Медкомиссия на помощника машиниста электровоза

Не окончательный диагноз

Проблемам медицинского обеспечения работников Дирекции тяги был посвящён специальный «круглый стол» в рамках 3-го слёта машинистов, который проходил в стенах Научно-клинического центра ОАО «РЖД». В нём участвовали представители департамента здравоохранения и ведущие специалисты центра.
Машинисты жаловались на долгие процедуры медкомиссий, непонятные направления на дополнительную диагностику, на отстранения от рейса при давлении и пульсе, завышенных всего на единицу. Всё это создаёт порой «синдром белого халата». Человек только переступает порог медицинского учреждения, а у него уже давление и пульс начинают зашкаливать.
Машинист-инструктор депо Чита Геннадий Полевой констатировал, что в последнее время медицинские требования ужесточились – пульс не должен быть больше 85 ударов, а давление – не выше 130 единиц. «Даже те, кому всего 20–25 лет, из-за этого вынуждены принимать таблетки, а они нередко вызывают сонливость. И вот в таком состоянии бригада ведёт поезд. Половина проездов запрещающих сигналов – из-за таблеток», – убеждён машинист-инструктор.
Может быть, требования к здоровью машинистов избыточны? Да, считают участники слёта. Один из них привёл такой пример: «В 2001 году у нас на Забайкальской дороге расформировали воинскую авиачасть. Военный лётчик хотел переквалифицироваться в машинисты, но не прошёл медицинскую комиссию в железнодорожной поликлинике. И долго потом удивлялся: как же так – летать на сверхзвуковом самолёте могу, а водить поезда – нет».
Причина такого положения – приказ 15-ЦЗ, который был принят в МПС России в 2001 году. Он отразил положения соответствующего документа Минздравсоцразвития, который определял очень жёсткие, причём одинаковые требования к здоровью огромной группы профессий – в частности, от машиниста электровоза до кочегара паровоза. При этом к работе, согласно приказу, не должны были допускаться люди с болезнями лёгких, например с бронхитом, сердечными патологиями и т.д. В ведомстве, недолго думая, заложили в этот документ всю международную классификацию болезней и проблем, связанных со здоровьем, сопроводив их указанием «не допускать!». И возражений не слушали. Вот поэтому военного лётчика и не взяли в машинисты.
Осознавая избыточность требований к здоровью локомотивных бригад, специалисты ОАО «РЖД» пытались убедить Минздравсоцразвития в необходимости их снизить. А пока суд да дело, с железнодорожного транспорта списывались опытные, высокопрофессиональные машинисты, которые могли ещё работать и работать.
«В 1991–1999 годах на 100 осмотров приходился всего один случай, когда состояние здоровья машиниста или помощника заставляло делать вывод о профнепригодности. Но с принятием приказа 15-ЦЗ количество таких случаев увеличилось», – сообщил начальник сектора департамента здравоохранения Артём Шашков.
Ситуацию удалось скорректировать лишь в 2006 году, когда вышел новый приказ № 796 Минздравсоцразвития РФ, действующий и поныне. Он несколько смягчил требования, но представители отраслевой медицины считают, что они всё равно остаются избыточными. Хотя статистика несомненно улучшилась. Сегодня на 100 профосмотров приходится лишь 0,8 случая, когда ставится вопрос о профпригодности. Но от «синдрома белого халата» это не излечило. Локомотивные бригады по-прежнему живут под вечным страхом – в один прекрасный момент оказаться вне профессии и остаться без работы.
Излишне жёсткие требования сказываются сегодня и при приёме на работу. Вице-президент ОАО «РЖД», начальник Дирекции тяги Алексей Воротилкин привёл характерный пример: «В Тайшете из ста человек, которые пришли устраиваться на работу в локомотивное депо, 34% не смогли пройти первичный профотбор, ещё 18% не прошли медкомиссию на помощника и машиниста. По сути, только 20–25 человек из 100 могут работать по этим специальностям».
Сегодня, как сообщил Артём Шашков, департамент здравоохранения ОАО «РЖД» активно ведёт работу, чтобы внести необходимые изменения в приказ № 796 с целью сокращения медицинских противопоказаний при допуске к работе лиц, связанных с движением поездов, в том числе машинистов, работающих без помощника. Необоснованные жёсткие ограничения к работе машинистом должны быть сняты. Из-за них компания несёт абсолютно неоправданные потери.
Сейчас, по данным Роспрофжела, на сети работают 123 тыс. членов локомотивных бригад. Каждый год от 0,7 до 1% помощников и машинистов списывается с транспорта по медицинским показаниям. То есть более тысячи человек высококвалифицированных, дефицитных кадров! Причём самое большое количество запретов находится в 1-й группе допуска: человек теряет допуск к работе после проведённого лечения. И объяснить это какими-то разумными доводами весьма сложно.
В этой связи очень характерно было соотнести наши нормы с европейскими рекомендациями по состоянию здоровья машиниста. В них много общего с 796-м приказом, но налицо и более мягкие позиции. Причем то, что в Европе имеет характер рекомендаций, у нас почему-то стало приказом.
Между тем и нам кое-что из европейских правил не грех взять на вооружение: там, если машинист, страдающий от гипертонии, имеет избыточный вес и курит, он обязан в течение полугода сбросить вес, привести давление в норму и бросить курить, в противном случае будет отстранён от работы. Впрочем, и у нас это правило уже действует: в прошлом году в редакцию жаловался помощник машиниста – он не смог сбросить вес и справиться с давлением, поэтому пришлось искать другую работу.
Ну а бросить курить, наверное, многих не заставит и угроза профнепригодности. «У нас 73% машинистов курят!» – привёл невесёлые данные Артём Шашков.
Очень трудно убедить людей расстаться с этой вредной привычкой. Увы, не способствует этому сегодняшний режим труда и отдыха локомотивных бригад. Машинисты рассказывают, что нередко их вызывают в рейс заранее и приходится часами ждать отправления поезда. Есть проблемы и с переотдыхом в пунктах оборота – причём на бумаге всё выходит гладко, а на деле – недосып, бессонница, нервотрёпка. Всё это, конечно же, отражается на здоровье. А когда появляются первые тревожные симптомы, далеко не все обращаются за помощью к врачам, боясь, что их просто спишут с транспорта.
«Обращайтесь к нам, не шутите со здоровьем, не твердите, как дети: «у меня ничего не болит», – призывают медики машинистов. И поясняют: мы в состоянии вернуть в строй до 60% работников при условии своевременного обращения.
Как известно, в компании существует мощная система здравоохранения. Так, медицинский контроль осуществляют более 200 врачебных комиссий, на сети работают 1500 кабинетов профосмотров, где проводится до 30 млн осмотров в год. Современные высокотехнологичные методы диагностики и лечения позволяют применять индивидуальный подход и добиваться скорейшего излечения. При этом у отраслевого здравоохранения своя специфика. Её определяют факторы, негативно сказывающиеся на состоянии здоровья. В частности, у машинистов это хорошо знакомые им шум и вибрация, магнитные поля в кабине локомотива.
Специалисты ищут способ компенсации опасных воздействий. В Научно-клиническом центре ОАО «РЖД» гостям показывали специальную камеру с искусственным магнитным полем. Рассказывали и о том, что проводятся эксперименты по защите кабины машиниста от вредного воздействия постоянного, а особенно переменного тока. Если удастся добиться эффекта – спасибо скажут многие.
Тот, кто побывал в Научно-клиническом центре, мог оценить всё то, что предпринимается для сохранения здоровья представителей ведущей профессии на железнодорожном транспорте. Мы видели там тренажёр ЭП1М – кабину новейшего электровоза, в которой изучается влияние различных факторов на параметры сердечного ритма, кровяного давления машиниста. Несомненно, это позволит выработать медицинские рекомендации – и для членов локомотивных бригад, и для конструкторов тяговой техники.
Ну а как быть тому машинисту с Урала, которого врачи записали в гипертоники? Как оказалось, приговор не окончательный. Его можно обжаловать в Центральной врачебно-экспертной комиссии. На плечи её председателя Виктора Котенко возложен груз ответственности за важное решение – можно ли отстранять от работы железнодорожника, которого линейные и региональные экспертные комиссии признали профнепригодным.
Разговор с «гипертоником» был короткий.
– А вы разве не хотите воспользоваться привилегией и уйти пораньше на пенсию? – пошутил врач.
– Я здоров, – гордо ответил машинист, – хочу работать и спокойно проходить медкомиссию.
– Приезжайте, я сниму этот диагноз, – прозвучало в ответ.
Никому не надо объяснять, что значит смена профессии для самого машиниста и его семьи. Это ломает человеку жизнь. И понятно, что риск такой ситуации надо свести к минимуму.

Артур Берзин,
спец. корр. «Гудка»

Медкомиссия на помощника машиниста электровоза

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *