Никто не обязан свидетельствовать против

Содержание

Статья 51 Конституции Российской Федерации

Последняя редакция Статьи 51 Конституции РФ гласит:

1. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

2. Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания.

Комментарий к Ст. 51 КРФ

1. Показания лиц, которые обладают какой-либо информацией об обстоятельствах, подлежащих установлению в ходе конституционного, гражданского, уголовного, административного или арбитражного судопроизводства, — свидетелей, потерпевших, обвиняемых и истцов, ответчиков и др. — являются одним из важнейших процессуальных средств, с помощью которого обеспечивается установление обстоятельств уголовного дела и решение иных задач, стоящих перед правосудием. С учетом значимости показаний различных участников процесса и других лиц, привлекаемых к производству по делу, государство закрепляет обязанность свидетельствовать в качестве одной из важнейших юридических обязанностей граждан (ст. 64 ФКЗоКС, ст. 70 ГПК, ст. 42, 56 УПК), неисполнение которой в форме отказа от дачи показаний или дачи заведомо ложных показаний может влечь наступление даже уголовной ответственности (ст. 307, 308 УК РФ).

Вместе с тем Конституция России закрепляет в качестве одного из неотъемлемых право любого человека не свидетельствовать в суде или ином органе против себя самого, своего супруга и близких родственников. Это право служит гарантией, обеспечивающей достоинство человека (ст. 21), неприкосновенность его частной жизни, личной и семейной тайны (ст. 23, 24), возможность защиты им своих прав и свобод (ст. 45), рассмотрение дел в судах на основе презумпции невиновности и состязательности (ст. 49, 123).

Право каждого не свидетельствовать против себя самого, как подчеркнул Конституционный Суд в Постановлении от 25 апреля 2001 г. N 6-П, в силу ст. 18 Конституции является непосредственно действующим и должно обеспечиваться — в том числе правоприменителем — на основе закрепленного в ч. 1 ст. 15 Конституции требования о прямом действии конституционных норм.

Наличие подобной гарантии, провозглашаемой на конституционном уровне, приобретает особый смысл, если учесть, что еще не так давно в нашем государстве признание обвиняемым по уголовному делу своей вины рассматривалось в качестве «царицы доказательств» и правоприменители всяческими способами добивались получения от обвиняемого такого признания.

Подпунктом «q» п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах право «не быть принуждаемым к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным» предусмотрено в качестве одной из гарантий при рассмотрении любого предъявленного лицу обвинения. Комментируемая статья 51 Конституции, однако, не ограничивает возможности осуществления этого права лишь сферой уголовного судопроизводства и, соответственно, вопросами установления виновности лица в совершении преступления. Сообразно этому в отраслевом законодательстве предусматривается право отказаться от дачи показаний не только для подозреваемого и обвиняемого (ст. 46, 47 УПК РФ), но и для потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика, стороны в конституционном судопроизводстве (ст. 42, 44, 54, 56 УПК; ст. 35, 68 ГПК; ст. 53 ФКЗоКС) — лиц, чьи показания (объяснения) по собственному делу объективно, помимо их воли могут быть использованы во вред отстаиваемым интересам.

Из положения, закрепленного в ч. 1 комментируемой статьи 51 КРФ, следует несколько практических выводов.

Во-первых, любой человек вправе по своему усмотрению решать, свидетельствовать ему в отношении себя самого, своего супруга и близких родственников или отказаться от дачи показаний. При этом процессуальная роль допрашиваемого лица не имеет существенного значения: даже если человек формально не является подозреваемым или обвиняемым, от него нельзя под угрозой ответственности требовать показаний по делу, в котором имеются доказательства его причастности к совершению преступления (например, по делу, выделенному в отношении одного из соучастников преступления в отдельное производство). Точно так же не имеет значения для реализации закрепленного в анализируемой норме то, является ли супруг или близкий родственник допрашиваемого участником процесса (подозреваемым или обвиняемым).

Важной гарантией права лица отказаться от дачи показаний против себя самого является закрепленное в п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК положение, согласно которому показания обвиняемого, подозреваемого, данные в ходе досудебного производства в отсутствие защитника и не подтвержденные обвиняемым, подозреваемым в суде, признаются недопустимыми доказательствами. Данное положение направлено на предотвращение случаев возможных злоупотреблений служебным положением со стороны сотрудников органов предварительного расследования, добивающихся в нарушение ч. 1 комментируемой статьи в ходе дознания или предварительного следствия от обвиняемого, подозреваемого признательных показаний с расчетом на то, что именно эти показания впоследствии будут положены в основу приговора. Причем, как признал Конституционный Суд, недопустимым является не только прямое (путем оглашения протокола допроса), но и опосредованное (путем допроса дознавателя или следователя о содержании показаний, полученных ими в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, и восстановления тем самым содержания этих показаний) использование показаний обвиняемого, подозреваемого, от которых он отказался в суде (Определение от 6 февраля 2004 г. N 44-О//СЗ РФ. 2004. N 14. ст. 1341).

Во-вторых, суды и иные правоприменительные органы не могут обязать допрашиваемое лицо в той или иной форме свидетельствовать против себя, супруга и близких родственников. Они не вправе использовать для получения таких показаний угрозы (в том числе ответственностью), шантаж, иное принуждение, равно как и обман (в частности, умолчание о праве отказаться от дачи показаний). Это, конечно, не означает, что следователь или суд не может предлагать лицу дать подобные показания или пытаться в законных рамках с помощью специальной тактики и методики ведения допроса добиваться таких показаний.

В-третьих, отсутствие обязанности свидетельствовать против себя самого или против своих близких родственников предполагает право человека отказаться не только от дачи показаний, но и от предоставления правоприменительным органам иных компрометирующих его доказательств: предметов и орудий преступления, других вещественных доказательств, документов и т.д.

Вместе с тем, как признал Конституционный Суд в Определении от 16 декабря 2004 г. N 448-О (ВКС РФ. 2005. N 3), закрепление в Конституции Российской Федерации права не свидетельствовать против себя самого не исключает возможности проведения — независимо от того, согласен на это подозреваемый или обвиняемый либо нет, — различных процессуальных действий с его участием (осмотр места происшествия, опознание, получение образцов для сравнительного исследования), а также использования документов, предметов одежды, образцов биологических тканей и пр. в целях получения доказательств по уголовному делу. Подобные действия — при условии соблюдения установленной уголовно-процессуальным законом процедуры и последующей судебной проверки и оценки полученных доказательств — не могут быть расценены как недопустимое ограничение гарантированного частью 1 ст. 51 Конституции права, поскольку их совершение предполагает достижение конституционно значимых целей, вытекающих из ч. 3 ее ст. 55.

Не исключает данная конституционная норма возможности проведения таких следственных действий, направленных на получение объективно существующей информации (в частности, судебно-медицинской экспертизы в целях установления степени тяжести причиненного преступлением вреда здоровью), и в отношении других участников уголовного судопроизводства, несмотря на то что они являются супругом или близким родственником обвиняемого (Определение от 18 апреля 2006 г. N 123-О).

В-четвертых, доказательства, которые были получены от подозреваемого, обвиняемого, их близких родственников принудительно или вследствие неразъяснения права отказаться от дачи показаний, по смыслу ст. 49 (ч. 2), 50 (ч. 2) и 51 (ч. 1) Конституции, не могут быть положены в основу выводов и решений по уголовному делу.

В-пятых, отказ от дачи показаний, равно как и заранее не обещанное укрывательство преступления, а применительно к обвиняемому (подозреваемому) также дача заведомо ложных показаний не могут влечь уголовную или иную ответственность для лиц, указанных в комментируемой статье (ст. 307, 308, 316 УК).

Круг близких родственников, о которых идет речь в ч. 1 комментируемой статьи, подлежит определению в федеральном законе. Действующее в настоящее время уголовно-процессуальное законодательство (п. 4 ст. 5 УПК России) относит к их числу — помимо супругов — родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и сестер, дедушку, бабушку и внуков.

2. Частью 2 рассматриваемой статьи 51 Конституции Российской Федерации законодателю предоставлено право расширять круг лиц, которые освобождаются от обязанности давать свидетельские показания. Так, в соответствии с ч. 3 ст. 69 ГПК в качестве свидетелей в гражданском процессе не могут быть вызваны и допрошены представители по гражданскому делу или защитники по уголовному делу, делу об административном правонарушении — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей представителя или защитника; судьи, присяжные, народные или арбитражные заседатели — о вопросах, возникающих в совещательной комнате при вынесении решения суда или приговора; священнослужители религиозных организаций, прошедшие государственную регистрацию, — об обстоятельствах, которые стали известны из исповеди.

Сходные положения закреплены в статье 56 УПК, согласно ч. 3 которой не подлежат допросу в качестве свидетелей: 1) судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу; 2) адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием; 3) адвокат — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи; 4) священнослужитель — об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди; 5) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий.

Освобождение члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы от обязанности давать свидетельские показания по гражданскому или уголовному делу предусматривается также ФЗ от 8 мая 1994 г. «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» (с изм. и доп.) — относительно обстоятельств, ставших им известными в связи с выполнением своих служебных обязанностей (ст. 21) (СЗ РФ. 1994. N 2. ст. 74; СЗ РФ. 1999. N 28. ст. 3466; СЗ РФ. 2001. N 7. ст. 614). Рассматривая вопрос о конституционности предоставления членам Совета Федерации и депутатам Государственной Думы права отказаться от дачи показаний, Конституционный Суд в Постановлении от 20 февраля 1996 г. N 5-П (СЗ РФ. 1996. N 9. ст. 828) признал его соответствующим Конституции, но не допускающим расширительного толкования и отказа от дачи свидетельских показаний об обстоятельствах, не связанных с осуществлением депутатской деятельности, однако необходимых в интересах правосудия при выполнении требований ст. 17 (ч. 3) и 52 Конституции Российской Федерации. Суд также отметил, что, по смыслу ст. 51 Конституции, депутат может быть освобожден от дачи свидетельских показаний о доверительно сообщенной ему гражданином информации, распространение которой в форме свидетельских показаний по существу будет означать, что лицо, доверившее ее, ставится в положение, когда оно фактически (посредством доверителя) свидетельствует против самого себя.

Отсутствие у вышеперечисленных лиц обязанности давать свидетельские показания относительно определенных групп информации не означает, что они не могут быть допрошены в гражданском, уголовном или ином судопроизводстве и по иным вопросам. Их отказ дать свидетельские показания об обстоятельствах, не указанных в соответствующем законе, может влечь применение мер уголовной ответственности на общих основаниях.

В Определении от 6 марта 2003 г. N 108-О (СЗ РФ. 2003. N 21. ст. 2006) Конституционный Суд признал, что освобождение лица от обязанности давать показания, равно как и установление запрета на его допрос, если они обусловлены целями защиты законных интересов самого этого лица либо лиц, доверивших ему свою личную тайну, не могут служить препятствием для допроса этого лица по его просьбе и с согласия его доверителей. Данная правовая позиция была распространена Конституционным Судом, в частности, на ситуацию, когда в ходе производства по уголовному делу обвиняемым было заявлено ходатайство о допросе в качестве свидетеля его защитника, которому стали известны обстоятельства фальсификации следователем материалов уголовного дела. Отказ в удовлетворении данного ходатайства со ссылкой на адвокатскую тайну означал бы, по мнению Конституционного Суда, искажение истинного смысла и целевого назначения этого важного правового института.

Комментарий к Статье 51 Конституции РФ

1. Статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах в числе минимальных гарантий при рассмотрении любого предъявляемого обвинения указывает на право не быть принуждаемым к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод прямо не содержит такого положения, однако Европейский Суд по правам человека в толковании права на молчание как составной части права не давать показания против самого себя исходит из того, что эти положения являются общепризнанными международными нормами, которые лежат в основе понятия справедливой судебной процедуры (ст. 6 Европейской конвенции). Их смысл в защите обвиняемого от злонамеренного принуждения со стороны властей, что помогает избежать судебных ошибок и добиться целей, поставленных ст. 6. В частности, это право способствует тому, чтобы обвинение не прибегало к доказательствам, добытым вопреки воле обвиняемого с помощью принуждения или давления. Это право тесно связано с презумпцией невиновности (п. 2 ст. 6 Европейской конвенции).

По мнению Европейского Суда, право не свидетельствовать против себя не может быть ограничено лишь запретом на принуждение к признанию в совершении правонарушения или к даче показаний, прямо носящих инкриминирующий характер, но должно включать и любую иную информацию о фактах, которые могут быть в последующем использованы в поддержку обвинения. Нельзя ссылаться на общественный интерес в оправдание использования в целях обвинения ответов, добытых принудительным путем в ходе внесудебного расследования.*(668)

Указанное право весьма актуально для России, пережившей период массовых репрессий, когда признание было царицей доказательств и самооговор добывался под пытками, угрозами, шантажом и обманом. Конституции посткоммунистических государств, по мнению А. Шайо, выражают страхи перед белым деспотизмом.*(669) Статья 51 Конституции закрепляет более широкую гарантию, чем Международный пакт, которая распространяется не только на свидетельство против себя, но и запрещает принуждать свидетельствовать против своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом. Так, УПК относит к этому кругу супруга, супругу, родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и сестер, дедушку, бабушку, внуков (ч. 4 ст. 5). Одновременного УПК хотя и для иных целей выделяет категорию близкие лица — лица, состоящие в свойстве с потерпевшим, свидетелем, а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги потерпевшему, свидетелю в силу сложившихся личных отношений (ч. 3 ст. 5). Последние не обладают по букве закона свидетельским иммунитетом как близкие родственники, однако очевидно они также могут быть поставлены в ситуацию ложного выбора между лжесвидетельством и моральным чувством, а также традиционным представлениям, осуждающим доносительство и предательство.

Моральное основание свидетельского иммунитета хотя и очень сильное, но не единственное. Это и человеческое достоинство, защищаемое ст. 20 Конституции под запретом обращения с личностью как с объектом чужой воли, и охрана неприкосновенности частной жизни, и охрана личной и семейной тайны, которую доверяют конфиденциально друг другу близкие родственники и иные лица (статья 23 Конституции РФ).

Вообще «свидетельствовать» означает не только давать показания в качестве свидетеля, подтверждать или удостоверять какое-либо событие, очевидцем которого является свидетельствующий субъект. Свидетельствовать означает и предоставлять доказательственную информацию об обстоятельствах и фактах, указывать источник этой информации. Свидетельство при этом выступает как удостоверение, доказательство, улика. По мнению Конституционного Суда РФ, право не свидетельствовать против себя самого предполагает, что лицо может отказаться не только от дачи показаний, но и от предоставления органам дознания и следователю других доказательств, подтверждающих его виновность в совершении преступления (Постановление от 25.04.2001 N 6-П*(670).

В такую ситуацию, например, было поставлено лицо, совершившее дорожно-транспортное преступление, обязанное под страхом уголовной ответственности (ст. 265, в настоящее время исключена из УК) не покидать место происшествия и сохранять его обстановку, тем самым принудительно разоблачая себя с риском подвергнуться уголовному наказанию. Однако УК предусматривает иную, не противоречащую ч. 1 ст. 51 Конституции Российской Федерации форму учета добровольного признания вины и явки с повинной в качестве обстоятельства, смягчающего наказание (п. «и» ч. 1 ст. 61 УК).

Перед допросом свидетель, подозреваемый, обвиняемый должны быть предупреждены о своем праве не давать показания против себя и других близких родственников, в противном случае данные, полученные в ходе допроса, могут быть признаны недопустимыми доказательствами в смысле ч. 2 ст. 50 Конституции. Соответственно, лица, обладающие свидетельским иммунитетом, не могут нести уголовную ответственность за отказ от дачи показаний против себя самого, своего супруга или своих близких родственников (ст. 308 УК) и за заранее не обещанное укрывательство преступления, совершенного супругом или близким родственником (ст. 316 УК). Наоборот, принуждение к даче показаний путем применения угроз, шантажа или иных незаконных действий является преступлением против правосудия (ст. 302 УК).

Поскольку свидетель не всегда может предвидеть и определить, какие именно сведения могут быть использованы в дальнейшем против него самого или его близких родственников, он имеет право являться на допрос с адвокатом и получать от него соответствующую помощь и консультации (ч. 4 ст. 56 УПК), что служит существенной гарантией от злоупотреблений должностных лиц против свидетельского иммунитета.

Право, предусмотренное ч. 1 статьи 51 Конституции РФ, не зависит от процессуального статуса лица и распространяется на все виды процесса, где показания рассматриваются в качестве юридически значимого источника информации.

2. В соответствии с ч. 2 ст. 51 Конституции уголовное процессуальное законодательство устанавливает иные случае освобождения от обязанности давать свидетельские показания для определенных категорий лиц в отношении сведений, доверенных им конфиденциально в связи с их профессиональной деятельностью.

Так, согласно ч. 3 ст. 56 УПК не подлежат допросу в качестве свидетелей: судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу; адвокат, в том числе защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием; священнослужитель — об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди; член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий.

Вместе с тем наделение определенного круга лиц свидетельским иммунитетом не может рассматриваться в качестве препятствия для реализации лицом, обладающим таким иммунитетом, права использовать известные ему сведения в целях обеспечения и защиты прав и законных интересов лиц, которых эти сведения непосредственно касаются и, следовательно, не исключает возможность их допроса, в том числе по ходатайству стороны защиты, при условии их согласия на это (Постановление КС РФ от 29.06.2004 N 13-П*(671)). Безусловный запрет допроса этих лиц во всяком случае приводил бы к нарушению конституционного права на судебную защиту и искажал бы само существо данного права (Определение КС РФ от 06.03.2003 N 108-О*(672)).

Статья не свидетельствования против себя, другие случаи освобождения от дачи показаний

Юридическая консультация > Административное право > Статья не свидетельствования против себя, другие случаи освобождения от дачи показаний

Европейская конвенция по защите прав человека не содержит определение, что подозреваемое лицо может не давать показаний против себя. Европейский Суд истолковывает, что каждый подозреваемый в преступление вправе, молчать и не высказываться против себя.

Статья не свидетельствования против себя, комментарии

Каждый подозреваемый имеет право на молчание

Понятие не свидетельствовать против себя – общепризнанные нормы и принципы международного права, это своеобразная защита от нажима, давления со стороны представителей властей на обвиняемого. Следствие не может прибегать к доказательствам, полученным путем принуждения, против воли обвиняемого в ходе расследования.

Мнение Европейской конвенции, Европейского Суда

Это право не расходится с Европейской конвенцией в плане презумпции невиновности. Европейский Суд разъясняет, что обвиняемый может не высказываться против личности, не давать информацию, которая используется стороной обвинения.

Это разрешение актуально после перенесенных репрессий, когда нужные показания выбивали путем пыток, шантажа, угроз. Массовый расстрел, доносы – это время Сталинских расправ, сфабрикованных дел.

Статья 51 Конституции РФ

В этой Конституции РФ предусматривается расширенная версия права не давать против себя показания. Лицо, находящееся под следствием, может не разглашать информацию, направленную против людей, находящихся в родстве. Это муж, жена, дети, родители, бабушки, дедушки. А также против усыновителей, усыновленных, кровных братьев, сестер, внуков.

Человек, подозреваемый, в чем-либо, вправе отказаться от показаний. От доказательств, фактов, которые направлены против него или родственников. Выступать свидетелем по делу против родственников.

Подозреваемый должен знать от следователя о праве не давать обвинительные показания. Если этого не произошло, сведения, полученные во время допроса, признаются недопустимыми. Подозреваемое лицо вправе требовать присутствие при допросах адвоката. Прислушиваться к консультациям, так как не знает, какие сведения обернуться против него.

Как правильно применять Ст. 51 Конституции РФ, вам подскажет видео:

«Выбивать» признание — противозаконное действие

Статья 51 Конституции РФ предоставляет выбор подозреваемому лицу определиться с дачей показаний, без давления и насилия со стороны властей.

Перечень лиц, не несущих уголовного наказания при отказе дачи показаний

Закон определяет группу лиц, которым не грозит уголовная ответственность за неразглашение сведений о себе. Это подробно написано в статье 56, часть 3 УПК РФ. Следующие категории граждан, которые могут не отвечать на вопросы:

  • Служители закона (судья, присяжные) – по материалам, которые они изучали во время рассмотрения уголовного дела.
  • Защитник подозреваемого – по фактам дела, доступных в силу профессиональных обязанностей.
  • Священнослужитель – события и информация, известная при совершении тайной исповеди.
  • Народный Депутат и Член Совета Федерации – содержание материалов дела, известных в силу своих полномочий.
  • Работник налогового органа – материальная сторона дела из поданной декларации.
  • Арбитражный судья – материалы дела, получившие огласку во время разбирательства в арбитраже.
  • Тайна врача о состояние здоровья подозреваемого и факт его обращения за медицинской помощью.
  • Представитель по правам человека в РФ – события преступления, известные по роду его деятельностью.

Права и обязанности подозреваемого

На допрос — сутки

Подозреваемым считается тот, кто подозревается в преступлении без предъявления обвинительного заключения, ему предоставляются следующие права:

  1. В течение суток после задержания подозреваемое лицо допрашивается.
  2. В течение 12 часов после задержания оповещаются родственники.
  3. Знать причину задержания и предъявленные обвинения.
  4. Отвечать на вопросы или отказаться от дачи показаний.
  5. Право на адвоката. Воспользоваться правом свидания с ним наедине в течение 2 часов.
  6. Возможность читать протоколы следственных мероприятий.
  7. Жаловаться на неправомерные действия или затягивание следствия.
  8. Заявлять отводы и ходатайства.
  9. Возможность дачи показаний на своем языке, право на бесплатные услуги переводчика.
  10. Участвовать в следственных экспериментах.
  11. Осуществлять защиту другими способами.

На человека, подозреваемого в совершении преступления, распространяются следующие обязанности:

  • Являться строго в назначенное время и место.
  • Ни скрываться, ни выезжать за пределы города, республики без предупреждения органов расследования.
  • Не препятствовать расследованию.
  • Не вводить следствие в заблуждение, не искажать факты, не лжесвидетельствовать.
  • Не продолжать участвовать в преступлениях.
  • Не препятствовать необходимым экспертизам, обследованиям.
  • Предоставлять нужные образцы для сравнительных процедур.

К подозреваемому в преступлении человеку применимы следующие меры пресечения:

  1. подписка о невыезде;
  2. поручительство человека;
  3. лишение свободы и помещение под стражу;
  4. арест, когда можно находиться дома;
  5. залоговая сумма;
  6. охрана несовершеннолетнего подозреваемого.

Задержать подозреваемого в преступлении можно на 48 часов минимум, на 72 часа – максимум.

Мнение юриста-эксперта:

Статья 51 Конституции РФ распространяется и на лиц, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении. Об этом положении КоАП РФ не многие знают. Но это конституционное право распространяется и на дела об административных правонарушениях, также, как и презумпция невиновности. Люди, которые попадают под административную ответственность, пугаются и могут наговорить против себя много лишнего.

Такая ситуация характерна для взаимоотношений водителя и инспектора ГИБДД. Форма протокола об административном правонарушении содержит графу для объяснений водителя, которую инспектор всегда предлагает заполнить. А когда водитель спрашивает, что надо писать, еще ему и диктуют текст, направленный против него. Похожая ситуация происходит в суде. Многие судьи расспрашивают лицо, привлекаемое к ответственности так, что ему приходится свидетельствовать против самого себя. Обычно они даже этого не замечают. Как будто все происходит, само собой.

Закон обязывает должностное лицо и судью разъяснять права. Однако эта процедура зачастую происходит формально, путем прочтения вслух статьи 51 Конституции РФ. Ни о каком разъяснении речи не идет. Чтобы избежать неприятных последствий от своих же показаний, необходимо всегда быть готовым ответить на неудобные вопросы должностных лиц или судьи.

А при затруднении дать безопасный ответ, лучше отказаться от показаний, сославшись на ст. 51 Конституции РФ. Показания надо давать тогда, когда вы полностью уверены, что они не обернутся против вас. Иначе без неприятностей не обойтись.

Текст Ст. 51 Конституции РФ в действующей редакции на 2020 год:

1. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

2. Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания.

Комментарий к Ст. 51 Конституции Российской Федерации

1. Закрепление в Основном законе страны этого принципа и изъятие из Уголовного кодекса РФ нормы об ответственности за недонесение о совершении преступления близкими родственниками и за уклонение от дачи свидетельских показаний, если они касаются близких родственников, свидетельствует, на взгляд авторов комментария, о гуманизации российского законодательства, его соответствии общечеловеческим ценностям. Отметим, что данная гарантия впервые закреплена в России на конституционном уровне.

К близким родственникам относятся супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки (ст. 5 УПК РФ). При согласии свидетеля дать показания он должен быть предупрежден о том, что данные им показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от них.

Согласно статье 51 Конституции РФ лицо вправе не давать показаний против самого себя, в каком бы правовом положении оно ни находилось (свидетель, потерпевший, подозреваемый, обвиняемый и т.д.), что особенно важно в уголовном судопроизводстве. Недобровольная дача показания против самого себя недопустима, поскольку лицо, по существу, становится в положение подозреваемого, начиная свидетельствовать против самого себя.

Отсутствие обязанности свидетельствовать против себя означает, что признание своей вины должно осуществляться только добровольно, а не под принуждением. Закон не предусматривает ответственности подозреваемого и обвиняемого за дачу ложных показаний. Они могут строить свою защиту при привлечении их к ответственности по своему усмотрению. Если показания получены под угрозой применения любых взысканий за непризнание своей вины, они являются незаконными и на них не может быть основан обвинительный приговор.

Право не свидетельствовать против себя и своих близких находится в одном ряду с такими конституционными правами и свободами человека и гражданина, как право на свободу и личную неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Тем самым каждый должен иметь право хранить в тайне любые сведения, относящиеся к нему и его близким, посредством умолчания о них (неразглашения)*(243).

2. Права и свободы человека, его интересы обладают большими приоритетами по сравнению с другими ценностями. Такое положение заключает в себе глубокий нравственный смысл и в целом направлено на защиту морально-нравственных норм.

Федеральным законом могут быть установлены иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания. Имеются в виду случаи, когда определенные лица могут иметь право не давать показаний, исходя из иных обстоятельств: нахождения лица в какой-либо должности, выполнения лицом определенных видов деятельности, связанных с получением сведений, составляющих тайну (например, адвокат, врач, священник).

Согласно положениям уголовно-процессуального законодательства, этим правом обладает защитник обвиняемого, который не может быть допрошен об обстоятельствах дела, ставших ему известными в связи с выполнением обязанностей защитника; адвокат, представитель профессионального союза или другой общественной организации, которые не обязаны свидетельствовать об обстоятельствах, ставших известными им в связи с исполнением ими обязанностей представителя*(244).

Никто не обязан свидетельствовать против самого себя.

Право хранить молчание

Многие из вас знают про статью 51 Конституции России, ее содержание даже очень широко известно.

Тогда почему я снова и снова сталкиваюсь с проблемой, когда многие боятся ее использовать?

Давайте вместе прочитаем еще раз часть первую этой статьи:

«Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом».

Аргумент большинства граждан против ее применения достаточно прост: если я не буду отвечать на вопросы следователя, дознавателя или оперативника, то он может меня в чем-то заподозрить или я его таким образом настрою против себя (своей компании и т.п.), я хочу сохранить с ним (следователем, дознавателем, налоговым инспектором и т.п.) «добрые» отношения.

📌 Реклама Отключить

Итак, попробуем вместе избавиться от «страхов» применения статьи 51 Конституции РФ через «разбор» конкретных ситуаций.

Ситуация 1. Вас вызывают на допрос или опрос.

Оперативник хочет пригласить вас на опрос. Напомню, что опрос — это добровольное «мероприятие» и каждый вправе решить сам — идти на встречу или нет.

Между тем, оперативник имеет в арсенале некоторые способы, чтобы заставить вас прийти к нему на допрос.

Что нужно оперативнику, чтобы заставить вас к нему прийти?

Конечно же, осуществить на вас психологическое давление. Он может вам звонить, «угрожать» привлечением вас к ответственности, в том числе уголовной, а также якобы имеющейся у него возможностью в случае неповиновения законному распоряжению сотрудника полиции, а равно воспрепятствование исполнению ими служебных обязанностей — привлечь вас к административной ответственности с наложением на вас ареста на 15 суток (ст. 19.3 КоАП РФ).

📌 Реклама Отключить

Сразу обращу ваше внимание, что в статье 19.3 КоАП РФ ключевым словом является слово «законное», а вот законным такое требование не является.

Поэтому мы решаем два вопроса: идти или не идти?

Я лично в большинстве случаев советую идти. Ну, или решайте сами.

Если сформируем защитительную позицию (лучше это сделать с адвокатом), то можно идти и давать «правильные» показания, если защитительная позиция не сформирована, то идем и берем статью 51 Конституции РФ.

Применяя статью 51 Конституции РФ «не боимся», что вы не сможете таким образом выстроить «хорошие» отношения со следователем, и он вас начнет в чем-либо подозревать. Надо понимать, что если вас вызвали на «беседу», то вас уже подозревают (т.е. уже сам по себе вызов — это сигнал, что проблема есть).

📌 Реклама Отключить

Еще раз: если вас вызывают, то вас уже подозревают. С этим пониманием и идем.

И если вы все-таки хотите облегчить работу оперативнику или следователю — даете показания, если нет — берете статью 51 Конституции РФ.

Согласитесь, положа руку на сердце, что мы всегда примерно, ну, или точно, понимаем, какие у нас есть риски, и знаем, какие вопросы нам будут задаваться.

Кстати, в ходе беседы оперативник обязан нам пояснить по поводу чего он вас вызвал, либо вы можете сами попросить его пояснить зачем вас вызвали.

Помним, что всегда есть вопросы, когда ты не сможешь сослаться на память. Например, ты был директором «помойки». Поэтому либо формируем защитительную позицию, либо необходимо воспользоваться статьей 51 Конституции РФ.

Ситуация 2. Статья 51 Конституции при проведении допроса или опроса.

На допросе все начинается «невинно» — банальные вопросы — где родился, кем работаешь, образование, не состоите ли вы на учете в психоневрологическом диспансере. Можно ли уже на этой стадии воспользоваться статьей 51 Конституции РФ? Да, конечно. Даже на этой стадии! Оперативники в ответ начинают смеяться. Они, типа, и так прекрасно все знают. Но все равно и в этом случае нужно (желательно!) брать 51-ю статью, так как человека могут разговорить. 📌 Реклама Отключить

А ты вошел во вкус и начал отвечать: можно без достаточного опыта быстро не среагировать, и вот ты и попался. Странно, согласитесь, сначала вы воспользовались статьей 51, а потом выборочно начали отвечать.

Еще раз напомню, что многие думают, что ссылка на статью 51 может навлечь на нас подозрение, забывая при этом, что ведь вас уже и так подозревают.

Ситуация 3. При применении (если вы ею воспользовались) статьи 51 Конституции никаких рисков нет.

Статья 51 это очень эффективный инструмент. Это фактически бесценный инструмент и способ защиты, который сложно переоценить. «Никто не обязан свидетельствовать против себя» — говорит эта статья и гарантирует вам ваше право на защиту.

  • Надо ли объяснять сотруднику полиции, почему вы решили воспользоваться этой статьей?
  • Надо ли отвечать на вопрос, который задает следователь: «Вы генеральный директор?» или можно просто воспользоваться без объяснений статьей 51 Конституции РФ?
  • Надо ли мотивировать, почему вы решили воспользоваться этой статьей и отвечать на вопрос следователя: «Прошу сообщить, в связи с чем вы решили воспользоваться ст. 51?»

Многие пугаются этих и других подобных вопросов, теряются и пытаются ответить на вопрос следователя, а следователь этим пользуется и продолжает запугивать. И человек начинает отвечать (вот почему на такую встречу надо идти с адвокатом). 📌 Реклама Отключить

Как тогда себя вести в упомянутых выше случаях? Очень просто. Взять ст. 51 Конституции РФ! И все!

Например, на вопрос следователя: «Знаете ли вы что есть уголовная ответственность за отказ от дачи показаний?» отвечаем также просто: «Статья 51 Конституции РФ».

Ситуация 4. Юридический (психологический?) нюанс перед тем, как вы решили воспользоваться статьёй 51 Конституции РФ.

На практике приходится психологически очень трудно — вы только что расписались об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний — и вот вам уже сложно дать ответ: «Я хочу воспользоваться ст. 51 Конституции РФ!»

Человеку зачастую, особенно, если он приходит на допрос один, психологически очень сложно сказать, что он желает воспользоваться статьей 51 Конституции РФ.

📌 Реклама Отключить

(Кстати, раньше, например, налоговики говорили, что приход на допрос с адвокатом подтверждает виновность. Очень хорошо, что суды налоговиков и правоохранителей «поправили»).

Важно помнить, что и свидетель может воспользоваться ст. 51 Конституции РФ. Мы сами определяем, можем или нет воспользоваться этой статьей. Это наш выбор. И на вопрос следователя или оперативника: «Почему вы считаете, что вами может быть использована статья 51 Конституции РФ?» отвечаете: «Не знаю, просто считаю!»

Ситуация 5. Последствия того, если вы решили воспользоваться и воспользовались статьей 51 Конституции РФ.

Отказавшись от дачи показаний в порядке статьи 51, как показывает практика, влечет очень интересное последствие: таких людей повторно просто не вызывают. 📌 Реклама Отключить

Как вы думаете, с кем удобнее работать следователю или оперативнику, если один дает показания, а другой не дает? Конечно, вызывать будут того, кто дает показания.

Ситуация 6. Когда не следует пользоваться статьей 51 Конституции РФ?

В случае, если вы подписант договоров, то в этом случае пользоваться статьей 51 не следует. В этом случае лучше идти к адвокату, формировать защитительную позицию и давать показания, когда вы к этому будете готовы.

Важно понимать, что формирование позиции — это очень продолжительное по времени действие, так как надо скорректировать и направление закупки, и направление сбыта и т.п.

И вот только когда информация откорректирована, то тогда ее несем и отдаем в орган внутренних дел.

Ситуация 7. Может ли оперативник стать свидетелем? Или никогда не соглашайтесь на беседу без протокола.

И в заключении совет: никогда не беседуйте с сотрудниками полиции без адвоката. 📌 Реклама Отключить

Ибо зачастую люди даже не подозревают о тех рисках, которые несут в себе беседы без протокола.

Как это происходит на практике?

Приезжает оперативник часов в 10 вечера к вам и сообщает, что вопросов он лично к вам не имеет и просит пообщаться без протокола, типа, вы мне все расскажите…

А потом эти показания всплывают. Как? Да очень просто. И не с помощью диктофона. Все гораздо легче и проще.

После такого разговора беседовавший по душам оперативник приходит к следователю и говорит, что у него есть оперативная информация, допроси, мол, меня. И следователь начинает его допрашивать, и такая информация (которую передали именно вы!) потом будет иметь силу. Оперативник сообщает, что ему в ходе оперативной работы стала известна такая-то информация и тот-то и тот-то мне все это рассказал. Фактически оперативник становится свидетелем. А у нас свидетельскими показаниями является информация, если будет назван источник такой информации. А источником в данном случае будете именно вы.

📌 Реклама Отключить

Вот и получается, что «очень хорошо» побеседовали без протокола.

Никто не обязан свидетельствовать против

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *