Как проходят длительные свидания

Каждый осужденный, сколь бы тяжкое преступление он не совершил, имеет право на общение со своими родными и близкими. Но после вступления приговора в законную силу количество этого общения претерпевает серьезные изменения.

Короткие и длительные свидания с родными становятся редкой привилегией. Для увеличения их количества необходимо отличаться примерным поведением. Любые нарушения тюремного распорядка ведут к сокращению времени общения с родственниками.

Как говорят бывалые жены осужденных, чтобы получить свидание в тюрьме, необходимо пройти большое количество испытаний, как бюрократических, так и морально-этических.

Как получить разрешение на свидание с любимым, находящимся в тюрьме, и каких сюрпризов стоит ждать от этого мероприятия, расскажем далее.

Сколько свиданий положено осужденному?

Количество разрешенных свиданий зависит напрямую от режима, на котором отбывает наказание Ваш родственник.

Режим же, в свою очередь, зависит от тяжести совершенного им преступления и его поведения в колонии. Режим и условия содержания динамичны, они могут меняться в зависимости от многих факторов.

Все свидания вне зависимости от режима бывают двух видов:

  • Краткосрочные – свидание на 4 часа;
  • Долгосрочные – свидание на 3 суток.

И осужденные, и родственники больше жалуют долгосрочные свидания.

В это время у них появляется возможность насладиться уединением с любимым человеком, ведь при краткосрочных свиданиях присутствуют сотрудники колонии.

Свидания на общем режиме

Общий режим – это обычный режим, не имеющий строгих ограничений. Кроме того, на общем режиме возможно применение облегченных условий содержания того осужденного, который отличается хорошим поведением.

На общем режиме разрешено по 4 краткосрочных и долгосрочных свидания.

При облегченных условиях осужденный получает еще по 2 дополнительных краткосрочных и долгосрочных свидания.

Если же осужденный допускает нарушения режима, ведет себя плохо, то количество предусмотренных по закону свиданий для него может быть урезано.

Свидания на строгом режиме

На строгом режиме аналогичным образом существует, как обычные условия содержания, так и облегченные.

Количество разрешенных свиданий для каждого вида условий содержания выглядит следующим образом:

  • В обычных условиях – по 3 длительных и коротких свидания;
  • В облегченных условиях – по 4 длительных и облегченных свидания.

Длительные свидания в колонии строгого режима имеет более жесткие правила проведения. Если Вы в первый раз отправляетесь на встречу с осужденным, то будьте готовы к тому, что Вас могут заставить раздеться для проведения очень тщательного осмотра.

Свидания на особом режиме

В особых условиях содержания все еще сложнее. Те заключенные, которые находятся на обычном режиме имеют право на 2 долгосрочных и 2 краткосрочных свидания в год. На облегченных условиях – по 3 свидания каждого вида.

Осужденные, которые содержатся на пожизненном особом режиме, имеют право только 2 раза в год видеть родственником на краткосрочном свидании.

Долгие встречи для них запрещены. Это особо опасные преступники, они находятся под усиленной охраной.

Свидание в колонии поселения

Колония поселения – это самое щадящее место содержания осужденных. Там нет ограничения на встречи с семьей. При желании можно даже обратиться с ходатайством о получении свидания за пределами территории колонии.

Чтобы остаться в СИЗО, где также не ограничены свидания, нужно изъявить об этом желание. Если есть места, Вас оставят трудиться в хозяйственном секторе СИЗО на очень неплохих условиях содержания. Часто такие места распродают за незначительные суммы.

Как получить разрешение на свидание?

Право на долгосрочное свидание имеют только близкие родственники.

Итак, кого пускают? К ним относятся следующие лица:

  • Законные супруги;
  • Родители;
  • Дети;
  • Братья и сестры;
  • Усыновители и усыновленные;
  • Бабушки и дедушки;
  • Внуки.

Теоретически, незаконные жены не могут иметь право на долгосрочное свидание. Но так ли все однозначно в этом вопросе? Как попасть гражданской жене на свидание к осужденному?

Чтобы получить долгожданное свидание, потребуется разжалобить начальника колонии. Начальник исправительного учреждения имеет право самостоятельно разрешать или запрещать свидания с неблизкими родственниками.

Поэтому, чтобы отправиться на свидание, необходимо предварительно подать письменное ходатайство на имя начальника колонии.

Хорошо, если Ваш благоверный будет иметь безупречное поведение, а начальник колонии снисходительность к чужим просьбам.

Для пущей убедительности можно предоставить справку о совместном проживании, которую можно запросить в ЖРЭУ.

Какие справки нужны для длительного свидания в колонии?

Что приготовить для свидания? Вне зависимости от того, близким родственником Вы являетесь или неблизким, всем посетителям потребуется пройти перед свиданием небольшую медицинскую комиссию.

Перечень справок, которые могут для этого потребоваться, в каждом исправительном учреждении может быть свой.

Но, в целом, необходимы следующие медицинские документы:

  • Анализ крови на ВИЧ, RW (сифилис), гепатит С;
  • Флюорография;
  • Заключение гинеколога;
  • Заключение венеролога;
  • Заключение терапевта.

Как оформить данные справки, Вам подскажут в больнице и в самой колонии.

Очевидно, что это делается для того, чтобы никто из посетителей не смог занести на зону такие серьезные заболевания, как туберкулез, гепатит, венерические болезни.

Кроме медицинской документации требуется представить документы, которые бы подтверждали факт родства с осужденным и его степень. Жены несут свидетельства о заключении брака, родители и дети – свидетельства о рождении.

Без документа, удостоверяющего личность, никого на свидание не пустят.

Что брать с собой в тюрьму на длительное свидание?

Длительное свидание на зоне – это целый мини отпуск, состоящий из трех дней. Поэтому подойти к нему стоит ответственно.

Брать Вы вправе на свидание, что угодно, лишь бы эти вещи не относились к списку запрещенных к проносу на зону. Правила проведения свидания очень строгие.

Рекомендуется собрать следующий багаж:

  • Прежде всего берите на свидание прочные сумки. Иногда ехать до самой колонии приходится очень длинное расстояние. Дороги туда тоже не отличаются хорошей проходимостью. Обязательно оцените свои силы, сможете ли Вы донести тот объем вещей, который планируете взять.
  • Постельное белье. Матрасы в комнатах, которые предоставляют для свиданий, не отличаются чистотой. Во многих колониях можно купить постельное белье, но его качество тоже оставляет желать лучшего.
  • Принадлежности для душа. Потребуется взять шампунь, мыло, зубную щетку и пасту, туалетную бумагу и салфетки. Обязательно возьмите сланцы и скатерть, чтобы защититься от всевозможных бактерий.
  • Пластиковая посуда вся, кроме ножей. Ножи в колониях не пропускает охрана на досмотре.
  • Косметика. Можно брать все, что в составе не содержит алкоголя. Не разрешается проносить ножницы и острые пилочки для ногтей.
  • Средства контрацепции.
  • Таблетки, но только те, которые крайне необходимы. Сотрудники колонии могут отказать в проносе таблеток или оставить их у себя, где Вы будете принимать их под контролем охраны.
  • Еда. Что брать с собой из продуктов, решать Вам самим. В комнате свиданий есть кухня, на которой можно свободно готовить. Поэтому берите все необходимое, но готовьтесь к тому, что в некоторых колониях на досмотре спокойно открывают все йогурты, режут колбасу, ломают шоколадки. Это делается в целях безопасности, чтобы таким образом не были доставлены в колонию запрещенные предметы.

Не берите ничего запрещенного, ведь это может стать основанием для отказа в проведении свидания. К таким вещам относятся деньги, телефоны, зарядные устройства, сим-карты, алкогольная продукция, документы и др. Заранее проверьте все карманы, чтобы в них не завалялось ничего из запрещенных вещей.

За пребывание в комнате длительных свиданий осужденный или его гости оплачивают деньги.

Удовольствие не бесплатное, но и недорогое. Правила предоставления всех благ в данном случае таковы.

Вам будет предоставлен так называемый райдер, в котором будут указаны позиции, такие как телевизор, микроволновая печь и другие предметы, с указанием их цен.

Вы должны будете отметить, что из этого перечня Вам необходимо и заплатить за все.

В целом, каждая позиция стоит около 50 рублей, поэтому на двоих Вы обойдетесь 500 рублями.

Секс на свидании в тюрьме

Ни для кого не секрет, что долгосрочные свидания созданы по большей части именно для удовлетворения сексуальных потребностей.

Какой бы деликатной не была данная тема, попадая на свидание, пары забывают о любом стеснении, плохих условиях и незамедлительно приступают к исполнению своего супружеского долга.

Комнаты для свиданий расположены подряд в одном коридоре, поэтому можно легко услышать развлечения своих соседей.

Часто проблему при этом создают следующие обстоятельства:

  • В некоторых колониях запрещено закрывать дверь;
  • Туалет и душ во многих колониях установлены одни на несколько комнат свиданий;
  • Часто сотрудники колонии по камерам следят за любовью осужденных.

Хотя тех, кто сильно соскучился, ничего из вышеперечисленных факторов не останавливает в желании близости.

Как проходит короткое свидание в тюрьме?

Как правило, все свидания начинаются именно с передачи еды. Но это даже не этап свидания, а отдельная процедура – передачка. Просто чаще всего свидание родственники совмещают именно с транспортировкой еды.

Норма продуктов установлена на 2020 год в 20 кг. Все, что было принесено, тщательно досматривается.

Порядок свидания таков. Краткосрочное свидание в тюрьме проходит просто как четырехчасовое общение через стекло. Для связи есть телефон, через который можно говорить. Но в принципе слышно и без него.

Телефон скорее предусмотрен для тех случаев, когда в комнате одновременно происходит несколько свиданий, и создается сильный шум голосов.

Осужденный и его гость сидят на стульях и разговаривают. При этом всегда присутствует сотрудник колонии, который вслушивается в то, что Вы говорите.

Как проходит длительное свидание с осужденным?

Длительное свидание происходит в отдельных комнатах колонии или в гостинице, которая расположена для этих целей на ее территории. Это стоит денег, ранее мы уже говорили о примерной стоимости трехдневного свидания.

На длительном свидании можно готовить на кухне. В разных тюрьмах кухни расположены по-разному. Где-то на каждую комнату свиданий приходится отдельная кухня, где- то кухня одна на несколько комнат. Поэтому иногда приходится ждать очереди.

Есть возможность выйти на улицу, смотреть телевизор и диски с фильмами. На три дня для осужденных не действует режим, им не нужно вставать рано и идти на построение. Для них это небольшой отпуск.

Комнаты для свиданий, как правило, грязные. Поэтому лучше брать с собой что-то, чем можно вычистить столы или посуду, брать чистое пастельное белье.

В комнате всегда стоят неприятные запахи, ведь близко друг к другу могут располагаться такие комнаты, как туалет, курилка и кухня.

Каждое свидание для осужденного – это праздник, а его окончание – страшная трагедия. Расставания с близкими всегда сопровождаются слезами.

Свидание в тюрьме имеет строгие ограничения. Осужденные признаны судом опасными для общества людьми, которые требуют изоляции.

Контроль за их жизнью не прекращается даже тогда, когда они отправляются на краткосрочные или долгосрочные свидания с родственниками.

Три дня на любовь: как проходят длительные свидания в колониях

СИМФЕРОПОЛЬ, 14 фев – РИА Новости Крым. Дмитрий Бобрик отсидел чуть меньше года, впереди — еще почти столько же. Как он признался, держаться за решеткой ему помогает любимая и жена Полина Соколова. Недавно девушка пришла на трехдневное свидание в исправительную колонию №1 Симферополя. Корреспондент РИА Новости Крым поговорил с ними о любви за колючей проволокой.

Три дня на общение

© РИА Новости Крым. Александр Полегенько Длительные свидания проходят в небольших номерах, внешне напоминающих недорогую однокомнатную квартиру. Тут есть все, что необходимо для жизни: полноценная кухня, плазменный телевизор, душевая, спальня и даже окна, выходящие во дворик с качелями и клумбами. Правда, к оконной раме приварены массивные решетки. Дима показывает условия, в которых проходят свидания.

«Для мест лишения свободы это отличные условия. В эти короткие три дня ты чувствуешь себя ближе к свободе, отвлекаешься от тюремной жизни и возвращаешься в свою настоящую жизнь, как на воле. Администрация многое делает, чтобы осужденные общались с родными, и становились на путь исправления», – говорит мужчина.

Полина же рассказывает о том, какие гостинцы привозит мужу за колючую проволоку.

«Я беру с собой готовую еду, здесь нам готовить некогда: супы, холодец, котлеты — все, где есть мясо. Он бывает, закажет очень много и все съесть не может. Я говорю: «Зачем тогда столько заказывал?». А потом понимаю, что в таких условиях хочется домашней еды», — рассказывает Полина.

Огромную часть времени семья тратит на разговоры, которых так не хватает, ведь мобильные телефоны на территории колонии запрещены.

«Я изначально сюда приезжала с ребенком. Первые два-три раза брала на все дни сына, а сейчас он подрос, начал бегать и здесь с ним немного неудобно. Поэтому днем я приезжаю с малышом, а вечером родители его забирают. Ему сейчас десять месяцев. Мы говорим о семье, о ребенке и о каких-то наших общих достижениях. Он же не просто тут отбывает наказание, он занимается спортом, читает», — рассуждает девушка.

© РИА Новости Крым. Владислав Сергиенко Полина Соколова

С сыном за решетку

На небольшой кухне Полина рассказывает о встрече с Дмитрием.

«Мы познакомились в 2014 году на дне рождения у общей подруги и вскоре после этого начали встречаться. Потом решили начать жить вместе, сначала у родителей Димы. Когда у нас родился сын, мы приобрели свое жилье и съехали. Спустя три месяца Дима попал под суд. Он долго был в СИЗО — больше чем полгода. Мы виделись только на судах и больше никак не общались. Нормально встретились только тогда, когда он перешел в исправительную колонию. Спустя неделю разрешили длительное свидание», — делится Полина.

Первое свидание для Дмитрия стало одним из самых ярких событий за год. Полина пришла к нему вместе с сыном.

«Впечатления были очень яркие. Когда я попал в СИЗО, сыну было только три месяца, это просто была маленькая куколка. Потом Полина приехала с ним ко мне сюда, я увидел, как он сильно изменился, он при мне начал становиться на ноги… Душа просто горела», — вспоминает Дмитрий.

Сейчас семья может видеться чаще. Мужчина для этого прилагает все усилия, которые возможны в стенах колонии.

«Мы можем встречаться раз в четыре месяца, но есть привилегии, если ты работаешь, зарабатываешь поощрения. При выполнении всех условий можно видеться раз в два месяца. Ради того, чтобы увидеть близких, я стараюсь изо всех сил», — говорит Дмитрий.

© РИА Новости Крым. Владислав Сергиенко Дмитрий Бобрик с женой Полиной Соколовой

Стремление на волю

За то время, что Полина ходит на длительные свидания, она поняла, что при поддержке близких люди за решеткой готовы идти на многое, чтобы выйти быстрее.

«Да, здесь есть такие люди, которым, такое ощущение, здесь нравится. Вышли, а через неделю обратно. Но мой муж осознает, что он совершил ошибку, поэтому пытается ее исправить. Без поддержки родных и близких невозможно. Я это прекрасно понимаю. Если у человека нет поддержки, он после отсидки меняется, причем не в лучшую сторону. Он выходит психически сломленным человеком. От родных очень многое зависит», — поясняет Полина.

Дима ее полностью поддерживает. Ведь сам видит, как его другие осужденные, судьба которых уже не интересует семью, не спешат на волю.

«Когда ты знаешь, что тебя ждет дома ребенок, которому ты не смог отдать максимум своего времени, появляется рвение поскорее выйти за стены колонии. Ты понимаешь, что тебя ждут, что жизнь не закончилась. Я хочу отсюда выйти и просто забыть то, что случилось. Я понимаю, что близкие ждут и надеются. Я просто хочу жить нормальной жизнью «, — рассказывает Дмитрий.

© РИА Новости Крым. Владислав Сергиенко Дмитрий Бобрик и Полина Соколова держатся за руки

Безалкогольные свидания

Естественно, что длительное свидание, по большому счету, надо «заработать». В УФСИН России по Республике Крым и Севастополю поясняют: не все осужденные могут получить заветные три дня.

«Свидания осужденных к лишению свободы направлены на сохранение социально-полезных связей, смягчение степени их физической изоляции. Они могут выступать в качестве стимула правопослушного поведения осужденного и использоваться администрацией исправительного учреждения в целях оказания воспитательного воздействия. Осужденным к лишению свободы предоставляются краткосрочные свидания продолжительностью четыре часа и длительные свидания продолжительностью трое суток на территории исправительного учреждения. Длительные свидания предоставляются с правом совместного проживания с супругой, родителями, детьми и другими родственниками», — поясняют в УФСИН.

© РИА Новости Крым. Владислав Сергиенко Дмитрий Бобрик с женой Полиной Соколовой

Кроме того, родственники, идущие на длительные свидания, тщательно обыскиваются, ведь существует целый список вещей, запрещенных на территории колонии. Кроме очевидных, вроде, наркотиков, алкоголя, взрывчатки, оружия и татуировочных машинок, на территорию исправительного учреждения запрещено проносить книги по единоборствам и паркуру, духи, транспорт (в том числе самокаты, гироскутеры, ролики и так далее), деньги, технику, карты, причем, как игральные, так и топографические, и порно.

Осмотр женщин в сизо

Процедуры через решетку и осмотр в наручниках: как работают врачи в тюрьмах

МОСКВА, 17 июн — РИА Новости, Марина Луковцева. Их пациенты не принесут в честь Дня медика в подарок классический набор из коньяка и конфет, не будет даже букетов женщинам. Не потому что врачи и медсестры плохие или пациенты неблагодарные — просто нужно соблюдать дистанцию.

С праздником, лепилы!

«Осужденные всегда поздравляют с 23 февраля, Новым годом, женщин — с 8 марта, да со всеми праздниками. И с нашим профессиональным, конечно», — сообщил тоном заправского рассказчика начальник филиала туберкулезной больницы №1 ФКУЗ МСЧ-33 ФСИН России Алексей Афанасьев. Но готовность услышать истории о сказочных подарках тут же наткнулась на многозначительное «но».

«Но мы ничего не можем позволить себе от них принять. Это нигде не прописано, но мы сами понимаем, что дистанцию определенную надо держать. Я ничего не возьму от осужденного», — подхватила рассказ врач-невролог здравпункта филиала туберкулезной больницы №1 ФКУЗ МСЧ-33 ФСИН России Оксана Колотушкина.

По ее словам, эта дистанция соблюдалась во все времена, и ее нельзя ни сокращать, ни удлинять. «Удлинишь дистанцию — уйдешь от профессии, от человека. Сократишь — нарушишь границу, на которой и строится уважение. Вот в этом, пожалуй, помимо ежедневного прохода через контрольно-пропускной пункт, основное отличие от врачей на воле», — добавила Кошокина.

Кстати, несмотря на наличие в тюремном жаргоне довольно неблагозвучного прозвища по отношению к врачам — «лепила», в лицо его никто не решается озвучить. Высшей степенью уважения является обращение заключенных по отчеству.

«Меня называют Алексеич. С тех пор, как пришел сюда, так и называют», — улыбаясь, поведал самый опытный из сотрудников, чей общемедицинский стаж давно перевалил за полувековую отметку, врач-терапевт здравпункта филиала туберкулезной больницы №1 ФКУЗ МСЧ-33 ФСИН России Роберт Алексеевич Опарин.

Не пионерский лагерь

Когда-то, по рассказам врачей, этих решеток почти не было, их ввели повсеместно в начале двухтысячных годов после того, как прокатилась волна захватов медработников. Потом появились видеокамеры, тревожные кнопки, включая портативные, которые женщины-медработники всегда носят с собой.

«Да, здесь не пионерский лагерь. Это точно, — отметила Кошокина. — Да, не все у нас могут работать. Многие врачи отказываются сюда идти, потому что не могут себе представить, что нужно осматривать, трогать человека, совершившего преступление, «а вдруг он что-то со мной сделает». Этот страх нужно уметь преодолеть. Помогает уверенность в своей безопасности. Потому что мы сами ее соблюдаем».

«Если во Владимирском централе к особо опасному осужденному положено заходить с кинологом с собакой и четырьмя конвоирами, то я ж туда одна не пойду. Положено осматривать больного в наручниках, буду это делать, как бы это ни затрудняло осмотр», — уточнила Колотушкина.

Если женщине-врачу в погонах такие меры предосторожности внушают уверенность, то у женщины-журналиста только усиливают страх. К счастью, визит к особо опасным преступникам по понятным причинам не мог быть включен в список посещений. Закономерно возникает вопрос, позволяют ли заключенные провокационные выходки по отношению к врачам, чтобы внушить страх.

«В арестантской среде выражение какого-то негатива, отрицательных действий в отношении медицинских работников не приветствуется. Потому что единственные люди в местах лишения свободы, кто может спасти им жизнь. Человек, допустивший такое отношение, будет перед своими бледно выглядеть», — заверил Афанасьев. Кроме того, сдерживающим фактором является угроза дисциплинарных взысканий, включая помещение в карцер или даже пересмотр дела не в пользу осужденного.

Тонкие психологи

«Они все психологи. Даже при первичном осмотре доктором осужденный сразу оценивает ситуацию, что можно позволить себе, чего нельзя. Те, для кого новый срок — привычное дело, уже прошли разные СИЗО, разные колонии, общались во время отсидки с разными людьми, многому научились, в том числе и азам психологии», — пояснил Афанасьев.

Некоторым довольно тонким психологам из числа заключенных удавалось влюбить в себя медсестер, конечно, и сами они имитировали пылкие чувства. «Но под этими чувствами скрываются корыстные интересы, включая просьбы пронести в зону что-то запрещенное. На этом девчонки и горят. На моей памяти было несколько случаев. Оперативный отдел пресекал попытки проноса. Медсестры вынуждены были уволиться», — поведал Афанасьев.

Если же врач — новичок, его ждет проверка по полной программе. «Когда доктор только приходит на новое место работы, ему устраивают «смотрины». К нему осужденные массово начинают ходить на прием, часто с надуманными жалобами, чтобы «прощупать» человека. И это паломничество будет продолжаться, пока осужденные не сформируют полное представление об этом враче», — рассказал Афанасьев.

Диагноз «симулянт»

«Вот заходит больной. И по тому, как он заходит, ты уже начинаешь собирать информацию. Смотрим, как он себя ведет, как разговаривает, на что жалуется… Четкое знание клиники заболевания всегда выручает. Когда идет расхождение описания симптомов осужденным — одна жалоба противоречит другой, уже закрадываются сомнения. То есть он где-то услышал, прочитал и при описании путается. Уже на этом этапе врач может заподозрить симуляцию», — рассказала Колотушкина.

В пример она привела недавний случай, когда пациент в СИЗО перед отправкой в суд вдруг начал жаловаться на сильные боли в спине. Он сдал себя сам, когда врач попросила его сделать пару движений, которые были бы невыполнимы в случае реальных проблем со здоровьем, а рентген только укрепил ее предположения — симуляция.

«У нас был один осужденный-гипертоник. Очень уж он не хотел от нас уезжать — условия-то лучше, чем в отряде. И вдруг он заявляет перед выпиской, что у него ноги не ходят. Договорились о транспортировке. Санитары взяли его на носилки, понесли. И почему-то никак у них не получалось его в дверной проем пронести: и так, и сяк пробовали, чуть не уронили. После очередной угрозы свалиться с носилок «больной» рассердился, вскочил и сам залез в автозак», — вспомнила Колотушкина.

«Но не все себя сразу выдают. Лет шесть-семь назад был такой больной, который просто слег и лежит, ноги не ходят. Мы его обследовали досконально. Ничего не нашли. Пытались его обратно в зону выписать. Нам его вернули, потому что он продолжал лежать. Твердый орех оказался — мы с ним бились года полтора. Потом все-таки чудесным образом убедили забрать его на зону. Через несколько месяцев нам довелось с оказией проводить там выездной прием — ходит», — удивляясь даже спустя годы, описал случай феноменального упорства заключенного начальник больницы.

Это сейчас отремонтированные в соответствии с последними строительными технологиями камеры и оснащение круглосуточным видеонаблюдением практически лишили заключенных возможности проглотить что-то несъедобное. А раньше, по информации врачей, чтобы попасть в больницу на длительный срок, осужденные проглатывали кончики от ложек, гвозди, крючки от кроватей. «Еще ели «ежей». Связку согнутых гвоздей, перетянутых резинкой, скрепляли хлебным мякишем. При проглатывании хлеб переваривался, резинка разворачивалась и вставал «еж», похожий на противотанковый, только миниатюрный. Тут только оперативное лечение», — рассказал Афанасьев.

«Но есть и затейники. Например, приклеят ложку к спине и идут делать снимок, наивно полагая, что доктор не поймет, находится ли эта ложка в пищеводе или все-таки на спине», — сообщила Кошокина.

«Еще одна категория больных, с которой приходится сталкиваться, это те, кто больны тяжелыми заболеваниями и отказываются от лечения. Причина проста — им выгодно иметь тяжелую форму инвалидности, потому что пока они сидят, им выплачивают пособие по инвалидности», — отметил Афанасьев.

На грани жизни

Но помимо таких полукомичных случаев, в практике каждого из врачей в погонах найдутся случаи реального спасения или продления жизни. Порой им приходится сталкиваться с такими редкими заболеваниями, которые лечат не в каждом регионе.

«Болезнь Ормонда. Заболевание тяжелое, приводит к нарушениям всей мочевыделительной системы, переходит в хроническую почечную недостаточность, которая потребует потом проведения гемодиализа. Мы пытались выяснить, кто у нас это лечит. Получили ответ: тот, кто выявил. Заболевание находится на стыке разных отраслей медицины. В итоге подняли литературу, выработали тактику. Два года уже больного лечим. Есть положительная динамика — вторую почку спасли. Мы вышли на такой уровень, что затормозили болезнь», — поделился успехами Афанасьев.

По его словам, осужденному с болезнью Ормонда до освобождения еще далеко, а значит, он еще поживет, потому что, как показывает практика, на воле эти люди совершенно не занимаются своим здоровьем. Бывшие заключенные, уточнила Колотушкина, просто не готовы обходить узких специалистов, к которым, чтобы попасть на прием, требуется направление терапевтов и сдача целого набора анализов. И список уникальных диагнозов, поставленных в этом закрытом медучреждении, можно продолжить.

Сейчас в больнице 379 мест — терапевтическое, хирургическое, психиатрическое отделения и три туберкулезных, которые подразделяются по профилям в зависимости от тяжести заболевания. Здесь и свои лаборатории, и диагностическое оборудование. Также в составе больницы здравпункт, который обеспечивает медицинскую помощь осужденным ИК-3.

Руки за спину, лицом к стене!

Ужин в СИЗО был съедобным.

Дактилоскопист имеет большой опыт, поэтому процесс прошел быстро.

Женщин обыскивают только женщины.

Не упасть на крутых ступеньках с тяжелой ношей в руках было сложно.

Журналист «СМ Номер один» добровольно побывал в шкуре подследственного

Провести ночь в камере Иркутского следственного изолятора предложили журналистам сотрудники ГУФСИНа. Согласились на этот подвиг всего четыре человека, в их числе и корреспондент «СМ Номер один». На вопросы работники СИЗО отвечали охотно, а вот представиться не пожелали. Их можно понять — все-таки работа не предусматривает публичности.

В вечернее время бетонный забор СИЗО, опутанный колючей проволокой, выглядит еще более устрашающим, чем при дневном освещении. По легенде, нас привезли милиционеры, хотя на самом деле мы пришли добровольно. Дверь за нашими спинами закрылась с диким грохотом. На территории СИЗО нас встретили сотрудники дежурной смены сборного отделения. И началось: «Руки за спину, идем строем!» Держать руки за спиной журналисты совсем не привыкли, поэтому сотрудники СИЗО постоянно нам об этом напоминали. Как и о том, что во время остановки надо поворачиваться лицом к стене.

Несмотря на то что здание СИЗО построено в середине XIX века, состояние его довольно приличное. Цветы в горшочках на стенах должны создавать некий уют. Сотрудники изолятора рассказали, что мы застали далеко не худшие времена СИЗО. Вместимость изолятора — 1505 человек. Сейчас здесь столько и содержится, а было время, когда в камерах находилось около 6000 задержанных.

Первым делом нас отправили на медосмотр. Мужской конвой, сопровождавший нас, остался за дверью. Женщин осматривала медицинский работник в присутствии сотрудника СИЗО — женщины. По правилам нужно было раздеться полностью. Но как-то нас эта идея не вдохновила. Так что обошлись поверхностным осмотром кожных покровов на наличие заразных кожных заболеваний и волосистой части головы на педикулез. Если обнаруживается заразное заболевание, то человека и его вещи отправляют на санобработку.

— Медосмотр требует много времени, — отметила врач СИЗО. — У нас два медкабинета в разных корпусах. В одном проверяются прибывшие, в другом убывающие. Текучка страшная: на медосмотр приходят те, кому нужно на допросы в отделы, и те, кто отправляется в колонии, с поездов. Такие могут сидеть в СИЗО всего одну ночь. В день мы проверяем около 500 задержанных.

После медосмотра у нас забрали паспорта. И странно — без него как-то сразу себя чувствуешь незащищенным. Вместо документа гражданина РФ на участников эксперимента завели камерные карточки. Предложили выбрать статью, по которой предстоит сидеть. Предварительно нам рассказали, что чаще всего в СИЗО попадают люди по статьям, связанным с наркотиками, кражей и убийством. Я решила сесть за воровство.

Далее был обыск. Вот это неприятная процедура. Опять нужно было полностью раздеться. Понятно, что женщин осматривают только женщины. — Проверяем мы абсолютно все, — говорит младший инспектор отдела режима СИЗО. — Сначала предлагаем задержанному выложить запрещенные предметы добровольно. А потом мы сами ищем. И вот тут, если обнаружится что-то запрещенное, это будет наказуемо. Мы прощупываем все швы — в них часто пытаются пронести наркотики, сим-карту, заточки. Находим и дрожжи, используемые для приготовления алкогольных напитков. Но самое необычное — как-то нашли лак для ногтей в отверстии в теле. Остается гадать, зачем задержанная так хотела его пронести в камеру.

После обыска мы почувствовали себя вообще беззащитными. Еще бы — забрали деньги, драгоценности и мобильный телефон, который я специально зарядила в надежде, что ночью, когда нечего будет делать, пообщаюсь с друзьями. Еще у меня в сумке нашли перочинный ножик. За это сразу посадили бы в карцер. Хорошо, что я журналист на задании. Изъятые деньги, сообщили нам, кладут на счет задержанного, на них он может приобрести продукты в магазине СИЗО. Драгоценности передают в камеру хранения. Увидев наши испуганные глаза, сотрудники заверили, что вещи не пропадут. Пришлось смириться — выбора у нас не было. Единственное, что было разрешено пронести из украшений, — это крестик и другие предметы религиозного культа, правда только на веревочке, а не на цепочке.

А потом началось совсем как в кино: нас сфотографировали в профиль и анфас для карточки. — Проходите, я вам пальцы откатаю, — с улыбкой встретила нас в соседнем помещении инспектор-дактилоскопист. Сотрудники СИЗО посмеивались, потому что средство, используемое для дактилоскопии, было нам привычно. Это типографская краска, которую используют для печати газет, только в нее добавляют определенное вещество, название которого нам, конечно же, не сказали. Много смеха вызвало и то, что мы не знали, как мыть руки после дактилоскопии. Это целая система! Краска смывается в несколько подходов. кусочками газеты и жидким мылом. И то не до конца. Черные пятна на руках держались несколько дней.

— После этого подследственный проходит первичный медосмотр, или, на сленге, первичку, направленный на то, чтобы отсечь заразных задержанных от основной массы, — рассказал рентген-лаборант медсанчасти СИЗО. — Первым делом делается флюорография, чтобы выявить больных туберкулезом. Благодаря электронному аппарату «ПроГраф 4000» снимок сразу выводится на монитор. Таких аппаратов по области всего три: в СИЗО, а также в областном и Усть-Ордынском тубдиспансерах. Кроме того, сдается кровь на ВИЧ и на сифилис. Сразу определяют и группу крови. Также врач проводит анамнез-опрос и описывает особые приметы. Кстати, задержанные охотно делятся информацией о переломах, татуировках, шрамах и прочих приметах, поскольку понимают, что это поможет при опознании.

Ночь запомнится надолго

Ну вот все предварительные этапы и пройдены. Осталось получить вещи — и в камеру. Каждому из нас вручили две простыни, одеяло, матрац, подушку, наволочку, гигиенический пакет, кружку, ложку и две чашки (под первое и второе). Видимо, мы не смогли сдержать эмоций и некоторая брезгливость отразилась на лицах. Но заместитель старшего смены заверила, что журналистам выдают все новое. Мы успокоились.

Неожиданным испытанием стал перенос этих вещей в камеры. Они оказались тяжелыми и громоздкими, а ступеньки наверх — крутыми. Запыхавшиеся, мы устроили небольшой привал наверху, наплевав на правила СИЗО.

Поселили нас в камеру № 502. Никому не пожелаю услышать, как за спиной закрывается тюремная дверь. И обязательно с грохотом. С любопытством разглядывая новое жилище, мы обнаружили, что жить в камере СИЗО вполне даже можно. Есть двухъярусная кровать, стол с лавкой, телевизор марки LG, умывальник, правда с ржавой водой. В некоторых камерах есть холодильники, это как повезет. Нам повезло, хоть и класть туда было нечего.

Удивительно, но решетки на окнах ничуть не напрягали. Неожиданно обрадовало, что в камере было тепло. Чтобы не было скучно, задержанным выдают областные газеты. И два листа бумаги для написания заявлений. С правами и обязанностями, а также с правилами СИЗО можно было ознакомиться на листах, приклеенных к двери.

Были и неприятные сюрпризы. Первое: санузел в метре от кровати. Второе: обнаружили, что белье не новое, хоть и чистое. Подушка вообще оказалась жесткой, как кусок дерева. Кормили нас как всех задержанных, хоть мы и надеялись на определенную привилегированность.

Когда мы обустроились на новом месте, дежурная включила ночной свет. В камерах должно быть видно, что там происходит, даже ночью. Но ведь при таком ярком освещении спать невозможно, по крайней мере нам, не привыкшим к такому порядку. Поэтому с уверенностью можно заявить, что ночь прошла практически без сна. От ощущения полного одиночества нас спасало хождение сотрудников СИЗО каждые 15 минут и перестукивание с соседней камерой, куда посадили мужскую половину журналистов. Стены толщиной в метр прекрасно пропускали звук.

Пробуждение не принесло радости. В 6 утра включился телевизор. И, конечно же, на криминальной передаче по НТВ. Видимо, чтобы задержанные окончательно проснулись, через несколько минут заработало радио. Распотрошив гигиенический пакет, мы обнаружили антибактериальное мыло, такую же зубную пасту с триклозаном, зубную щетку и рулон туалетной бумаги. В общем, утро прошло в просмотре «Папиных дочек», областных новостей и музыкального канала.

Хватит с нас эксперимента!

Проверка камер происходит в 8 утра. Мы с замиранием сердца прислушивались к бряцанию ключей, нетерпеливо ожидая проверяющих. Когда же дверь наконец открылась, мы сразу заявили, что эксперимента достаточно и мы хотим домой. Однако проверку нам провели. Мы получили кучу замечаний: неправильно застелена постель, посуда не помыта. Но чтобы ее помыть, надо было съесть завтрак. И хотя тушеная капуста с чахлыми сосисками выглядела не так уж плохо, нам есть почему-то не хотелось.

По плану сотрудников СИЗО мы должны были во второй день пройти всех врачей, поговорить с психологом, чтобы исключить склонность к суициду. Потом нас ожидала прогулка. Но мы наотрез отказались и завершили эксперимент. На прощание с нами встретился начальник СИЗО Игорь Мокеев, с которым мы поговорили об условиях содержания подозреваемых.

— На одного задержанного государство выделяет 5500 рублей в месяц, — рассказал Игорь Мокеев. — От этой суммы у него остается 1500—2000. Он их может потратить или в нашем магазине, или на лекарства больным родителям, или на погашение иска. Для нас главное — создать минимально приемлемые условия, чтобы содержать в СИЗО людей. Да, порядки у нас довольно либеральные. Но ведь задача СИЗО — изолировать человека, обвиняемого в преступлении, от внешнего мира. Мы не должны его перевоспитывать. Здесь ценят слова и действия, порядочность в отношениях.

Может быть, и в следственном изоляторе есть высокие моральные принципы. Но для себя я решила: больше в СИЗО не вернусь. Хотя сотрудники на это ехидно добавили: «Не зарекайся».

Существуют ли сексуальные издевательства в женских тюрьмах России? Вся правда о суровых порядках в колониях

Насилие над женщинами на зоне – распространенная проблема, которая из-за сексуального подтекста редко освещается на телевидении. Узницы вынуждены подстраиваться под тяжелые условия жизни и терпеть унижения.

Как живут женщины в колониях в России, какие существуют порядки и условия в местах заключения? Реальные факты и заметки.

Существует ли насилие над женщинами-заключенными в России?

Издевательства и пытки сексуального характера в тюремном ведомстве РФ отличаются системным характером. Женщин-заключенных могут унижать, избивать (наносить удары и по половым органам), вступать с ними в изощренные половые акты.

За подобными обычно стоят сотрудники либо руководители колонии. Иногда пытки снимают на телефон, а затем рассылают близким с целью получения взятки. Сегодня численность изнасилований уменьшилась, что свидетельствует о пересмотре системы.

Как живут в местах заключения?

Женщинам-заключенным не зазорно жаловаться и писать доносы на сокамерниц, если над ними издеваются (в дни приема оперативников к сотрудникам колонии выстраиваются очереди). Порядки и правила проживания устанавливает администрация учреждения, тюремщики также самостоятельно назначают старших.

В женских камерах нет общей кассы (общака). Психологические особенности женского характера отличаются более ярким проявлением чувств – конфликты между ними всегда глубже и длительнее, а во время драки в ход идут ногти и зубы.

Статус в камере определяется на основе прошлой жизни. Если женщина практиковала анальный секс, она автоматически попадает в касту «опущенных» (про касту «опущенных» на мужской зоне можно прочитать тут). Из-за длительного отсутствия контакта с мужчинами узницы начинают искать суррогат – практиковать лесбийскую любовь.

Виды насилия и пыток

В списке возможного физического насилия – избиение резиновыми дубинками по пяткам (чтобы не оставалось следов). Системная мера за провинность – карцер с холодным полом и отсутствием матрацев.

Сексуальные издевательства приветствовали надзиратели или сотрудники управления колонии. Факт изнасилования в женской колонии редко можно доказать, а еще реже – вынести за пределы зоны. Подобные унижения направлены на уничтожение личности и нанесения психологической травмы.

В числе частых сексуальных пыток:

  1. «полет ласточки» — руки и ноги приковывали наручниками к кровати;
  2. подвешивание и связывание рук за спиной (анальный контакт);
  3. преднамеренное удушение (БДСМ-элемент).

Ранее узниц насиловали в карцерах, а в случае беременности – самостоятельно делали аборт. Также были распространены групповые оргии, сегодня произвол надзирателей постепенно прекращается.

Порядки в колониях

Среди заключенных-женщин практически нет той категории, которую будут целенаправленно гнобить и прессовать. Отношение зависит только от личностных качеств и силы характера. Изгоев на женской зоне просто сторонятся. Чаще всего презирают героинщиц – наркоманок с большим стажем. Расплачиваются за совершенный проступок также детоубийцы – это изначально изгои, которые подвергаются регулярным избиениям.

В список презираемых также:

  1. осужденные с диагнозом ВИЧ;
  2. женщины с венерическими или онкологическими патологиями.

В камерах поселения женщины стараются жить «семьями» — завести подруг по несчастью и сформировать собственную группировку. Это не является предпосылками лесбиянства – «семьей» легче выживать в условиях зоны.

Администрация колоний не вмешивается в дела заключенных и не принимает никаких мер по предотвращению драк между узницами. А женщины, которые совершили экономические преступления, часто пытаются «развести на деньги» сами сотрудники тюрьмы.

Как вести себя в первый раз?

Основное правило поведения – вести себя естественно, «не быковать» и не нарываться на неприятности. В женской колонии особо ценится сила духа, стойкость, умение общаться и строить взаимоотношения.

Если вы не знаете, куда присесть – обязательно спрашивайте. Передвигать или трогать чужие вещи категорически запрещается. Не стоит замыкаться в себе и отгораживаться от коллектива – это грозит драками.

Распахивать душу и делиться со всеми проблемами нельзя. Золотое правило зоны – меньше говори, больше слушай. Темы на сексуальную тематику лучше не затрагивать (оральный секс может стать поводом для изгнания из коллектива). Важно не забывать о гигиене: мыло в женской колонии ценится больше чая и сигарет в мужской (об особенностях выживания новичку в мужской тюрьме рассказывалось здесь).

Как проходит досмотр?

Досмотр (или шмон) предполагает выявление тюремщиками запрещенных вещей и их дальнейшее изымание. В женских колониях эта процедура происходит со значительной долей унижения: узницу могут заставить раздеться догола, искать во рту и в волосах. Каждый шок одежды прощупывается шмонщиком. Подразделяется досмотр на:

Чаще всего досмотр устраивают по приходу с прогулки (или со смены), перед встречей со следователем или адвокатом.

Условия в камерах

Живут узницы в постоянных камерах – это своеобразный «дом» на весь период отбывания срока. То, как она выглядит внутри, зависит от руководства и его намерения создать минимальные комфортные условия. Пригодной и отвечающей стандартам можно назвать следующую камеру:

  1. спальные места на каждую проживающую узницу;
  2. отдельное место для приема пищи;
  3. действующий санузел (туалет, место для умывания).

Численность проживающих в 1 камере варьируется от 10 до 40 человек (на 1 человека 4 кв.м.). Женские камеры на 40 и больше узниц имеют отдельную душевую и кухню. Дежурства и уборка проводится 2 раза в сутки (не принимают участие те, кто сидит больше года).

О том, как выглядят камеры в тюрьмах России, можно узнать в этом материале, а о видах российских тюрем мы рассказывали здесь.

Женская тюрьма – особое место, где законы и правила свободной жизни теряют смысл и проявляются в другом контексте. Побои и сексуальные издевательства – девушки чаще подвергаются пыткам со стороны сотрудников лагеря в тюремной жизни в России. Чаще всего сексуальные изощрения остаются безнаказанными.

Свидание в тюрьме (исправительной колонии): что брать с собой, график, как проходит свидание и т.д

Согласно 89 статье Уголовно-исполнительного кодекса, каждый отбывающий наказание в местах лишения свободы имеет право на свидание в тюрьме. Такая встреча для заключенного – это возможность пообщаться с самыми близкими и получить столь необходимую поддержку. На практике данное мероприятие строго регламентируется и требует прохождения большого количества бюрократических и морально-этических испытаний, к которым лучше подготовиться заранее.

Какие свидания бывают в тюрьмах

Законом ограничивается не только количество свиданий, но и их длительность. Встречи могут быть краткосрочными и долгосрочными. Условия диктуются в зависимости от того, какая мера наказания назначена виновному. Во внимание принимается также поведение осужденного во время отбывания наказания. Если оно примерное, то и отношение более снисходительное.

Также нужно различать свидания в тюрьмах (исправительных или воспитательных колониях) и СИЗО (следственных изоляторах). В данной статье речь пойдет о свиданиях в тюрьме. О свиданиях в СИЗО читайте

Краткосрочное

Краткосрочные свидания в тюрьме могут длиться не более 4 часов. Это больше, чем в СИЗО: в изоляторах разрешены только одночасовые встречи. Однако большинство закономерно отдает предпочтение длительным свиданиям, на которых разрешается более естественное общение с тактильными контактами.

Длительное

На длительное свидание в тюрьме отводится 3 дня. Зачастую издевательски-неправомерное отношение представителей ФСИН сокращает реальный срок, на который происходит воссоединение с заключенным. Время теряется из-за процедур досмотра и вследствие банальных оттяжек времени со стороны сотрудников колонии.

Длительные свидания могут проходить в одной из двух вариаций:

  1. На территории исправительного учреждения.
  2. За его пределами.

Где пройдет встреча зависит от того, насколько послушным является поведение заключенного и от строгости режима его содержания. Вынести решение о проведении свидания за пределами места заключения может только начальство исправительного учреждения.

Сколько свиданий в год разрешено

Количество краткосрочных и длительных свиданий, полагающихся осужденному в год, зависит от вида исправительного учреждения и условий, в которых он находится.

Общая таблица свиданий в тюрьмах:

Вид учреждения Условия Краткосрочные свидания Долгосрочные свидания
ИК общего режима Обычные 6 4
Облегченные 6 6
строгие 3 3
ИК строгого режима Обычные 3 3
Облегченные 4 4
строгие 2 2
Колония-поселение без ограничений без ограничений
ВК (до 18 лет) Обычные 8 4
Облегченные 12 4
льготные без ограничений 6
строгие 6 3

Первое свидание может быть предоставлено осужденному сразу же после его перевода из карантина в отряд (обычно через две недели). Последующие свидания предоставляются через равные промежутки времени в году. То есть, если осужденному положено всего 10 свиданий в году (6 краткосрочных и 4 длительных), то можно рассчитывать на свидание через 1,2 месяца (12/10=1,2).

Особенности на общем режиме

Общий режим заключения не предполагает каких-либо строгих ограничений для свиданий с заключенным.

Особенности на строгом режиме

В отличие от общего режима, к посетителям в колонии строгого режима предъявляются более жесткие требования, потому что заключенные там являются теми людьми, которые совершили преступления с высокой степенью риска и серьезными последствиями. Соответственно, также в качестве наказания уменьшено число разрешенных свиданий по сравнению с общим режимом. Плюс досмотр может быть гораздо строже (с раздеванием до гола и протыканием продуктов).

Особенности для колонии-поселения

Если осужденный отбывает наказание в колонии-поселении, то он может иметь свидания без ограничения их количества.

Сколько свиданий положено на особом режиме (особо тяжкие преступления, пожизненная мера пресечения)

На особых условиях содержания пребывают опасные преступники. Мало того, что такие заключенные находятся под усиленной охраной, так они еще и могут рассчитывать максимум на 4 свидания в год.

Долгосрочные свидания разрешены, только если человеку не дали пожизненный срок. Те, которые сидят до конца своих дней, могут рассчитывать только на 2 коротких посещения родственников в год.

Как получить свидание за пределами тюрьмы или колонии поселения

Такое свидание выбить могут только те, кто приговорены к лишению свободы в колонии поселения или у кого есть маленькие дети. Также немаловажный фактор в этом случае будет характеристика заключенного. У заключенного не должно быть взысканий за нарушение режима и других проступков.

По закону на свидание за пределами тюрьмы могут рассчитывать:

  • осужденные женщины, имеющие ребенка в возрасте до 14 лет,
  • осужденные мужчины, имеющие ребенка в возрасте до 14 лет и являющиеся единственным родителем,

за исключением осужденных по особо тяжким статьям

Для того чтобы увидеться с близкими, достаточно обратиться с ходатайством к начальству.

На длительные свидания разрешается проносить продукты питания и одежду. Чтобы еда осталась более или менее в целости и сохранности, стоит сложить ее в прочные сумки.

Рекомендуемый перечень вещей и еды

  • Рекомендуется принести с собой постельное белье. Матрасы в комнатах будут грязными, поэтому такая мера хотя бы немного скрасит пребывание;
  • Шампунь, твердое мыло, зубная паста и щетка;
  • бумага и бумажные салфетки будут кстати для 3-дневного времяпрепровождения.
  • Пластиковая посуда. Ножи, даже из пластика, запрещены;
  • Разрешается косметика;
  • Стоит позаботиться о средствах контрацепции.
  • Таблетки допустимы только при наличии особых показаний. Пить их можно будет только под присмотром охраны;
  • Из еды контроль пройдет все, что не содержит алкоголя. Также обращайте внимание на тару — стеклянную тару могут непропустить.

Все то, что берут с собой посетители, подлежит жесткому досмотру. Сотрудники колонии могут вскрывать все упаковки, нарушать вакуум колбасы, ломать шоколад. Таким образом пытаются выявить запрещенные к проносу предметы.

В вещах не должно быть вообще ничего острого, например, ножниц и пилочек для ногтей.

Для строгого и особого режимов будьте готовы к тому, что: 1) все жидкости типа шампуня, крема для бритья и тому подобное вас заставят переливать в прозрачные пластиковые пакеты; 2) еду будут кромсать на части, протыкать овощи, консервы и т.д

Администрация колонии имеет право проводить жесткий досмотр с порчей продуктов (протыкание, разрезание еды и т.д.) только при подозрении о возможном проносе запрещенных предметов на свидание и на выборочной основе. В других случаях такой досмотр является незаконным, так как это приводит к порче продуктов.

Не стоит класть в сумки неразрешенные вещи. Это моментально лишит возможности увидеться с осужденным.

К запрещенным предметам относятся денежные средства, зарядки, симки, документы.

Важно проверить свои карманы и не забыть в них ничего лишнего.

Можно ли заниматься сексом

Если даже снятся сны о свидании в тюрьме и не терпится встретиться с любимым или любимой, то следует знать, что на длительных свиданиях можно уединяться и заниматься сексом. Вот только качество удовлетворения сексуальных потребностей поставит под вопрос необходимость интимной близости. Конечно все зависит от конкретной зоны.

Будьте готовы к тому, что за вами могут наблюдать сотрудники ФСИН. Дверь закрывать запрещается. В помещениях обычно грязно. Один душ на много комнат не добавят романтики в отношения. Через стену будут слышны любовные утехи соседей. Если удастся побороть стеснение и ужасные условия, то других препятствий не будет.

В каких случаях могут прервать свидание

Немедленно завершить свидание могут только в единственном случае – при нарушении установленного распорядка как заключенным, так и посетителем. Ознакомиться с правилами поведения можно в листе инструктажа, который выдается на руки перед началом мероприятия.

Вот основные правила, которые не следует нарушать:

  • нельзя выходить за границы территории ИУ;
  • нельзя выходить без разрешения администрации за пределы изолированных участков;
  • нельзя курить в не отведенных для этого местах;
  • нельзя наносить татуировки;
  • нельзя употреблять нецензурные и жаргонные слова, присваивать клички;
  • нельзя содержать животных и птиц, разводить декоративных рыб и комнатные растения;
  • нельзя использовать самодельные электроприборы;
  • нельзя отправлять и получать почтовую информацию, минуя администрацию.

Естественно, причиной отмены встречи могут стать форс-мажорные обстоятельства (бунт, стихийные бедствия, пожар и прочее). Вероятность их возникновения низкая, но все же имеется.

Как правильно составить заявление на свидание

Заявление пишется в свободной форме на имя начальника ИК. В верхнем правом уголке указывается имя адресата и его должность. Ниже прописывается, от кого заявление с указанием паспортных данных.

Заявление на краткосрочное свидание

Для краткосрочных свиданий текст заявления предельно краток:

  • Бланк заявления на краткосрочное свидание в ИК

Заявление на долгосрочное свидание

Однако, для длительных свиданий в тексте заявления мы рекомендуем обязательно написать об осведомленность о правилах поведения в комнате для свиданий, о пожарной безопасности и о перечне запрещенных предметов. А именно, нужно написать фразу: «С правилами поведения в комнатах свиданий и пожарной безопасности ознакомлен.»

Бланк заявления для длительных свиданий выглядит следующим образом:

  • Бланк заявления на длительное свидание в ИК

Образец заявления посмотреть и скачать официальный бланк можно Обратите внимание, что в стандартном бланке отсутствует фраза об ответственности за пожарную безопасность. Это нужно будет дописать самостоятельно под конкретное ИК.

Подписывая документ, заявитель соглашается с несением административной или уголовной ответственности за несоблюдение регламента.

При получении отказа можно попробовать обжаловать его в суде, потому что отказ без веских на то оснований – это прямое нарушение УИК РФ.

Кого пускают на короткую встречу

К короткой встрече допускаются близкие и дальние родственники. Друзья и иные лица также могут получить разрешение на краткосрочное свидание.

Кого пускают на длительное свидание

На долгосрочное времяпрепровождение с совместным проживанием могут рассчитывать:

  • Законная супруга (супруг);
  • Мать, отец или усыновитель;
  • Дети (родные или усыновленные);
  • Брат, сестра;
  • Дедушка, бабушка;
  • Внуки.

Иным лицам, не входящим в число родственников, получить разрешение на встречу намного сложнее. Сожительницы (сожители), не скрепленные узами брака, часто получают отказ.

Как проходят встречи

Встреча в любом случае не будет проходить в непринужденной обстановке из-за жестких правил.

Сначала вас заставят проходить досмотр (это возможно даже в интимных зонах). Будьте к этому готовы. Все ценные вещи изымаются только под расписку с обязательством возвращения по окончании свидания.

Если осмотр проходит нормально, то далее следует встреча с осужденным.

Если это краткосрочное свидание, то встреча будет проходить как 4-х часовой разговор через перегородку в присутствии сотрудника администрации тюрьмы.

Если это длительное свидание, то вам дадут уединиться в отдельной комнате с кухней и спальней.

Когда выходит время общения, посетителя опять досматривают и возвращают личные предметы.

Одни тюрьмы несколько комфортабельнее, другие же лишены роскоши и оснащены минимально. Например, не везде есть детский уголок, гостиная или большая кухня.

Как выглядят помещения для свиданий

Помещение для коротких встреч

Помещение для коротких свиданий выглядит практически также, как и в СИЗО. С заключенным можно будет пообщаться через перегородку:

Помещение для длительных свиданий

Обычно блок, предназначенный для длительных встреч, очень грязный. Всегда ощущаются неприятные запахи, потому что рядом располагаются туалет, курилка и кухня.

На кухне позволяется готовить в любой из трех дней каникул, так что продукты питания можно брать из этого расчета.

В «Образцовых» тюрьмах комнаты для свиданий могут выглядеть как на видео ниже:

Личный досмотр перед свиданием и чего нельзя брать с собой

Чтобы долгожданная встреча произошла, необходимо пройти досмотр. Для кратких встреч он щадящий, чего нельзя сказать о длительных свиданиях. Для последних также требуется предоставление медицинских справок – независимо от того, кем приходятся осужденному гости.

Для коротких свиданий

Нельзя брать с собой продукты питания и одежду. Отдать их можно только при помощи обычной передачи. Особых препятствий к получению разрешения на встречу не будет. Осмотр осуществляется только металлоискателями.

Для длительных свиданий

Родным заключенного нужно приготовиться к тому, что в отдельной комнате от них могут потребовать раздеться догола на камеру. Это, конечно, унизительно. Но отказ от такого досмотра может закрыть путь к длительному свиданию.

Обращаем внимание, что в пунктах 77 и 78 Правил внутреннего распорядка ИК сказано: Досматривается одежда и вещи граждан, прибывших на свидание. Если лицо, прибывшее на свидание, откажется от досмотра вещей и одежды, длительное свидание с осужденным ему не разрешается, однако может быть предоставлено краткосрочное.

В правилах ничего не сказано о досмотре тела. На этом основании вы можете подать жалобу в вышестоящую инстанцию. Но тогда приготовьтесь к битве с администрацией самой ИК и администрации ФСИН. Скорее всего без адвоката вам не обойтись.

В правилах ничего не сказано о досмотре тела. На этом основании вы можете подать жалобу в вышестоящую инстанцию. Но тогда приготовьтесь к битве с администрацией самой ИК и администрации ФСИН. Скорее всего без адвоката вам не обойтись.

Наблюдает ли охрана исправительного учреждения

Краткосрочные свидания проходят в присутствии представителя администрации исправительного учреждения. Сотрудник колонии для соблюдения норм безопасности прослушивает весь телефонный разговор независимо от того, 1 час он будет длиться или все 4 часа.

Во время длительных свиданий никто не присутствует, однако следует знать, что почти со 100% вероятностью за всем происходящим в комнате наблюдают посредством камер.

Досмотр родственников и проверка наличия документов, подтверждающих их здоровье

Для получения разрешения на длительное свидание родственнику потребуется документально подтвердить родство с осужденным. Поэтому необходимо взять на свидание необходимые документы. Плюс общегражданский паспорт.

Также будьте готовы, что от вас могут потребовать медицинские справки:

  • заключения гинеколога (венеролога),
  • флюрограмма,
  • Справки на анализы ВИЧ, Гепатит, анализ крови.

Прямого требования в законодательстве о прохождении медосмотра перед свиданием нет, но каждая колония предъявляет свои требования.

Наш совет — чтобы точно знать требования о медосмотре колонии, свяжитесь с осужденным и выясните у него какие именно медицинские справки требует администрация колонии.

Дополнительные оплачиваемые услуги

Дополнительные услуги за отдельную плату возможны. Конкретный перечень таких услуг нужно выяснять у администрации ИК.

Обычно за дополнительную плату вам могут предоставить в пользование бытовую технику, кухонную посуду (столовую посуду лучше заменить пластиковой из соображений гигиены) и замену постельного белья каждый день.

Номера для пребывания на территории колонии бывают разных уровней комфорта. Разница номинальная, но при этом все же лучше выбирать «люкс». Обычно за такой номер нужно доплачивать.

Освобождение от работ

Осужденные освобождаются от работ только на период длительных свиданий.

По окончании свидания заключенный будет обязан отработать все пропущенные им дни. По желанию он может совершить отработку заранее, до начала свидания, потому что дата всегда известна.

Сколько посетителей разрешено

Обычно разрешается пребывание не более двух человек, но можно и больше. Все зависит от условий заключения в конкретной колонии. Поинтересуйтесь об этом заранее. Стоит хорошо подумать, кто будет в этом составе.

Несмотря на то, что разрешается присутствие ребенка, детей брать не рекомендуется.

Не многие знают, но по своему желанию заключенный может заменять одни виды свидания другими на свое усмотрение, например, длительное краткосрочными, чтобы сделать встречи с близкими оптимально приятными.

«Оттуда выходишь, как изнасилованная»

Мария Петрова (имя и фамилия изменены по этическим соображениям и в целях безопасности заключенных): «ОИК-36 — объединение трех колоний. Под одним забором — туберкулезная колония, особый режим, строгий режим. Комнаты для длительных свиданий, для всех одни и те же. С 1-го по 10-е — туберкулезники идут. У нашей колонии № 5, где мой сын сидит, свидания начинаются с 16 числа по 30-е. Обрабатывают они помещения после туберкулезников или нет, никто не знает. Но мы все боимся заразиться.

Во всех колониях Российской Федерации комнаты свиданий расписываются заранее. Заключенный написал заявление, хочет на свидание, ему разрешили и говорят ему дни, когда будет свидание. У него есть возможность позвонить родителям и сообщить. И люди идут, зная, что у сына есть разрешение и если заключенный не попал в ШИЗО, то свидание состоится в назначенное время.

А здесь никакой очередности. Приезжают все хором. И я приехала ровно 16 числа, а попала на свидание только 18-го июня. Там 13 комнат, приезжает человек 20 родителей, вот 13 человек пропустили, семерым говорят: «Идите до дома». Родственники, чтобы попасть на это свидание, целую неделю ездят. Если из другого города приехали, то пропускают, а местным отказывают, якобы делают такую поблажку. Но это же не выход из положения, правильно?

Как все это происходит? Приезжаешь туда в 6 утра, занимаешь очередь. Где-то в 9 часов приходит инспектор, приносит отпечатанные бланки, пишешь заявление. Дальше ждем до часа дня, до трех дня. Хотя этот день уже идет как свидание. Они должны часов в 9–10 привести заключенных, а мы где-то в три часа дня только зашли. И идешь ведь не пустыми руками. Сумки затягиваешь туда. Прежде чем попасть в комнату свиданий, заходишь в огромную комнату, где стоят столы, и тебе говорят: «Доставайте продукты из сумки». А у меня 13 сумок было. На свидания ведь количество продуктов не ограничивается. Если положена передача заключенному, то 20 кг можно взять на зону.

Все-все-все достаешь на стол. На этом огромном длинном казарменном столе три инспектора-женщины одновременно проверяют у троих приехавших. Смотрю, одна мамаша, ее передо мной запустили, возбухает конкретно: «Вы что делаете, изверги?! Вы чего перевернули все?» Человек идет на свидание на три дня, у него же свои предметы, туалетные принадлежности, средства гигиены, шампунь, зубная паста… И, представляете, заставили все это вылить в целлофановые пакеты.

То есть не важно — себе, заключенному, шампуни, кремы, зубную пасту, — все-все выливай в полиэтиленовый мешок.

Причем пакеты целлофановые нужно с собой приносить, их не колония дает. Каждый уже знает и несет рулон.

И эта мамаша говорит: «И что я с этим шампунем буду делать?» А сотрудница ей отвечает: «Ну сделайте дырку в этом полиэтиленовом мешке и заливайте в бутылку опять». Она говорит: «А зубную…» — «Ну ничего, через пакет можно почистить». Вот на что деньги тратишь, чтобы они все в пакеты вываливали?!

Овощи — всё режется. Еще у них какие-то деревянные палки, они ими пробивают помидоры. Потом начинают рыться этими палками в сгущенке, потом эту сгущенку переливать в пакеты, мед тоже в пакеты льют.

На столе лежит грязная тряпка и одна доска, на чем резать… Одним ножом режется мыло, этим же ножом режется мясо, этим же ножом режутся овощи… Потом нож протирается грязной тряпкой и опять на стол кидается. У меня были таблетки, которые мне нужно каждый день принимать, так они эту коробку всю разодрали, давай она в ней рыться.

Я говорю: «Господи, неужели у такого учреждения как ФСИН, где такие деньги водятся, нельзя сделать, как в аэропорту, рентген?!»

Сумки текут. Все же мясо несут, чтоб в эти три дня готовить, ребенка накормить нормальной едой и самим надо кушать. Начиная с марта месяца копченая колбаса не принимается, принимается только сырокопченая. Сырокопченая стоит не рубль, а там — мамы-пенсионеры. Потом мясо в вакуумных упаковках сырокопченое… Они это все давай резать. И все разгерметизировано.Плюс ведь еще и вещи же несешь. А потом говорят: «Все собирайте!» — и руками пододвигает в одну кучу — одежду, постель, томат, колбасу, все перерезанное. И стоишь потом час, разбираешь, что куда запихивать. Сгребли, и так несем в комнату свидания».

Ирина Сидорова: «Все продукты перерезали — колбасу в вакууме перерезали, проткнули огурцы, помидоры. Одним ножом помидоры, огурцы, колбасу резали, а в йогурты палочки деревянные опускали, мешали в бутылочках. Мы мясо привезли и сырокопченую колбасу. Про мясо спросила — да, можно в вакууме. Срок годности у него месяц, но после вскрытия — три дня. Представляете, а мы три дня там находились. У меня пенсия 10 тысяч, у мужа — 13. У нас в комнате свидания холодильника не было, и все это пропало. И все помидоры, огурцы, что прокололи, разрезали — все пропало, на две с лишним тысячи продуктов. Но, извините, мы каждую копейку считаем».

Андрей Бабушкин Правозащитник, член СПЧ

— Эти действия сотрудников колонии по разрезанию и протыканию — незаконны. Да, речь может идти о выборочной проверке при наличии информации о возможности проноса запрещенных предметов. Тотальное повреждение предметов, которое приводит к тому, что они утрачивают свои потребительские качества или быстрее портятся, — это злоупотребление правом.

Мария Петрова: «Пока я вещи собирала, мамаши, которые уже прошли в комнаты свиданий, кричат: «Вы что делаете?! Вы совсем с ума сошли?!» Это я потом уже поняла, из-за чего они кричали.

Заходим в комнату свидания. У каждого инспектора видеорегистраторы на груди. Женщина-инспектор мне говорит: «Пройдемте в комнату». Пошли в комнату. Она говорит: «Раздевайтесь догола». Я говорю: «Скажите, пожалуйста, а то, что вы сейчас говорите, законно?» Она: «Это режимная территория, это приказ, это законно. Вы, может быть, что-то проносите».

И она меня заставила снять платье, плавки, разорвать прокладки, поднять грудь, поднять живот, распустить волосы, присесть. Другие мамы рассказывали, что их заставили ягодицы раздвигать.

Перед нами женщину довели до истерики. Непонятный какой-то гинеколог ее осматривал, типа искал что-то, и после у нее сердечный приступ случился, вызывали скорую. А не согласишься на такой осмотр — лишат свидания.

Я сказала сотруднице: «Вы меня обыскиваете при включенном видеорегистраторе, и на том проводе это кто-то смотрит?» Она ответила: «Ну давайте не будем ругаться. Снимайте обувь». Снимаю. А у меня были туфли дорогие очень, а в них, где каблук, с внутренней стороны на стельке сердечко, оно вшито, и оно мягкость дает ногам. Она говорит: «Ой, а что это такое? Что вы несете?» Схватила эту туфлю и давай пальцем выковыривать это сердечко. Я говорю: «Вы чего делаете?! Туфли сорок с лишним тысяч стоят, сейчас повредите, будете платить». Она держит туфлю: «Да, ничего себе, туфли какие дорогие! От кутюр? А вот мы тоже от Юдашкина носим форму!» Я говорю: «Ну и будете носить пожизненно!»

Ирина Сидорова: «Я подверглась такому унижению… Мне 59 лет, я уважаемый в своем поселке человек, и мое достоинство просто растоптали. Чего мне это все стоило, этого никто не знает, кроме моего супруга. Это было 18 июня. Меня завели в комнату, сотрудница ощупала меня. Сказала: «Раздевайтесь». Я говорю: «Что, мне платье снять?» Она сказала снять все, остаться голой. Она сидела и смотрела, как я раздеваюсь, как я платье расстегивала и снимала, как бюстгальтер, плавки сняла. Ну извините, конечно, я каждодневными прокладками пользуюсь. «Покажите, отлепите». Заставила эту прокладку отлепить. Потом заставила голой повернуться со всех сторон, сказала приподнять груди… Я такого натерпелась, это такое было для меня унижение. Это ужас, это ужас…

Фамилию сотрудницы, кто меня раздевал, не знаю. Она коренастая, полноватая, темные волосы короткие. Лет 40 ей.

Говорила ли я сотрудникам колонии, что их действия незаконны? Когда идешь на свидание с сыном, не думаешь, что тебя будут унижать. У них же на груди у всех видеорегистраторы. Мне сказали, что это видео потом смотрели в колонии. Одну бабушку, которая к внуку приехала, так ее присесть заставили голой, потом она и встать не смогла.

А мужа обыскивал мужчина-сотрудник. Он просто провел вдоль тела аппаратом, и все. Никто догола не раздевал. Только женщин подвергли такому унижению.

Потом, когда уже на выходе все возмущались, потребовали выйти начальника ИК-5 колонии Еремина, я ему сказала, утрируя, конечно: «Пришлось прокладкой перед носом помахать». Конечно, сгрубила. Там много возмущения было ото всех. А он стоит: «Я ничего сделать не могу. У нас были случаи проноса наркотиков. Пишите в Москву». Я говорю: «Почему вы не можете ничего сделать? Меня-то вы в чем подозреваете? Досмотр — это досмотр, но вы же обыск устроили с пристрастием. Может, кто-то другой тут порядок может навести, раз вы не можете?»

Андрей Бабушкин Правозащитник, член СПЧ

— Полный обыск предусмотрен в отношении осужденных, когда есть достаточные основания полагать, что у человека есть при себе запрещенные предметы или предметы, изъятые из оборота в колонии. Те же действия в отношении родственников совершенно незаконны, так как родственники не являются лицами, отбывающими наказание. И в случае, если есть основания полагать, что родственник на себе спрятал какой-то запрещенный предмет, например, наркотики, конечно, администрация имеет право такой обыск организовать, но это в рамках либо оперативно-разыскного мероприятия, либо в рамках уголовного дела. Есть уголовное дело — есть обыск. Нет уголовного дела или нет информации, являющейся основанием для возбуждения дела, — нет обыска. Если это сделано просто в порядке профилактики, как бы чего не вышло, то в этом случае действия администрации укладываются или в состав дисциплинарного правонарушения, или в состав уголовного преступления по статье о превышении служебных полномочий.

Если обыскивали всех подряд, кто пришел на свидание, то в данном случае ни о каком оперативном мероприятии не может быть и речи. Это издевательство над людьми.

Мария Петрова: «Теперь про размер комнаты для свиданий. На свидание к осужденному едут двое-трое. Ширина комнаты — 1,5 метра, длина — 2,90. Стоят две кровати местного производства с матрасом, на котором 150 человек умерло: ширина — 60 см и длина — 1,87 метра. И как там втроем или вчетвером поместиться? В итоге муж мой спал на диване в коридоре в полусогнутом виде. В комнате решетки, окна вообще не открываются. Мы там задыхались. Вместо штор висят полиэтиленовые шторки для ванной комнаты.

Фото: photoXPress

Люди начали жаловаться, что продукты портятся, ведь холодильники не работают. Рабочие всего две плиты, забиты все санузлы. На кухне стоит 100-литровый огромный полиэтиленовый бак без крышки, в него кидают отходы, стоит день и ночь. Вонь страшная.

Обратно мы шли через трое суток. На выходе в зону у заключенных опять проверяют продукты, кому положена передача, эти 20 килограммов. У нас же на входе все эти продукты проверяли, все вываливали на этот грязный стол, и уже проверенные при входе, разрезанные продукты режутся заново — вот эта разгерметизированная, в нерабочем холодильнике лежащая колбаса, которая уже вся клеится…

Мясо, которое уже пропало. Мед, сгущенка, все это опять протыкается, переливается из пакета в пакет, обратно вся та же процедура, и продукты превращаются в свинячье пойло, в месиво.

Я за всем этим наблюдала и говорю: «Девочки, вы что делаете, вы почему так поступаете? Это же денег стоит, это пенсионеры с последних денег купили». А они мне: «Так положено».

Ну а после того, когда отпустили наших пацанов, нас опять начали проверять. Опять надо все вываливать, вплоть до нижнего грязного белья».

Тамара Иванова (имя и фамилия изменены по этическим соображениям и в целях безопасности заключенных): «Сотрудница сказала выложить на стол все, что было в моей сумке. Я выложила. А в маленьком пакете у меня лежали грязные трусы. Она спрашивает: «Что это здесь у вас?» Я говорю: «Вы извините, тут негде было их постирать, грязное нижнее белье». Она: «Открывайте». Ну я психанула, открыла и прямо на стол кинула это все».

Мария Петрова: «Меня на обратном пути шмонали конкретно, чтобы я не взяла у кого-нибудь жалобу. Я говорю: «Вы скажите, что вы ищете, может, я вам отдам». В бумагах она у меня роется и говорит: «Может, вы нашу посуду украли». Все белье грязное, прокладки в коробке — переворачивают, дно сумки чуть не ломают, проверяют каждую мелочь, каждый уголок. Потом говорят: «Заходите в комнату, вас проверять будем. Люди вообще зарвались. Опять под камеру, опять так же покажите, разорвите прокладки, раздвиньте ягодицы, поднимите грудь, поднимите живот, распустите волосы…

Оттуда выходишь, как изнасилованная, понимаете, в прямом смысле этого слова».

Ирина Сидорова: «Когда мы назад выходили, тоже перетряхнули все, каждую тряпочку перетряхнули, все документики перетряхнули. Сыну с Европейского суда пришла бумага на английском языке. Он говорит: «Мама, я знаю, что здесь написано, но мне дословный перевод надо», — и он мне отдал эту бумагу. У меня забрали, говорят: «Это на иностранном языке, я не могу вам отдать». Я говорю: «Себе заберете?» — Она: «Да я здесь оставлю». Вот странно: мне, значит, раз на иностранном, то я не могу это вынести? Отдала им».

Мария Петрова: «Там ор, крики, люди сумки покидали, там, наверное, человек сорок стояло. Ну пришел Еремин, начальник колонии, и ничего сказать не может. Почему люди это терпят? Отказаться от личного досмотра нельзя было. Откажешься, и все, отменяется свидание. Но это не досмотр, это уже обыск, с пристрастием».

Андрей Бабушкин Правозащитник, член СПЧ

— Сотрудники используют свои полномочия для того, чтобы максимально доставить людям неприятность и неудобства. Это издевательские действия.

Сотрудники берут некую норму законодательства, реально существующую, но ограниченную в применении, и переносят ее на те правоотношения, в которых она не может применяться.

Ну, грубо говоря, может сотрудник полиции стрелять? Может. Но когда на него идет убийца с автоматом. А если он видит мальчика в песочнице, который просыпал песок мимо песочницы и отказывается песок убрать, он стрелять в него не может…

Послесловие

Красноярские зоны не уникальны в своем желании унизить женщин, приехавших на свидание к родным. Пристрастному досмотру посетительниц подвергали в колониях Свердловской области и Удмуртии. Одна из женщин, прошедшая через унизительный личный досмотр в Удмуртии, в январе этого года обратилась к местным правозащитникам и написала жалобу в прокуратуру. В своем ответе прокурор полностью оправдал действия сотрудников колонии, ссылаясь на некий приказ Минюста от 20.03.2015 г. № 64-дсп «О порядке проведения обысков и досмотров в исправительных учреждениях УИС и прилегающих к ним территориях, на которых установлены режимные требования», согласно которому перед проведением длительного свидания полный досмотр проводится в обязательном порядке. «Полный досмотр производится со снятием одежды (за исключением нательного белья, которое подлежит осмотру без его полного снятия), головного убора и обуви», — сказано в ответе прокурора, со ссылкой на приказ Минюста.

Правозащитники же ссылаются на другой приказ Минюста — № 268-дсп от 25 августа 2006 г., разрешающий личный досмотр родственников, прибывших на длительное свидание, только в случае подозрения на пронос ими на территорию зоны запрещенных предметов. Кроме того, сотрудники, принявшие решение о досмотре, обязаны составить протокол досмотра.

Красноярские тюремщики не просто исполняют секретный приказ Минюста от 2015 г., нарушающий конституционные гарантии государства о защите достоинства личности, они этот приказ усовершенствовали: они проводят обыски, а не досмотры. Зачем с родственников заключенных снимать трусы до колен, когда их можно снять совсем?!

Андрей Бабушкин Правозащитник, член СПЧ

— Мы уже лет 20 боремся со ФСИН, чтобы они прекратили повальный обыск родственников, приезжающих на длительные свидания. — Но действия ФСИН напрямую зависят от того, что происходит в государстве: если в стране идут демократические процессы, то досмотры сводятся к минимуму, а если закручиваются гайки, принимается один запретительный закон за другим, то обыски становятся тотальными.

Как проходят длительные свидания

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *