Как засчитывается домашний арест?

Зачёт срока нахождения в СИЗО или под домашним арестом в срок отбывания наказания: новые правила

Главная » Пресс-центр » Зачёт срока нахождения в СИЗО или под домашним арестом в срок отбывания наказания: новые правила

14 июля 2018 года вступил в силу Федеральный закон №186-ФЗ о зачёте срока нахождения в СИЗО или под домашним арестом в срок отбывания наказания по новым правилам. Раньше действовал принцип «один к одному»: один день нахождения под стражей в СИЗО или под домашним арестом приравнивался к одному дню лишения свободы вне зависимости от режима исправительного учреждения. Учитывая, что условия содержания в следственных изоляторах часто хуже, чем в исправительных учреждениях, было принято решение изменить коэффициенты зачёта сроков. Также теперь чётко определены коэффициенты перерасчёта нахождения под стражей в СИЗО или под домашним арестом для других видов наказания – ограничения свободы, обязательных, исправительных и принудительных работ, содержания в дисциплинарной воинской части и ограничений по военной службе.

Зачёт срока нахождения в СИЗО в срок лишения свободы

  • 1 день в СИЗО = 1 день отбывания наказания в тюрьме или колонии строгого или особого режима;
  • 1 день в СИЗО = 1,5 дня отбывания наказания в колонии общего режима или воспитательной колонии;
  • 1 день в СИЗО = 2 дня отбывания наказания в колонии-поселении.

Например, человек, не имеющий судимости, обвиняется по ч.2 ст.111 УК РФ, находился под стражей 9 месяцев. При назначении ему наказания в виде реального лишения свободы в колонии общего режима срок нахождения под стражей в срок лишения свободы будет зачтён по принципу «один к полутора» (то есть 13,5 месяцев).

При этом «льготные» коэффициенты («один к двум» и «один к полутора») не распространяются на

  • осуждённых с особо опасном рецидивом;
  • осуждённых за преступления, предусмотренные ст.205-205.5, ч.2 и ч.3 ст.228, ст.228.1, ст.229, 275, 276, 361 УК РФ;
  • осуждённых за преступления, предусмотренные ст.277-279 и 360 УК РФ, сопряжённые с террористической деятельностью;
  • осуждённых, которым смертная казнь в порядке помилования заменена на пожизненное лишение свободы или лишение свободы на 25 лет.

В отношении этих категорий осуждённых во всех случаях действует коэффициент «один к одному».

Например, человек, не имеющий судимости, обвиняется по ч.1 ст.228.1 УК РФ, находился под стражей 5 месяцев. При назначении ему наказания в виде реального лишения свободы в колонии общего режима срок нахождения под стражей в срок лишения свободы будет зачтён «один к одному» (то есть 5 месяцев), несмотря на то, что отбывать наказание он будет в колонии общего режима.

Кроме того, «льготные» коэффициенты не применяются в отношении срока нахождения осужденного, отбывающего наказание в строгих условиях в воспитательной колонии или исправительной колонии общего режима, в штрафном или дисциплинарном изоляторе, помещении камерного типа либо едином помещении камерного типа, в случае применения мер взыскания к осужденному.

Зачёт срока нахождения в СИЗО для других видов наказаний

  • 1 день в СИЗО = 1,5 дня содержания в дисциплинарной воинской части;
  • 1 день в СИЗО = 2 дня ограничения свободы или принудительных работ;
  • 1 день в СИЗО = 3 дня исправительных работ или ограничения по военной службе;
  • 1 день в СИЗО = 8 часов обязательных работ.

Перерасчёт срока нахождения в СИЗО к наказанию в виде штрафа законом не предусмотрен. В таком случае обвиняемому и его адвокату целесообразно заявлять об освобождении от назначенного наказания.

В практике адвоката было дело, когда человек сначала обвинялся по ч.2 ст.111 УК РФ, провел 8 месяцев под стражей, затем дело ещё на следствии было переквалифицировано на ч.1 ст.114 УК РФ, а обвиняемый из-под стражи освобождён. Прекратить дело за примирением сторон не получилось из-за действующей судимости. В результате правильно выстроенной позиции защиты суд вынес обвинительный приговор с назначением штрафа, учёл длительный срок нахождения под стражей и освободил осуждённого от назначенного наказания.

Зачёт срока нахождения под домашним арестом в срок лишения свободы

Из-за неудачно сформулированной нормы (ч.3.4 ст.72 УК РФ в новой редакции) пока неясно, как правильно пересчитывать срок нахождения под домашним арестом в срок лишения свободы. В законе указано: «Время нахождения под домашним арестом засчитывается в срок нахождения лица под стражей до судебного разбирательства и в срок лишения свободы из расчёта два дня нахождения под домашним арестом за один день содержания под стражей или лишения свободы». Вариантов трактовок нормы несколько.

Первый вариант: действует простой коэффициент «два к одному» – два дня домашнего ареста приравнены к одному дню лишения свободы. При таком толковании неясно, зачем было указывать, что срок нахождения под домашним арестом засчитывается в срок нахождения лица под стражей. Например, человек провёл под домашним арестом 6 месяцев. Если на практике будет применяться первый способ расчёта, то в срок лишения свободы зачтут только 3 месяца.

Второй вариант: необходимо сначала пересчитывать срок нахождения под домашним арестом в сроки нахождения под стражей по коэффициенту «два к одному», а затем использовать правила пересчёта, установленные для зачёта сроков нахождения в следственном изоляторе в срок лишения свободы. Например, человек провёл под домашним арестом 6 месяцев, осуждён по ч.2 ст.162 УК РФ к отбыванию наказания в виде лишения свободы в колонии общего режима. Если суды станут придерживаться второго варианта, расчёт будет следующий: 1) 6 месяцев под домашним арестом * 0,5 = 3 месяца в СИЗО, 2) 3 месяца в СИЗО * 1,5 = 4, 5 месяца засчитываются в лишения свободы.

Каким образом будет развиваться ситуация – в ближайшие месяцы покажет практика. Однако уже сейчас судебную практику обвиняемым и осуждённым, а также их адвокатам-защитникам целесообразно формировать в благоприятном для себя ключе.

Применение закона для тех, кто был осуждён до его вступления в силу

Федеральный закон №186-ФЗ от 03.07.2018 года улучшает положение не только тех, кто сейчас находится в СИЗО или под домашним арестом, но и тех, кто уже отбывает наказание. Вступивший в силу приговор может быть пересмотрен на основании ст.10 УК РФ, если осуждённым или его адвокатом будет подано ходатайство об этом.

Важно не пропустить сроки обращения с таким ходатайством. Для тех, кто отбывает наказание в воспитательной колонии и колонии-поселении, этот срок составляет 3 месяца. Те, кто отбывает лишение свободы в колонии общего режима, ограничение свободы, все виды работ или ограничения по военной службе, содержание в дисциплинарной воинской части, должны уложиться в 6 месяцев.

Влияние закона №186-ФЗ на условно-досрочное освобождение

Для тех, кто уже отбывает наказание в виде лишения свободы, применение закона №186-ФЗ от 03.07.2018 года может повлечь приближение срока, предоставляющего право на рассмотрение ходатайств об условно-досрочном освобождении или о замене лишения свободы на другой вид наказания. Для этого целесообразно сначала подать ходатайство о пересмотре приговора на основании ст.10 УК РФ и получить постановление суда с перерасчётом сроков, а затем подавать ходатайство об УДО или о применении ст.80 УК РФ.

За оказанием юридической помощи по уголовным делам (в том числе за составлением ходатайств о пересмотре приговора в порядке ст.10 УК РФ на основании Федерального закона №186-ФЗ, об условно-досрочном освобождении, о замене наказания на более мягкий вид наказания) Вы можете обратиться по телефону 8-910-188-73-21 или написав на электронную почту nikonov@33advokat.ru.

14 июля вступил в силу Федеральный закон от 3 июля 2018 г. № 186-ФЗ «О внесении изменений в статью 72 Уголовного кодекса Российской Федерации», которым определен новый порядок зачета в срок отбывания наказания времени содержания лица под стражей до вступления приговора суда в законную силу.

В уголовный закон внесены изменения, предусматривающие применение коэффициента кратности при зачете отбытого в СИЗО срока заключения в период предварительного следствия и уголовного судопроизводства по делу.

В многочисленных решениях Европейского Суда по правам человека и различных комитетов длительное время констатировалось, что условия в российских следственных изоляторах равнозначны условиям колонии строгого режима или тюремного заключения.

Комитет министров Совета Европы еще в 1999 г. принял Рекомендацию № (99) 22 «О проблеме переполнения тюрем и увеличения числа лиц, находящихся под стражей». ЕСПЧ при рассмотрении жалоб осужденных исходил из того, что условия содержания под стражей не должны быть строже условий отбывания впоследствии назначенного судом уголовного наказания.

В то же время мягкость меры пресечения в виде домашнего ареста не корреспондировалась с целями и задачами последующего наказания в случае назначения подсудимому реального срока наказания в условиях колонии общего режима или более строгих.

В результате в 2018 г. законодатель РФ принял решение урегулировать данную системную проблему. В ст. 72 УК РФ были скорректированы положения об исчислении сроков наказания с учетом вида избранной меры пресечения подозреваемому (обвиняемому) на предварительном следствии и в ходе судебного рассмотрения дела.

Время содержания лица под стражей или домашним арестом исчисляется с момента его фактического задержания и до вступления приговора суда в законную силу.

Новый коэффициент кратности рассчитывается в зависимости от назначенного судом наказания и/или вида исправительного учреждения (например, колонии общего, строгого, особо строгого режима).

Согласно новой редакции ст. 72 УК РФ время содержания под стражей засчитывается как:

  • 1 день СИЗО = 1,5 дня наказания в виде содержания в дисциплинарной воинской части;
  • 1 день СИЗО = 2 дня ограничения свободы, принудительных работ или ареста;
  • 1 день СИЗО = 3 дня исправительных работ и ограничения по военной службе;
  • 1 день СИЗО = 1,5 дня отбывания наказания в воспитательной колонии либо исправительной колонии общего режима;
  • 1 день СИЗО = 2 дня отбывания наказания в колонии-поселении;
  • 1 день СИЗО = 1 день отбывания наказания в тюрьме либо исправительной колонии строгого или особого режима.

Аналогичные правила должны применяться при зачете времени содержания лица под стражей на территории иностранного государства в случае последующей выдачи (экстрадиции) лица Российской Федерации.

Вместе с тем новым законом установлены важные исключения из правил. Так, льготный порядок зачета времени содержания под стражей не распространяется:

  • на осужденных при особо опасном рецидиве преступлений;
  • на осужденных, которым смертная казнь в порядке помилования заменена пожизненным лишением свободы или лишением свободы на срок двадцать пять лет;
  • на осужденных за особо тяжкие преступления, связанные с террористической деятельностью, оборотом наркотиков, посягательством на основы конституционного строя и безопасности государства.

Коэффициент кратности не применяется и в случае нарушения осужденным режима и применения к нему мер взыскания.

Введен и «отрицательный» коэффициент кратности в отношении лиц, которым была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста. Теперь время нахождения лица под домашним арестом засчитывается в срок содержания под стражей до приговора суда и в срок лишения свободы из расчета 2 дня домашнего ареста = 1 день в СИЗО.

Ранее порядок такого зачета наказания установлен не был, а все время, проведенное обвиняемым под домашним арестом, засчитывалось в срок отбытия реального наказания в пропорции 1:1 независимо от назначенного вида исправительного учреждения.

Требования ст. 10 УК РФ гарантируют, что новый закон имеет обратную силу только в сторону улучшения положения лиц, осужденных за преступления. На лиц, положение которых новые требования ст. 72 УК РФ могут ухудшить, закон не распространяется. Например, лицо содержалось под домашним арестом до приговора суда, который состоялся до 14 июля 2018 г. В этом случае из времени отбытия назначенного наказания в колонии общего режима будет вычтено время, проведенное под домашним арестом, без «отрицательного» коэффициента, то есть один к одному.

Однако в новом законодательстве есть пробелы, которые повлекут необходимость урегулирования возникающих спорных вопросов в том числе в судебном порядке.

Так, неясность возникает в смежном отраслевом законодательстве: не определен порядок применения положений ст. 72 УК РФ (в новой редакции) в отношении отбывающих наказание лиц, если в период отбытия им был изменен вид исправительного учреждения.

Кроме того, Уголовно-исполнительный кодекс РФ пока не предусматривает коэффициента зачета времени наказания при длящемся содержании осужденного в СИЗО до его отправки на этап. Таким образом, к осужденному отбывать наказание в колонии общего режима, проведшему в ожидании направления в колонию время в условиях СИЗО, не будет применен льготный коэффициент. Как представляется, для устранения пробелов понадобятся внесение изменений в Уголовно-исполнительный кодекс РФ, а также разъяснение складывающейся правоприменительной практики Пленумом Верховного Суда РФ.

Еще одной проблемой, на мой взгляд, может стать правовой конфликт интересов при назначении судом наказания лицам, длительное время ожидавшим окончания расследования и приговора суда в условиях СИЗО. Может возникнуть ситуация, когда назначенное по внутреннему убеждению суда справедливое наказание подсудимому будет меньше уже отбытого срока (с учетом повышающего коэффициента пребывания в СИЗО). В этом случае существует вероятность, что суд будет вынужден «накинуть» обвиняемому еще шесть месяцев, дабы избежать присуждения мер реабилитации за излишне отбытый срок. С этим, вероятнее всего, придется столкнуться на первоначальном этапе, и вряд ли можно избежать такой практики. Вместе с тем необходимо понимать, что основной целью нововведения является гуманизация уголовного судопроизводства и многое будет зависеть от внутреннего убеждения суда и других правоприменителей.

Таким образом, в ближайшее время нам и нашим коллегам предстоит освоить новый вид востребованных судебных процедур, связанных с перерасчетом сроков отбытия наказания. Хотелось бы отметить, что аналогичный порядок зачета срока содержания под стражей в срок отбытия наказания давно введен в законодательство многих европейских стран. При этом подходы к назначению наказания и применению мер пресечения в России и странах Евросоюза кардинально разные. В нашем государстве самым «популярным» является наказание в виде лишения свободы. Об этом свидетельствуют доклад Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей за 2017 г., данные международных комитетов и комиссий. В большинстве европейских стран, напротив, преобладают альтернативные виды наказания (испытательный срок, штраф, общественные работы, домашний арест, электронный мониторинг), а лишение свободы – исключительная мера пресечения и относительно редкий вид наказания. Заключение под стражу применяется в странах Западной Европы как крайняя мера пресечения только в тех случаях, когда использование более мягких мер невозможно. Такой подход полностью согласуется с требованиями Международного пакта о гражданских и политических правах и Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Безусловно, новый порядок исчисления сроков наказания является прогрессивным, поскольку его введение стало важным шагом, направленным на соблюдение конституционных прав лиц, осужденных за преступления. Представляется, что изменения будут способствовать более взвешенному подходу правоприменительных органов, в том числе судов, в вопросе обоснованности помещения обвиняемых в следственные изоляторы и продления им данной меры пресечения.

Как засчитывается в срок лишения свободы время в СИЗО и под домашним арестом

А. Кузнецов― Здравствуйте! Это программа «Быль о правах». В студии Алексей Кузнецов и Калой Ахильгов. Здравствуйте, Калой! Сегодня мы говорим об очень важной вещи. В июле этого года закончились 10-летние, по-моему, баталии вокруг одной очень существенной поправки в Уголовный Кодекс: о том, как исчисляется и как потом засчитывается в срок лишения свободы то время, которое человек провел в следственном изоляторе или под домашним арестом до суда. Какие изменения приняты в законодательство?

К. Ахильгов― Изменения существенные, потому что они касаются изменения сроков, которые человек находился во время предварительного следствия или судебного следствия (в зависимости от того, какая мера была ему избрана) либо под домашним арестом, либо в следственном изоляторе. И в этом смысле, конечно, это существенные изменения — изменения, я считаю, в сторону, как мы обычно говорим, либерализации законодательства. Это позволит очень многим людям — фактически, как некая амнистия…

А. Кузнецов― Частичная такая.

К. Ахильгов― Позволит очень многим людям обрести свободу.

А. Кузнецов― Какой раньше был принцип, как исчислялись сроки раньше?

К. Ахильгов― 1 в 1.

К.Ахильгов: Любое изменение, которое влечет смягчение судьбы, имеет обратную силу

А. Кузнецов― То есть, независимо, в СИЗО человек находится, под домашним арестом — всё равно 1 проведённый день засчитывается как 1 день лишения свободы по приговору суда, независимо от того, какой режим приговором определён.

К. Ахильгов― Совершенно верно.

А. Кузнецов― То есть что колония-поселение, что строгий режим — всё равно 1 в 1. А что теперь?

К. Ахильгов― Теперь весь срок, который человек провёл в СИЗО до приговора, ему будет исчисляться как 1 к 1,5, если его приговорили к колонии общего режима. Условно говоря, человек получил 5 лет лишения свободы в колонии общего режима. Из них 2 года он просидел в СИЗО. Значит, юридически будет считаться, что он просидел не 2 года, а умножаем на 1,5 — соответственно, 3.

А. Кузнецов― И ему, соответственно, останется 2 в колонии общего режима.

К. Ахильгов― Что касается приговоров, в которых люди приговорены к отбытию наказания в колонии строгого режима, то здесь 1 в 1 так и остаётся, как было раньше.

А. Кузнецов― То есть строгий, особый и тюрьма остается прежним, 1 в 1.

К. Ахильгов― Совершенно верно. Есть существенные изменения по домашнему аресту. Если раньше 1 день под домашним арестом считался как 1 день в СИЗО и, соответственно, в колонии, то сейчас 2 дня под домашним арестом будет считаться как 1 день в СИЗО или колонии.

А. Кузнецов― То есть, иными словами, законодатель признал, что домашний арест — это более легкие условия ограничения свободы, чем нахождение в колонии, скажем, общего режима.

К. Ахильгов― Совершенно верно. Потому что человек а) находится дома б) имеет возможность определенное время находиться вне дома: 2 часа, 3 часа — в зависимости от того, как суд постановит находиться вне дома.

А. Кузнецов― Еще есть колонии-поселения.

К. Ахильгов― Да, там 1 день, проведенный в СИЗО, будет приравниваться к 2 дням, проведенным в колонии-поселении. То есть если человек получил 2 года колонии-поселения и при этом 1 год просидел в СИЗО, то он должен быть немедленно освобождён.

А. Кузнецов― Он будет освобожден в зале суда из-под стражи.

К. Ахильгов― Совершенно верно.

А. Кузнецов― Как на практике сейчас будет идти работа по реализации этого задним числом? Ведь, как я понимаю, вот та часть нормы, которая людям предоставила более льготный режим — вот эти 2 и 1,5 — она же имеет обратную силу, поскольку это смягчает положение…

К. Ахильгов― Совершенно верно. В законодательстве любые изменения, которые приняты даже после того, как человек был задержан и так далее, любое изменение, которое влечет смягчение судьбы, имеет обратную силу. И наоборот, любое изменение, которое влечет усложнение судьбы, соответственно, не имеет обратной силы.

А. Кузнецов― То есть к тем, кто из-под домашнего ареста попал в колонию, никакого пересчета применяться не будет? Им не будет удлиняться этот срок.

К. Ахильгов― Да, не должен удлиняться. То есть до сего дня будет считаться 1 в 1. А если от сегодняшнего дня, условно говоря, человек будет задержан и ему изберется мера пресечения в виде домашнего ареста, то, соответственно, будет начисляться.

А. Кузнецов― Это июль, если я не ошибаюсь.

К. Ахильгов― В июле закон вступил в силу. А действует он спустя 3 месяца. В самой статье 72-й есть изменения, которые внесены. Там говорится, что эти изменения действуют спустя 3 месяца в отношении лиц, которые отбывают наказание в воспитательной колонии или колонии-поселении, и в течение 6 месяцев в отношении лиц, которые отбывают наказание в исправительной колонии общего режима.

А. Кузнецов― Имеются в виду сроки, в течение которых администрация колонии должна проверить и пересчитать. Выносить окончательное решение будет администрация колонии, или это всё-таки очередное рассмотрение судом?

К. Ахильгов― Нет, тут автоматически будет пересчитываться. Администрация колонии должна будет сама считать. То есть автоматически будет считаться, что если после вступления в силу этого закона срок, который осужденный отбыл в колонии, уже подошёл к тому, что он уже должен выйти, то колония автоматически сама должна пересчитать и, соответственно, рассчитать срок. И никаких дополнительных обращений в суд не нужно.

А. Кузнецов― Вообще человеку, который понимает, что его затрагивает эта норма — предположим, он сейчас находится в местах лишения свободы — нужно проявлять какую-то активность или ему нужно ждать, пока не пройдет этот срок (либо 3, либо 6 месяцев), и ждать, что администрация сама сделает всё необходимое?

К. Ахильгов― Администрация обязана это делать, потому что они необоснованно будут ограничивать его свободу в случае, если они не сделают этого.

А. Кузнецов― Какой порядок жалоб, если всё-таки человек считает, что его права нарушены? Администрация, там, нерасторопна, забыла его, просмотрела…

К. Ахильгов― Есть два варианта. Осужденный имеет право прямо в колонии обратиться к руководству колонии. И есть второй вариант: как называется, с воли адвокат может…

А. Кузнецов― То есть нужно как-то связаться с родственниками или непосредственно с адвокатом и просить заняться этим делом. На ваш взгляд, этот новый способ исчисления — это шаг в правильном направлении?

К. Ахильгов― Абсолютно. Это гуманизация законодательства. Учитывая, что у нас тюрьмы переполнены, колонии переполнены.

А. Кузнецов― Есть какие-то примерные оценки, какого количества людей это может сейчас коснуться практически?

К. Ахильгов― Данные есть разные, но в самом ФСИНе говорят, что это примерно около 100 тысяч человек.

А. Кузнецов― Из примерно 650 тысяч тех, кто сейчас находится в местах лишения свободы.

К. Ахильгов― Да, то есть 15-20%. Это достаточная сумма.

А. Кузнецов― Далеко не всякая амнистия дает такой результат. Хорошо. Чем отличается режим в колонии-поселении от режима СИЗО? Почему законодатели сочли, что в колонии-поселении, условно говоря, в 2 раза легче находиться, чем в СИЗО?

К. Ахильгов― Потому что там нет таких ограничений, нет такого режима, как в СИЗО. В СИЗО ты постоянно находишься в камере. У тебя есть определённое время, когда ты выходишь на прогулки или в спортзал, если он там есть. А колония-поселение — это некая ограниченная территория, огражденная территория, на которой есть типовые здания типа общежитий, в которых, соответственно, осужденные живут и, возможно, на территории же работают.

А. Кузнецов― То есть по территории колонии-поселения он может перемещаться свободно? Внутри вот этого охраняемого периметра.

К. Ахильгов― Да, она и есть колония-поселение.

К.Ахильгов: Сейчас 2 дня под домашним арестом будет считаться как 1 день в СИЗО или колонии

А. Кузнецов― То есть это, действительно, ну, не пионерский лагерь, конечно, но несравненно более лёгкое положение, чем в СИЗО. Почему даже колония обычного, общего режима всё равно получается легче, чем СИЗО? Неужели в СИЗО настолько у нас всё скверно?

К. Ахильгов― Вопрос даже не в том, насколько скверно в СИЗО. Это, безусловно, отдельная тема. Но вопрос в том, что у нас СИЗО переполнены. В случае, когда в камере должно находиться 10 человек, у нас находится примерно 25 — чтобы вы понимали пропорцию, насколько переполнено.

А. Кузнецов― То есть законодатель, фактически, согласился с тем, что наши условия содержания людей до суда, в общем, не выдерживают серьезной критики.

К. Ахильгов― Совершенно верно. Более того: сейчас-то еще более-менее ситуация складывается, скажем так, в сторону гуманизации, в сторону стабилизации. А вот лет 10 назад, я помню, для нас в практике, когда суд избирал домашний арест, это было что-то из ряда вон выходящее.

А. Кузнецов― Сейчас это чаще?

К. Ахильгов― Да, сейчас это в порядке вещей, особенно в экономических делах. Это вполне себе нормальная история.

А. Кузнецов― Вот это я читал комментарии: высказывается такое осторожное предположение, что теперь адвокаты в первую очередь людей, которые находятся под следствием, будут искусственно затягивать прохождение дела к суду именно в тех случаях, когда вот это вот досудебное нахождение будет давать наибольшую льготу после. То есть, иными словами, адвокаты, понимая, что, скорее всего, их подзащитному светит колония-поселение, будут стараться оттянуть отправку туда их доверителя для того, чтобы сократить максимальный срок. Возможны такие ухищрения?

К. Ахильгов― У меня есть два варианта ответа. Первое: у нас, у адвокатов, не особо-то есть возможность затягивать, потому что следствие в свое время может сразу написать куда нужно, и адвоката сразу подтянут куда надо.

А. Кузнецов― То есть вот это сложившееся представление, что адвокат может бесконечно забалтывать и откладывать…

К. Ахильгов― Обычно бывает наоборот. Первые полгода следователи обычно затягивают всё. Потом, когда подходят сроки, они вдруг начинают всё это впопыхах, быстренько расследовать. Во-вторых, даже если это так, если законодатель это допускает, то, например, нахождение в СИЗО — я вам не скажу, что это такая легкая прогулочка. Даже по сравнению с колонией-поселением.

А. Кузнецов― То есть большинство людей лучше выберут подольше побыть в колонии-поселении, чем провести лишний день в СИЗО?

К. Ахильгов― Тут вопрос очень индивидуальный. В СИЗО очень разные подходы к людям, и СИЗО тоже разные бывают. Некоторые, например, с точки зрения собственного восприятия не могут себе позволить находиться в камере постоянно, 24 часа в сутки, с 30 разными незнакомыми людьми.

А. Кузнецов― То есть люди с разными формами социопатии.

К.Ахильгов: Теперь весь срок, который человек провёл в СИЗО до приговора, ему будет исчисляться как 1 к 1,5

К. Ахильгов― Да, то есть это такой психологический вопрос. Может быть, он предпочтет один 1,8 года просидеть в колонии-поселении, чем год просидеть в СИЗО. По-разному бывает. А может, и наоборот. Но в любом случае ответ на ваш вопрос таков, что у адвокатов не особо много возможностей затягивать процессы, особенно на предварительном следствии. А во-вторых, даже если и попытаться затянуть, я не вижу в этом ничего плохого. До определенного момента это может быть и способ такой защиты.

А. Кузнецов― То есть это не уловка, это допускаемая законом профессиональная, скажем так, тактика.

К. Ахильгов― Такой лайфхак.

А. Кузнецов― Да, лайфхак для тех кто его ценит. Ну и последний вопрос, который я успеваю задать. Как вы думаете, это просто какой-то разовое решение, или за этим могут последовать ещё какие-то действия законодателя в направлении смягчения положения людей, попавших под лишение свободы?

К. Ахильгов― Действительно, вы в самом начале сказали, что у нас очень много людей сидят в тюрьме. Более 600 тысяч — это очень много для нашего населения и для нашей страны. Поэтому я очень рассчитываю, что это не последняя мера, которая будет приниматься в сторону гуманизации нашего законодательства.

А. Кузнецов― Почему так долго? 10 лет ведь обсуждались эти поправки!

К. Ахильгов― Честно говоря, я и в этот раз очень скептически отнесся. Когда этот вопрос заново подняли еще в начале этого года, я очень скептически к этому отнесся. Я думал: наверное опять ещё затянут на пару лет. Ну, слава Богу, что приняли. Я думаю, что руководство страны понимает, что нельзя вот в таких условиях содержать людей. Действительно плачевные условия в СИЗО, плачевные условия в колониях. И сажать людей за что попало — это тоже не самое правильное. Ведь есть же цели наказания. Цели — исправление, но люди же не исправляются. Поэтому из этого тоже нужно исходить.

А. Кузнецов― Это были 12 минут осторожного оптимизма на правовые темы, которые называются «Быль о правах». С вами были Калой Ахильгов и Алексей Кузнецов. Встретимся в следующую пятницу. Всего вам доброго!

Как засчитывается домашний арест?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *