Нарушение адвокатской тайны

Что будет адвокату за нарушение адвокатской тайны

В этой статье юрист Евгения Санарова отвечает на вопрос «Что будет адвокату за нарушение адвокатской тайны?»

1. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства. В 1993 году Российская Федерация, в отличие от предыдущего периода своего развития, провозгласила, что человек, его права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

Данное положение закреплено ст. 2 действующей Конституции РФ. В этих условиях изменились роль и место адвокатуры в системе органов публичной власти, а также круг ее задач по осуществлению защиты прав и законных интересов граждан.

Итак, а двокатура — это добровольное профессиональное объединение граждан, осуществляющее в установленном законом порядке защиту на предварительном следствии, дознании, в суде по уголовным делам, кроме того, осуществляющее представительство интересов истцов и ответчиков по гражданским делам.

Адвокатура занимает важное место в системе правоохранительных органов и организаций. Однако она не является правоохранительным органом, т.к. у адвоката нет полномочий по принуждению за соблюдением чьих-либо прав, он действует на принципиально иной основе: он — защитник, т.е.

защищает. Это орган, способствующий деятельности правоохранительных органов, обеспечивающий правовую помощь. Сегодня в Российской Федерации каждый гражданин вправе рассчитывать на квалифицированную юридическую помощь. Ее обеспечение гарантируется ч.

1 ст. 48 Конституции РФ, часть 2 той же статьи Конституции РФ и ряд норм других законодательных актов, закрепляют право пользоваться помощью адвоката (защитника) каждому задержанному, заключенному под стражу, обвиняемому в совершении преступления с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения. 2. Не смотря на то, адвокатура не входит в систему правоохранительных органов, в структуру государственной власти и органов местного самоуправления, она может и должна служить инструментом гражданского общества, с помощью которого общество сохраняет баланс между общественными и государственными интересами и интересами отдельных граждан.

В этом и состоит главная задача адвокатуры, которая достигается через определённые правовые механизмы. Также одной из задач адвокатуры в целом и адвоката в честности является обеспечение конфиденциальности той информации, которую сообщает гражданин адвокату в процессе защиты его прав и законных интересов.

Каково ее официальное, законодательно закрепленное определение? В Федеральном законе

6 ч. 3 статьи говорится, что адвокат, осуществляя свою деятельность, в праве фиксировать (в том числе с помощью технических средств) информацию, содержащуюся в материалах дела, по которому адвокат оказывает юридическую помощь, соблюдая при этом государственную и иную охраняемую законом тайну. В соответствии с частью 1 статьи 8 Федерального закона

, адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю.

4. Проанализировав нормативно-правовые акты, регулирующие вопросы адвокатской тайны, можно говорить о том, что на сегодняшний момент адвокатская тайная является абсолютной, то есть ее разглашение не допускается ни при каких условиях. Сущность адвокатской деятельности держится на абсолютном доверии клиента своему адвокату, основанному на полной уверенности первого, что все сведения, переданные им адвокату, ни при каких обстоятельствах не станут достоянием гласности.

Именно поэтому все правовые системы мира признают и защищают законодательно институт адвокатской тайны. Федеральный закон

в статье 8 закрепляет то, что адвокатская тайна не может быть разглашена, обеспечивает конфиденциальность тех сведений, которые получает адвокат от доверителя.

Также, абсолютность адвокатской тайны следует из положений Кодекса профессиональной этики адвоката, где в ч.3 статьи 6 говорится, что адвокат не может быть освобожден от обязанности хранить профессиональную тайну никем, кроме доверителя.

Гарантиями абсолютности адвокатской тайны являются механизмы дисциплинарной (п.2 ч.2 ст.16 ФЗ

) и административной (ст.13.14 КоАП РФ) ответственности за ее разглашение. Адвокатская тайна – это один из тех вопросов адвокатской деятельности, который привлекает большое внимание, по поводу, которого усиленно спорят, о котором много писали и пишут. Нет, кажется, ни одного крупного юриста-теоретика в области уголовного права и процесса, который не касался бы этого вопроса.

Так, например, заслуженный юрист Российской Федерации М. Барщевский пришел к такому выводу, что адвокатская тайна – сродни тайне исповеди.

Только если тайна исповеди это религиозный, духовный атрибут, то адвокатская тайна это атрибут светского общества.

Альтер Львович был профессором Саратовского Государственного Университета, основателем кафедры уголовного процесса Саратовской Государственной Юридической Академии. Интересен тот факт, что в своей монографии А. Л. Цыпкин затрагивает острые вопросы, обсуждение которых не соответствовало тому времени, в которое он выпустил свою монографию (1947г), и неизвестно, по каким причинам он остался жив и не был репрессирован.

В своей работе об приводит множество точек зрения по данному вопросу, обратимся к некоторым из них. Дореволюционный юрист К.К.Арсеньев основывал наличие адвокатской тайны на существе отношений защитника к подсудимому, которые

В России усиленное внимание к вопросу об адвокатской тайне было вызвано делом присяжного поверенного Патэка При слушании в Варшаве уголовного дела, один из свидетелей, сам ранее осужденный, показал, что он на предварительном следствии по своему делу сознался, но на суде по совету своего защитника присяжного поверенного Патэка, – отказавшись от ранее данных показаний, отрицал свою виновность.

Свидетель также добавил, что по подговору товарищей объяснил защитнику, что он вовсе не сознавался следователю, как то записано в протоколах следствия.

Тогда Патэк посоветовал ему на суде отказаться от сознания. Патэк был привлечен к дисциплинарной ответственности. Он категорически отверг фактическую сторону дела, но отказался дать объяснения по существу, ибо объяснения с подсудимым происходили наедине и составляют профессиональную тайну.

Признавалась правильной позиция присяжного поверенного Патэка:

Докладчиком выступил А.С.Зарудный (министр юстиции Временного правительства в 1917г). Свой доклад А.С.Зарудный закончил словами:

. Вопрос об адвокатской тайне оживленно обсуждался и позднее в Украинском Юридическом обществе, которое пришло к выводу:

Но легко представить себе следующий случай.

Один подсудимый оговаривает другого в совершении преступления. Другому грозит осуждение, быть может, очень тяжелое, а подсудимый признается своему адвокату, что он ложно оговаривает другого для того, чтобы самому оправдаться, и что другой совершенно невиновен.

Возможно ли требовать от адвоката молчания, когда грозит осуждение невиновному, когда угрожает наказание, а может быть и казнь невинной жертве чужой клеветы? Возможно ли разрешать такое молчание? А если тайна касается не только подсудимого, но и его укрывшихся сообщников, продолжающих совершать преступления?

Кто может заставить адвоката молчать, когда в результате его молчания будут продолжать безнаказанно орудовать преступники, будут грабить, убивать?

Сможет ли адвокат утверждать, что он в этой вновь пролитой крови не виновен? Отвечая на данные вопросы, мы считаем, что проблемы современного общества диктуют необходимость изменения статуса адвокатской тайны с абсолютной на относительную.

Это обусловлено следующим: повышение уровня преступности, появление новых видов преступления, таких как терроризм, экстремизм и др. Абсолютность адвокатской тайны, закрепленная и охраняемая законом, ставит адвоката перед выбором, нарушить ли закон и лишиться своего статуса, тем самым, предотвратив страшное преступление, или же следовать предписаниям ФЗ РФ

и Кодексу профессиональной этики адвоката, при этом оставив на своей совести те жертвы и потери, которые повлечет его молчание. Поставленная нами проблема могла бы быть решена путем совершенствования положений статьи 8 ФЗ

, связанных с регламентацией исключительных случаев, при которых адвокат имел бы право раскрыть свою профессиональную тайну.

«2. Адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием за исключением случаев предусмотренных частью 4 настоящей статьи.

3. Проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только на основании судебного решения.

Федеральным законом об адвокатуре предусмотрена ответственность за совершение разглашения адвокатом сведений, ставшими ему известны по поводу оказания правовой помощи физическому либо юридическому лицу без их согласия.

Нерешенным, по нашему мнению, является важнейший вопрос об ответственности адвоката за нарушение адвокатской тайны.

В законе данный вопрос об ответственности не урегулирован. Согласно Федерального закона об адвокатской деятельности, наступление дисциплинарной ответственности непосредственно за нарушение адвокатской тайны предполагается только в случае разглашения адвокатом сведений, сообщенных ему доверителем, без согласия последнего (подп. 4 п. 4 ст. 6).

Также подп. 1 п. 1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката предусмотрено, что адвокат не вправе действовать вопреки законным интересам доверителя. Из этого следует вывод, что адвокат несет ответственность за использование таких сведений в том случае, если адвокат действовал вопреки законным интересам доверителя или руководствовался соображениями собственной выгоды.

Но привлечь адвоката к ответственности за нецелевое использование профессионально значимой информации, за исключением разглашения, практически невозможно. Это обусловлено спецификой адвокатской тайны. Во-первых, предметом правового регулирования поверенных отношений является вся адвокатская информация, в том числе связанная с нарушениями закона, а их объектом — неприкосновенность любых, не только законных интересов доверителя. Во-вторых, на практике чаще всего отсутствует возможность доказать, что адвокат, используя информацию, руководствовался соображениями собственной выгоды.

Вверяя адвокату коммерческую, корпоративную, политическую, техническую, семейную и др. информацию, доверитель должен быть уверен в том, что адвокат понесет ответственность в случае любого злоупотребления полученными сведениями. Подобной уверенности у поручителя не будет до тех пор, пока отсутствует правовая норма, четко определяющая критерии правомерного использования информации адвокатом.

Согласно п. 2 ст. 6 Кодекса профессиональной этики адвоката соблюдение профессиональной тайны является безусловным приоритетом деятельности адвоката. Таким образом, о конфиденциальности адвокат должен заботиться всегда, прежде всего и при всех обстоятельствах. Данное требование призвано обеспечить полную доверительность отношений адвоката с лицом, обратившимся за помощью.

Адвокат не вправе разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием помощи (подп. 5 п. 4 ст. 6 Федерального закона об адвокатской деятельности; подп. 4 п. 1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката). Адвокат должен избегать действий, направленных к подрыву доверия (п. 2 ст. 5 Кодекса профессиональной этики адвоката).

Такое исключение призвано оградить адвоката от злоупотреблений со стороны доверителя.

Право адвоката на распоряжение информацией ограничено не только его волей, но также правами и интересами доверителя, его иммунитетом. Ничего лишнего адвокат делать и говорить не должен. Только целесообразное использование информации в интересах доверителя может быть признано правомерным.

Субъектом адвокатской тайны является сам адвокат, поэтому запрещается разглашать информацию об оказании юридической помощи.

Проблемным остается вопрос об ответственности за нарушение адвокатской тайны лиц, причастных к ней, но не являющихся адвокатами. Не разрешен вопрос о том, до какого времени адвокат обязан хранить тайну. К настоящему времени единственным для доверителя способом обеспечить бессрочность сохранения адвокатской тайны является, по нашему мнению, заключение отдельного соглашения о конфиденциальности и в случае прекращения статуса адвоката. Условия конфиденциальности могут быть включены и в соглашение между адвокатом и доверителем.

В этой связи отмечаем, что законодательство об адвокатской деятельности необходимо совершенствовать. Ведь согласно ст. 25 Федерального закона об адвокатской деятельности, условия конфиденциальности не являются существенными условиями адвокатского соглашения. Разрешение этих проблемных вопросов видится в совершенствовании законодательства об адвокатуре, процессуальных и иных норм, регулирующих соответствующие отношения.

Заключение

В заключение проведенного исследования, можно сделать выводы.

Адвокатская тайна — правовой режим, в пределах которого, для обеспечения иммунитета доверителя, реализуется запрет на незаконное получение, а также использование третьими лицами, различной информации, которая находится у адвоката по поводу оказания им правовой помощи доверителю, а также на неразрешенное доверителем нарушение адвокатом конфиденциальности переданной ему информации.

Как показал анализ адвокатской практики в последнее время, органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, и следственными органами допускаются существенные нарушения положений законодательства, направленного на обеспечение адвокатской тайны. При этом нарушаются закрепленные в ст. 48 Конституции Российской Федерации права граждан на квалифицированную юридическую помощь. Следователи пытаются допрашивать адвокатов в качестве свидетелей по уголовным делам, проводить обыски в офисах, выемки с документов, в т.ч. на магнитных носителях, составлять процессуальные документы, фиксирующие результаты следственных действий с их участием в действительности не проводившиеся и т.п. Эти действия являются грубым нарушением положений ст. 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее Федеральный закон) и нередко преследуют цель не допустить того или иного адвоката к осуществлению защиты по уголовному делу.

Однако в мировом масштабе происходит непрерывное положительное инновационное развитие экономики. Мировой опыт свидетельствует, что баланс, равновесие в государстве, его целостность и стабильное развитие могут быть обеспечены лишь при условии активизации участия регионов в проведении экономической политики. Поэтому в последние годы чрезвычайно актуальным является исследование места экономики региона в экономике страны, определение уровня ее развития, оценка тесноты межрегиональных связей и уровня интеграции региона с мировой экономикой.

Законодательство об адвокатской деятельности необходимо совершенствовать. Ведь согласно ст. 25 Федерального закона об адвокатской деятельности, условия конфиденциальности не являются существенными условиями адвокатского соглашения.

В Федеральном законе и в Кодексе адвокатской этики существует дефицит норм, которые могли бы достаточно полно регулировать отношения конфиденциальности в сфере оказания юридической помощи. Разрешение этих проблемных вопросов видится в совершенствовании законодательства об адвокатуре, процессуальных и иных норм, регулирующих соответствующие отношения.

Первая заключается в том, что существуют исключительные ситуации, когда адвокат может раскрыть адвокатскую тайну. При решении вопроса о безопасности мирового сообщества, государства, общества, жизни, любой гражданин (в том числе адвокат) связан определенными моральными и нравственными обязанностями и учитывая их, запрет на разглашение адвокатской тайны станет определенным препятствием для осуществления адвокатом гражданского долга . В данном случае, речь идет, прежде всего, о высших человеческих ценностях и, по мнению сторонников этой точки зрения, они несопоставимы с сохранением тайны адвокатом. Т.е. адвокат по своему усмотрению должен решить вопрос о необходимости отступления от принципа адвокатской тайны для предотвращения готовящегося преступления. Он должен сознательно оценить степень угрозы и ее существенность, а также реальность и вероятность, ведь если он совершит ошибку, то не только понесет наказание, но и нанесет вред клиенту, не говоря уже о своей репутации. В связи со сложившейся ситуацией, сторонники данного подхода, считают целесообразным закрепить право адвоката донести на своего клиента в случае, если он считает обязательным предотвратить преступление, на законодательном уровне .

К примеру, М.Ю. Барщевский. Он считает, что «разглашение конфиденциальной информации, необходимое для предотвращения преступления, будет законным, если у адвоката имеются достаточные основания предполагать, что существует реальная вероятность совершения преступления и неизбежно складывается ситуация, когда предупреждение преступления путем разглашения информации является единственной возможностью его предотвращения . Или Т.Г. Дабижа, которая в своей статье, посвященной проблемам зарубежного опыта исключений из адвокатской тайны, говорит о том, что право сообщать через орган адвокатской палаты о готовящемся тяжком преступлении должно предоставляться адвокату на законодательном уровне .

Также, сторонники данного подхода, в качестве довода раскрытия адвокатской тайны считают, что намерение клиента совершить преступление не является правом, подлежащим защите или, соответственно, его законным интересом. Следовательно, положение п. 5 ч. 4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» не распространяется на намерение совершить преступление, которое не относится к защите, оказываемой адвокатом.

Существует также и другая точка зрения, которая основываются на утверждении о том, что ни при каких условиях и обстоятельствах, адвокатская тайна не может быть раскрыта. Для обоснования этой позиции необходимо отметить, что адвокатура претендует в построении правового государства на роль ключевого института, благодаря конфиденциальность сведений, полученных в ходе исполнения адвокатом своих обязанностей. Основываясь на положениях п. 5 ч. 4 ст. 6 и ст. 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», любые сведения, ставшие известными адвокату в процессе выполнения своих профессиональных полномочий и составляющие его профессиональную тайну, не могут быть разглашены ни в коем случае. Более того, разглашение указанной информации не поможет в борьбе с преступностью, а наоборот приведет к тому, что преступники перестанут сообщать ее адвокату. А это, в свою очередь, приведет к снижению или вовсе отсутствию доверия граждан к адвокатуре, что приведет к негативным последствиям.

Не остается без внимания и тот факт, что даже если адвокат даст показания, разоблачающие преступные замыслы подзащитного или другого лица, которое обратилось за квалифицированной помощью, то использование этих показаний будет незаконно, ввиду того, что в качестве доказательств они недопустимы.

Исходя из вышесказанного, можно сделать выводы о том, что никакого отношения к запрету доносить на своего клиента, нормы о крайней необходимости не имеют. Адвокат обязан неуклонно соблюдать закон и исполнять свои профессиональные обязанности, а не сопоставлять удельный вес нарушения и соблюдения адвокатской тайны.

Список литературы:

Обыски, прослушка, налоговые проверки: как нарушается адвокатская тайна

Как защитить адвокатскую тайну

Для защиты адвокатской тайны нужны законодательные изменения. Во-первых, признание верховенства адвокатской тайны над налоговой, банковской и другими тайнами, а также над ведомственными инструкциями. Эксперты уверены: без этого шага нарушения не прекратятся. «Например, в законодательстве об оперативно-розыскной деятельности (ОРД) нет гарантий сохранения адвокатской тайны, поэтому обследования помещений адвокатских образований на практике мало отличаются от обысков. Я считаю: если в УПК закреплены гарантии при проведении обысков, выемок и осмотров у адвокатов, то они должны быть детализированы и в законе об ОРД», – уверена юрист фирмы BGP Litigation Елена Манакова. Во-вторых, введение уголовной ответственности. «Уголовная ответственность за воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования есть, а ответственности за воспрепятствование работе адвоката и нарушение адвокатской тайны – нет. Ее отсутствие приводит к безнаказанности и вседозволенности, а также порождает дальнейшее ограничение права на защиту», – считает партнер АБ «ЗКС» Алексей Буканев. «Единственный способ бороться с этим произволом, на мой взгляд, – усиление ответственности судей, сотрудников следствия, оперативных и иных служб, а также неотвратимость этой самой ответственности. Ведь достаточно показательно наказать сотню следователей и хотя бы десятка полтора нерадивых судей, спустя рукава исполняющих свои обязанности, как остальные задумаются, стоит ли им ради непонятной выгоды либо вследствие безалаберности нарушать закон и ставить под удар свою карьеру, а то и свободу», – заявила адвокат «Забейда и партнеры» Светлана Мальцева. Адвокатское сообщество также должно жестко реагировать на нарушение адвокатской тайны с привлечением СМИ. «Нужно формировать неприемлемое отношение к подобным действиям», – отметил управляющий партнёр АК «Бородин и Партнёры», советник ФПА РФ Сергей Бородин.

Как нарушается адвокатская тайна

Адвокаты и правоохранители

Согласно п. 3. ст. 8 закона об адвокатской деятельности, проведение оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ) и следственных действий в отношении адвоката допускается только на основании судебного решения. Но на практике вполне возможны и обыски в жилищах защитников, и осмотры занимаемых ими помещений без санкции суда. «Зачастую указанные действия совершаются правоохранителями намеренно – чтобы прочитать, проанализировать и использовать полученную информацию отнюдь не для целей защиты прав гражданина», – объяснила Мальцева. «Чтобы сохранить конфиденциальность сведений, составляющих адвокатскую тайну, адвокату необходимо вести делопроизводство отдельно от принадлежащих доверителю документов и материалов», – считает к. ю. н., адвокат КА города Москвы «Барщевский и Партнеры» Юлия Жиронкина. А ФПА даже предписывает адвокатскому образованию разместить компьютер, в котором хранится вся информация о доверителях и их делах, в отдельном помещении с защитой от вторжения; при этом наиболее важные сведения лучше держать на сервере в зашифрованном виде.

В этом сюжете

  • Суд признал незаконным обыск в квартире адвоката 20 марта, 16:18
  • Президиум Мосгорсуда признал незаконным обыск у адвоката 6 июня, 16:27
  • Суд признал законным обыск у адвоката по чужому делу 27 апреля, 12:43

В 2015 году несколько адвокатов обжаловали в судах общей юрисдикции обыски и выемки в их коллегиях. Они не добились успеха и обратились с запросом в Конституционный суд. Тот решил, что обыски адвокатских офисов допустимы, но при этом необходимо четко регламентировать процедуру, чтобы удержать правоохранителей от соблазна выйти за рамки своих задач (см. «Обыск у адвоката: как применить определение КС»). ЕСПЧ тоже высказывался по этому поводу. В деле «Юдицкая и другие против РФ» (жалоба № 5678/06) заявители обжаловали незаконный обыск и изъятие компьютеров в помещении юридической фирмы. ЕСПЧ признал, что постановление о проведении обыска было сформулировано расплывчато и в нем не объяснялось, почему недостаточно обыскать только служебный кабинет одного лица и проверить только принадлежавший ему компьютер. В связи с этим ЕСПЧ сделал вывод о нарушении прав заявителей. «Тем не менее еще случаются обыски у адвокатов, во время которых правоохранительные органы изымают все информацию, в том числе не относящуюся к конкретному делу», – заявила адвокат национальной ЮК «Митра» Алина Зеленская.

Адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с его деятельностью (п. 2 ст. 8 закона об адвокатской деятельности). «Несмотря на существование режима адвокатской тайны, все еще распространен допрос адвокатов в качестве свидетелей на стадии предварительного расследования. При этом, к сожалению, такие доказательства признаются допустимыми», – отметила Зеленская. Так, по одному делу адвокат уклонился от дачи пояснений относительно оказанных им юридических услуг, ссылаясь на адвокатскую тайну. На это суды лишь признали за ним право ходатайствовать о проведении закрытого судебного заседания, которым он не воспользовался (№ Ф10-2213/2017). «В случаях, когда интересы адвокатской тайны пересекаются с интересами госорганов, требования последних рассматриваются как приоритетные. При возникновении сомнений адвокатам рекомендуется консультироваться со своей территориальной Адвокатской палатой, а также учитывать, что законодательство прежде всего защищает интересы доверителя, а не предоставляет адвокатам иммунитет», – сообщила юрист КА «Ковалев, Тугуши и партнеры» Арина Макарова. «Представители доктрины и практики зачастую отмечают, что правомерно разглашение адвокатской тайны, если адвокату стало известно о готовящемся или совершенном преступлении. По моему мнению, это не так: поверенный не вправе нарушить иммунитет доверителя, который обратился к нему за помощью», – заявил Бородин.

Адвокаты и мобильная связь

Бывает, при прослушивании телефона подозреваемого перехватываются его разговоры с адвокатом. В 2003 году Мурманская областная прокуратура возбудила уголовное дело в отношении Владимира Дудченко, который подозревался в руководстве организованной преступной группы. В ходе расследования суд дал санкцию на проведение скрытых ОРМ, в том числе на прослушивание телефона Дудченко. Впоследствии выяснилось, что среди перехваченных звонков были и разговоры с защитником. Дудченко обратился в ЕСПЧ, где подтвердили: такие разговоры не могут использоваться в качестве доказательства по уголовному делу (дело «Дудченко против России», жалоба № 37717/05). «Прослушивание и запись разговоров с доверителем стали практически нормой у правоохранительных органов. Известен случай, когда в СИЗО рукописные записи подозреваемого запретили выносить из следственной комнаты, требуя передать их через администрацию, что предусмотрено ведомственными инструкциями», – сообщил Буканев.

В связи с принятием «закона Яровой», который предписывает хранить все разговоры и переписку россиян, появилась новая угроза для соблюдения адвокатской тайны. «В наше время бешеных скоростей, огромных расстояний, пробок и всеобщего цейтнота далеко не каждый адвокат сможет лично встречаться с доверителем для обсуждения дела и передачи документов. Сейчас для этого повсеместно используются электронные средства связи, которые, к сожалению, никоим образом не защищены от постороннего вмешательства. Причем как преступного, так и вполне законного со стороны спецслужб. Гарантии, что работники спецслужб не получат незаконного доступа к переписке либо переговорам адвоката со своим доверителем, никто не даст», – отметила Мальцева. И хотя критика «закона Яровой» заставила власти перенести сроки его реализации с июля на октябрь 2018 года, эксперты советуют уже сейчас чаще использовать облачные сервисы и мессенджеры, ключи от которых отсутствуют у правоохранителей. А особо ценные данные и документы лучше передавать при личной встрече.

Адвокаты и банки

У большинства сотрудников банков есть доступ ко всем операциям клиента. Если клиент работает адвокатом, то эти операции могут быть связаны с его деятельностью и сопровождаться пояснениями цели перевода: например, «на экспертизу по делу № 1720/18» или «за госпошлину от истца Иванова». «А если говорить об иностранных доверителях или субподрядчиках, то банку доступны и инвойсы (счета-фактуры), и акты. Действующее законодательство не дает адвокатам эффективных инструментов, которые позволили бы исключить эту ситуацию полностью», – сообщила управляющий партнер АБ «Юсланд», адвокат Елена Легашова.

Является ли это нарушением адвокатской тайны? Большинство юристов сошлись на том, что не является. «Соответствующая информация защищена банковской тайной и не подлежит произвольному раскрытию, а требование конфиденциальности связывает в равной мере всех сотрудников кредитной организации», – отметила адвокат, советник КА «Муранов, Черняков и партнеры» Ольга Бенедская. «Законодательством не предусмотрена процедура передачи сведений, составляющих банковскую тайну, между ее сотрудниками. Значит, банк должен сам контролировать взаимодействие между сотрудниками, именно на нем лежит обязанность по созданию системы, гарантирующей неразглашение банковской тайны», – считает Макарова. При этом Легашова посоветовала не указывать сведения, конфиденциальность которых целесообразно сохранить.

Адвокаты и налоговая

ФНС вправе требовать от адвокатов и адвокатских образований сведения, которые необходимы для оценки налоговых последствий, заключаемых с клиентами сделок (№ 451-О-П). Эти сведения составляют налоговую тайну и защищаются от разглашения в силу закона. Например, в деле «Бриту Ферринью Бешига Вилла-Нова против Португалии» (жалоба № 69436/10) заявительница-адвокат не уплатила НДС с полученных гонораров и получила из налогового органа запрос о представлении выписки с ее личного банковского счета. Она отказалась это сделать, сославшись на профессиональную и банковскую тайну. ЕСПЧ пришел к выводу: решение этого вопроса требовало консультации с коллегией адвокатов, что не было обеспечено национальным судом. В связи с этим ЕСПЧ признал нарушение и присудил компенсацию.

Когда госорганы в пределах своей компетенции требуют от банков предоставить информацию, которая составляет адвокатскую тайну, адвокатская тайна трансформируется в налоговую. «Налоговые органы вправе запрашивать информацию по счетам и вкладам, а также выписки по операциям. Поэтому целесообразно ввести отдельную форму для предоставления таких запросов, в которых бы содержались лишь обобщенная информация о назначении платежа и сумма,» – считает Зеленская.

Адвокаты и терроризм

Легашова рассказала: одним из самых спорных изъятий из режима адвокатской тайны считается вопрос об исполнении ст. 7.1 закона о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. Так, если у адвоката есть подозрения, что осуществляемые им по просьбе клиента операции направлены на отмывание преступных доходов или финансирование терроризма, он обязан уведомить об этом Росфинмониторинг. Совет ФПА даже рекомендовал всем адвокатам зарегистрировать на сайте этого ведомства личный кабинет (решение ФПА от 04.12.2017). «Безусловно, адвокат не должен участвовать в сомнительных операциях, совершаемых доверителем. В случае появления обоснованного сомнения адвокат вправе отказаться от принятого поручения по гражданскому делу. В тоже время возложение на адвоката функций контроля за деятельностью своего доверителя входит в противоречие с обязанностью соблюдать адвокатскую тайну. При возникновении конфликта норм приоритет должен отдаваться закону об основах адвокатской деятельности», – считает адвокат КА города Москвы «Барщевский и Партнеры» Андрей Цибульский.

Адвокатский запрос

Адвокат вправе направлять в органы госвласти, местного самоуправления, общественные объединения и иные организации адвокатский запрос (ч. 1 ст. 6.1 закона об адвокатской деятельности). «При адвокатском запросе по установленной форме происходит доступ третьих лиц к адвокатской тайне, и он становится возможен даже без судебного контроля, то есть не судья решает, можно ли третьим лицам получить доступ к тайнам доверителя. Может сложиться ситуация, когда постепенно адвокатская тайна перестанет быть тайной, а адвокат будет не способен оказать квалифицированную юридическую помощь, что не соответствует положениям ст. 48 Конституции РФ», – считает старший юрист КА «Ковалев, Тугуши и партнеры» Ксения Степанищева.

Недавно Минюст разработал проект приказа, который упрощает требования к форме и порядку оформления адвокатского запроса. Если его примут, указание в адвокатском запросе данных лица, в интересах которого действует адвокат, будет необходимо только в случае согласия доверителя. Кроме того, не потребуется обоснования получения запрашиваемых сведений (см. «Минюст исправит форму адвокатского запроса»).

  • Адвокаты

Нарушение адвокатской тайны

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *