Капитализированные платежи

Дело NФ08-73/2016 по делу N А20-2784/2011. О включении в реестр требований кредиторов должника задолженности по капитализированным платежам.

Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть вторая » Раздел IV. Отдельные виды обязательств » Глава 59. Обязательства вследствие причинения вреда » § 2. Возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина » Статья 1093. Возмещение вреда в случае прекращения юридического лица » Дело NФ08-73/2016 по делу N А20-2784/2011. О включении в реестр требований кредиторов должника задолженности по капитализированным платежам.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 4 марта 2016 г. по делу N А20-2784/2011

История рассмотрения дела

Резолютивная часть постановления объявлена 02 марта 2016 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 4 марта 2016 г.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Гиданкиной А.В., судей Денека И.М. и Мацко Ю.В., в отсутствие в судебном заседании заявителя в обособленном споре — Управления Федеральной налоговой службы по Кабардино-Балкарской Республике, кредитора — государственной корпорации «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)» (далее — банк), должника — общества с ограниченной ответственностью «Каббалкгипс», иных участвующих в деле о банкротстве лиц, надлежаще извещенных о времени и месте судебного заседания, в том числе путем размещения информации на официальном сайте суда в сети Интернет, рассмотрев кассационную жалобу государственной корпорации «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)» на определение Арбитражного суда Кабардино-Балкарской Республики от 04.08.2015 (судья Тишкова Ф.М.) и постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.11.2015 (судьи Жуков Е.В., Джамбулатов С.И., Сомов Е.Г.) по делу N А20-2784/2011, установил следующее.

В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) ООО «Каббалкгипс» (далее — должник) Управление Федеральной налоговой службы по Кабардино-Балкарской Республике (далее — управление) обратилось в Арбитражный суд Кабардино-Балкарской Республики с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника (далее — реестр) 6 281 208 рублей 53 копеек задолженности по капитализированным платежам.

Определением суда от 04.08.2015, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 17.11.2015, требования управления включены в третью очередь реестра в размере 6 281 208 рублей 53 копеек капитализированных платежей. Судебные акты мотивированы доказанностью наличия задолженности должника перед Российской Федерацией по уплате капитализированных платежей на обеспечение ежемесячными страховыми выплатами и дополнительными расходами, связанными с повреждением здоровья пострадавших, на их медицинскую и социальную реабилитацию, рассчитанную на дату введения конкурсного производства в отношении должника.

В кассационной жалобе банк просит отменить определение суда от 04.08.2015, и постановление апелляционного суда от 17.11.2015, отказать в удовлетворении требований управления. Заявитель жалобы указывает, что суды неправильно применили нормы материального права. По мнению банка, управление в материалы дела помимо расчета капитализированных платежей должно было представить согласие граждан на переход права требования капитализированных платежей к Российской Федерации.

В отзыве на кассационную жалобу управление просит обжалуемые судебные акты оставить без изменения, жалобу — без удовлетворения.

Изучив материалы дела, оценив доводы кассационной жалобы и отзыва, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, решением Арбитражного суда Кабардино-Балкарской Республики от 23.03.2015, должник признан несостоятельным (банкротом), открыто конкурсное производство сроком на 6 месяцев, исполняющим обязанности конкурсного управляющего утвержден Павликов И.С. Объявление о признании должника несостоятельным (банкротом) и открытии конкурсного производства опубликовано в газете «Коммерсантъ» N 64 от 11.03.2015.

Определением от 25.05.2015 конкурсным управляющим должника утвержден Флусов Олег Анатольевич.

Управление обратилось в суд с заявлением о включении в третью очередь реестра задолженности в размере 6 281 208 рублей 53 копеек по капитализированным платежам.

Удовлетворяя заявление управления, суды обоснованно руководствовались следующим.

В соответствии с пунктом 2 статьи 23 Федерального Закона Российской Федерации от 24.07.1998 N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» при ликвидации страхователя — юридического лица он обязан внести страховщику капитализированные платежи в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

В силу пункта 1 статьи 1085 Гражданского кодекса Российской Федерации при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

Согласно пункту 2 статьи 1093 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае ликвидации юридического лица, признанного в установленном порядке ответственным за вред, причиненный жизни или здоровью, соответствующие платежи должны быть капитализированы для выплаты их потерпевшему по правилам, установленным законом или иными правовыми актами.

Порядок внесения капитализированных платежей в фонд социального страхования определен постановлением Правительства Российской Федерации от 17.11.2000 N 863 «Об утверждении Порядка внесения в Фонд социального страхования Российской Федерации капитализированных платежей при ликвидации юридических лиц — страхователей по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (далее — Порядок).

В соответствии с пунктом 1 статьи 135 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) определение размера требований граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, осуществляется путем капитализации соответствующих повременных платежей, установленных на дату принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства и подлежащих выплате гражданам до достижения ими возраста семидесяти лет, но не менее чем за десять лет. Порядок и условия капитализации соответствующих повременных платежей определяются Правительством Российской Федерации.

По смыслу пункта 1 статьи 135 Закона о банкротстве капитализации подлежат только повременные платежи, уплачиваемые на основании пункта 1 статьи 1085 , пункта 1 статьи 1092 Гражданского кодекса Российской Федерации в счет возмещения утраченного потерпевшим заработка (дохода), который он имел или определенно мог иметь ( пункт 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.11.2006 N 57 «О некоторых вопросах установления в деле о банкротстве требований о выплате капитализированных платежей» (далее — постановление N 57)).

В соответствии с разъяснениями, изложенными в пунктах 2 и 3 постановления N 57 возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью застрахованных лиц при исполнении им обязанностей по трудовому договору осуществляется Фондом социального страхования Российской Федерации, который вправе потребовать от признанного банкротом должника капитализации платежей указанным лицам и выплаты фонду капитализированной суммы в порядке, предусмотренном пунктом 2 статьи 23 Закона об обязательном страховании.

Процедура ликвидации юридического лица, в отношении которого осуществляется производство по делу о банкротстве, начинается с момента признания его банкротом и открытия конкурсного производства. С указанного момента лица, имеющие к должнику требование, которое основано на причинении вреда жизни или здоровью, вправе обратиться в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве, с заявлением об установлении их требований в размере капитализированной суммы. В процедурах наблюдения, финансового оздоровления и внешнего управления капитализация повременных платежей не производится.

При этом в пункте 29 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10.03.2011 N 2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» разъяснено, что Фонд социального страхования Российской Федерации в рамках рассматриваемого соответствующим арбитражным судом дела о банкротстве на основании пункта 2 статьи 23 Федерального закона от 24.07.1998 N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» вправе требовать от должника-страхователя, признанного банкротом, капитализации платежей и их выплаты Фонду.

Требование фонда социального страхования, основанное на норме пункта 2 статьи 23 Закона об обязательном страховании, суды обоснованно квалифицировали как требование кредитора третьей очереди. Согласия гражданина на предъявление указанного требования Фондом социального страхования Российской Федерации не требуется ( пункт 3 постановления N 57).

Согласно постановлению Правительства Российской Федерации от 29.05.2004 N 257 «Об обеспечении интересов Российской Федерации как кредитора в делах о банкротстве и в процедурах банкротства» Федеральная налоговая служба является федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным на представление в деле о банкротстве и в процедурах, применяемых в деле о банкротстве, в числе прочих требований по выплате капитализированных платежей.

При этом должник, в отношении которого открыто конкурсное производство, по смыслу абзаца 14 статьи 2 , главы VII Закона о банкротстве, пункта 1 статьи 65 Гражданского кодекса Российской Федерации находится в стадии ликвидации через процедуру конкурсного производства.

Законом о социальном страховании не предусмотрено уменьшения размера обязательств ликвидируемого через процедуру конкурсного производства должника, возникших вследствие причинения вреда здоровью его работников, по сравнению с объемом аналогичных обязательств организации, ликвидируемой согласно общим положениям статьи 61 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Таким образом, в связи с началом процедуры принудительной ликвидации должника он не освобожден от исполнения обязательств по выплате капитализированных платежей в соответствии с пунктом 2 статьи 1093 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В рамках обязательного социального страхования в соответствии с Федеральным законом от 24.07.1998 N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», как со страхователя, признанного в установленном порядке несостоятельным (банкротом), капитализация повременных платежей в интересах пострадавших не производилась.

Суды установили, что размер капитализированных платежей, подлежащих внесению должником в отношении Авраховой С.В., Ахмедгина Ш.Г., Джутубаева Р.Х., Отарова Б.Х., составляет 6 281 208 рублей 53 копейки.

Исходя из вышеизложенного, суды обоснованного удовлетворили требования управления по включению в реестр капитализированных платежей.

Анализ материалов дела свидетельствует о том, что выводы судебных инстанций соответствуют фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, основаны на правильной системной оценке подлежащих применению норм материального права, отвечают правилам доказывания и оценки доказательств ( часть 1 статьи 65 , части 1 — 5 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс)).

Доводы кассационной жалобы основаны на ошибочном толковании норм материального права, не опровергают выводы судов, по существу направлены на переоценку доказательств, которые судебные инстанции оценили с соблюдением норм главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. В соответствии со статьей 286 Кодекса арбитражный суд кассационной инстанции не наделен полномочиями по оценке (переоценке) и исследованию фактических обстоятельств дела, выявленных в ходе его рассмотрения по существу.

Нормы права при рассмотрении дела применены судебными инстанциями правильно. Нарушения процессуальных норм, влекущие отмену определения суда и постановления суда апелляционной инстанции ( статья 288 Кодекса), не установлены.

Таким образом, основания для отмены обжалуемых судебных актов по доводам кассационной жалобы отсутствуют.

Руководствуясь статьями 274 , 286 — 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

постановил:

определение Арбитражного суда Кабардино-Балкарской Республики от 04.08.2015 и постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.11.2015 по делу N А20-2784/2011 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

КАПИТАЛИЗАЦИЯ ПОВРЕМЕННЫХ ПЛАТЕЖЕЙ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ

В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ
А.В. ЕГОРОВ
А.В. Егоров, кандидат юридических наук, магистр частного права, советник Управления анализа и обобщения судебной практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.
Как указано в пункте 1 статьи 64 ГК РФ, при ликвидации юридического лица в первую очередь удовлетворяются требования граждан, перед которыми ликвидируемое юридическое лицо несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, путем капитализации соответствующих повременных платежей.
О том же говорится в пункте 2 статьи 1093 ГК РФ: «В случае ликвидации юридического лица, признанного в установленном порядке ответственным за вред, причиненный жизни или здоровью, соответствующие платежи должны быть капитализированы для выплаты их потерпевшему по правилам, установленным законом или иными правовыми актами».
Применение этих, казалось бы, незамысловатых правовых норм на практике обрастает значительными трудностями. Поскольку наиболее часто встречающимся случаем ликвидации юридических лиц является банкротство, речь в настоящей статье пойдет преимущественно о проблемах, выявленных арбитражной практикой по делам о несостоятельности. Но прежде чем приступить к рассмотрению сугубо правовых вопросов, нельзя не высказаться по вопросу политико-правового свойства.
Правовая политика капитализации
Поскольку в силу пункта 1 статьи 135 Федерального закона от 26.10.02 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве, Закон) срок капитализации составляет не менее десяти лет, а при определенных обстоятельствах он может достигать семидесяти лет (например, если вред причиняется новорожденному в результате дорожно-транспортного происшествия источником повышенной опасности, принадлежащим юридическому лицу), потерпевшему будет причитаться от 120-кратного до 840-кратного размера помесячной выплаты (принимая во внимание различные поправочные коэффициенты и используемые методики расчета).
Размер образующейся суммы довольно значительный. В связи с этим не только практические работники, но и теоретики права высказывают мнение о том, что целесообразно (не только de lege ferenda, но и de lege lata) не выдавать капитализированную сумму гражданину в полном объеме, учитывая низкий уровень правовой культуры, криминогенную обстановку, вхождение потерпевших в группу риска и прочие факторы, которые могут привести к утрате потерпевшим этой суммы, а значит, и средств к существованию.
Против такого ограничения права гражданина на получение исполнения по обязательству хотелось бы возразить. С теоретической точки зрения ограничение, вводимое в интересах того лица, права которого ограничиваются, вызывает вопросы уже потому, что оно противоречит принципу частной автономии, существующему в гражданском праве, — каждый волен распоряжаться своими правами по собственному усмотрению, если не нарушаются права других лиц. Конечно, нарушение прав других лиц можно при желании усмотреть в том, что гражданин-потерпевший останется без средств к существованию и общество (а значит, остальные налогоплательщики) должно будет содержать его. Однако подобное нарушение прав третьих лиц является настолько отдаленным и опосредованным, что о нем едва ли можно рассуждать всерьез.
Предоставляемое кредитору право выбора — принять сумму в полном объеме или отдать свое требование государству, получая взамен повременные платежи, — является наиболее справедливым средством регулирования поведения личности в гражданском обществе. Гражданин сам должен решить, что ему больше подходит — менее рискованное получение от государства помесячных выплат, хотя и гарантированное, но связанное с перспективой инфляции, падения покупательной способности и прочее, либо реальные деньги, неумелое распоряжение которыми может привести его к нищете, а умелое распоряжение не только пойдет на пользу ему, но и принесет плоды для его наследников.
Наконец, следует воспроизвести удачный контраргумент, который приходилось слышать, на извечный российский довод против выплаты гражданину значительной суммы («не то сразу все пропьет»): «Ну и что же мы изменим? Так — сразу пропьет всю сумму, а иначе — будет десять лет ежемесячно пропивать частичный платеж!» Замечательный ответ, отражающий общий тезис, что бороться надо с причиной (пьянством), а не с теми последствиями, к которым данная причина может привести. Борьба же с последними обречена на провал независимо от степени ее кажущейся эффективности.
Основной сугубо правовой довод сторонников ограничения выплаты в пользу потерпевших состоит в том, что кредитор (потерпевший) не должен получать больше, чем он получил бы при отсутствии банкротства должника. Действительно, если кредитор (потерпевший) умирает через год после установления обязательства по выплате периодических платежей, данное обязательство, будучи строго личным, прекращается и наследники кредитора не могут претендовать на соответствующие суммы. А если кредитор (потерпевший) ввиду банкротства должника получит капитализацию, как сказано в Законе, не менее чем за десять лет вперед и умрет через год после этого, то никакого механизма возвращения неиспользованной части капитализированной суммы законодательством не предусматривается, то есть с ретроспективной точки зрения капитализированная сумма за девять лет оказывается необоснованно полученной потерпевшим (в том числе его наследниками).
Однако нельзя забывать о том, что есть оборотная сторона этой медали — кредитор может получить капитализацию из усредненного расчета, что он проживет еще десять лет, а реально прожить девятнадцать лет после ее получения. Этот пример показывает, что избранное законодателем регулирование представляет собой компромисс между встречными интересами, а расчеты носят предположительный характер (от них возможны отступления как в ту, так и в другую сторону), что оправдывается неизвестностью перед будущим, а значит, объективной невозможностью избрать иное регулирование.
Рассмотрим, имеются ли в Законе основания уже сейчас применить предлагаемый подход — не выплачивать потерпевшим капитализированную сумму в полном объеме при банкротстве должника.
Положения Закона о банкротстве (п. 2 ст. 135) позволяют сделать вывод, что обязательство должника в результате капитализации преобразуется из обязанности осуществлять периодические выплаты в обязанность осуществить единовременную выплату увеличенного размера. Тем не менее все признаки гражданско-правового обязательства в данном случае сохраняются, и нет ни одного специального указания Закона о том, что данное обязательство должно исполняться с какими-то особенностями. Истолковать какую-либо норму Закона о банкротстве, за исключением правил о переходе требования к Российской Федерации, в том смысле, что обязательство должника сохраняется в неизменном виде (осуществление периодических выплат) и переходит к какому-то новому лицу (так как должник ликвидируется), — значит отменить в подзаконном порядке действие пункта 2 статьи 135 Закона о банкротстве и целого ряда иных норм. Нет смысла доказывать, что это недопустимо в какой-либо иной форме, кроме издания федерального закона, вносящего изменения в Закон о банкротстве.
Совокупность приведенных рассуждений не позволяет дать положительный ответ на поставленный выше вопрос.
Справедливости ради заметим, что норма пункта 2 статьи 1093 ГК РФ сформулирована гибче, чем положения Закона о банкротстве. В ней сказано буквально следующее: «…соответствующие платежи должны быть капитализированы для выплаты их потерпевшему по правилам, установленным законом или иными правовыми актами». От расположения слов в этой фразе может зависеть многое. Если ее читать, как если бы было написано: «Платежи должны быть капитализированы по правилам, установленным законом или иными правовыми актами, для выплаты их потерпевшему», — мы получаем ту ситуацию, которая расписана в Законе о банкротстве. Если же читать буквально, то получается: а) платежи должны быть капитализированы; б) они должны выплачиваться (то есть сами платежи, а не капитализированная сумма!); в) законом или иными правовыми актами может быть установлен порядок выплаты; г) то, что капитализированная сумма должна выплачиваться управомоченному лицу, из текста нормы не следует.
Таким образом, Гражданский кодекс изначально был ориентирован на иной подход к капитализации, чем закреплено в Законе о банкротстве, являющемся как более специальным по отношению к ГК РФ, так и более поздним по дате принятия.
Капитализация и страхование
Немаловажно, что в настоящее время наметились пути решения проблемы, возникшей применительно к капитализации по ранее действовавшему Закону о банкротстве. Законом о банкротстве 1998 года, как и новым Законом (2002 г.), предусматривалось право потерпевшего на получение капитализированной суммы в полном объеме: этот вывод недвусмысленно следовал из содержания пункта 3 статьи 107. Однако спустя несколько месяцев после принятия этого Закона был принят Федеральный закон от 24.07.98 N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (далее — Закон об обязательном страховании). Этим Законом, более поздним (lex posteriori) по отношению к Закону о банкротстве, предусматривалось, что при ликвидации страхователя — юридического лица он обязан внести страховщику капитализированные платежи в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации (п. 2 ст. 23). Тем самым создавалась ненормальная ситуация с капитализированными платежами, противоречащая природе страхования как такового: страховщик (Фонд социального страхования) получал страховую премию в виде страховых взносов, уплачиваемых работодателем, и после причинения ущерба должен был выплачивать страховое возмещение.
Правило о выплате капитализированной суммы ему, а не застрахованному лицу стало волюнтаристским подходом законодателя, не основанным на внутренних законах построения и развития гражданского права. Когда, например, страхуется ущерб имуществу, страховщик обязан, получив премию, размер которой всегда меньше, чем размер страховой суммы, выплатить страховое возмещение при наступлении страхового случая. Но никаких дополнительных требований к страхователю, не связанных с уплатой страховой премии, у страховщика не появляется. Нет никаких оснований подходить к страхованию жизни и здоровья иначе, чем к страхованию имущества. Природа страхования одна, несмотря на разные объекты.
Правило пункта 2 статьи 23 Закона об обязательном страховании можно назвать крайне неудачным еще и потому, что оно не учитывает, между кем возникло гражданско-правовое обязательство. Если вред причинен на производстве по вине работодателя — это одно: обязательство возникло между работодателем и работником, и здесь еще можно рассуждать о капитализации повременных платежей и о том, в чью пользу она должна происходить. Но если вред причинен по вине другого лица (например, работнику — водителю автомобиля во время дорожно-транспортного происшествия, виновником которого стало иное юридическое лицо), о какой капитализации может идти речь применительно к ликвидации страхователя-работодателя для данного водителя, ведь между ними не возникло гражданско-правового обязательства по уплате повременных платежей в принципе?!
Как бы то ни было, после вступления в силу Закона о банкротстве 2002 года порядок, установленный статьей 23 Закона об обязательном страховании, уже не может применяться даже с формально-юридической точки зрения, поскольку новый Закон о банкротстве — более поздний по дате принятия.
Сегодня идея страхования возникла в несколько ином контексте. Из содержания одного из проектов постановления Правительства Российской Федерации, подлежащего принятию на основании указания пункта 1 статьи 135 Закона о банкротстве, можно было сделать вывод о попытке перевести обязательство ликвидируемого должника на страховые организации, которые получали бы капитализированную сумму в качестве страховой премии, а затем выплачивали кредитору помесячные платежи.
К сожалению, приходится констатировать, что предлагаемый механизм страхования с неизбежностью приводит к логическому тупику. Нельзя использовать страхование вместо обычного размещения денежных средств в кредитной организации. Если гражданину (потерпевшему) причитается определенная денежная сумма, то он может разместить ее в кредитном учреждении и получать ежемесячный доход в виде процентов. В случае смерти гражданина оставшиеся на вкладе денежные средства поступят его наследникам. Что же происходит, если используется страхование? Гражданину предлагается распорядиться денежными средствами таким образом, чтобы причитающаяся ему капитализированная сумма была передана страховщику (по сути это то же самое, как если бы он получил деньги сам и отнес их страховщику), при этом проценты гражданин получал бы в виде рентных выплат, но забрать обратно основную сумму смог бы только при наступлении страхового случая — достижении им определенного возраста.
По-видимому, если исходить из того, что рисковый характер неизбежно присутствует в отношениях страхования, при смерти кредитора, не дожившего до оговоренного возраста, капитализированная сумма остается у страховщика и наследники данного кредитора не могут на нее претендовать. В противном случае, повторим, это обычный договор вклада (или займа), лишь для вида названный страхованием.
Но какие экономические основания существуют в данном случае для того, чтобы сумма осталась у страховщика? Если бы страхователь (потерпевший) вносил страховую премию в размере, значительно меньшем, чем причитается ему при наступлении страхового случая, основанием служил бы риск. Но в предлагаемой схеме и в роли премии, и в роли страховой суммы выступает капитализированная сумма. Таким образом, эти отношения все равно являются не рисковыми отношениями, а обыкновенным привлечением денежных средств страховой организацией на возвратной основе. Значит, оставив себе капитализированную сумму в случае смерти пострадавшего до наступления страхового случая, страховщик получит прибыль, не оправданную ни природой страховых отношений, ни природой отношений по займу.
Полагая допустимым вводить рассмотренное регулирование на уровне постановления Правительства, разработчики проекта предпринимают попытку непозволительно широкого истолкования слов «порядок и условия» из пункта 1 статьи 135 Закона о банкротстве («Порядок и условия капитализации соответствующих повременных платежей определяются Правительством Российской Федерации»).
Думается, что несмотря на знаменитую поговорку: «Если нельзя, но очень хочется, то можно», — предлагаемую позицию нельзя поддержать. Толковать отдельные слова допустимо только таким образом, чтобы не утрачивался общий смысл нормы. Исходя из содержания пункта 1 статьи 135 Закона о банкротстве, должник несет обязательство перед кредитором первой очереди, размер этого обязательства определяется путем капитализации.

НАЛОГОВЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ(Издательско-консультационная компания Статус-Кво 97, 2004) «

«Капитализация платежей при банкротстве.»

Во время судебных процессов очень часто возникают вопросы, связанные с капитализацией выплат при введении процедуры банкротства на предприятие. По этому поводу Высший Арбитражный Суд выработал определенные советы, которые мы и рассмотрим.

  • На данный момент представлять дела о несостоятельности предприятий как орган государственной власти, обязана налоговая служба. Важно то, что требования Фонда соцстрахования к уже признанному банкротом задолжавшему предприятию (страхователю) об уплате капитализированных средств фонду или же о капитализации выплат гражданам, имеющим право на получение выплат по страховке, представляются в конкретном деле о несостоятельности именно налоговой службой. Подобные требования относят к третьей очереди и рассматриваются в судебном порядке.
  • На стадии конкурсного производства суд обязан объяснить определенному кругу лиц о наличии у них права согласится на переход их права требования к должнику непосредственно государству. Также этим лицам необходимо разъяснить последствия подобного согласия (повременные платежи будут производиться уже государству). К этому кругу лиц относят граждан, которые пострадали от должника (был причинен вред жизни или здоровью), застрахованных граждан и тех, которые по какой-либо причине имеют право на получение страховой выплаты.

В случае согласия данных лиц, они обязаны подать соответствующее заявление. Указанные граждане к решению этого вопроса могут не привлекаться, и тогда суд единолично принимает решение о согласии данных лиц. Они могут обжаловать такое решение в установленном законом порядке.

Обязательство должника перед данными лицами полностью перейдет к государству.

  • Важным является то, что дата возникновения требований указанных лиц (о возмещении причиненного вреда здоровью или жизни) значения не имеет. Рассматриваются и те требования, которые возникли после введения процедуры банкротства (до ее завершения).

В очередности, установленной законам, ежемесячно производятся выплаты по указанным выше требованиям. По ним капитализация будущих выплат будет осуществляться после уплаты текущих платежей. При этом одновременно будет осуществляться капитализация выплат по требованиям, относящимся к первой очереди (если они были должным образом включены в соответствующий реестр согласно действующему закону).

Материал опубликован помощником арбитражного управляющего Казаковой О.В. При возникновении правильности толкования информации и соответствия нормативно-правовым актам РФ, просьба обращаться непосредственно к профессиональному арбитражному управляющему, руководителю проекта – Петрову Андрею Александровичу.

Капитализация платежей в возмещение вреда гражданину при ликвидации юридического лица (В.А. Болдырев, «Журнал российского права», N 1, январь 2004 г.)

Капитализация платежей в возмещение вреда
гражданину при ликвидации юридического лица

В ряде случаев обстоятельством, затрудняющим возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, является прекращение существования обязанного субъекта, в том числе ликвидация юридического лица — должника в деликтном обязательстве. Учитывая это, законодатель предусмотрел капитализацию платежей для выплаты их потерпевшему в случае ликвидации юридического лица.

Модель капитализации повременных платежей используется как в гражданско-правовых отношениях, так и в отношениях по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, которое обеспечивает возмещение вреда, если вред причинен жизни или здоровью гражданина при исполнении им обязанностей по трудовому договору, вне зависимости от того, были ли капитализированы соответствующие суммы*(1). Возмещение вреда в таких случаях осуществляется за счет Фонда социального страхования Российской Федерации.

От того, капитализированы повременные платежи или нет, зависит возмещение вреда, причиненного здоровью гражданина, который в момент причинения вреда не осуществлял работы по трудовому договору и не следовал с работы или на работу транспортом, предоставленным работодателем.

Следовательно, существенное значение капитализация платежей имеет для следующих категорий потерпевших:

— государственных служащих*(2);

— граждан, осуществляющих профессиональную деятельность на основании гражданско-правового договора, кроме случаев, когда в гражданско-правовом договоре существует прямое указание на необходимость осуществления страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний;

— членов производственных кооперативов;

— лиц, которые не были связаны с причинителем вреда какими-либо отношениями по реализации права на труд.

Пункт 2 ст.1093 ГК РФ устанавливает, что в случае ликвидации юридического лица, признанного в установленном порядке ответственным за вред, причиненный жизни или здоровью, соответствующие платежи должны быть капитализированы для выплаты их потерпевшему по правилам, установленным законом или иными правовыми актами.

При признании юридического лица банкротом данная норма конкретизирована в п.1 ст.135 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»: «Порядок и условия капитализации соответствующих повременных платежей определяются Правительством Российской Федерации»*(3). Однако соответствующий порядок расчета*(4) и методики расчета*(5) установлены лишь для случаев, когда потерпевший являлся работником юридического лица по трудовому договору.

Заметим, что в упомянутом ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» 2002 г., как и в предшествовавшем ему Федеральном законе от 8 января 1998 г. N 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», нет разграничения порядка капитализации платежей в рамках отношений социального страхования и гражданско-правовых отношений по возмещению вреда между причинителем и потерпевшим, что на практике затрудняет деятельность арбитражных управляющих*(6).

Законодатель, пользуясь термином «капитализация», не дает определения соответствующему понятию. Под капитализацией вообще (англ. capitalisation) понимается: 1) система мероприятий по введению капиталистических отношений; 2) превращение прибыли в капитал для расширения производства*(7). Кроме того, существуют энциклопедические толкования: 1) определение ценности предприятия или другого имущества по приносимому им годовому доходу*(8); 2) процесс образования фиктивного капитала*(9).

Однако для толкования рассматриваемой нормы такие определения капитализации не подойдут. Из контекста нормы ст.1092 ГК РФ и существа деликтного правоотношения, содержанием которого является право гражданина на получение периодических платежей и обязанность причинителя вреда осуществлять эти платежи, можно сделать вывод, что под капитализацией понимается процедура расчета денежной суммы, а также обособление денежных средств, принадлежащих юридическому лицу, для целей возмещения вреда потерпевшему.

Заметим, что законодатель говорит лишь о необходимости обособления средств, не определяя их дальнейшую судьбу. Полагаем, что передача обособленных денежных средств потерпевшему (единовременно или периодическими выплатами) выходит за рамки юридической конструкции капитализации, поскольку это уже собственно отношения по возмещению вреда.

В юридической литературе проблема капитализации платежей пока не получила достаточного освещения. Авторы, рассматривающие обязательства из причинения вреда, нередко не останавливаются на выяснении того, куда должны вноситься капитализированные средства*(10).

Например, В.В. Глянцев лишь касается вопроса о субъекте, принимающем капитализированные платежи: «В период ликвидации юридического лица производится капитализация денежных средств с тем, чтобы они были внесены в организацию, обязанную в будущем выплачивать возмещение вреда»*(11). Конкретизация данной организации исходя из нормы самого ГК РФ автором не производится.

В самом общем виде определяет судьбу капитализированных сумм М.Н. Малеина: «Ликвидируемое юридическое лицо вносит в органы государственного страхования суммы, подлежащие выплате. Страховая организация в дальнейшем выплачивает потерпевшему возмещение вреда»*(12). К сожалению, из контекста суждения непонятно, что понимается под «органами государственного страхования» и почему именно им подлежат передаче данные средства.

Несколько иначе подходит к разрешению данного вопроса А.П. Сергеев: «Юридическое лицо должно внести в организацию, обязанную в будущем выплачивать возмещение потерпевшим, сумму, достаточную для таких выплат. Такой организацией может быть орган государственного социального страхования или иная организация, на которую возложены подобные функции»*(13). Однако автор в данном случае не останавливается на порядке возложения функций по принятию капитализированных средств.

Полагаем, что неразработанность вопроса о капитализации платежей в юридической литературе обусловлена предельной краткостью законодательства о возмещении вреда после ликвидации юридического лица. Явный недостаток правовых положений относительно порядка капитализации и ее последствий отчасти может быть компенсирован анализом совокупности норм ГК РФ.

Исходя из содержания п.1 ст.1093 ГК РФ можно сделать вывод, что капитализация платежей влияет на права и обязанности, по крайней мере, трех субъектов:

1) потерпевшего, который теряет право требования к одному субъекту и приобретает право требования к другому;

2) юридического лица, находящегося на стадии ликвидации, которое слагает с себя обязанность по возмещению;

3) субъекта, принимающего на себя обязанность по возмещению вреда. Заметим, что такой субъект, исходя из содержания указанной статьи, точно идентифицирован быть не может. Неясно даже то, является ли он юридическим или физическим лицом.

Глава 26 ГК РФ «Прекращение обязательств» предусматривает такое основание прекращения обязательства, как ликвидация юридического лица — должника. В статье 419 ГК РФ установлено: «Обязательство прекращается ликвидацией юридического лица (должника или кредитора), кроме случаев, когда законом или иными правовыми актами исполнение обязательства ликвидируемого юридического лица возлагается на другое лицо (по требованиям о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и др.)». Из содержания нормы видно, что обязательство по возмещению вреда здоровью не прекращается. Однако невозможно отрицать изменение соответствующего правоотношения. «В учении о юридических фактах, — отмечал Б.Б. Черепахин, — уделяется основное внимание возникновению и прекращению правоотношения и почти не разрабатывается учение об изменении правоотношения, в том числе — изменении его субъектного состава, с которым непосредственно связана проблема правопреемства»*(14). Данное положение вдвойне актуально применительно к рассматриваемой проблеме.

Здоровье — благо абсолютного характера. Круг субъектов правоотношения, в котором каждое лицо обязано воздержаться от посягательства на здоровье другого лица, неопределенно широк. Правопреемство рассматриваемого блага невозможно. Возможно ли правопреемство в деликтном обязательстве вообще и в случае причинения вреда здоровью в частности?

«Отсутствие определенности обязанного субъекта в абсолютном правоотношении исключает возможность правопреемства на пассивной стороне. Когда же происходит нарушение абсолютного права и в лице нарушителя появляется определенный субъект обязанности, может иметь место преемство этой обязанности, так как самое правоотношение, выделившееся из абсолютного правоотношения, является относительным правоотношением», — разрешает вопрос Б.Б. Черепахин*(15).

Мнение о сохранении обязательственного отношения при смене его субъектов высказывалось еще Д.И. Мейером: «О перемене участников обязательства можно говорить только тогда, когда обязательство остается то же, но на место прежнего участника (хотя бы и отчасти только) становится другое лицо»*(16). Иной позиции придерживается В.А. Белов, считающий, что правопреемство влечет не изменение правоотношения, а прекращение одного и возникновение другого отношения*(17). Однако данная идея не воспринята разработчиками действующего ГК РФ. Если бы правовая доктрина исходила из того, что при правопреемстве обязательство прекращается, то самой нормы ст.419 ГК РФ о продолжении существования обязательств, возникающих вследствие причинения вреда жизни или здоровью, при ликвидации юридического лица не могло бы существовать.

Итак, капитализация платежей является предпосылкой правопреемства. Теперь закономерный вопрос: лицо, которому перечисляются капитализированные платежи, принимает на себя обязанность возмещать вред в полном объеме или в сумме, не превышающей размер капитализированных платежей?

Полагая, что данное лицо принимает на себя обязанность возмещать вред без ее ограничения суммой капитализированных платежей, считаем необходимым аргументировать данную позицию.

Первый аргумент общетеоретического характера: при капитализации имеет место не прекращение, а изменение правоотношения. Говорить об изменении правоотношения, но не о его прекращении можно только в том случае, если прежним останется его существо, большинство элементов. Элементами обязательства являются: объект — возмещение, субъектный состав и содержание отношения — права и обязанности сторон. Субъектный состав меняется — происходит замена должника. В случае, если бы менялось и содержание правоотношения, в частности, право потерпевшего на возмещение вреда было ограничено размером капитализированных сумм, можно было бы говорить о прекращении одного правоотношения и возникновении нового правоотношения.

Второй аргумент заложен в ст.18 Конституции РФ, содержащей основной конституционный принцип регулирования общественных отношений и одновременно важнейшую норму — гарантию*(18), согласно которой «права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием». В условиях наличия сомнений относительно смысла, заложенного в основу ст.1093 ГК РФ, следует исходить из наиболее льготного для гражданина, являющегося потерпевшим, правила: причиненный вред должен быть возмещен полностью, и ликвидация юридического лица не должна отражаться на интересах потерпевшего.

На сегодняшний день представляется соответствующим смыслу действующего гражданского законодательства заключение В. Мешалкина: «Хотя для расчета суммы капитализированных повременных платежей берется по общему правилу возраст 70 лет, выплата сумм в возмещение вреда будет осуществляться указанным выше категориям пострадавших граждан и после достижения ими возраста 70 лет, поскольку суммы в возмещение вреда указанным выше категориям лиц должны выплачиваться пожизненно»*(19).

При таком подходе к решению вопроса об объеме обязанностей, переходящих вместе с капитализированной суммой, приходится констатировать рисковый (алеаторный) характер правоотношения: новый должник несет риск непокрытия единовременно внесенной суммой совокупности повременных платежей в адрес потерпевшего.

Полагаем, что отношения между ликвидируемым юридическим лицом и лицом, принимающим капитализированные платежи, являются отношениями страхования. Потерпевший в таком отношении — застрахованное лицо. Данное страхование по своей природе является личным. В.Р. Идельсон отмечал: «Предметом личного страхования служит все более и более расширяющийся и трудно определимый круг интересов, связанных с сохранением трудоспособности и жизни (что — то же) застрахованного»*(20).

Рассматривая проблемы возмещения вреда, причиненного здоровью, К.К. Яичков в свое время охарактеризовал так называемый договор страхования пенсии. Экономическая сущность этого вида страхования состоит в том, что, внеся в страховую организацию единовременный страховой взнос, страхователь обеспечивает периодическую выплату страховой суммы назначенному лицу*(21). Очевидно, договор страхования пенсии близок по природе к страховому отношению по возмещению вреда после капитализации платежей. Вместе с тем конкретного наименования такого договора не существует.

Из сказанного можно сделать вывод, что обязанность ликвидируемого юридического лица, ответственного за причинение вреда, по общему правилу должна передаваться страховой организации. Исключение установлено в п.3 ст.135 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»: «С согласия гражданина его право требования к должнику в сумме капитализированных повременных платежей (курсив наш. — В.Б.) переходит к Российской Федерации». В данном случае долг ликвидируемого юридического лица переходит к Российской Федерации в части: за потерпевшим остается право требования к должнику лишь в сумме капитализированных повременных платежей, что предполагает изменение и субъектного состава правоотношения, и содержания правоотношения, а значит, прекращение первоначального отношения.

Думается, что указание на то, что к Российской Федерации обязанность переходит лишь «в сумме капитализированных платежей», противоречит уже рассмотренной нами норме ст.419 ГК РФ, предусматривающей продолжение отношений по возмещению вреда после ликвидации юридического лица — причинителя вреда. А главное, такое предписание законодателя не учитывает интересы потерпевшего.

Согласно статье 135 (абз.3 п.3) ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» обязательства должника перед гражданином по выплате капитализированных повременных платежей переходят к Российской Федерации и исполняются ею в соответствии с федеральным законом в порядке, определенном Правительством РФ. На сегодняшний день совершенно очевидна необходимость принятия соответствующих нормативных актов.

Само по себе решение законодателя о принятии долга государством при условии внесения капитализируемых платежей и получения согласия от потерпевшего правильно. Государство в данном случае не только гарантирует стабильность возмещения вреда, но и получает в пользование существенные денежные суммы, своего рода «долгосрочный кредит».

Вернемся к тезису о том, что капитализация платежей является предпосылкой правопреемства, который, как видится, требует подтверждения.

В соответствии со ст.61 ГК РФ ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам. Означает ли это, что вывод о правопреемстве, имеющем место при капитализации платежей в возмещение вреда, — преждевременный? По нашему мнению, не означает.

Ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке универсального правопреемства. Сингулярное правопреемство на стороне должника в обязательстве из причинения вреда жизни или здоровью происходит до того, как ликвидация юридического лица завершена, то есть ранее момента внесения соответствующей записи в государственный реестр юридических лиц. Юридический факт внесения записи в реестр не влияет на субъектный состав правоотношения, поскольку он был «обновлен» ранее на основании другого юридического факта — договора с условием о переходе долга на страховщика. При этом переход долга происходит в рамках страхового правоотношения, где старый должник — страхователь, новый должник — страховщик, потерпевший — застрахованное лицо.

Принятие решения о ликвидации юридического лица является основанием для заключения договора страхования, а заключение договора страхования, в свою очередь, основанием правопреемства. Анализ статьи 1093 ГК РФ позволяет сделать вывод, что капитализация платежей является обязательной процедурой, но только для ликвидатора (ликвидационной комиссии) либо арбитражного управляющего. Является ли это страхование «обязательным страхованием» в смысле, придаваемом данному термину законом? Вероятно, нет. В соответствии с п.2 ст.927, п.1 ст.935 ГК РФ обязательное страхование — это страхование: а) жизни; б) здоровья; в) имущества или г) гражданской ответственности. Страхование иных интересов, даже если оно осуществляется во исполнение требования закона, не может именоваться «обязательным страхованием» в легальном смысле слова.

Многие вопросы, связанные с правопреемством по обязательствам ликвидируемого юридического лица вследствие причинения вреда здоровью, подлежат разрешению на законодательном уровне. Закон «должен состоять из правил, четко, конкретно и достаточно детализированно определяющих сферу его действия, устанавливающих права и обязанности субъектов, предусматривающих весь комплекс обеспечительных предписаний: санкции, поощрения, организационные и иные меры», — отмечает А.С. Пиголкин*(22). Имеющееся законодательство о капитализации платежей в возмещение вреда здоровью (жизни), на наш взгляд, не соответствует указанным требованиям.

Отказываться от принятия отдельных подзаконных методик исчисления сумм в возмещение вреда не следует. Но в данном случае главное, «чтобы ведомственные акты принимались не на пустом месте, а на основании и во исполнение закона, служили средством его развития и конкретизации, распространяли свое действие преимущественно на работников соответствующих ведомств»*(23).

При подготовке нормативных актов, предусматривающих процедуру и условия замены должника в обязательстве из причинения вреда здоровью, предлагаем использовать следующую теоретическую конструкцию:

капитализация ликвидируемым юридическим лицом платежей в возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, является предпосылкой сингулярного правопреемства, при котором юридическое лицо, находящееся на стадии ликвидации, освобождается от обязанности возместить вред, передавая свой долг субъекту, принимающему на себя риск превышения суммарного размера выплат потерпевшему над размером капитализированной суммы.

В.А. Болдырев,

преподаватель Омской академии МВД России,

кандидат юридических наук

«Журнал российского права», N 1, январь 2004 г.

————————————————————————-

*(2) Если учитывать предусмотренную ст.120 ГК РФ конструкцию субсидиарной ответственности собственника имущества учреждения, то интересы потерпевшего — государственного служащего затрагиваются ликвидацией организации меньше, чем других категорий лиц.

*(3) СЗ РФ. 2002. N 43. Ст.4190.

*(4) См.: Постановление Правительства РФ от 17 ноября 2000 г. N 863 «Об утверждении порядка внесения в Фонд социального страхования Российской Федерации капитализированных платежей при ликвидации юридических лиц — страхователей по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» // СЗ РФ. 2000. N 48. Ст.4693.

*(5) См.: Постановление Фонда социального страхования РФ от 30 июля 2001 г. N 72 «Об утверждении методики расчета размера капитализируемых платежей для обеспечения по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний при ликвидации (банкротстве) юридических лиц — страхователей» // Финансовая газета. 2001. N 37.

*(6) См.: Письмо Фонда социального страхования РФ от 1 ноября 2001 г. N 02-18/07-7809 // Страховая деятельность. 2002. N 1.

*(7) См.: Тихомирова Л.В., Тихомиров М.Ю. Юридическая энциклопедия / Под ред. М.Ю. Тихомирова. М., 1997. С.196.

*(9) См.: Большая советская энциклопедия. Т.11. М., 1973. С.350.

*(10) См., например: Гуев А.Н. Постатейный комментарий к части второй Гражданского кодекса Российской Федерации. М., 1999. С.752.

*(11) Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Отв. ред. О.Н. Садиков. М., 1996. С.700.

*(12) Гражданское право: Учебник. Ч.II / Под общ. ред. А.Г. Калпина. М., 1999. С.527.

*(13) Гражданское право: Учебник. Ч.II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1997. С.756.

*(14) Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву. М., 1962. С.6.

*(15) Там же. С.63.

*(16) Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. По испр. и доп. 8-му изд. 1902 г. М., 2000. С.449.

*(17) См.: Белов В.А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. М., 2001. С.16, 20.

*(19) Мешалкин В. Удовлетворение требований граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью, путем капитализации соответствующих повременных платежей // Экономика и жизнь. 1999. Вып. 17. Сент.

*(21) См.: Яичков К.К. Права, возникающие в связи с потерей здоровья. М., 1964. С.38.

*(22) Пиголкин А.С. Российское законодательство на рубеже XXI века // Юридический мир. 2001. N 11. С.24.

*(23) Там же. С.25.

Капитализированные платежи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *