Переводчик в уголовном процессе

Критерии, определяющие степень владения участником процесса языком судопроизводства. Статьи по предмету Уголовный процесс

Вернуться к списку статей по юриспруденции

    КРИТЕРИИ, ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ СТЕПЕНЬ ВЛАДЕНИЯ УЧАСТНИКОМ ПРОЦЕССА ЯЗЫКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВА
    И.И. БУНОВА
    В ходе уголовного судопроизводства с участием лиц, не владеющих или недостаточно владеющих языком, на котором ведется судопроизводство, уголовно-процессуальным законодательством РФ предусмотрено обязательное участие переводчика.
    Основание приглашения переводчика — непонимание участником процесса языка, на котором ведется судопроизводство. Так, п. «e» ч. 3 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод закрепляет, что каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право «пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке» <1>.
    ———————————
    <1> Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.) с Протоколами (20 марта 1952 г., 16 сентября 1963 г., 22 ноября 1984 г.) // СЗ РФ. 2001. N 2. Ст. 163.
    Согласно положению ст. 18 УПК РФ участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется судопроизводство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика.
    Не вызывает сомнений, что фактическая реализация принципа языка уголовного судопроизводства и обеспечения права участников процесса пользоваться родным языком или другим языком, которым они владеют, обязательна. Так, А.С. Пашин высказывает мнение, что «чаще всего общее заблуждение возникает вследствие недостаточного понимания допрашиваемым и другими участниками следственного действия языка судопроизводства…» <2>.
    ———————————
    <2> Пашин С.А. Доказательства в российском уголовном процессе. М., 1999. С. 43.
    Определяющим в данном случае является факт владения (невладения) или недостаточного владения языком, на котором ведется производство по делу. А что значит «владеть» или «не владеть» языком? Есть ли критерии, позволяющие с надлежащей полнотой выяснить, владеет или не владеет данное лицо языком судопроизводства? И, отвечая на один из поставленных вопросов, Г.П. Саркисянц пишет: «…Владеть языком судопроизводства — значит свободно понимать данный язык во всех его нюансах и бегло, без всяких затруднений изъясняться на нем по любым вопросам, возникающим в ходе процесса. Закон подразумевает под владением языком именно активное знание его и умение свободно объясняться на этом языке» <3>.
    ———————————
    <3> Саркисянц Г.П. Переводчик в советском уголовном процессе. Ташкент, 1974. С. 24.
    Представляется, что одним из критериев, определяющих степень владения языком судопроизводства, является мнение самого участника уголовного процесса, его способность воспринимать устную и письменную речь, изъясняться на языке производства по уголовному делу, адекватно воспринимать юридическую терминологию. Данную точку зрения поддерживает О.А. Александрова, которая утверждает, что «вопрос о том, насколько свободно иностранец владеет тем или иным языком, может окончательно решаться только им самим» <4>.
    ———————————
    <4> Александрова О.И. Уголовно-процессуальные и криминалистические особенности возбуждения и расследования уголовных дел с участием иностранных граждан: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2001. С. 42.
    Наряду с этим следует отметить, что язык судопроизводства насыщен специальными юридическими терминами и понятиями и в значительной степени отличается от языка, используемого в повседневном быту. «Простого знакомства с языком совершенно недостаточно для того, чтобы считать, что участвующее в деле лицо действительно владеет не родным ему языком судопроизводства» <5>.
    ———————————
    <5> Саркисянц Г.П. Переводчик в советском уголовном процессе. Ташкент, 1974. С. 25.
    В подобных случаях важна позиция лица, осуществляющего уголовное судопроизводство, поскольку участие переводчика обязательно и в тех случаях, когда участник уголовного судопроизводства недостаточно владеет языком, на котором ведется производство по уголовному делу, хотя и не ходатайствует о приглашении переводчика. В этой связи следует согласиться с позицией, обозначенной в комментарии к УПК РФ, что, «если обвиняемый соглашается обходиться без переводчика или по собственной инициативе заявляет о нежелании обращаться к его помощи, но очевидно, что он недостаточно владеет языком, на котором ведется уголовное судопроизводство, следователь обязан независимо от мнения обвиняемого обеспечить участие переводчика в уголовном деле» <6>.
    ———————————
    ——————————————————————
    КонсультантПлюс: примечание.
    Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (под ред. А.Я. Сухарева) включен в информационный банк согласно публикации — НОРМА, 2004 (издание второе, переработанное).
    ——————————————————————
    <6> Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации в редакции Федерального закона от 29 мая 2002 г. / Под общ. и научн. ред. А.Я. Сухарева. М.: НОРМА, 2002. С. 127.
    Уже на стадии предварительного расследования «необходимо обратить внимание на речь участника процесса, поскольку явные нарушения языковой нормы свидетельствуют о крайне незначительном объеме письменной речевой практики, а значит, ставят под сомнение удовлетворительное развитие языковой способности» <7>.
    ———————————
    <7> Губаева Т. «…Всяк сущий в ней язык…» // Советская юстиция. 1993. N 5. С. 21.
    Таким образом, незнание участниками процесса языка, на котором ведется судопроизводство, не может служить основанием для ограничения их прав. Следовательно, реализация конституционных положений обеспечивает участникам уголовного судопроизводства право пользования родным языком и свободный выбор языка общения. Можно согласиться с мнением, что «лицо, не владеющее или недостаточно владеющее языком, на котором ведется судопроизводство, вправе пользоваться как своим родным языком, так и любым другим языком, которым оно владеет в достаточной степени хорошо, независимо от его национальности» <8>.
    ———————————
    ——————————————————————
    КонсультантПлюс: примечание.
    Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (под ред. В.М. Лебедева, В.П. Божьева) включен в информационный банк согласно публикации — Юрайт-Издат, 2007 (3-е издание, переработанное и дополненное).
    ——————————————————————
    <8> Научно-практический комментарий к УПК РФ / Под общ. ред. В.М. Лебедева; науч. ред. В.П. Божьев. М.: Спарк, 2008. С. 79.
    Несоблюдение принципа языка судопроизводства ведет к нарушению законодательства и признанию доказательств недопустимыми. Так, по делу Ш., грузина по национальности, владеющего менгрельским наречием грузинского языка, обвиняемого по ч. ч. 1, 2 ст. 210, п. п. «а», «б» ч. 3 ст. 163, ч. 3 ст. 30, ч. ч. 1, 2 ст. 167 УК РФ, судья суда Ямало-Ненецкого автономного округа возвратил дело прокурору для устранения нарушений, выразившихся в необеспечении Ш. переводчиком, тем самым в нарушении его права изъясняться на языке, которым он владеет, а также отсутствии перевода на родной язык Ш. судебных документов, в том числе обвинительного заключения, подлежащих вручению Ш. В своем представлении государственный обвинитель Ч. просил отменить постановление судьи о возвращении дела на дополнительное расследование, ссылаясь на то, что Ш. достаточно хорошо владеет русским языком, около 10 лет живет в России, обучался в школе, в ходе следствия отказывался от переводчика, который ему предоставлялся.
    Однако Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, изучив материалы дела, установила, что в ходе следствия Ш. дважды было отказано в предоставлении переводчика на том основании, что он 10 лет живет в России и владеет русским языком. Кроме того, Ш. грузин по национальности, обучался в грузинской школе, окончил всего несколько классов, настаивал на предоставлении переводчика, однако в деле отсутствуют какие-либо данные, что ему фактически предоставлялся переводчик с грузинского языка, не говоря о переводчике с менгрельским наречием. Какие-либо документы на родной язык не переводились и не вручались. Исследовав материалы уголовного дела, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в кассационном определении вывод судьи Ямало-Ненецкого автономного округа о нарушении ст. 18 УПК РФ признала верным, постановление судьи в отношении Ш. о возвращении уголовного дела прокурору для устранения нарушений, выразившихся в необеспечении Ш. переводчиком, оставила без изменения, кассационное представление государственного обвинителя — без удовлетворения <9>.
    ———————————
    <9> Определение Верховного Суда РФ от 18.04.2003 N 70-о03-3 // СПС «КонсультантПлюс».
    Принципиальная позиция Верховного Суда РФ по данному вопросу абсолютно справедлива, так как любое ограничение прав участников уголовного судопроизводства, обусловленное незнанием ими языка, на котором ведется судопроизводство, и непредоставление этим лицам возможности пользоваться в любой стадии процесса родным языком, является существенным нарушением норм уголовно-процессуального закона.
    В то же время в судебной практике встречаются факты, когда участники процесса злоупотребляют своими правами, предусмотренными действующим уголовно-процессуальным законодательством России.
    Так, по делу Д., грузина по национальности, обвиняемого по ч. 2 ст. 290, п. «а» ч. 4 ст. 162, ч. 3 ст. 222 УК РФ, судья Тульского областного суда возвратил дело прокурору для устранения нарушений, выразившихся в необеспечении Д. переводчиком, тем самым нарушении его права изъясняться на языке, которым он владеет. В своем представлении государственный обвинитель просил отменить постановление судьи о возвращении дела на дополнительное расследование, ссылаясь на то, что Д. русским языком владеет, что было установлено в ходе предварительного расследования, а ходатайство о предоставлении переводчика им было заявлено лишь при ознакомлении с материалами уголовного дела с целью затягивания сроков предварительного следствия.
    Изучив материалы дела, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ пришла к выводу о том, что оснований полагать, что Д., грузин по национальности, не владеет или недостаточно владеет языком судопроизводства, нет. Так как Д. перед допросом в качестве подозреваемого о необходимости участия переводчика не заявлял, мотивируя тем, что русским языком владеет свободно. При последующих допросах Д. в качестве обвиняемого и проведении с ним более 60 следственных действий с участием защитника заявлял, что желает давать показания на русском языке и в услугах переводчика не нуждается. Кроме того, Д. собственноручно выполнял записи в протоколах допросов, что желает давать показания на русском языке. Несмотря на то что Д. родился в Грузии, он с 3-го класса изучал русский язык, свободно общается на русском языке, может читать и писать. С 1996 г. проживал в России, в г. Туле, дважды был судим и отбывал наказание на территории Тульской области. Кроме того, из характеристик учреждения Управления Федеральной службы исполнения наказания по Тульской области следует, что Д. свободно говорит с сокамерниками на русском языке, поддерживает связь с обвиняемыми путем передачи записок, что также свидетельствует о знании им русского языка, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ не нашла препятствий к рассмотрению дела судом и оснований для возвращения его прокурору. В результате чего Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда постановление суда отменила и направила дело на новое судебное рассмотрение в тот же суд со стадии предварительного слушания <10>.
    ———————————
    <10> См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 6.
    Приведенные примеры далеко не единичны, и в каждом конкретном случае, уже на стадии предварительного следствия, по нашему мнению, следует принимать исчерпывающий перечень мер для обеспечения соблюдения прав участников процесса, не владеющих или недостаточно владеющих языком судопроизводства.
    В целях оптимизации уголовного судопроизводства в связи с участием в нем лиц, не владеющих языком судопроизводства либо недостаточно владеющих, предлагается следующее.
    1. При разъяснении участнику уголовного судопроизводства его прав выяснять, владеет ли он языком судопроизводства, необходим ли ему переводчик. Если участие переводчика необходимо (об этом заявил сам участник уголовного судопроизводства; данный факт установлен лицом, осуществляющим производство по делу), своевременно обеспечить его вовлечение в уголовное судопроизводство. При этом необходимо истребовать данные о степени владения переводчиком языком того участника уголовного судопроизводства, которому необходима его помощь, а также языком, на котором ведется судопроизводство.
    2. Если участник судопроизводства отказывается от участия переводчика, однако у следователя, дознавателя, суда, судьи возникают сомнения в том, что лицо в достаточной степени владеет языком судопроизводства, предлагается выявить степень владения языком судопроизводства следующим образом: принять от этого лица собственноручное письменное заявление об отказе от переводчика с указанием конкретной причины; подробно допросить участника о месте рождения, получении образования, уровне владения языком судопроизводства, истребовать у него аттестат, диплом учебного заведения, подтверждающие получение образования на языке, на котором ведется судопроизводство по данному делу, после чего рекомендуется предложить участнику судопроизводства собственноручно записать свои показания или дополнения к ним в протоколе допроса; запросить характеристики с места работы, учебы, службы о профессиональной деятельности участника процесса; допросить соседей, знакомых, родственников, сослуживцев о знании, владении участником языком судопроизводства; оформить запрос в информационные центры субъекта РФ, ГИЦ МВД России с целью истребования сведений о прежних судимостях лица (при их наличии запросить характеристики из мест отбытия данным лицом наказания); запросить приговоры суда.
    3. Применять при производстве следственных действий в качестве факультативного средства сохранения показаний аудио- и видеозапись, киносъемку, которые позволят фиксировать особенности поведения, манеру общения, уровень владения языком судопроизводства, адекватность и быстроту реакции участника судопроизводства, степень изложения им информации (дачи показаний), имеющей доказательственное значение при формировании доказательств.
    4. Если материалы, подтверждающие достаточный для участника уровень владения языком судопроизводства, собраны, однако на одном из этапов уголовного судопроизводства лицо заявляет ходатайство о предоставлении ему переводчика, предлагаем удовлетворить ходатайство данного лица и обеспечить ему переводчика для производства последующих процессуальных действий. При этом, как нам представляется, не следует производить повторно процессуальные действия, выполненные до момента заявления участником судопроизводства такого ходатайства.
    Аналогичную позицию занимает Я.М. Ишмухаметов, который полагает, что «лицо… может заявить ходатайство о предоставлении ему переводчика на любом этапе уголовного судопроизводства. За ним остается право обратиться с ходатайством о предоставлении переводчика, но те следственные действия, при производстве которых оно по собственной инициативе отказалось от помощи переводчика, не могут рассматриваться как нарушение принципа языка судопроизводства» <11>.
    ———————————
    <11> Ишмухаметов Я.М. Язык судопроизводства как принцип российского уголовного судопроизводства: Дис. … канд. юрид. наук. Ижевск, 2006. С. 53.
    Таким образом, в ходе уголовного судопроизводства, с одной стороны, необходимо принимать все меры для обеспечения конституционного права пользоваться своим родным языком, а с другой стороны — меры, направленные на воспрепятствование злоупотребления процессуальными правами участниками процесса.

    Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Уголовный процесс, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

Свидетель —лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и раз­решения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний (ст. 56 УПК).

В ст. 37 УПК РСФСР определения свидетеля не было. В отличие от старого УПК, в новом прописаны не только обязанности, но и права свидетеля.

Вызов свидетеля осуществляется только повесткой, которая вручается ему под расписку или совершеннолетнему члену его семьи, или администрации по месту его работы, или иным лицам и организациям, которые обязаны передать ее вызываемому. Повестка может быть передана с помощью средств связи.

В случае уклонения от явки без уважительных причин свиде­тель может быть подвернут приводу; судом на него может быть на­ложено денежное взыскание (ст. 117, 118 УПК).

Лица, которые не подлежат допросу в качестве свидетелей:

· судьи и присяжные заседатели по обстоятельствам дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по делу;

· защитники или адвокаты — об обстоятельствах, которые стали им известны при осуществлении ими своих полномочий;

· священнослужители — об обстоятельствах, ставших им известными на исповеди;

· члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы без их согласия — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий.

Права свидетеля: заявлять ходатайства и приносить жалобы на действия и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда; являться на допрос с адвокатом, приглашенным им для ока­зания юридической помощи, который вправе делать заявления о нарушениях прав и законных интересов свидетеля (ст. 189 УПК); ходатайствовать о применении мер безопасности, предусмотренных ст. 11 УПК. В соответствии со ст. 278 УПК свидетель может быть допрошен в судебном заседании без оглашения подлинных данных о его личности и в условиях, исключающих визуальное наблюдение его другими участниками судебного разбирательства.

Свидетель не может быть принудительно подвергнут судебной экспертизе или освидетельствованию, за исключением случаев, когда освидетельствование необходимо для оценки достоверно­сти его показаний (ст. 179 УПК).

Судебная экспертиза в отношении свидетеля производится с его согласия или согласия его законного представителя, которое дается в письменном виде (ст. 195 УПК). В этом случае свидетель вправе знакомиться с заключением эксперта (ст. 206 УПК). На по­лучение образцов для сравнительного исследования какого-либо согласия не требуется (ст. 202 УПК), поэтому это необходимо рас­ценивать как процессуальную обязанность свидетеля (и других участников уголовного процесса).

Обязанности свидетеля:

1) явиться по вызову лица или органа, в производстве кото­рого находится возбужденное уголовное дело;

2) давать правдивые показания: сообщить все известное ему по делу и ответить на поставленные имеющие отношение к делу вопросы;

3) не разглашать данные расследования, ставшие ему изве­стными в связи с участием в производстве по уголовному делу, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установ­ленном ст. 161 УПК РФ;

4) предъявлять по требованию суда используемые им пись­менные заметки и документы;

5) подчиниться постановлению об:

-освидетельствовании с целью оценки достоверности его показаний (ч. 1 ст. 179 УПК РФ),

-получении образцов для сравнительного исследования (ч. 3 ст. 202 УПК РФ);

6) соблюдать порядок в судебном заседании;

7) подчиняться распоряжениям председательствующего (ст. 258 УПК РФ);

8) нести ответственность за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, если показания не касаются его самого, его супруга и близких родственников;

9) иные обязанности.

В случае неявки к дознавателю, следователю, прокурору, в суд на свидетеля может быть наложено денежное взыскание в размере до 25 минимальных размеров оплаты труда в порядке, установленном ст. 118 УПК РФ (ст. 117 УПК РФ).

Привод свидетеля допустим при неявке без уважительных причин. Уважительными причинами, в частности, могут быть признаны: болезнь, лишающая его возможности явиться; бо­лезнь члена семьи при невозможности поручить кому-либо уход за ним; несвоевременное вручение повестки; невозможность явки вследствие стихийного бедствия, а также иные обстоятель­ства, препятствующие свидетелю явиться в назначенный срок’

Переводчик.Согласно ст. 26 Конституции РФ «каждый имеет право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения». Это право может быть реализовано путем ведения уголовного судопроизводства как на русском языке, так и на государственных языках республик — субъектов Российской Федерации, а также лицам, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, возможности

В качестве переводчика может быть привлечено к участию в процессе любое лицо, свободно владеющее языком, на котором ведется судопроизводство. При этом оно не обязательно должно иметь специальность или профессию переводчика.

Если лица, ведущие процесс, сами владеют другим языком, на котором способен общаться участник процесса, они не могут быть переводчиками, ибо при совмещении разных процессуальных функций подлежат отводу.

Переводчик не может участвовать в деле если он: является свидетелем, близким родственником или родственником любого из участников производства по делу либо как-нибудь иначе лично заинтересован в исходе данного уголовного дела. Участники процесса могут ходатайствовать о назначении переводчика из числа указанных ими лиц. О назначении лица переводчиком дознаватель, следователь, прокурор или судья выносит постановление, а суд — определение.

Следственные и судебные документы, которые подлежат обязательному вручению подозреваемому, обвиняемому, а также другим участникам процесса, переводят на их родной язык или иной язык, которым они владеют. К числу этих документов относятся: копии постановлений о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица, об отказе в возбуждении уголовного дела и прекращении уголовного дела, о привлечении лица в качестве обвиняемого, обвинительного заключения с приложениями, обвинительного акта, приговора, протокола обыска, выемки, копия решения о применении меры пресечения, извещение о реабилитации и т.д.

Разъяснение переводчику его прав, обязанностей и возможной ответственности происходит до начала выполнения переводчиком его обязанностей. В судебном разбирательстве разъяснение переводчику его прав и ответственности осуществляется председательствующим в подготовительной части судебного разбирательства сразу после открытия судебного заседания и проверки явки в суд.

Участие переводчика в следственных и иных процессуальных действиях фиксируется в протоколах этих действий, которые подлежат подписанию в числе других участников и переводчиком после ознакомления с их содержанием.

Переводчик имеет право:

— задавать вопросы участникам уголовного судопроизводства в целях уточнения перевода;

— знакомиться с протоколом следственного действия, в котором он участвовал, а также с протоколом судебного заседания и делать замечания по поводу правильности записи перевода, подлежащей занесению в протокол;

— подавать жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права,

— на покрытие ему расходов, связанных с явкой к месту производства процессуальных действий и проживанием.

Переводчик обязан:

— являться по вызову следователя, дознавателя, органа дознания, прокурора, судьи или суда;

— выполнять правильный перевод в ходе производства следственных и иных процессуальных действий, а также перевод процессуальных документов;

— не разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу в качестве переводчика, если он был об этом заранее предупрежден.

За заведомо неправильный перевод и разглашение данных предварительного расследования предусмотрена уголовная ответственность.

Понятые— это не заинтересованные в исходе уголовного дела лица, привлекаемые дознавателем, следователем или прокурором для удостоверения факта производства следственного действия, а также содержания, хода и результатов следственного действия. Таким образом, понятые участвуют в обеспечении удостоверительной стороны доказывания в уголовном судопроизводстве, гарантируя достоверность результатов следственных действий.

Понятыми могут быть только не заинтересованные в исходе уголовного дела лица (например, в случае родственных или иных близких отношений, долговых обязательств понятых с кем-либо из участников процесса, выступающих на стороне обвинения или на стороне защиты, и т.п.), но и служебная: например, заинтересованность понятых в силу их зависимости по работе от лиц, участвующих в следственном действии, либо их общей ведомственной принадлежности к органам, осуществляющим уголовное преследование.

Запрещается привлекать в качестве понятых:

а) несовершеннолетних;

б) участников уголовного судопроизводства, их близких родственников и иных родственников;

в) работников органов исполнительной власти, наделенных в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности или предварительного расследования.

К их числу обязательных следственных действий, когда понятые необходимы относится:

— осмотр места происшествия, местности, жилища, иного помещения, предметов и документов;

— эксгумация и осмотр трупа;

— следственный эксперимент;

— обыск;

— выемка;

— осмотр и выемка задержанных почтово-телеграфных отправлений;

— осмотр фонограмм, контроль и запись переговоров;

— предъявление для опознания;

— проверка показаний на месте.

При этом понятых должно быть не менее двух. Понятые привлекаются, как правило, для осуществления тех процессуальных действий,

которые основаны на методе наблюдения.

Понятые вправе: участвовать в следственном действии и делать по поводу следственного действия заявления и замечания, подлежащие занесению в протокол; знакомиться с протоколом следственного действия, в производстве которого он участвовал; приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя и прокурора, ограничивающие его права.

Понятые обязаны являться по вызову, не разглашать данные предварительного расследования в соответствии с отобранной от каждого подпиской. За разглашение данных предварительного расследования понятой может быть привлечен к уголовной ответственности по ст. 310 УК РФ.

Специалист — лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном настоящим Кодексом, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

Специалист вправе:

1) отказаться от участия в производстве по уголовному делу, если он не обладает соответствующими специальными знаниями;

2) задавать вопросы участникам следственного действия с разрешения дознавателя, следователя и суда;

3) знакомиться с протоколом следственного действия, в котором он участвовал, и делать заявления и замечания, которые подлежат занесению в протокол;

4) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права.

4. Специалист не вправе уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд, а также разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу в качестве специалиста, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса. За разглашение данных предварительного расследования специалист несет ответственность в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации.

1. Уголовное судопроизводство ведется на русском языке, а также на государственных языках входящих в Российскую Федерацию республик. В Верховном Суде Российской Федерации, кассационных судах общей юрисдикции, апелляционных судах общей юрисдикции, военных судах производство по уголовным делам ведется на русском языке.

2. Участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика в порядке, установленном настоящим Кодексом.

3. Если в соответствии с настоящим Кодексом следственные и судебные документы подлежат обязательному вручению подозреваемому, обвиняемому, а также другим участникам уголовного судопроизводства, то указанные документы должны быть переведены на родной язык соответствующего участника уголовного судопроизводства или на язык, которым он владеет.

Комментарий к Ст. 18 УПК РФ

1. В многонациональной России с ее федеративным устройством вопрос о языке судопроизводства имеет особенно рельефно выраженное политическое содержание. Конституционной основой его решения служат положения, согласно которым государственным языком на всей территории Российской Федерации является русский язык, а республики вправе устанавливать свои государственные языки, которые наряду с русским употребляются в органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик (части первая и вторая статьи 68 Конституции РФ). Аналогичные положения содержатся в Законе РФ от 25 октября 1991 г. «О языках народов Российской Федерации» (части первая и вторая статьи 3).

2. Согласно пунктам 1 и 2 статьи 10 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе РФ» (Собрание законодательства РФ. 1997. N 1. Ст. 1) только на русском языке ведется судопроизводство в Верховном Суде Российской Федерации и военных судах. Значит, во всех других судах общей юрисдикции, а также органах расследования республик, входящих в состав Российской Федерации, в соответствии с конституциями этих республик производство может вестись на государственном языке этих республик, что и отражено в части первой комментируемой статьи. Вразрез со сказанным в статье 3 Федерального закона от 1 июня 2005 г. «О государственном языке Российской Федерации» (Российская газета. 2005. 7 июня) говорится, что государственный язык Российской Федерации (русский) «подлежит обязательному пользованию», в частности в уголовном судопроизводстве, в федеральных судах и у мировых судей, а о государственных языках республик не упоминается. Однако вышеприведенных положений Федерального конституционного закона «О судебной системе» и УПК данная неточность поколебать не может, а в практическом плане она малоактуальна: русский язык в уголовном судопроизводстве действительно занимает господствующее положение повсеместно.

3. Участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, в любой стадии путем разъяснения прав участнику процесса и привлечения к участию в деле переводчика должна быть предоставлена реальная возможность давать показания, выступать в суде, слушать судоговорение и знакомиться с письменными материалами уголовного дела на языке, которым он владеет. Это общее правило, действующее не только в уголовном, но и в конституционном, гражданском, административном и арбитражном судопроизводстве, и речь идет, таким образом, о законоположении, содержание которого выходит далеко за рамки уголовно-процессуального права. Необходимо также заметить, что язык судопроизводства и принцип судопроизводства — категории различные.

9.1. Участие переводчика

В ст. 18 УПК РФ закреплен один из важнейших принципов уголовного судопроизводства. Этот принцип в литературе обычно именуют «национальный язык судопроизводства». В содержание данного принципа включаются следующие элементы: 1.

Уголовное судопроизводство (в том числе и предварительное следствие) ведется на русском языке, а также на государственных языках входящих в Российскую Федерацию республик. В военных судах производство по уголовным делам ведется на русском языке. 2. Участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют. 3. Участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, обеспечивается право бесплатно пользоваться помощью переводчика в порядке, установленном настоящим Кодексом. 4. Если в соответствии с УПК РФ следственные и судебные документы подлежат обязательному вручению подозреваемому, обвиняемому, а также другим участникам уголовного судопроизводства, то указанные документы должны быть переведены на родной язык соответствующего участника уголовного судопроизводства или на язык, которым он владеет. К числу документов, которые подлежат вручению участникам уголовного судопроизводства, а значит, и переводу, относятся: копии постановления о возбуждении уголовного дела, признании потерпевшим или отказе в этом; постановления о прекращении дела, приостановлении производства по уголовному делу — вручаются потерпевшему (ч. 13 п. 2 ст.42 УПК РФ)41. Обвиняемому вручаются копии постановления о привлечении его в качестве обвиняемого, о применении меры пресечения, обвинительного заключения, копии принесенных по уголовному делу жалоб и представлений (п. 2, 19 ч. 4 ст. 47 УПК РФ). По просьбе защитника или законного представителя им должны быть выданы копии тех же документов, что и обвиняемому (ч. 2 ст. 101, ст. 222 УПК РФ). Таким образом, правом пользоваться бесплатно услугами переводчика наделен любой участник уголовного судопроизводства. Существенной новеллой УПК РФ (в сравнении с УПК РСФСР) является то, что право на бесплатного переводчика имеют не только лица, совсем не владеющие, но и недостаточно владеющие языком, на котором ведется судопроизводство. Эту новеллу мы относим к недостаткам нового УПК. Ее реализация затруднит работу как органов предварительного расследования, так и судов. Многие обвиняемые, подозреваемые заявят, что они недостаточно владеют языком судопроизводства, и потребуют переводчика. Свидетели на этом основании станут отказываться давать показания. И как определить степень достаточности владения языком? Назначать экспертизу? Еще более усугубляет положение то обстоятельство, что в ст. 42 (ч. 2 п. 6) УПК РФ речь уже не идет о достаточности или недоста точности владения языком, на котором ведется судопроизводство. В этих статьях сформулировано безусловное право давать показания и объяснения на родном языке или на языке, которым участник процесса владеет. Получается, что свидетель может отказаться давать показания, если даже он и владеет языком, на котором ведется судопроизводство, но желает давать показания на родном языке, а такого переводчика в месте производства предварительного следствия просто нет. Переводчик — лицо, привлекаемое к участию в уголовном судопроизводстве в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, свободно владеющее языком, знание которого необходимо для перевода (ч. 1 ст. 59 УПК РФ). Процессуальное положение переводчика занимает также лицо, владеющее навыками сурдоперевода и приглашенное для участия в производстве по уголовному делу (ч. 6 ст. 59 УПК РФ). Как и любой другой участник уголовного судопроизводства, переводчик наделен процессуальными правами (ч. 3 ст. 59 УПК РФ) и несет установленные УПК РФ (ч. 4 ст. 59) обязанности. Переводчик вправе: 1) задавать вопросы участникам уголовного судопроизводства в целях уточнения перевода; 2) знакомиться с протоколом следственного действия, в котором он участвовал, а также с протоколом судебного заседания и делать замечания по поводу правильности записи перевода, подлежащие занесению в протокол; 3) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права. Переводчик не вправе: 1) уклоняться от явки по вызову следователя; 2) осуществлять заведомо неправильный перевод; 3) разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу в качестве переводчика, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном ст. 161 УПК РФ. За заведомо неправильный перевод и разглашение данных предварительного расследования переводчик несет ответственность в соответствии со ст. 307 и 310 Уголовного кодекса Российской Федерации. О назначении лица переводчиком дознаватель, следователь, прокурор или судья выносит постановление, а суд — определение. Перед началом следственного действия, в котором участвует переводчик, следователь удостоверяется в его компетентности и разъясняет переводчику его права и ответственность, предусмотренные ст. 59 настоящего Кодекса. Переводчик своей подписью удостоверяет правильность перевода. Протокол допроса, в котором участвовал переводчик, он подписывает как в целом, так и каждую его страницу.

Статья 59. Переводчик

Приказ Генпрокуратуры России от 23.10.2014 N 150 (ред. от 20.07.2017) «Об утверждении Инструкции о процессуальной деятельности органов дознания Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов»

Перед началом следственного действия, в котором участвует переводчик, орган дознания, дознаватель удостоверяется в его компетентности и разъясняет переводчику его права и ответственность, предусмотренные ст. 59 УПК РФ (ст. 169 УПК РФ, бланк 44).

Определение Конституционного Суда РФ от 06.10.2015 N 2444-О «По жалобе гражданина Дворяка Владимира Геннадьевича на нарушение его конституционных прав положениями пункта 3 части второй статьи 38, части третьей статьи 53, статьи 161 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и статьи 310 Уголовного кодекса Российской Федерации»

Данные предварительного расследования, как следует из взаимосвязанных положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (часть первая статьи 6, пункт 3 части второй статьи 38, пункт 3 части пятой статьи 42, часть шестая статьи 44, часть третья статьи 53, пункт 2 части третьей статьи 54, пункт 3 части шестой статьи 56, пункт 5 части четвертой статьи 57, часть четвертая статьи 58, пункт 2 части четвертой статьи 59, часть четвертая статьи 60, статья 161), составляют тайну предварительного расследования — охраняемую уголовно-процессуальным и уголовным законами информацию (сведения), содержащуюся в материалах уголовного дела, разглашение (распространение) которой создает реальную или потенциальную опасность причинения ущерба расследованию по уголовному делу, нарушения прав и законных интересов как участников уголовного судопроизводства, так и лиц, не являющихся его участниками.

Определение Конституционного Суда РФ от 06.10.2015 N 2443-О «По жалобе граждан Динзе Дмитрия Владимировича и Сенцова Олега Геннадьевича на нарушение их конституционных прав положениями пункта 3 части второй статьи 38, части третьей статьи 53 и статьи 161 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

5. Данные предварительного расследования, как следует из взаимосвязанных положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (часть первая статьи 6, пункт 3 части второй статьи 38, пункт 3 части пятой статьи 42, часть шестая статьи 44, часть третья статьи 53, пункт 2 части третьей статьи 54, пункт 3 части шестой статьи 56, пункт 5 части четвертой статьи 57, часть четвертая статьи 58, пункт 2 части четвертой статьи 59, часть четвертая статьи 60, статья 161), составляют охраняемую уголовно-процессуальным и уголовным законами информацию (сведения), содержащуюся в материалах уголовного дела, разглашение (распространение) которой создает реальную или потенциальную опасность причинения ущерба расследованию по уголовному делу, нарушения прав и законных интересов как участников уголовного судопроизводства, так и лиц, не являющихся его участниками.

<Письмо> Генпрокуратуры РФ от 30.03.2004 N 36-12-04 <О направлении Методических рекомендаций «Основания и порядок применения временного отстранения от должности, наложения ареста на имущество и ценные бумаги, денежного взыскания»>

Приказ Генпрокуратуры РФ от 01.10.2003 N 186 «О внесении изменений и дополнений в Инструкцию органам дознания Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, в которых законом предусмотрена военная служба» (вместе с «Инструкцией…», утв. Генпрокуратурой РФ 05.06.2002)

Перед началом следственного действия, в котором участвует переводчик, орган дознания — командир воинской части, дознаватель удостоверяется в его компетентности и разъясняет переводчику его права и ответственность, предусмотренные ст. 59 УПК РФ (ст. 169 УПК РФ; приложение 61 к ст. 476 УПК РФ).

Приказ Генпрокуратуры РФ от 18.01.2008 N 20 (с изм. от 27.01.2011) «Об утверждении Инструкции о процессуальной деятельности органов дознания Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, в которых законом предусмотрена военная служба»

Перед началом следственного действия, в котором участвует переводчик, орган дознания — командир воинской части, дознаватель удостоверяется в его компетентности и разъясняет переводчику его права и ответственность, предусмотренные ст. 59 УПК РФ (ст. 169 УПК РФ, бланк 64).

Переводчик в уголовном процессе

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *