Пересечь границу нелегально

В Украину по болоту: Как я незаконно пересекла украинскую границу

В Украину по болоту: Как я незаконно пересекла украинскую границу Украинское фото 11:0326.04.2018

Ольга Шевелёва

Журналист, гражданка РФ

В конце марта 2015 года я перебираю клавиши верного своего ноутбука, сидя на окраине одного из городов неспокойного востока Украины, в маленькой гостинице, записывая свежие воспоминания об эпизоде, который по сути своей являлся нарушением законодательства сразу трех государств.

Не вижу смысла вдаваться в причины, послужившие отправной точкой этой истории. Просто озвучу вводную: возникла необходимость выехать из России в Украину так, чтобы эта поездка не стала достоянием каких бы то ни было властных структур. Выехать из России не так уж и сложно – для подобных осложненных ситуаций была удобная лазейка, а именно – практически прозрачная граница с Белоруссией. А дальше? А дальше надо каким-то образом покинуть пределы союзного российско-белорусского государства и попасть на территорию Украины. Звучит вроде просто.

На практике это означает (если уж вам приспичило попартизанить) пешую прогулку по болотам Полесья. Полесье – самое большое в Европе болото, если вы не в курсе. Стало быть, в ситуации, когда перейти границу вы решаете в тех краях, где некогда успешно скрывались партизанские отряды, и притом на дворе не зима, будьте готовы к тому, что будет мокро. Очень мокро. Готовьте болотные сапоги – те, что застегиваются под горло. И будьте готовы к тому, что путь будет полон сюрпризов, даже если маршрут и проложен заранее по картам и спутниковым снимкам.

Новости по теме

  • Госпогранслужба начала спецоперацию «Граница-2018» 16:5124.04.2018

GPS-навигатор – хорошее изобретение человечества, но мне как-то спокойнее было с картой (и неважно, что составлена она была примерно во времена моего младенчества) и компасом.

Выбранный для перехода участок понравился тем, что по белорусский территории идти нужно было совсем немного. Немного отойти от дороги, затем пересечь три мелиоративных канала (по второму как раз и проходит граница), и – здравствуй, Украина! Гипотетически предполагалось, что пограничники-белорусы, если даже и увяжутся за мной, не полезут в канаву (глубина которой – примерно по пояс) в обычном камуфляже и берцах. Ну а что касается такой неприятности, как применение огнестрельного оружия, расчет был на то, что (вроде бы) это им дозволяется только в случае нападения нарушителя непосредственно на пограничников. Хотя, как известно, труп обычно несколько ограничен в возможностях объяснения своих действий и степени опасности оных для представителей закона. Мне спокойнее было думать, что ни бежать следом, ни стрелять они не станут.

Холодная ночь в леске возле границы. Медленно поворачиваются созвездия вокруг невидимой оси в хвосте меньшей из Медведиц. Еле-еле заметно бледнеют звезды на востоке. Время тянется, а предрассветный холод пробирает до костей. Пытаюсь размять застывшие мышцы, влезаю в резиновый комбинезон, он же – болотные сапоги. Надеваю поверх пальто камуфляжную болоньевую куртку. В рюкзаке – цивильная обувь, чтобы, выйдя из лесу, не производить впечатления туриста или, чего доброго, диверсанта. Жду рассвета…

112.ua

* * *

Первая задача заключается в том, чтобы выдвинуться сразу, как только начнет светать, форсировать три канала и добраться до леса прежде, чем окончательно взойдет солнце.

Пора! Небо на востоке заметно светлеет. Туда – на восток – и нужно идти мне. Срываюсь с места. В спину светят фонари с фермы – место перехода, идеальное по всем параметрам, имеет один существенный недостаток – близость этой фермы. Во сколько там доят коров? Но размышлять об этом нет времени. Затекшие мышцы должны заработать как можно скорее – я, переваливаясь, выравнивая на спине рюкзак, бегу, чувствуя всю неловкость своих движений в болотном облачении, вперед, к светлеющему на глазах востоку.

Момент истины. Первый мелиоративный канал, который нужно перейти вброд. Шагну туда – и все, назад пути нет, и даже гипотетически трусливые мысли о том, чтобы повернуть назад, потеряют всякий смысл. Не размышляя, спускаюсь в ледяную воду, ломая лед. Ощущение странное – резиновые сапоги и штанины норовят всплыть. Хрустит тонкая ледяная корочка. Перехожу вброд неширокий канал и, цепляясь за ветки кустарника, вылезаю на берег. Понимаю, что дышу тяжело, пытаюсь на ходу выровнять дыхание. Не успеваю опомниться – второй канал уже передо мной.

Он гораздо шире и глубже предыдущего. Оглядываюсь. Преследования нет. И медлить нельзя. Спускаюсь по крутому берегу и с трудом бреду – по пояс в воде. Тяжело. Но поддерживает осознание того, что это и есть граница, – а значит, что бы ни ждало меня дальше, психологически будет проще, гораздо проще.

Крутой восточный берег. Слишком крутой – не за что ухватиться, некуда поставить ногу. Не занервничать бы. Вдох-выдох – осматриваюсь, нахожу более пологий участок. Вцепившись в хилую корягу, вытаскиваю себя на берег, перекатываюсь («надо, надо бросать курить, и как здорово, что удалось хотя бы сутки перед походом удержаться от этой скверной привычки»), отползаю, оглянувшись напоследок на покрытый инеем редкий кустарник.

Дальше немного проще – неглубоко. Вот первые три препятствия и позади. А светлеет быстро, солнце вот-вот взойдет, и я, несмотря на свой камуфляж, буду как на ладони в заиндевевшем поле, среди редких деревец. Ползком двигаться как-то неохота, поэтому – вперед, туда, где на фоне рассветного неба темнеют деревья.

И вот я среди них. Опушка, редкие и небольшие деревца, но они скрывают меня. Падаю за куст, чтобы отдышаться, осмотреться, свериться с картой (а все-таки еще темно – без фонарика и не разглядишь ее) – впереди долгая, долгая дорога…

* * *

Собственно, это еще не сам лес. В лес ведет полузаросшая дорога. Идти по ней или среди деревьев? Подлесок густой, шумно… Рискую – начинаю двигаться по краю дороги, поминутно останавливаясь и прислушиваясь. Следы есть, но не сегодняшние. А это что? Гильза… Кто-то стрелял дробью. Но это тоже было не сегодня и не вчера.

Среди деревьев останавливаюсь, проверяю вещи, изучаю карту. Мой путь лежит в глубину леса. Освежаю в памяти пометки – землянка у речки, братская могила. Если столбики-вешки на просеках окажутся испорченными, эти местные достопримечательности помогут мне сориентироваться. Болота… Теперь риск встречи с белорусскими пограничниками снижается – тем больше, чем дальше я ухожу от границы, – но никто не отменяет возможности встречи с пограничниками украинскими, события, весьма в моем положении также нежелательного. Кстати, а у них-то какие распоряжения относительно применения оружия? Не знаю, ну и ладно.

Пора идти. Лесная дорога и более-менее твердая почва между деревьями выглядят заманчиво, тогда как ровное (на первый взгляд) болото со своими редкими кочками и хилыми деревцами, несмотря на внешнее сходство с приятной полянкой, сулит сложности и топкие места. Но где идти труднее мне, там труднее будет и предполагаемым преследователям. И я решаю двигаться по болотам, не поддаваясь искушению пройти леском. Нормальные люди по болоту не ходят, да и собака след не возьмет.

112.ua

Под ногами хрустят мерзлые кочки. Застыла вода в яме у выворотня. Тишину нарушает не только мое передвижение – просыпаются птицы и начинают пробовать голоса. Оживает полесская глухомань…

Природа красива всегда. Любое растение, любое живое существо, любой причудливый излом земной коры – все это неповторимо и прекрасно. А уж нетронутые человеком, не испорченные, первозданные уголки, которые все еще можно встретить на нашей земле, даже не забираясь в глухие дебри других континентов, – как же спокойны они, существовавшие задолго до того, как люди возомнили себя хозяевами вселенной.

Спешить мне некуда. Можно полюбоваться картиной, которую не так часто видит человек, – уголком, который почти не затронут цивилизацией. Фотоаппарат у меня всегда под рукой – вот и сейчас я пользуюсь возможностью запечатлеть увиденное не только в своей памяти.

112.ua

Подбираю березовую палку, чтобы прощупывать впереди путь. А болото все больше и больше напоминает огромную лужу. Много воды, и все чаще приходится ступать прямо в воду – кочки раскиданы слишком далеко друг от друга, как и корявые, искривленные деревца.

Это пойма речки под двусмысленным именем Тонка. Но до реки еще нужно дойти… Согласно карте, на ее берегу и находится землянка. И я планирую выйти на берег как раз в этом месте. Удастся ли?

Кстати, вспоминаю я, это время года – ранняя весна – позволяет мне не беспокоиться об одной очень неприятной особенности этих мест. Холодно – и комаров нет. А они здесь лютые! Вспоминаю, как в прошлый раз, проезжая Полесье (тогда поездка была спокойной, официальной), с товарищами неосторожно остановили машину в этих краях и чуть было не оказались сожранными заживо злобными и очень многочисленными насекомыми. Нигде больше таких комаров нет – по крайней мере мне подобные не встречались. И вот от этой проблемы меня по крайней мере избавил мартовский холод. Улыбаясь этой мысли и с содроганием вспоминая летнюю встречу с кровопийцами, продолжаю свой путь.

112.ua

Мох, присыпанный палой листвой. Я знаю, что на болоте чем притягательнее выглядит полянка, тем больше вероятность того, что она окажется совсем даже и не полянкой. Стараюсь держаться деревьев – хотя бы этих карликовых березок и сосенок: если им есть за что уцепиться корнями, значит, и я не потону.

И все-таки неприятность случается. Шаг – и нога по бедро проваливается в вязкую трясину. С удивительным спокойствием понимаю, что это как раз то, о чем обычно и пишут в книжках про болота. Мягко падаю плашмя, перекатываюсь на бок, тяну руку к ближайшей кочке, стараясь не делать резких движений. Вцепившись в кочку, осторожно перекатываюсь, тяну ногу… Движение, еще движение – и нога свободна. Подползаю к кочке, поднимаюсь на ноги.

Ніхто не знає, хто я, ніхто не знає, де я…

Не нашли бы, скорее всего. Сгинуть в болоте было бы обидно. Но я живу, иду дальше, улыбаясь солнцу. Оно уже взошло, искрится в каплях на сухих травинках, подсвечивает темную, покрытую местами льдом, стоячую воду.

112.ua

* * *

Все рано или поздно заканчивается. Вот и болото, тянущееся почти от опушки леса, не бесконечно. Впереди – высокие деревья, а это значит, что меня ждет твердая почва. Чувствую прилив сил, иду и иду себе, перебираясь с кочки на кочку, стараясь прощупывать почву как можно более тщательно, если возможности пройти по кочкам нет. Но ждет меня небольшое разочарование. Кто бы мог подумать, что наступит в жизни момент, когда именно разочарование вызовет у меня вид свежих лесозаготовок? Даже запах опилок ощущается. И следы свежие. Значит, сюда нельзя… Значит, придется мне, выбравшись из одного болота, забираться в другое.

Прохожу, не высовываясь на открытое место, краем вырубки. Да, совсем недавно тут работали люди, вполне вероятно, что вчера. А значит, в любой момент они могут оказаться здесь снова. Мне такая ситуация совсем ни к чему.

И передо мной опять оказывается болото. Пройду его – и выйду на берег реки, если не заблужусь, – к землянке, обозначенной на карте. Никаких комментариев, разумеется, к этим подписям на составленной почти тридцать пять лет назад карте нет (спасибо интернету – можно скачать практически любую карту, распечатать ее на большом, формата А3, листе, заламинировать кустарно широким скотчем и пользоваться в свое удовольствие). Скорее всего, землянка партизанская, в любом случае – любопытно будет на нее взглянуть. И вдвойне любопытно – посмотреть на речку, переходить которую, скорее всего, придется по самодельному мосту, чтобы не брести по незнакомому дну по шею в ледяной воде.

112.ua

Второе болото немного не такое, как предыдущее. Здесь много травы и тонких березок, здесь под ногами яростно хрустит какой-то мерзлый хворост. Сколько же от меня шума! По сути, даже пытаться красться бессмысленно. Меня слышно издалека, и если вдруг наткнутся на меня пограничники, не стоит и надеяться, что не заметят, не услышат. А если от меня такой хруст, стоит ли таиться? Пойду-ка я открыто, с песней! Дыхание давно восстановилось, мышцы работают хорошо, настроение прекрасное – и болотные кулички с удивлением слышат немного срывающийся, но бодрый голос. Репертуар у меня довольно богат, и украинские повстанческие песни занимают в нем немало места.

* * *

Впереди между деревьями блеснула водная гладь, покрытая тонким льдом. Поднимаюсь на маленький пригорок, который, как оказывается, тянется вдоль реки, и вижу перед собой искрящуюся на солнце речку и какую-то беспорядочную, на первый взгляд, кучу толстых веток на ее берегу. Да это же землянка! Сбрасываю на землю рюкзак, расстегиваю болоньевую камуфляжную куртку – стало жарко. Привал. На пригреве у речки можно отдохнуть, перекусить, глотнуть сдобренной энергетиками сладкой воды и снять с себя лишнее – пальто, совершенно не предназначенное, если честно, для подобных прогулок, но нужное на этапе выхода к цивилизации, можно отправить в рюкзак. Пары флисовых толстовок с тонким свитером вполне достаточно.

112.ua

Сажусь, привалившись к стволу дерева, грызу шоколад, с интересом осматриваюсь по сторонам. Надо бы отдохнуть, но вокруг такая красота – невозможно усидеть на месте. С фотоаппаратом в руке свешиваюсь, уцепившись свободной рукой за дерево, над сверкающей рекой. В прозрачной воде видны утонувшие коряги, а в лед, почти полностью покрывающий поверхность воды, вмерзли травинки, опавшие листья, ветки. Вспоминаю, как в детстве выкапывали в земле ямки, клали туда всякую красочную ерунду, закрывали стеклом и присыпали землей. А потом показывали друг другу эти клады, осторожно сметая землю со стекла. Вот и здесь под ледяным стеклом какой-то неведомый друг приготовил для меня эти неповторимые инсталляции. Жаль, что фотоаппарат – простая, хоть и качественная, мыльница, – не удается настроить так, чтобы сфотографировать эту красоту. Просто оставляю ее в своей памяти, в своей коллекции уникальных, только мне принадлежащих воспоминаний.

Осматриваю землянку. Внутрь лезть не решаюсь – просто заглядываю, яма, хоть и вырытая на возвышении, заполнена водой, а коряги и ветки, из которых состоит кровля, выглядят не такими уж и старыми. Вероятно, кто-то присматривает за старой землянкой, кто-то сохраняет ее – здесь, в глухом углу Полесья, куда не приедут туристы и не притащатся в сопровождении журналистов официальные лица.

112.ua

Возвращаюсь к своему рюкзаку и слышу за спиной шорох. Какой-то зверек – черный, размером с кошку, видимо, из куньих, – взбирается, озираясь на меня, по куче сухих коряг. Пытаюсь подобраться к нему поближе, но зверь осторожен, держит дистанцию.

Отдохнув, собираюсь в дорогу. Теперь мне нужно перейти речку. Но она гораздо глубже тех приграничных канав – измеряю палкой глубину и понимаю, что брода не найти. Зато в воде с избытком полузатопленных упавших деревьев – значит, можно не возиться, не таскать бревна с берега, не строить мост. Достаточно просто найти подходящее дерево и не торопясь, постаравшись не поскользнуться, перейти на тот берег всего-то по колено в воде.

Поиск не занимает много времени. Одна из берез подходит идеально – она притоплена на моей стороне и выступает из воды у противоположного берега. Осторожно вступаю на бревно, спугнув водомерку, разбиваю лед перед собой (почему-то здесь он немного толще и крепче, чем на болоте, но моего веса, естественно, не выдержит). Шаг за шагом, продвигаюсь вперед. И вот уже последние шаги по сухому бревну, еще шаг – и я на противоположном берегу. Оглядываюсь еще раз на землянку, на пригорок, подаривший мне полчаса отдыха, на свой импровизированный мостик. Пора идти дальше.

112.ua

* * *

Судя по карте, здесь уже не будет таких болот, а просеки и лесные дорожки помогут мне продвигаться в более комфортных условиях – разумеется, если я не обнаружу на них человеческих следов. Надо только отойти от реки – все же в ее пойме и на этой стороне болотце, пусть и не настолько топкое, как те два, что уже форсированы. Снова вижу вырубку, но на ней уже давно никто не бывал. Все равно не стоит идти по открытому месту – обхожу ее по краю.

Карта подсказывает мне, что можно позволить себе роскошь передвижения по лесным дорожкам. Пробираюсь через болотце, окружающее вырубку, чтобы оказаться в точке, которая привлекла мое внимание при изучении карты, – у братской могилы.

Просеки, небольшие дороги, столбики с номерами секторов – все это позволяет ориентироваться по карте почти с такой же легкостью, с какой турист, держа в руке атлас, находит интересные для него памятники, строения и прочие достопримечательности в городе. И вот я уже стою на краю лесной дороги там, где должна, согласно карте, быть братская могила. Лес тут уже чистый и практически сухой, только в небольших низинках можно увидеть намек на болота, с которыми мне довелось познакомиться раньше. Но где же могила? Ее нет. То ли за ней не следили, и за тридцать с лишним лет она стала практически незаметна, то ли – ведь возможно и такое – это ошибка топографа, карту составлявшего. Ну да ладно – я же, в самом деле, не осматривать достопримечательности тут собираюсь.

112.ua

* * *

Убедившись, что переходить вброд реки и проваливаться в болота необходимости больше не будет, избавляюсь от болотных сапог – прячу их в яме возле чистой и сухой лесной дорожки. Может, как-нибудь еще понадобятся, пригодятся.

Иду дальше – и ловлю себя на том, что настроение мое совсем не соответствует текущей ситуации. Теплое солнце, удобная обувь, чистый воздух, ровная дорожка – настроение (после бессонной ночи психика работает в немного измененном режиме) такое, которое отлично подошло бы для прогулки по парку. А ведь я все ближе подхожу к цивилизации. Ухоженность леса означает, что тут постоянно трудятся лесники. Мне совсем не с руки попадаться кому-то на глаза, собранность и внимательность должны быть со мной постоянно.

Останавливаюсь, вдумчиво проверяю снаряжение, еще раз изучаю карту – хоть она и отпечаталась уже в памяти, словно фотография. И продолжаю движение.

Передо мной новая дорога. До чего же хороша! Настроение прогулки в парке было бы ей под стать. Увы, такие дорожки – не для меня. Иду дальше – искать что-нибудь попроще, что-нибудь более заброшенное и дикое.

112.ua

И иду все дальше и дальше, петляя, сворачивая с одной тропы на другую, внимательно прислушиваясь к своей интуиции, не позволяя себе купиться на привлекательный вид и обещание комфорта. Как обманчиво и опасно болото, под видом милой полянки таящее смертельно опасную трясину, так и удобная, ухоженная дорога может привести меня совсем не туда, куда я стремлюсь. И было бы обидно влипнуть в неприятности после того, как позади остались уже многие опасности непростого пути.

* * *

Давно уже наступил день. Припекает солнце, а я все иду, останавливаясь лишь иногда на минуту-другую. Путь мой теперь лежит к людям – мне уже можно выходить на дорогу, к автобусам или попуткам. Решаю сделать это возле довольно крупного села, в котором есть больница. Ведь больница – неплохая легенда на случай, если кто-то заинтересуется, откуда в округе незнакомое лицо, да и лиц этих незнакомых в таком населенном пункте, скорее всего, немало, и никого не удивит появление нового человека.

Вот и тропа, которая приведет меня к селу. Я закапываю карту, снимаю камуфляжную «непромокайку» и прячу ее в рюкзак. Вид у меня теперь совсем мирный. Едва ли кому-то придет в голову, что человек в такой одежде только что вылез из болота. Ну а рюкзак – он у меня относительно небольшой.

Но напоследок, словно напоминая о необходимости быть всегда начеку, приключается курьез. Сквозь ветки еще не покрывшихся листвой деревьев я вижу что-то желтое, правильной формы. Автомобиль, патруль, засада! Я падаю за вересковый куст и, вцепившись в бинокль, пытаюсь рассмотреть опасность. И не могу сдержать смех: напугал меня дубок, который почему-то не сбросил на зиму желтую листву. Его крона имеет причудливо-правильную форму, и сквозь ветки он показался мне автомобилем. Улыбнувшись дубку, прохожу мимо.

Листва на деревьях еще не распустилась, но омела зеленеет. Я подхожу к опушке. Виднеется вдали наблюдательная вышка – с нее лесники, которые так хорошо заботятся о давшем мне приют лесе, высматривают пожары. Вот показались дома, и я выхожу на улицу села.

112.ua

* * *

Мое путешествие подходит к концу. По крайней мере, так мне кажется, когда я, пройдя мимо больницы (она действительно довольно большая), оказываюсь на обочине дороги, которая приведет меня к городку, откуда я уже спокойно отправлюсь в Киев на автобусе или поезде. Городок километрах в двадцати от места, в котором я нахожусь, но долгое ли дело поймать попутку?

Долгое. Мимо проскакивают, не останавливаясь, автомобили с украинскими, белорусскими, российскими номерами. Надменно проезжают и машины с номерами стран Евросоюза. Я бреду по обочине, стараясь принять максимально невинный вид. В конце концов, щуплая фигура в толстовке и с рюкзаком не может вызвать подозрений, так что сильно беспокоиться повода нет. Но мне немного надоело тащить рюкзак и идти пешком. Однако машины едут мимо.

Вижу ворота небольшого кладбища. Что же – здесь можно передохнуть, посидеть, не попадаясь никому на глаза. Устраиваю себе передышку, медленно обхожу кладбище, вглядываясь в лица на портретах.

И снова в путь. После привала идти снова легко – и я, как несколько часов на болоте, начинаю петь. Никто больше тут не ходит пешком, никто из тех, кто проезжает мимо, не слышит меня, и я, не стесняясь, распеваю во весь голос.

А когда иссякает мой репертуар, старенькая «шестерка» с белорусскими номерами останавливается передо мной, и я, забросив рюкзак в багажник, наконец-то получаю возможность преодолеть остаток пути до городка в блаженной неподвижности, глядя в окно на ухоженные хаты…

Ольга Шевелева

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику «Мнение», ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

Незаконное пересечение латвийской границы обойдётся каждому мигранту минимум в 300 евро

Если когда-то те, кто проживал в приграничной зоне, промышляли контрабандой сигарет и алкоголя из России, то теперь латвийцы вовлекаются в «чёрный бизнес», помогая нелегальным мигрантам миновать границу нашей страны самым коротким путём. Одним из тех, кто этим занимался, был и 24-летний Айгар.

За два года он помог проникнуть в Латвию множеству мигрантов. Какому именно числу – он даже сам сказать не может: «Я делал это много раз. И каждый раз численность группы отличалась – то шесть, то девять, то восемь человек…».

Как втянулся? Айгар винит в этом безработицу. Живя в глубокой деревне, найти работу невозможно.

Как от и кого получил предложение, Айгар не рассказывает, но не скрывает, что сейчас этим занимаются многие.

«Это очень большая цепочка. Моей работой было прийти на границу, встретить их и доставить в безопасное место, где они могли бы сесть в машину», — поясняет Айгар.

Ценник на такие «услуги» начинается от трёх сотен евро. Окончательная сумма, смеётся Айгар, зависит от толщины кошелька. Сам он получал 500-1000 евро за каждую доставленную группу.

По его словам, именно по ночам государственная граница становится очень небезопасна. «Сколько времени нужно, чтобы переправить группу вьетнамцев через границу? На самом деле, всё очень просто. Начинаешь, допустим вечером. В полночь – уже темно. Все становятся по местам: кто-то «на шухере» стоит, кто другим делом занят… Получается, что уже в четыре утра они доставлены к транспорту», — говорит Айгарю

Он знает, что нелегальная перевозка людей – уголовно наказуемое деяние. Но его «работодатель» делает всё возможное, чтобы его люди были информированы обо всём происходящем на границе и не оказались задержаны.

Самого Айгара задерживали дважды. В этот раз он помещён под домашний арест и ему запрещено покидать жилье с 11 вечера до 6 утра.

«Я осознавал, что я делаю. И очень боялся. Сперва ещё не так. А когда поймали, тогда стало очень жутко. Думал, всё, тюрьма «светит». Но в действительности всё не так. Тюремные сроки за это никому, вроде бы, не дают», — говорит «контрабандист».

При этом 285 статья Уголовного закона предусматривает, что за нелегальное перемещение людей через государственную границу предусмотрено лишение свободы на срок до двух лет, краткосрочное лишение свободы, принудительные работы или штраф.

Какие схемы используют нелегальные мигранты при попытке пересечения границы с Евросоюзом

Западные рубежи нашей страны — это восточный кордон Евросоюза, через который зачастую пытаются пробраться мигранты. Направление для них не самое популярное, но то и дело наши пограничники сообщают о предотвращенных эпизодах проникновения на территорию Евросоюза групп нелегалов из стран Азии, Африки, Ближнего Востока. Схем, каким образом можно преодолеть границу, придумано немало, и все они рано или поздно раскрываются. О наиболее интересных из них узнала корреспондент «Р».

Миграция должна быть прозрачной
Есть такая закономерность — после неудачных попыток официально выехать в страны Западной Европы отдельные граждане пытаются пересечь границу в обход пунктов пропуска. Образно говоря, если европейские пограничники не пускают в дверь, стоит попробовать найти окно.
Ежегодно сотрудники Брестской погран-группы за нарушение границы привлекают к ответственности от 80 до 150 человек. Ежегодно сотрудники Брестской погрангруппы за нарушение границы привлекают к ответственности от 80 до 150 человек. В прошлом году более 500 были наказаны за нарушение пограничного режима. И число нарушений только растет — с начала этого года было составлено уже более 90 административных протоколов в отношении иностранцев, пытавшихся тайком попасть на территорию сопредельных государств — Польши или Украины.
Официальный представитель Брестской погрангруппы Сергей Дмитриев даже составил топ-лист стран, граждан которых часто отлавливают вблизи пограничной зоны без документов:
— В нашем списке нелегальных мигрантов в этом году больше всего представителей чеченской и дагестанской национальностей, то есть граждан России, — их 25 человек. Затем следуют страны азиатского региона — Пакистан, Бангладеш, Турция, Иран, Индия. Ненамного отстают африканские республики — Тунис, Нигерия, Марокко, Сенегал. Предпринимали попытки незаконно пересечь госграницу и подданные экзотических стран, например, Кубы.
Как действуют «серые» туристы? Кто как. Одни пробуют открыть «потайную дверь» в системе охраны государственной границы самостоятельно, просчитывая дорогу через мобильные приложения — Google Map, Navitel и Яндекс карты. Другие заручаются помощью контрабандистов. Бывало и так, что искателям лучшей доли в странах Евросоюза помогали жители приграничья. Так или иначе за последние полгода брестские борцы с нелегальной миграцией пресекли уже три крупных канала нелегальной переправки иностранцев в страны ЕС. Они говорят, что роднит их одно — цепочка организаторов всегда тянется из Российской Федерации через нашу страну и замыкается она где-то на территории Украины.
В одном из случаев спасительную соломинку желающим без виз и других документов очутиться в Европе протянул выходец из Вьетнама. Нгуен (назовем его так) много лет назад обосновался в России. Женился на русской, даже завел детей. С виду он был вполне законопослушный гражданин. Но, как оказалось, это ошибочно: основной доход Нгуена формировался именно за счет организации нелегальной миграции. Вместе с подельниками из Беларуси и Украины азиат проворачивал «поставки» вьетнамцев в ЕС. Сначала под разными предлогами, например, в целях туризма, вьетнамцы приезжали в Россию. Потом там формировалась группа примерно из десяти человек. Их «паковали» по машинам и доставляли вполне легально к нам в Беларусь. Границы между двумя государствами нет, чем нарушители успешно пользовались. В общем, до белорусско-польского рубежа они добирались без приключений.
На подъезде к границе «кортеж» встречал местный сообщник. Это был связанный с контрабандой местный житель, который знает механизмы работы границы. Ему платили за то, что он показывал, где находится «окно в Европу», и потом переправлял через него нелегалов. По необходимости помощник давал отсидеться иностранцам в каком-нибудь заброшенном доме пару-тройку дней.
Начальник 6-го управления по Брестской области главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД Александр Лаврукович знает, как действуют посредники дальше:
— Так называемых «черных нелегалов», то есть граждан, у которых нет законного права на транзит через нашу страну, обычно пытаются перевести через государственную границу вне установленных пунктов пропуска на территорию Евросоюза, предварительно подвезя к линии границы на легковых автомобилях.
Каждый вид транспорта тщательно досматривается.
Цена вопроса? За каждую душу организатор зарабатывал 1—1,5 тысячи долларов. Отдельно получал «зарплату» и белорусский «курьер». Не оставался в обиде и «получатель» живой посылки — тот, кто встречает гостей на украинской или польской стороне. Принимать группу, похоже, должен был давно легализованный там иммигрант. Ему необходимо было доставить нелегалов до предположительного места размещения в новой стране.
«Вьетнамский» канал раскрыли в прошлом году. Информацию о зачинщике-вьетнамце 6-е управление передало в ФСБ России. Организатор международной организованной преступной группы в итоге был осужден на пять лет лишения свободы и уже отбывает наказание. Предстали перед судом и его компаньоны из числа наших соотечественников. Правда, эти дела еще слушаются в судах.
Изощренный способ преодоления контрольно-следовой полосы пять лет назад решила опробовать группа индусов. Девять «путешественников» из Дели и двое их пособников-белорусов разработали… план перепрыгивания через госграницу. В прямом смысле слова. Миновать сигнализационную систему и вспаханную демаркационную полосу они намеревались на натянутых через деревья канатах с креплениями из автомобильных ремней безопасности. Тренировались «спайдермены» на чердаке у своих пособников — в Брестском регионе. Однако осуществить задуманное так и не довелось. Помешали пограничники. Вскоре после задержания организаторы-белорусы отправились в места лишения свободы, а их несостоявшиеся клиенты были департированы.
Смена заступает на дежурство.
Факторы и векторы
Стоит оговориться сразу, мигранты в приграничной зоне — гости нечастые. Начальник отдела по противодействию экстремизму и нелегальной миграции 6-го управления ГУБОПиК МВД Александр Карпук указывает на смещение вектора нелегальной миграции в направлении Украины:
— Из Брестского региона попасть на территорию Евросоюза крайне сложно. Ловим мы их. Поэтому организаторы меняют маршруты: из Беларуси едут в Украину, а уже оттуда — в Польшу. Используют так называемый треугольник в районе агрогородка Томашовка Брестского района, образованный границами трех государств — Беларуси, Украины и Польши.
Но и этот маневр искателей приключений наши оперативники в связке с пограничниками быстро рассекретили. Кстати, вышеупомянутых вьетнамцев тоже пробовали вывозить по томашовской «петле». Вы уже знаете, что из этого вышло.
Любопытно, что в «азиатском деле» была замешана родня руководства районной государственной администрации города Владимир-Волынский, а также местные богачи. Чтобы обезвредить украинское «звено», сотрудники 6-го управления установили за ними контроль через пограничные службы. Подробностями громкого задержания делится Александр Лаврукович:
— Один из участников, достаточно состоятельный человек, решил отдохнуть в кобринском аквапарке со своим 12-летним сыном. Мы получили информацию, как только подозреваемый въехал на территорию нашей страны.
Оперативники встретили украинца у входа в аквапарк. Задержали. Ребенок дожидался маму (милиционеры вызвали супругу по телефону) под присмотром сотрудника инспекции по делам несовершеннолетних. Состоятельный папа пытался откупиться от правосудия: предлагал чуть ли не полмиллиона долларов на брата. Но получил отказ. Сейчас владимиро-волынский нувориш отбывает срок в тюрьме. Получил пять лет лишения свободы. К слову, максимальная санкция статьи 371-1 Уголовного кодекса за организацию незаконной миграции предусматривает до семи лет лишения свободы. Не исключена при этом и конфискация имущества.
Брестской погрангруппой только с начала этого года было составлено уже более 90 административных протоколов в отношении иностранцев, пытавшихся тайком попасть на территорию сопредельных государств.
Одним ученье — свет, другим — тюрьма
Оперативная работа по выявлению и пресечению каналов нелегальной миграции во многом строится на взаимодействии сотрудников МВД и местных органов власти. Как это выглядит на практике, узнаем из свежего примера от представителя Брестской погрангруппы Олега Голубца:
Контрольно-следовая полоса — распаханная линия земли вдоль границы, фиксирующая ее пересечение нарушителями.
— В начале марта брестские пограничники во взаимодействии с сотрудниками Департамента охраны МВД в непосредственной близости к государственной границе задержали пятерых граждан Бангладеш. В ходе разбирательства выяснилось, что четверо парней и девушка получили визы в белорусском посольстве в Дели в ноябре 2016 года якобы для обучения в Витебском государственном технологическом университете. В начале декабря «студенты» прибыли в Национальный аэропорт «Минск», откуда направились в Витебск, где и зарегистрировались.
Однако конечной целью молодых людей были вовсе не корочки диплома и знания, а лучшие условия жизни в странах ЕС. Уже 14 февраля вся компания выехала в Брест, где и попыталась незаконно пересечь границу. Начальник управления по гражданству и миграции УВД Брестского облисполкома Александр Томашев, говоря об этом эпизоде, называет его «симптоматическим» и даже рассуждает о необходимости пересмотра механизмов приемной кампании в вузы для иностранцев:
— Безусловно, не все иностранные студенты, обучающиеся в наших высших учебных заведениях, используют легальный статус для попытки незаконно попасть в страны Евросоюза. Но факты есть, и они не единичные. Ежемесячно мы проводим с руководством университетов совместные совещания по этой теме. Введена практика, когда за группой из 15 иностранных слушателей закрепляется куратор, являющийся штатным преподавателем. Контакт с иностранной молодежью должен быть постоянный. Кроме того, мы предлагаем ввести обязательные беседы с иностранными абитуриентами посредством интернет-связи. Многие университеты мира практикуют предварительные Skype-собеседования, в ходе которых выясняется истинная мотивация молодого человека, а также уровень его знаний. Не мешало бы учебным заведениям, если они заинтересованы в иностранных студентах, самим выступать в роли рекрутов, а не действовать через посредников.
Знаете, чем закончилась история под кодовым названием «Бангладеш»? Примерно пятидесяти студентам аннулировали белорусские визы и отправили их на родину.
Группа задержанных индийцев — нарушителей границы.
Прыжок по ту сторону границы
Сотрудники 6-го управления по Брестской области и пограничники рассказывают такие истории, что позавидуют голливудские сценаристы. Например, пару лет назад из нашей страны депортировали украинку. На тот момент дама 1976 года рождения прижилась в наших краях: встречалась с белорусом, подрабатывала. В общем, чтобы воссоединиться с любимым, молодая особа… поменяла в Украине имя и фамилию, а вместе с тем — паспорт. Распознать обман удалось по отпечаткам пальцев. Ведь все иностранцы, которые регистрируются для временного проживания в нашей стране, проходят дактилоскопию. А гражданство у таинственной незнакомки было-то прежним.
Другую хитроумную уловку намеревались осуществить сирийские «спортсмены». В Национальный аэропорт «Минск» прибыла группа атлетов из Сирии. Ехали они с белорусскими визами на реальное соревнование. Однако, загрузившись в микроавтобус, потенциальные чемпионы почему-то устремились не в гостиницу, а к белорусско-польской границе. Наверное, вы уже поняли, что обман вовремя раскусили.
Изобретательно пытаются пробраться через госграницу нелегалы и в легальных пунктах пропуска. Недавний случай припоминает Сергей Дмитриев:
— Буквально 14 июля, по информации граждан, пересекающих границу в пункте пропуска «Козловичи», брестские пограничники задержали на режимной территории двоих граждан России. Мужчины проникли в прицеп грузового автомобиля и надеялись таким несложным способом пересечь границу.
Нередко нарушители используют широко распространенные мобильные навигаторы. Но места, где возможно беспрепятственно пересечь границу, на картах не обозначены.
Есть еще один важный рычаг в борьбе с противоправными каналами переправки людей. Как говорилось выше, часть нелегалов останавливают на подступах к пограничной зоне или пограничной полосе. Так вот помощь пограничникам оказывают те, кто живет и работает в приграничье. Созданы добровольные дружины, охраняющие рубежи нашей страны, в сельской местности открыты патриотические классы и отряды юных друзей пограничников.
Конечно, за помощь практикуется и система бонусов. По итогам квартала командиры пограничной части издают приказы о награждении денежной премией активистов, помогавших в задержании нарушителей. Впрочем, сами дружинники отмечают: главное не деньги, а неравнодушие и ответственность за безопасность государства. Пограничники не скрывают, что поддержка добровольных помощников порой эффективнее самых современных средств слежения:
— Нарушитель всегда приметен. Хоть на нем и не будет яркой одежды, но в руках всегда карта или мобильный телефон с включенной навигацией, за спиной — лишь дорожная сумка или рюкзак. У местных подозрительный путешественник часто спрашивает дорогу к границе.
ПОЗИЦИЯ
Виталий НАУМЧИК, временно исполняющий обязанности по должности начальника Департамента по гражданству и миграции МВД:
— Миграционная ситуация в стране, оставаясь стабильной, продолжает характеризоваться тенденциями использования нашей территории в качестве транзитной — для нелегального следования мигрантов в Евросоюз. Кроме того, реализация совместных с иностранными государствами инвестиционных проектов, выбор в качестве стратегических партнеров ряда государств, ранее представлявших определенную опасность в миграционном отношении, упрощение визовых процедур с широким спектром стран, введение нами безвизового режима — все это требует адекватных мер по предотвращению рисков и угроз, связанных со значительным притоком в нашу страну трудовых мигрантов, иностранных студентов и потенциальных беженцев. При этом удельный вес преступлений, зарегистрированных в 2016 году и совершенных иностранцами, в общем количестве преступлений, зарегистрированных в республике за указанный период, колеблется от 1,3 до 1,4% и не оказывает существенного влияния на формирование криминогенной обстановки. Это самый низкий уровень преступности в мигрантской среде на просторах СНГ.
СПРАВОЧНО
Несколько дней назад троих нелегалов из Индии, а заодно и организаторов канала незаконной миграции задержали наши пограничники в Гродненском районе. Гости из Дели пытались через Польшу попасть во Францию. Взяли их прямо на демаркационной полосе. Теперь за незаконное пересечение госграницы и нарушение пограничного режима нарушителей ожидает внушительный штраф — до 100 базовых величин — и депортация.
ФАКТ
Брестские борцы с организованной преступностью ежегодно «заворачивают» около пяти каналов нелегальной миграции.
В целом по стране в этом году только по линии МВД выявлено 9 организованных групп незаконных мигрантов общей численностью 38 человек. Из них 23 — граждане Вьетнама, 2 — Туниса, 6 — Индии, 4 — Китая, 3 — Ирана.

Фото автора и из архива собеседников

Стоит ли нелегально переходить границы?

Совершать преступления вообще плохо. Но недостаток нелегального перехода границ и путешествия без виз состоит не в том, что вас обязательно задержат в момент перехода границы или при обыденной проверке документов. Нелегал не может чувствовать себя в пути спокойно и расслабленно. А какое же удовольствие от поездки, если при появлении полицейских приходится вздрагивать, а полицейские участки обходить стороной? Хуже всего тем, кто имеет возможность путешествовать только во время отпуска. Предположим, вы собираетесь провести в дороге месяц, но вас в любой момент могут арестовать и депортировать назад, в Россию. Отпуск будет испорчен.

Тем, для кого пересечение границы – аттракцион, чтобы пощекотать себе нервы, я бы посоветовал выбрать какой-нибудь участок и пересечь линию границы несколько раз туда-сюда, а затем оформить визу и въезжать в страну уже легально.

Иногда нелегальный переход границы – мера вынужденная. Однажды вдвоем с дочерью я поехал в Италию. Мы благополучно пересекли всю Восточную Европу, а на словенско-итальянской границе нас пускать не захотели (тогда я еще не знал, как правильно решать проблему показных денег). Отойдя от перехода назад метров на сто, мы свернули на укатанную колею, проходящую параллельно границе. Пройдя примерно километр, уперлись в гравийный карьер. Дорога свернула влево. А мы – вправо, в сторону Италии. Стемнело. Того и гляди, могли переломать ноги на огородах с кабачками, тыквами и огурцами. Направление определяли по фонарям автострады. Вдруг впереди показались высокие столбы с протянутой на них проволокой. Неужели пограничный забор? Оказалось, нет. Всего лишь рамка для выращивания хмеля. Идем дальше. Опять впереди забор. На этот раз настоящий: яркие фонари освещают двухметровые бетонные столбы с колючей проволокой. Вот это-то уж точно – граница! Но нет. Всего лишь казарменная ограда. Мы обошли ее по вспаханному полю (в памяти всплыли картины пересечения контрольно-следовой полосы из фильмов про шпионов) и тут же вышли на автомобильную дорогу. В свете фар на дорожном указателе блеснула надпись: «На Словению». Значит, мы уже в Италии!

Через три недели на обратном пути мы опять оказались на этом же переходе. Таможенник заметил, что у нас нет штампов о въезде в Италию. Я уже собрался рассказать историю о том, что мы въезжали в страну со своими итальянскими знакомыми и на таможне нас не останавливали. Но этого не понадобилось. Сержант справился и сам. Он нашел транзитную словенскую визу. По стоявшим в ней числам ему стало ясно, что мы никак не могли пробыть в Италии больше положенных по визе 23 дней. Это его успокоило. И мы без проблем получили выездные штампы.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Последствия незаконного пересечения государственной границы Российской Федерации

Традиционно Россия привлекает множество мигрантов со стран СНГ. Это объясняется высоким уровнем жизни и возможностью выгодного трудоустройства. События на востоке Украины привели к тому, что потоки беженцев увеличились многократно. Это стало причиной обострения такой проблемы как незаконное пересечение границы РФ. Чем это грозит нарушителю? Какая статья УК предусматривает наказание? В этих вопросам мы разберемся в нашей статье.

Поскольку получить официальное разрешение на проживание в РФ могут не все, некоторые иностранцы решаются на незаконное пересечение границы. Это приводит к появлению проблем, в том числе к трудностям в квалификации подобных нарушений. Как правило, это касается таких понятий как действительные бумаги и надлежащее разрешение. Если они отсутствуют у иностранного гражданина, то в силу вступает 322 статья Уголовного Кодекса РФ.

Под пересечением границы понимается въезд или выезд за территорию страны, связанный с физическим перемещением. Для того чтобы иностранный гражданин получил право приехать в Россию, он должен оформить визу, получить разрешение на въезд или на транзит. Выдача осуществляется ответственными органами на территории РФ или за ее пределами. В таком случае оформить документы можно в дипломатическом представительстве.

Если между странами действует договор о возможности безвизового въезда, то иностранный гражданин должен иметь при себе удостоверение личности, которое поможет идентифицировать лицо. Их список закреплен в законодательстве и включает целый ряд документов. Как правило, в рамках безвизового режима въехать на территории РФ можно при наличии одного из следующих удостоверений личности:

  • внутренний паспорт иностранца;
  • загранпаспорт, выданный соответственным органом;
  • свидетельство о рождении (для несовершеннолетних);
  • служебный или дипломатический паспорт;
  • военный билет (для военнослужащих, который должен дополняться отпускным билетом и командировочным листом);
  • удостоверение работника железной дороги;
  • летное свидетельство.

Ответственность за незаконное пересечение границы

Как уже было сказано ранее, 322 статья УК РФ предусматривает наказание за незаконное пересечение государственной границы. Что касается его тяжести, то здесь все зависит от нюансов. Как правило, существует 2 основные типа наказания:

  • штраф или лишение свободы до 2 лет;
  • лишение свободы до 5 лет.

Первый тип наказания может применяться к тем иностранцам, которые пересекли границу без наличия необходимых документов или разрешения. Что касается штрафа, то его размер составляет от 200 до 500 минимальных заработных плат по России или конкретного нарушителя за период последних 5 месяцев. Об этом говорит 322 статья УК.

Более строгое наказание будет применено к группе лиц, которые незаконно прибыли в РФ по предварительному сговору с целью совершения преступления и выполнения действий, связанных с насилием. В таком случае 322 статья УК России предусматривает 5 лет тюремного заключения. При этом следует помнить, что данная стать не действует в отношении тех иностранцев, которые незаконно пересекли границу государства и подали прошение о получении политического убежища. Конечно же, если в действиях таких лиц будет выявлен состав другого преступления, то без наказания не обойтись.

Для прояснения ситуации необходимо четко определить понятие государственной границы. Это линия, которая охватывает пределы всей территории РФ, включая сушу и водное пространство. Она находится под охраной пограничных войск России. Неохраняемой территорией может считаться только та часть границы, доступ к которой невозможен: вертикальная поверхность, недосягаемая глубина и т. д.

Также отметим, что нарушение границы любым из способов является незаконным в том случае, если иностранец не имеет документов или соответственного разрешения: вплавь, по суши, по воздуху и т. д.

Совершение преступления считается законченным в том момент, когда лицо физически пересекло границу России. Причем если это было сделано не в соответственных пропускных пунктах и без установленных документов, то такие действия будут рассматриваться как незаконное пересечение государственной границы Российской Федерации.

Другие нюансы

Если же иностранец лишь намеревался незаконно пересечь границу РФ, то это не будет приравниваться к нарушению. Статья 322 УК Российской Федерации не предусматривает никакого наказания за такие действия. Такие нарушения как использование поддельных документов, попытка обмануть сотрудников пограничного контроля влекут за собой ответственность по другим статьям УК РФ. К примеру, статья 327 описывает подделку документов.

Ранее мы упоминали, что для пересечения границы России нужно иметь при себе установленные документы. К неустановленным бумагам можно отнести поддельные удостоверения личности, просроченные или выданные на другие имена документы. То есть, даже если иностранец предъявляет действующий загранпаспорт, но с поддельной фамилией, это будет основанием для отказа. Более того, за такие действия к лицу будут применены соответственные виды наказания (322 статья УК).

Список документов, которые позволяют въехать в Российскую Федерацию, был описан выше. Если же иностранный гражданин желает находиться в стране более 3 месяцев в рамках безвизового въезда, то ему придется предъявить и другие документы, в том числе сертификат об отсутствии СПИДа.

Некоторые виды ответственности не действуют для лиц, которые претендуют на получение политического убежища. Статья 322 говорит о том, что политическое убежище не может быть представлено, если иностранец:

  • приехал из страны (или имеет ее гражданство), в которой не было никаких угроз для его здоровья;
  • предоставил недостоверную информацию;
  • преследуется в других странах за преступления, которые в РФ являются уголовно наказуемыми;
  • совершил деяние, которое противоречит принципам и целям Организации объединенных наций;
  • является обвиняемым по уголовному делу или должен быть подвержен тюремному заключению.

В качестве примера отметим, что незаконное пересечение государственной границы Российской Федерации влечет за собой реальное наказание, о чем говорит 322 статья УК. Совсем недавно под стражу был взят гражданин США, которые прибыл в страну без наличия на то разрешения. Он попытался попасть в Россию через пропускной пункт, но ему было отказано. После этого он решил нарушить закон и въехать на территорию другим способом. Злоумышленник очень быстро был обнаружен и заключен под стражу.

Пересечь границу нелегально

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *