за отказ от дачи показаний в ходе допроса, связанного с уголовным делом. Но даже при этом, гражданин может не отвечать на вопросы следователей, а просто сослаться на 51-ую статью Конституции РФ, по которой ни один человек не обязан свидетельствовать против самого себя.

Но что же делать, если вы все-таки попали на допрос и адвоката рядом с вами нет? Важно соблюдать несколько правил, которые помогут предотвратить неправомерные действия со стороны сотрудников правоохранительных органов. Стоит рассмотреть подробнее как вести себя на допросе.

Поведение на допросе

Вне зависимости от причины, по которой вас вызвали на допрос, нужно:

  • сохранять выдержку и самообладание;
  • настроиться на спокойный разговор;
  • отвечать уверенно и только на те вопросы, в которых вы не сомневаетесь.

Спокойное психологическое состояние поможет именно вам. Волнение и излишняя открытость позволят усомниться следователям в правдивости предоставляемых сведений. Нужно обдумывать каждую фразу и каждый жест.

Если вы не можете держать свои эмоции и волнение под контролем, то лучше сразу сказать об этом сотрудникам правоохранительных органов. Это расставит все точки над «i» и не даст повода для сомнений в ваших словах.

Цели допроса потерпевшего — сбор показаний процессуальной фигуры. Подробнее о допросе потерпевшего по УПК читайте здесь hhttps://lexconsult.online/8840-raznitsa-mezhdu-doprosom-i-oprosom

Права граждан при допросе

Для успешного прохождения допроса нужно знать свои права. Они таковы:

  1. Если это не допрос по уголовному делу, можно отказаться от него, без каких-либо дальнейших санкций.
  2. Если допрос в качестве обвиняемого, можно от него отказаться, так как это является правом защиты.
  3. Перед началом допроса следователь должен разъяснить все права. Если этого не было, можно не отвечать на вопросы без каких-либо санкций.
  4. Можно писать показания собственноручно.
  5. Следователь, по завершению допроса, обязан предоставить протокол для ознакомления. Если есть замечания, он обязан внести их в протокол.
  6. Если гражданину не дали протокол на подпись, он не действителен.
  7. Каждый имеет право отказаться от дачи показаний, в случае если они свидетельствуют против него самого. Причем причину отказа сообщать необязательно, и не важно — свидетель вы или обвиняемый.
  8. Если свидетель дал обязательство не разглашать кому-либо информацию, то это касается и допроса (причем обязательство может быть дано только в устном виде, никакой подтверждающей документации не требуется).
  9. Если какие-либо показания не могут быть даны из-за того, что гражданин их не помнит, или помнит частично, он может отказаться от их дачи.

Если допрос ведет следователь, не указанный в протоколе, то это — нарушение прав гражданина, следовательно, он не обязан отвечать на вопросы.

Каждый имеет право на юридическую помощь на допросе. Причем он может отказаться от дачи показаний до прихода адвоката. Если же у гражданина нет адвоката, то следователь обязан предоставить такие услуги.

Можно ли молчать на допросе — рекомендации смотрите в видео ниже:

Как отвечать на задаваемые вопросы

Есть условные правила, соблюдать которые настоятельно рекомендуется всем гражданам на допросе. Они таковы:

  1. Как можно меньше говорить. Отвечать на вопросы кратко и четко, для того, чтобы не допустить двойного толкования показаний следователем.
  2. Обдумывать каждый ответ, жест, действие и т.д.
  3. Не отвечать на вопросы, которые не указываются в протоколе допроса.
  4. Не нужно бояться отвечать на вопросы. Если вы сомневаетесь в том или ином ответе, можно просто промолчать на допросе, сославшись на то, что вы не знаете его.
  5. Отвечать на вопросы вежливо, без хамства.
  6. Не отвечать на такие вопросы, в которых есть вероятность того, что они будут свидетельствовать против вас.

Составление протокола

Важно! Если ситуация принимает критический оборот и вас открыто принуждают к даче нужных показаний, напомните об ответственности по ст. 302 УК РФ за понуждение к даче показаний. Подробнее мы расскажем в отдельной статье https://lexconsult.online/6697-ponyatie-prinuzhdeniya-k-dache-pokazanii-kvalifikatsiya-dannogo-prestupleniya

При допросе в обязательном порядке составляется протокол. В него записываются все вопросы и, полученные на них, ответы. Свидетель и обвиняемый имеют право собственноручно заполнять описываемый документ.

По окончанию допроса следователь передает документ на ознакомление свидетелю. При обнаружении каких-либо замечаний, следователь должен внести изменения в содержание документа. Далее свидетель должен поставить свою подпись на каждой странице документа. Если ее не будет, то протокол недействителен.

В итоге

Процедура допроса у следователя или в налоговой инспекции имеет много условий и требований, без соблюдения которых гражданин может просто отказаться от дачи показаний без последствий для него. Главное, сохранять спокойствие, выдержку и четко формулировать свои мысли. Также важно понимать разницу между допросом и объяснением. Во втором случае можно отказаться от разговора без объяснения причин.

Как поменять следователя?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *