Преступления в местах лишения свободы

Кримминология

Преступность в местах лишения свободы представляет собой специфическую разновидность уголовного рецидива. В целом есть основания говорить о ее повышенной общественной опасности, так как уголовно наказуемые деяния в данном случае совершаются непосредственно в процессе исполнения наказания за предыдущее преступление, в условиях изоляции осужденных, усиленного надзора за ними, что свидетельствует об упорном игнорировании уголовно-правовых запретов.

Некоторые преступления рассматриваемого вида могут совершаться только осужденными, отбывающими наказание (или лицами, находящимися в предварительном заключении): побег из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи (ст.313 УК РФ), уклонение от отбывания лишения свободы (ст. 314), дезорганизация деятельности учреждений, обеспечиваюх изоляцию от общества (ст.321).

В других случаях это обычные общеуголовные преступления (убийства, причинение вреда здоровью, кражи и т. д.), но обладающие значительной спецификой, которая связана с особенностями как субъекта, так и конкретных ситуаций их совершения. В литературе при криминологическом (или криминопенологическом) анализе применительно к местам лишения свободы обычно выделяются следующие подвиды преступного поведения: а) уклонение от наказания; б) массовое (групповое) преступное поведение осужденных; в) половые эксцессы осужденных; г) обращение с запрещенными для осужденных веществами (например, наркотиками); д) воспре-пятствование деятельности уголовно-исполнительных учреждений и их сотрудников; е) традиционные разновидности преступного поведения корыстной, насильственной и иной общекриминальной мотивации1.

Абсолютное число регистрируемых в местах лишения свободы преступлений невелико — например, в 1997 г. их было 2088. Причем в последнее время наблюдается их снижение

1 См.: Старков О.В. Основы криминопенологии. Уфа, 1997. С. 261.

(например, в 1997 г. в сравнении с 1996 г. почти на треть), что выглядит довольно странным на фоне в полном смысле плачевного положения дел в исправительных учреждениях. По-видимому, данный парадокс отражает не столько реальную криминальную ситуацию, сколько уровень дезорганизации системы этих учреждений: развал производства, далеко не полное обеспечение трудовой занятости контингента, многочисленные послабления в режиме, резкое ухудшение воспитательно-профилактической и оперативно-розыскной работы, отсутствие адекватного реагирования на проступки некриминального характера, укрытие преступлений от учета. Ряд данных указывает на довольно высокую латентность преступности в местах лишения свободы. Она особенно характерна для относительно неопасных (например, в сравнении с убийствами) преступлений, в значительной мере ставших как бы нормальными явлениями «тюремного» быта, таких, как хулиганство, побои, истязания, насильственное мужеложство, мелкое воровство и грабежи.

Основная доля регистрируемых преступлений (более 90%) приходится на исправительные колонии. Наиболее распространены побеги (около 40% от всех зарегистрированных в 1997 г. преступлений). Ежегодно регистрируется 50—70 убийств, до 130 умышленных причинений тяжкого вреда здоровью, до 50 фактов дезорганизации нормальной деятельности учреждений (предусмотренных частями 2 и 3 ст.321 УК), единичные случаи захвата заложников. Более чем для половины регистрируемых преступлений (включая побеги) характерна выраженная насильственная мотивация. Физической расправой, насильственными действиями нередко сопровождаются и кражи, открытые похищения имущества осужденных.

В целом проблема насилия в местах лишения свободы весьма специфична, его проявление тесно связано с той частью криминальной субкультуры, которую можно назвать тюремной или пенитенциарной. С помощью сексуального насилия, как правило, особо жестокого и унизительного, происходит отвержение, включение в категорию «опущенных» некоторых групп преступников: лиц, судимых за тяжкие

насильственные, в том числе половые посягательства на детей и подростков; занимающихся мужеложством в пассивной форме; заподозренных в связях с правоохранительными органами. Для этого используются не только групповые гомосексуальные акты, но и другие насильственные действия, подчеркнуто унижающие достоинство «изгоев». Насильственные гомосексуальные акты могут совершаться «ворами в законе», лидерами и активными участниками преступных группировок в отношении не только перечисленных, но и любых других осужденных с целью подавить их психику, запугать, подчинить себе и сделать послушными исполнителями воли криминальной элиты.

Часть актов насилия в местах лишения свободы имеет ярко выраженный протестный, демонстративный характер, представляет собой реакцию, нередко весьма болезненную, на лишения и ограничения, связанные с изоляцией от общества.

При высокой степени конфликтности жизни в исправительных учреждениях насильственные действия нередко осуществляются в целях самозащиты, как ответная реакция на агрессию извне.

Подавляющее большинство осужденных, совершающих преступления в местах лишения свободы, имеют возраст до 30 лет, из них до 4/5 ранее судимы и освоили многие элементы криминальной, в том числе тюремной, субкультуры. По данным ГУИН МВД РФ, относящимся к началу 1998 г., на оперативно-профилактическом учете состояла 2,5 тыс. группировок осужденных отрицательной направленности, в них около 30 тыс. членов, 2 тыс. «авторитетов» уголовной среды, 100 «воров в законе»1. Преступным действиям, как правило, предшествуют многочисленные нарушения режима, правил внутреннего распорядка, действующих в исправительных учреждениях. В значительной мере подвержены криминальным срывам осужденные с психопатологическими отклонениями в рамках вменяемости. Тяготы, связанные с лишением свободы, усугубляемые в настоящее время кризисом

системы исправительных учреждений, становятся для них порою просто невыносимыми.

Причины и условия рассматриваемого вида преступности связаны, во-первых, с самой сутью лишения свободы, во-вторых, с серьезными просчетами, упущениями в исполнении этого наказания. Уже одно то, что наиболее криминально зараженные люди принудительно водворяются в скученные деформированные (однополые!) сообщества, которые только по недоразумению можно назвать коллективами, в потенции содержит условия, способствующие реализации антиобщественной ориентации, которая у многих преступников, несмотря на суд, применение наказания, сохраняется. К этому следует добавить, что значительная часть осужденных обречена на длительное безделье, существование впроголодь в невыносимых бытовых условиях, на жизнь в изначально агрессивной среде, на беспросветное будущее.

У многих осужденных продолжают действовать те виды криминальных мотиваций, которые в сочетании с криминогенными ситуациями привели их на скамью подсудимых, а затем и в исправительное учреждение (корыстная, насильственная, анархически-индивидуалистическая и др.). К ним добавляются побуждения, связанные с уклонением от наказания; стремление завоевать лидерство, продемонстрировать, иногда просто «от нечего делать», силу, навязать свою волю другим в борьбе «за место под солнцем», которого всем за колючей проволокой явно не хватает.

О том, насколько обогащается палитра криминальной мотивации в условиях изоляции, действия жестоких нравов и обычаев преступной среды, ограниченных возможностей для удовлетворения самых элементарных потребностей, общего агрессивного фона тюремной жизни, можно судить по таким данным, характеризующим побуждения осужденных к побегам: мотивами четверти этих преступлений было желание увидеть семью, родственников, знакомых; примерно столько же беглецов руководствовались настойчивым стремлением уклониться от отбывания наказания; 8,5% — старались избежать отрицательных последствий конфликтов с другими осужденными; 6,2% — действовали под влиянием соучаст-

никое, столько же — стремились избежать бытовой неустроенности. Зафиксированы также мотивы, связанные с употреблением спиртных напитков, намерением отомстить свидетелям и потерпевшим, и некоторые другие1.

Перечисленные и другие внутренние (субъективные) причины и условия преступлений, совершаемых в местах лишения свободы, находят для себя благодатную почву в характерных для осужденных психических состояниях и процессах, таких как устойчивая фрустрация, тоска, уныние, угнетенность, ощущение безысходности.

Значительным разнообразием отличаются внешние (объективные) детерминанты преступления рассматриваемого вида. В самом общем виде — это прежде всего различные недостатки, просчеты, упущения в работе исправительных учреждений: организации труда и быта осужденных, обеспечении режима, проведении воспитательных мероприятий и т.д.

В нынешних условиях, когда администрация учреждений упорно борется за выживание, осужденные нередко оказываются предоставленными самим себе, фактически в ситуации безнадзорности и бесконтрольности. Некоторые колонии, особенно в удаленных от центра местах, живут не столько по нормам Уголовно-исполнительного кодекса, других нормативно-правовых актов, сколько по правилам и обычаям тюремной субкультуры, в значительной мере сориентированной на тотальное насилие.

Совершению преступлений способствует отсутствие у администрации исправительных учреждений своевременной и полной информации о конфликтных ситуациях, возникающих в среде осужденных порой по самым ничтожным поводам. Имеющаяся информация обычно плохо проверяется и далеко не всегда влечет адекватное реагирование. Персонал ИУ недостаточно подготовлен в психолого-педагогическом отношении и порой проявляет откровенную профессиональную беспомощность в профилактической работе с агрессивно настроенными осужденными, особенно преступными авторитетами.

Разумеется, не может быть и речи о принятии действенных мер по пресечению криминального насилия в тех случаях,

См.: Старков О.В. Основы криминопенологии. Уфа, 1997. С. 261.

когда персонал подкуплен осужденными. А такие случаи в последнее время фиксируются все чаше.

В ИУ имеют место такие уродливые, заведомо антипедагогические явления, как попытки добиться видимости дисциплины путем натравливания одних групп осужденных (как правило, преступных авторитетов) на другие. Нередки случаи несправедливого разрешения конфликтов в пользу сильных, что лишь на время «решает» проблему, а в дальнейшем обычно способствует неблагоприятному развитию и даже обострению ситуации.

Условиями, облегчающими совершение преступлений в местах лишения свободы, является техническое несовершенство систем круглосуточного наблюдения за осужденными, средств для личных досмотров, осмотров помещений. Широко распространены факты халатного отношения персонала ИУ к исполнению служебных обязанностей, небдительного несения службы подразделениями охраны.

Предупреждение преступлений в местах лишения свободы во многом зависит от оздоровления нравственной атмосферы, в частности, снижения агрессивного фона во всем обществе. Разумеется, этого не достигнуть одними проповедями и увещеваниями. Первостепенное значение имеет решение экономических и социальных проблем, улучшение условий труда и быта осужденных, создание цивилизованной обстановки исполнения наказания, обеспечение его максимально возможного превентивного действия. Большое предупредительное значение имеет соблюдение требований нового уголовно-исполнительного законодательства, прокурорский надзор за его реализацией.

С учетом интересов предупреждения преступлений важно обеспечить дифференциацию исправительного воздействия на различные категории осужденных. С соблюдением требований закона должно ограничиваться общение носителей воровской идеологии, стойких приверженцев криминального насилия с остальной массой осужденных — потенциальных и реальных жертв. В этих целях создаются отдельные отряды, бригады, смены с относительной изоляцией конфликтующих лиц, изолированные участки, препятствующие свободному пере-

движению осужденных, их тайным сборищам для «разборок», осуществления групповых насильственных действий. За лидерами и активными участниками группировок осужденных с отрицательной направленностью поведения организуется повседневное оперативное наблюдение. В целях профилактики побегов систематически проводится обследование территории, помещений, проверяется техническое состояние запоров, средств охраны и оповещения, выявляются и устраняются условия, которые могут облегчить совершение этих преступлений (например, заделываются отверстия в ограждениях, ликвидируются свалки мусора, бытовых и промышленных отходов, тщательно осматриваются подвалы, туалеты, редко посещаемые помещения, вентиляционные отверстия, люки, проводятся обыски с целью обнаружения топографических карт, компасов, гражданской одежды, технических приспособлений, которые могут использоваться при побеге).

Важное средство предупреждения преступлений в ИУ -хорошо продуманная, тщательно организованная дисциплинарная практика, предполагающая полноту и своевременность реагирования на нарушения режима и другие проступки осужденных, индивидуализацию и воспитательно-профилактический эффект применяемых к ним мер воздействия за противоправные действия, которые, если оставлять их безнаказанными, могут перерастать в насильственные и другие преступления. В связи с этим актуальной задачей является повышение криминологической (криминопенологической), психолого-педагогической культуры персонала ИУ. Сотрудники этих учреждений должны быть опытными конфликто-логами, обладать знаниями, необходимыми для диагностики межличностной и межгрупповой напряженности среди осужденных, умением сглаживать, локализовать возникающие между ними конфликты, чреватые угрозой совершения преступлений. В необходимых случаях в этих целях используются средства и методы оперативно-режимных аппаратов. В некоторых исправительных учреждениях в работе по профилактике правонарушений успешно применяются приемы группового и массового (с использованием радио, телевидения) ауто-

тренинга, групповой и индивидуальной психотерапии, проповеди и беседы служителей церкви.

Большое значение для укрепления в местах лишения свободы порядка и дисциплины, разрешения конфликтных ситуаций, предупреждения преступлений и других правонарушений имеют меры поддержки и развития группировок осужденных, вставших на путь исправления, демонстрирующих позитивную направленность взглядов, ориентации и поведения.

Контрольные вопросы и задания

1. Каковы состояние, структура и динамика преступности в местах лишения свободы?

2. Дайте характеристику криминального насилия в местах лишения свободы.

3. Охарактеризуйте причины и условия преступлений, совершаемых в местах лишения свободы.

4. Раскройте содержание мер предупреждения преступлений в местах лишения свободы.

§ 6. Причины, условия преступности в местах лишения свободы и их предупреждение

Причины преступности в местах лишения свободы весьма специфичны и связаны, прежде всего, с самой сутью такого наказания, как лишение свободы – принудительное помещение в однополые коллективы аморальных членов общества.

Высокий уровень психологической напряженности в исправительных колониях, следственных изоляторах и тюрьмах, огрубление нравов, плохие жилищные условия заключенных, стадный образ жизни, недопустимо полная открытость практически каждого постоянно создают питательную почву для конфликтов. Чаще всего конфликты возникают из-за напряженных межличностных отношений, что сопровождается оскорблениями и унижениями, из-за невыполнения долговых обязательств, особенно в колониях строгого режима, а также из-за противоречий между различными земляческими группировками. В последнем случае члены таких объединений подчиняются групповым настроениям и нормам, хотя могут и не испытывать неприязни к конкретному члену другой группировки. Много конфликтов возникает из-за нарушений неформальных статусных правил при посещении столовой, культурно-массовых мероприятий, распределения спальных мест и т. д.

Около 25% конфликтов сопровождается совершением заключенными преступлений. Наиболее высок удельный вес таких конфликтов в колониях строгого и особого режимов. В колониях общего и усиленного режимов доля серьезных конфликтов ниже; в колониях общего режима они составляют лишь 10%. В то же время абсолютное количество всех конфликтов является самым большим именно в колониях общего режима, но за счет незначительных, как правило, ситуативных конфликтов, которые в этих колониях возникают чаще, чем в других.

Анализ уголовных дел, возбужденных по фактам убийств и причинения тяжкого вреда здоровью, свидетельствует, что для колоний общего и усиленного режимов типичны преступления, совершаемые в результате ситуативно возникших конфликтов. Лица, впервые отбывающие наказания, более импульсивны в ссоре, проще совершают действия, побуждающие противную сторону к активному противодействию. Такие ситуативные конфликты явились причиной совершения более чем 80% убийств и причинения тяжкого вреда здоровью. В колониях общего и усиленного режимов, где содержаться впервые осужденные, до 75% всех происходящих конфликтов – быстротекущие, ситуативные, реализующиеся нередко в течение дня и носящие характер эмоциональных вспышек. Длительные (затяжные) конфликты, развивающиеся на протяжении значительного периода с последовательным прохождением всех стадий конфликтного процесса (конфликтная ситуация, собственно конфликт, его завершение), — явление, характерное для колоний строгого и особо строгого режимов: от 55% в колониях строгого режима и до 70% — особого. В колониях общего и усиленного режимов чаще возникают индивидуальные конфликты (заключенный-заключенный), в то время как в колониях строгого и особого режимов распространены конфликты между осужденным и группой.

«Таким образом, — отмечает Г.Ф. Хохряков, — в колониях с более строгим режимом содержания осужденных преступлений меньше, но они опаснее, как и меньше конфликтов, но это конфликты затяжные, возникают чаще всего между группой и заключенным и заканчиваются, как правило, опасным преступлением – убийством, когда убийцы действуют наверняка – не покушаются, не останавливаются на тяжких телесных повреждениях, а лишают жизни».

Среди причин преступности в местах лишения свободы особое место имеют те, которые связаны с недостатками и упущениями в деятельности администрации исправительных учреждений. Указанные недостатки занимают особое место потому, что они имеют не только прямое криминологическое значение, но и существенно затрудняют процесс исправления заключенных. Помехи в этом процессе, в свою очередь, могут стать причиной дальнейших преступных, в том числе насильственных, действий.

В нынешних условиях, когда администрация учреждений упорно борется за выживание, заключенные нередко оказываются предоставленными самим себе, находятся фактически в ситуации безнадзорности и бесконтрольности. Некоторые учреждения, особенно в удаленных от центра местах, живут не столько по нормам Уголовно-исполнительного кодекса, других нормативно-правовых актов, сколько по правилам и обычаям тюремной субкультуры, в значительной мере сориентированной на тотальное насилие.

Совершение преступлений в местах лишения свободы детерминируется следующими факторами:

1) отсутствием у администрации исправительных учреждений своевременной и полной информации о конфликтных ситуациях, возникающих в среде заключенных. Имеющаяся информация обычно плохо проверяется и далеко не всегда влечет адекватное реагирование;

2) недостаточной подготовленностью персонала исправительного учреждения в психолого-педагогическом отношении, а нередко и откровенной его профессиональной беспомощностью в профилактической работе с агрессивно настроенными осужденными, особенно преступными авторитетами;

3) несправедливым разрешением возникающих в среде заключенных конфликтов, когда предпочтение отдается явно более сильному или заведомо неправому, например, вору в законе или другому преступному лидеру;

4) нежеланием администрации вообще вмешиваться в конфликты преступников, создание видимости, как будто их нет;

5) неумением, а нередко и нежеланием администрации защитить обижаемого, отвергаемого, что создает в учреждении общую атмосферу беспредела и уверенности заключенных в том, что они полностью находятся во власти произвола;

6) сокрытием фактов преступлений (в том числе насильственных) от учета, нежеланием реагировать на них, что формирует цепную реакцию агрессии и жестокости.

Условиями, облегчающими совершение преступлений в местах лишения свободы, является техническое несовершенство систем круглосуточного наблюдения за осужденными, средств для личных досмотров, осмотров помещений. Широко распространены факты халатного отношения персонала исправительного учреждения к исполнению служебных обязанностей, утраты бдительности при несении службы подразделениями охраны.

Предупреждение преступности в местах лишения свободы представляет собой часть профилактических усилий в масштабах всего общества по борьбе с преступными проявлениями и, прежде всего, с агрессивной преступностью. Многое здесь зависит от оздоровления нравственной атмосферы, в частности, снижения агрессивного фона во всем обществе. Требуется также решение экономических и социальных проблем, улучшение условий труда и быта заключенных, создание цивилизованной обстановки исполнения наказания, обеспечение его максимально возможного превентивного действия. Важное профилактическое значение имеет соблюдение требований нового уголовно-исполнительного законодательства, прокурорский надзор за его реализацией.

Успешное предупреждение преступлений среди заключенных возможно при условии целенаправленного обучения сотрудников исправительных учреждений способам и приемам выявления, изучения и разрешения конфликтов среди осужденных. Сотрудники этих учреждений должны быть опытными конфликтологами, обладать знаниями, необходимыми для диагностики межличностной и межгрупповой напряженности среди заключенных, умением сглаживать, локализовывать возникающие между ними конфликты, чреватые угрозой совершения преступлений. В необходимых случаях в этих целях используются средства и методы оперативно-режимных аппаратов. В некоторых исправительных учреждениях в работе по предупреждению преступлений успешно применяются приемы группового аутотренинга. Групповая профилактика преступлений – это направленное самовнушение в специально созданных или в стихийно образовавшихся группах людей с целью управления развитием криминогенной ситуации. В процессе ее осуществления используются самые разнообразные методы – и групповая психотерапия, социогигиена и психогигиена, совместные занятия, проповеди и т. д. с использованием различных приемов: психодрама и социодрама, совместное участие в творческой деятельности, ролевые и спортивные игры, групповые упражнения, гипноз, йога, аутотренинг и т.д.

С целью предупреждения преступлений необходимо обеспечить дифференциацию исправительного воздействия на различные категории заключенных. С соблюдением требований закона нужно отграничить общение носителей воровской морали, стойких приверженцев криминального насилия от остальной массы заключенных – потенциальных и реальных жертв. В этих целях создаются отдельные отряды, бригады, смены с относительной изоляцией конфликтующих лиц, изолированные участки, препятствующие свободному передвижению заключенных, их тайным сборищам для «разборок», осуществления групповых насильственных действий. За преступными авторитетами, активными участниками группировок заключенных с отрицательной направленностью поведения организуется повседневное оперативное наблюдение.

Большую предупредительную роль выполняют комплексные профилактические операции в исправительном учреждении, связанные с мобилизацией всех подразделений, сил и средств колонии, управления, привлечение сил из других колоний для решения наболевших вопросов, например, для пресечения групповой голодовки и забастовки и последующих массовых беспорядков; для перекрытия каналов проникновения запрещенных веществ и др.

Важное средство предупреждения преступлений в местах лишения свободы – хорошо продуманная, тщательно организованная дисциплинарная практика, выражающаяся в полноте и своевременности реагирования на нарушения режима и другие проступки заключенных, в индивидуализации и воспитательно-профилактическом эффекте применяемых к ним мер воздействия за противоправные действия, которые, если оставлять их безнаказанными, могут перерастать в насильственные и другие преступления.

Немаловажное значение для укрепления в местах лишения свободы дисциплины и порядка, разрешения конфликтных ситуаций, профилактики преступлений и других правонарушений имеют поддержка, развитие и использование существующих группировок осужденных положительной направленности, вставших на путь исправления.

Большая роль в предупреждении преступности среди лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы принадлежит обеспечению безопасности осужденных. Как свидетельствует практика, именно из-за отсутствия гарантий безопасности осужденные совершают противоправные деяния путем причинения себе или другим лицам телесных повреждений, убийства и, кроме того, прибегают к совершению побегов.

Весьма значительна в предупреждении преступлений, особенно насилия, среди заключенных роль религии. Действительно, церковь и религия, с их постулатами милисердия, ненасилия, сострадания и прощения, способны сделать многое, чтобы смягчить тюремные нравы, сформировать принципиально иное отношение к насилию как способу разрешения жизненных конфликтов, показать пути их снятия, помочь заключенным относиться друг к другу с большей добротой и пониманием. «Священнослужители могут делать это в своих проповедях, в беседах с отдельными осужденными, использовать для этого такую весьма эффективную форму, как исповедь, которая должна приводить к покаянию как средству очищения души. Священнослужители могли бы принимать участие в разрешении конкретных конфликтов как между осужденными преступниками, так и между ними и администрацией, например, при массовых беспорядках и захватах заложников».

В деле профилактики насилия и других преступлений в исправительных учреждениях особое значение имеет индивидуальная работа с конкретным осужденным, которая может быть даже более успешной, чем в условиях свободы. Дело в том, что заключенный вследствие его изоляции постоянно находится в поле зрения воспитателя или другого представителя администрации. Индивидуально-профилактическое воздействие должно осуществляться с учетом типологической принадлежности данного лица к определенной категории преступников.

Общие данные по преступности в местах лишения свободы

До того как начать исследовать тему преступности в местах лишения свободы, важно обозначить их характеристику. На основании данных от 1 июля 2014 г. ряд учреждений уголовно-исполнительной структуры содержали 675 тыс. человек. 729 исправительных колоний содержали в себе 556,1 тыс. человек, совершивших незаконные деяния. Сюда входят 130 колоний-поселений, в которых отбывало наказание 39.800. заключенных, 6 исправительных колоний для осужденных к пожизненному лишению свободы, в которых находилось 1871 человек, 219 следственных изоляторов и 108 помещений, которые работают в графике следственного изолятора при колонии, в которых находилось 115.500 человек, 8 тюрем, в которых находилось 145 тыс. человек, 41 воспитательная колония для лиц, не достигших совершеннолетия, в которых находилось 1800 человек.

Учреждения уголовно-исполнительной структуры в данный период содержали 55.100 женщин. Сюда же входи 44.900 осужденных, которые отбывали наказание в ряде исправительных колоний, учреждениях лечебно-исправительного и лечебно-профилактического характера, 10.400 человек, которые находились в ряде следственных изоляторов и помещений, которые функционируют в графике следственного изолятора.

Замечание 1

По данным на I квартал 2014 г. 2461 уголовно-исполнительная инспекция держала на учете 430.400 человек, которые были осуждены к наказанию, не имеющему отношение к лишению свободы. Также при ряде колоний исправительного и воспитательного характера работало 316 вечерних общеобразовательных школ, а также 547 учебно-консультационных пунктов. Кроме этого, в данных учреждениях находилось 306 училищ профессионально-технического характера, 598 храмов и 703 молитвенных комнат.

Если говорить о штатной численности персонала УИС, то она насчитывает 306.600 человек. Сюда же входят аттестованные сотрудники. Их количество составляет 217.300 человек.

Медицинским обслуживанием осужденных и лиц, которые содержатся под стражей, занимается медицинская часть или здравпункт, которые есть в каждом данном учреждении. Кроме этого, существует 133 больницы, 58 учреждений лечебно-исправительного характера для тех, кто болен туберкулезом, а также 9 учреждений лечебно-исправительного характера для тех, кто болен наркоманией.

Для того, чтобы обеспечить трудовую занятость осужденных, организуют производственные комплексы. В их состав входит 16 государственных унитарных компаний, а также 567 центров трудовой адаптации тех, кто осужден, и 84 трудовых мастерских учебно-производственного характера.

Ряд территориальных органов уголовно-исполнительной системы и федеральные органы исполнительной власти, которые осуществляют ряд правоприменительных функций, функций по контролю и надзору в области осуществления уголовных наказаний относительно осужденных (речь идет о Федеральной службе исполнения наказаний, которая находится в ведении Минюста РФ, руководят рядом учреждений, которые исполняют наказания.

Виды и специфика совершения преступлений в местах лишения свободы

Существует две неодинаковые, диаметрально противоположные части преступности в местах лишения свободы:

  1. Незаконные деяния, которые совершены рядом арестованных и осужденных.
  2. Незаконные деяния, которые совершены рядом представителей администрации данных мест.

Для первой группы преступлений присущ насильственный характер, для второй же – корыстный. Также важно помнить и о неосторожной преступности.

В таблице ниже отображены данные преступности в местах лишения свободы за период с 2001 по 2013 гг.

Годы

Число преступлений

Таблица 1. Статистика преступности в местах лишения свободы

На основании этих данных невозможно проследить конкретную тенденцию, но можно совершенно точно сделать один вывод: для преступности в данных местах свойственно быть волнообразной. Тут же важно отметить определенную динамику позитивного характера, которая выражается в систематическом уменьшении количества убийств, которые совершены в данных местах, и причинения тяжкого вреда здоровью.

Если говорить о невысоком уровне преступности в данных учреждениях в общем, и в частности о снижении количества незаконных деяний насильственного окраса, важно обозначить ряд причин, которые повлияли на положительную динамику. В первую очередь, важно отметить, что снижение преступности пенитенциарного характера стартует с 1991 г., как раз в это время в РФ происходили демократические перемены. В это время на законодательном уровне упразднили ряд надуманных ограничений, которые в большинстве своем унижали достоинство личности тех, кто был лишен свободы, государство и общество увеличило контроль за тем, как работают исправительные учреждения. Заметно уменьшился уровень напряжения, который существовал между теми, кого лиши свободы, и администрацией. Но даже сегодня эти отношения далеки от этапа сотрудничества и лишены необходимой доли взаимопонимания. Также, важно отметить, что уменьшился уровень напряжения между преступниками и арестованными. Наблюдается то, что они стали менее тревожны, также стало меньше межгрупповых конфликтов. Вместе с этим уровень эффективности деятельности оперативно-розыскного характера повысился, а это в свою очередь дало возможность более профессионально предотвращать ряд опасных преступлений в местах лишения свободы.

Ряд перечисленных факторов явились причиной того, что в пенитенциарной области уменьшилось количество убийств, нанесения вреда здоровью, открытых конфликтов с административным персоналом, совершение побегов.

Замечание 2

Тут же важно отметить, что уменьшение преступности в данных местах связано с укрытием от учета множества незаконных деяний.

Совершение насильственных преступлений в большей мере свойственно для исправительных колоний общего и строгого режима. Данные незаконные деяния имеют особо опасный характер, что обусловило их высокую регистрируемость. Если говорить об агрессивных проявлениях, то в них можно выделить две масштабные части. Речь идет о насильственных незаконных деяниях и насильственных проступках, которые не зарегистрированы как преступные. Тут важно обратить внимание на то, что вторая часть кроме того, что является гораздо более многочисленной, служит источником питания преступной части. Кроме этого, ряд насильственных актов, которые не были зарегистрированы как преступные, по факту выступают в качестве таковых. Речь идет об оскорблениях, клевете, побоях, истязаниях, хулиганстве, насильственном мужеложстве.

Замечание 3

Таким образом, анализируя состояние правопорядка в местах лишения свободы, важно учитывать не только преступное насилие, то и насильственные действия, которые не фиксируют как преступные. Правонарушения имеют высокую латентность.

Еще одна группа незаконных деяний в местах лишения свободы – это кражи и хищения. Стоит сразу сказать, что незаконные деяния данного типа имеют очень низкую выявляемость. В большинстве ситуаций данные преступления совершают в отношении других осужденных, вследствие чего происходит физическая расправа. Часто происходит насильственное отнятие продуктов питания, зачастую высшими привилегированными группами у нижестоящих. Как правило, потерпевшие не заявляют о данном преступлении.

Особенности нахождения «отвергнутых» лиц в местах лишения свободы

Одно из специфических тюремных преступлений, которое имеет высокую латентность, это насильственный гомосексуализм. Для лиц, подвергающихся этому, как и для тех, кто вступает в данные связи на добровольной основе, в большинстве ситуаций характерно быть замеченными в кражах вещей или продуктов питания у иных осужденных, иметь слабый характер, не уметь сопротивляться угрозам и насилию. Данные лица образуют изолированные группы «отвергнутых». К данной группе также относится ряд лиц, которые совершили сексуальные незаконные деяния против детей и подростков, их убийство, причинение им повреждений телесного характера, а также лица, которые оказывали содействие правоохранительным органам или имеют родственников в данных учреждениях.

Замечание 4

Многие, кого арестовали за преступления против детей и подростков (примерно 80%) в большинстве ситуаций «отвергаются» в следственном изоляторе, остальная небольшая часть – в колонии. Это происходит, как правило, в первые месяцы пребывания в данных местах. Ряд лиц, которые наказаны за незаконные деяния сексуального характера, «отвергаются» методом, акцентирующим внимание именно на данном деянии, при этом сопровождается издевательствами и избиениями.

Для большинства «отвергнутых» из-за их личностной специфики и своего статуса становится невозможным, не имея помощи администрации, изменить свое положение. Но, важно отметить, что и администрация не во всех случаях проявляет активность в предотвращении данных незаконных деяний и оказывает помощь пострадавшим. Таким образом, груз позорного положения данных лиц не становится меньше, и если в это ситуации в открытой форме не попирает их человеческое достоинство, то делает это в другом виде: они становятся изолированными от общества, с ними никто не взаимодействует. Данный запрет применим ко всем, взаимодействуют они исключительно друг с другом. Обидный статус фиксируется за конкретным лицом не только на протяжении всего пребывания в месте изоляции, но и после выхода на свободу.

Замечание 5

Важно отметить, что когда в колонии наблюдается высокий уровень власти преступной группировки, то в качестве объекта насилия гомосексуального и иного характера может выступить любой осужденный. Это становится причиной острых конфликтов, кровавых стычек, которые могут обусловить групповые беспорядки. Это влияет на то, что множество осужденных имеют повышенную тревожность и испытывают постоянное беспокойство.

Портрет преступника, который совершает насильственные действия в местах лишения свободы

Большинство лиц, которые использую ряд насильственных действий, получают от администрации предупреждения или выговоры, помещаются в штрафные изоляторы, дисциплинарные изоляторы и помещения камерного типа. Гораздо реже прибегают к таким взысканиям, как внеочередные дежурства, лишение права посещения кино, отмена улучшенных условий содержания. Но стоит отметить, что использование в большинстве ситуаций тяжелых наказаний не приводит к желаемому результату. Так, 56% наказанных никак не отреагировали на наказание, 14% хвалились им как высокой оценкой своего нарушения, но часть все же раскаивалась и испытывала чувство вины. Но 67% наказанных совершили насилие повторно.

Основываясь на наблюдениях за рядом лиц, которые не поддерживают режим колонии, можно сказать, что многие из них согласны с таким образом жизни, и им ничего не хотелось бы изменить. Эти «тюремные бунтари» во главу угла ставят право на высказывание, обращение на себя внимания. Как правило, данные личности имеют истероидный и демонстративный склад. Это способствует формированию им ореола мученика и дает возможность эмоционально разрядиться.

В местах изоляции людей от общества данные лица при помощи насилия стремятся возместить все то, что они потеряли, когда попали в тюрьму. Но действия насильственного характера это не всегда протест. Как правило, это привычный грубый метод разрешения жизненных ситуаций, при котором субъект не задумывается о том, что допустимо разрешить ситуацию иным, неагрессивным способом. Специфика насилия в данных учреждения состоит в том, что они имеет направление протеста – в большинстве ситуаций к другому осужденному.

Замечание 6

Иными словами, в ситуациях, когда один преступник забирает что-либо у другого, этим он старается возместить что-то, что у него отобрали неволей. Те, кто лишены свободы, конечно, более беззащитны, таким образом, они часто становятся объектом нападения других преступников.

Рассмотрим результаты опроса, на основании которого только для 42% свойственно ощущение того, что их уважают другие, а как следствие, они чувствуют себя защищенными; для 9% их положение является безнадежным, они испытывают тревогу за свое достоинство и честь и в целом, за свое будущее; 22% уверенны, что в конфликтной ситуации за них заступятся товарищи и 11% возлагают надежду на администрацию. Данную информацию можно трактовать так: для 33% осужденных свойственно все же опасаться агрессии, хотя они надеются на администрацию или других осужденных. Скорее всего, они тоже испытывают чувство тревоги.

Рассмотрим портрет преступника, который использует преступное насилие. Многие из них, это люди до 30 лет, которые имеют среднее и неполное среднее образование. 80% из них уже были судимы, при этом 28,9% из них были судимы один раз, 17,5% – дважды, 32% – от трех и больше раз. Большинство этих людей были осуждены за совершение краж, грабежей и разбоев. Гораздо меньше из них те, кто совершил убийство и нанес тяжкий вред здоровью. 23,7% из них совершили изнасилования. То, что лица, которые совершили убийства и причинили тяжкий вред здоровью, составляют малую долю среди лиц, использующих преступное насилие, связано с тем, что они являются малой частью от общей массы осужденных.

Замечание 7

Важно отметить, что особо часто совершают незаконные деяния и ряд иных нарушений правопорядка те, кто отбывает наказание в местах лишения свободы первые три года. Данный период считается временем адаптации к новым условиям жизни.

Влияние психических аномалий у преступника на его поведение в местах лишения свободы

Особое внимание стоит уделить тому, что в местах лишения свободы значительное число лиц, имеющих психические аномалии. Данное обстоятельство важно учитывать при организации индивидуально-воспитательного воздействия на данные лица. Также не имея представления о наличии и особенностях внешнего проявления того или иного психического расстройства у конкретного лица, невозможно эффективно предупредить ряд новых их правонарушений, насильственных в том числе.

Замечание 8

Таким образом, факт наличия психических аномалий, а также то, что они трудно обозначаются и лечатся, и осуществление карательно-воспитательного воздействия без учета этой важной информации, объясняет факт стойкого неподчинения требованиям администрации, несогласие с условиями пребывания в месте лишения свободы.

Основываясь на выборочных данных, из числа тех, кто осужден, имеют отрицательную характеристику 24,1%, положительную – 47,1%, нейтральную – 28,7%. Если сопоставить эти данные с тем, что существует или отсутствует аномалия в психике, то мы увидим, что в большинстве ситуаций отрицательная характеристика свойственна для лиц, имеющих нездоровую психику, а доля психически здоровых больше среди тех, кто характеризовался положительно.

Среди тех, кто характеризуется отрицательно, большую долю занимают психопаты, люди же страдающие от алкоголизма занимают второе место. Также среди них особое место занимают лица, которые страдают остаточными явлениями травм черепа и органическими поражениями центральной нервной системы. Их доля значительно меньше среди тех, кто характеризуется с положительной стороны. Таким образом, для данных лиц и людей, которые имеют психические заболевания, важно особое внимание.

Замечание 9

Стоит обратить внимание на то, что места лишения свободы содержат 20-25% людей, которые имеют психические аномалии. Для поведения психически нездоровых людей, и лиц, которые страдают остаточными явлениями травм черепа и органическими заболеваниями ЦНС, свойственно быть в большей мере хуже, чем у других отбывающих наказание лиц.

В качестве одного из источников асоциального поведения выступает частое взаимодействие с теми, для кого свойственно совершать ряд противоправных действий и аморальных поступков. Для людей, которые страдают психическими заболеваниями, данное взаимодействие совершенно противопоказано, так как для них не только характерно совершать ряд правонарушений, но и толкать на это иных лиц. Они часто выступают в качестве лидеров преступных групп.

Психопаты, люди, страдающие олигофренией, и лица, имеющие остаточные явления травм черепа, часто общаются с теми, кто осужден за ряд насильственных незаконных деяний и хулиганство, то есть с лицами, незаконные деяния которых имеют общие черты. Кроме этого, важно отметить, что ряд убийств совершается на основе хулиганских побуждений. Люди, страдающие алкогольной зависимостью, реже общаются с названными преступниками. Как правило, психопаты и люди, страдающие олигофренией, совершают незаконные деяния насильственного характера, а также хулиганство. Исходя из этого, можно допустить, что ряд психологических и социальных механизмов, приводящих данных лиц к поведению насильственного, дезорганизационного, а иногда и вандалистического характера, служат стимулом к их общению с преступниками, которые осуждены за такие же незаконные деяния.

Специфика совершения преступлений в местах лишения свободы сотрудниками данных учреждений

Еще одна группа незаконных деяний – это преступления, совершенные работниками мест лишения свободы. Рассмотрим виды преступлений по годам в таблице:

Вид преступления

Год

Число преступлений

Злоупотребление должностными полномочиями

Ситуации присвоения и растрат

Ситуации, когда были превышены должностные полномочия

Халатность

Получение взятки

Ситуации должностного подлога

Таблица 2. Статистика видов преступлений

Аналогичная ситуация происходила и в последующие годы, существенных изменений не наблюдалось. Важно отметить, что факт совершения незаконных деяний данного типа гораздо больше, но их по ряду причин (речь идет о ложном понимании престижа ведомства, тайном характере преступлений и др.) не указывают в ведомственной и общеуголовной статистике. Множество исправительных учреждений находятся далеко от больших городов, их работники являются замкнутой и изолированной общиной, в которой все обо всех известно, и в некоторых критических ситуациях они проявляют солидарность, и они, используя свое служебное положение, «не выдают» тех, кто виновен в совершении незаконных деяний. Также по причине изолированности и удаленности ряда данных учреждений контроль за их работой прокуратурой и общественными компаниями тоже становится затруднителен.

Замечание 10

Важно отметить, что ряд осужденных и их родственников в качестве людей, которые являются зависимыми от администрации данных учреждений, не часто жалуются на ряд нарушений, поборов и взяточничество их сотрудников. Кроме этого, для многих свойственно надеяться на досрочное освобождение или получение льгот. Поэтому они не хотят «портить» отношения с тюремными сотрудниками.

Указанные выше факторы выступают в качестве причины и того, что мало кто из числа пенитенциарных сотрудников несут наказания за то, что были нарушен ряд норм уголовного закона или норм уголовно-исполнительного права. Но особо значимым моментом является то, что каждый год выявляется большое количество ситуаций, когда сотрудники вступают в запрещенную связь с осужденными и арестованными: 1004 таких случаев произошло в 1999 г., 596 – в 2000 г., 450 – 520 в последующие годы. Это обусловлено корыстными соображениями сотрудников тюрем, а как следствие, приводит к развитию взяточничества и в итоге все это вызывает погрешности в статистике.

ПРЕСТУПНОСТЬ В МЕСТАХ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ

Общая характеристика преступности в местах лишения свободы

Прежде чем анализировать преступность в местах лишения свободы, необходимо дать им характеристику. По состоянию на 1 июля 2014 г. в учреждениях уголовно-исполнительной системы содержалось 675 тыс. человек. В 729 исправительных колониях отбывало наказание 556,1 тыс. человек, в том числе: в 130 колониях-поселениях — 39,8 тыс. человек; в шести исправительных колониях для осужденных к пожизненному лишению свободы — 1871 человек; в 219 следственных изоляторах и 108 помещениях, функционирующих в режиме следственных изоляторов при колониях содержалось 115,5 тыс. человек; в восьми тюрьмах отбывало наказание 1451 тыс. человек, в 41 воспитательной колонии для несовершеннолетних — 1,8 тыс. человек.

В учреждениях уголовно-исполнительной системы на указанную дату содержалось 55,1 тыс. женщин, в том числе 44,9 тыс. осужденных, отбывающих наказание в исправительных колониях, лечебно-исправительных и лечебно-профилактических учреждениях, 10,4 тыс. человек, содержащихся в следственных изоляторах и помещениях, функционирующих в режиме следственных изоляторов.

По сведениям за I квартал 2014 г. в 2461 уголовно-исполнительной инспекции состояло на учете 430,4 тыс. человек, осужденных к наказаниям, не связанным с лишением свободы; при исправительных и воспитательных колониях функционируют 316 вечерних общеобразовательных школы и 547 учебно-консультационных пунктов, 306 профессионально-технических училищ, 598 храмов, 703 молитвенные комнаты.

Штатная численность персонала УИС составляет 306,6 тыс. человек, в том числе аттестованных сотрудников — 217,3 тыс. человек (кроме того переменный состав — 7 тыс. человек).

Медицинское обслуживание осужденных и лиц, содержащихся под стражей, осуществляют медицинские части или здравпункты в каждом учреждении, а также 133 больницы (различного профиля), 58 лечебно-исправительных учреждений для больных туберкулезом и 9 лечебно-исправительных учреждений для больных наркоманией.

Для обеспечения трудовой занятости осужденных организован производственный комплекс, в который входят 16 государственных унитарных предприятий, 567 центров трудовой адаптации осужденных, 83 учебно-производственные трудовые мастерские.

Общеобразовательное обучение осужденных организовано в 316 вечерних общеобразовательных школах и 547 учебно-консультационном пункте, 306 профессиональных училищах. В целях обеспечения свободы совести и вероисповедания осужденных действуют 598 культовых сооружений и 703 молитвенные комнаты.

Руководство учреждениями, исполняющими наказания, осуществляют территориальные органы уголовно-исполнительной системы и федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий правоприменительные функции, функции по контролю и надзору в сфере исполнения уголовных наказаний в отношении осужденных, — Федеральная служба исполнения наказаний, находящаяся в ведении Минюста России.

Преступность в местах лишения свободы (табл. 16.1) можно разделить на две неравные и непохожие друг на друга части: 1) преступления, совершаемые арестованными и осужденными, и 2) преступления, совершаемые представителями администрации этих мест. Если первые по большей части насильственные, то вторые — корыстные. Есть еще, конечно, и неосторожная преступность.

Таблица 16.1. Преступность в местах лишения свободы в 2001—2013 гг.

Годы

Число преступлений

Эти данные не дают возможности уловить определенную тенденцию, но несомненно одно: преступность в местах лишения свободы носит волнообразный характер. Вместе с тем можно выделить одну позитивную динамику, выражающуюся в постепенном уменьшении числа совершенных там убийств и причинения тяжкого вреда здоровью.

Констатируя невысокий уровень преступности в местах лишения свободы в целом и особенно снижение числа насильственных преступлений, необходимо назвать причины столь положительной динамики, тем более что уровень преступности там принадлежит к числу самых низких в России. Прежде всего обращает на себя внимание то, что спад пенитенциарной преступности начинается с 1991 г., т.е. с того времени, когда в России произошли демократические перемены. Применительно к местам лишения свободы это выразилось в том, что законодательно были упразднены надуманные ограничения, многие унижающие достоинство личности лишенных свободы условия отбывания наказания, усилился контроль за деятельностью исправительных учреждений со стороны государства и общества. Существенно ослабло напряжение в отношениях между лишенными свободы и администрацией, хотя эти отношения еще, к сожалению, не достигли уровня сотрудничества и должного взаимопонимания. Снизилось напряжение и в отношениях между самими преступниками и арестованными, они стали менее тревожными, значительно уменьшилось число межгрупповых конфликтов. Наряду с этим повысилась эффективность оперативно-розыскной деятельности, что позволило лучше предупреждать опасные преступления в местах лишения свободы.

Все эти факторы стали причиной того, что в пенитенциарной сфере стали меньше убивать, наносить вред здоровью, вступать в открытый конфликт с администрацией, совершать побеги. При этом неверно утверждать, что снижение показателей преступности в местах лишения свободы вызвано тем, что сейчас много преступлений укрывается от учета. Дело в том, что, как показывает практика, укрывательство преступлений от учета имеет место везде.

Подавляющая часть насильственных преступлений совершается в исправительных колониях, меньше всего в тюрьмах, из числа первых -в колониях общего и строгого режимов. Это наиболее опасные преступления, поэтому и регистрируемость их достаточно высокая. В целом же агрессивные проявления можно разделить на две большие группы: 1) насильственные преступления и 2) насильственные проступки, не зарегистрированные в качестве преступных. Разумеется, вторая группа не только более многочисленна, по и питает преступную часть; кроме того, многие насильственные акты, не зарегистрированные в качестве преступных, на самом деле являются таковыми (оскорбления, клевета, побои, истязания, хулиганство, насильственное мужеложство). Поэтому при анализе состояния правопорядка в местах лишения свободы надо уделять внимание не только преступному насилию, но и насильственным действиям, которые не фиксируются в качестве преступных. Вообще латентность правонарушений велика.

Если брать все места лишения свободы, то там за последние годы лишенными свободы совершается немногим более тысячи преступлений.

Отдельную группу преступлений в местах изоляции от общества составляют кражи и хищения, однако их выявляемость довольно низкая. Чаще крадут у других осужденных, и за это обычно наступает физическая расправа. Нередко продукты питания отнимают силой, особенно представители «высших», привилегированных групп по отношению к нижестоящим. Как правило, потерпевшие об этом не заявляют.

Специфическим тюремным преступлением с высоким уровнем латентности является насильственный гомосексуализм. Лица, которые подвергаются этому, как и тс, кто вступает в гомосексуальные связи добровольно, как правило, умственно отсталые, замеченные в двурушничестве, краже вещей или продуктов питания у других осужденных, просто слабые по характеру и физически неспособные противостоять угрозам и насилию, образуют строго изолированную группу «отвергнутых», или так называемых опущенных. Туда же входят лица, совершившие сексуальные преступления против детей и подростков, их убийства, нанесение им телесных повреждений, содействовавшие правоохранительным органам или имеющие родственников в лих органах.

Большинство тех, кто арестован за преступления против детей и подростков (около 80%), как правило, «отвергаются» в следственных изоляторах, незначительная часть (около 15%) — в колониях, причем в первые месяцы отбывания наказания. Лица, наказанные за сексуальные преступления, «отвергаются» способом, подчеркивающим именно эти деяния, причем с издевательствами над ними, их избиением.

Сами «отвергнутые» в силу личностных особенностей и своего статуса не в состоянии без помощи администрации улучшить свое положение. Однако администрация не всегда активна в предупреждении таких преступлений и оказании помощи пострадавшим. Поэтому пресс унизительного положения «отвергнутых» не ослабевает, и если в данный момент открыто не попирают их человеческое достоинство, то делают это в иной форме: с ними просто не общаются, не позволяют сидеть и стоять рядом, обедать за одним столом и т.д. Запрет на общение распространяется на всех, контактировать они могут лишь друг с другом. Оскорбительный статус закрепляется за определенным лицом на весь срок пребывания в местах лишения свободы и даже после отбытия наказания.

Если в колонии сильна власть преступных группировок, объектом гомосексуального и другого насилия может стать любой осужденный. Отсюда острые конфликты, кровавые стычки, могущие привести к групповым беспорядкам. Поэтому многие осужденные отличаются повышенной тревожностью, испытывают постоянное беспокойство.

К большинству лиц, которые допускают насильственные действия, администрация мест лишения свободы применяет, по выборочным данным, предупреждение или выговор (60%); помещение в штрафной изолятор (ШИЗО), дисциплинарный изолятор (ДИЗО) и помещение камерного типа (ПКТ) — 66%. Намного реже применяются такие взыскания, как внеочередное дежурство (33%), лишение права посещения кино, концерта и т.д. (19%), отмена улучшенных условий содержания (6%). Однако применение в основном суровых санкций в большинстве случаев не приводит к желаемым результатам: 56% отнеслись безразлично к наказанию, 14% бравировали им как неким высоким знаком отличия, но, правда, столько же раскаивались и испытывали чувство вины. Вместе с тем основная часть, повторяем, была безразлична к взысканию или даже гордилась им 67% наказанных вновь совершали насилие и вновь были наказаны.

Наблюдение за лицами, которые всегда находятся в оппозиции к режиму в колонии, показывает, что многим из них такой образ жизни нравится и они не хотели бы его менять. Для этих «тюремных бунтарей» главное — высказаться, обратить на себя внимание, они по большей части истероидные, демонстративные личности. Это создает им ореол мученика, предоставляет возможность все время эмоционально разряжаться.

В местах лишения свободы люди с помощью насилия пытаются компенсировать все то, что они потеряли, попав под стражу. Но насильственные действия не всегда представляют собой протест. Чаще они являются привычным грубым способом разрешения данной жизненной ситуации, когда субъект даже не желает задумываться над тем, что можно прибегнуть к другому, неагрессивному, поведению. Особенность насилия в исправительных учреждениях заключается в том, что оно носит характер протеста, — обычно направлено на другого осужденного, т.е. если один преступник отбирает что-то у другого, тем самым он пытается компенсировать нечто, что у него отнято неволей. Лишенные свободы несравненно хуже защищены, поэтому объектом нападения других преступников они становятся намного чаще.

Отнюдь не случайны следующие результаты опроса: только 42% осужденных чувствуют, что они пользуются уважением других и, следовательно, защищенными; 9% считают свое положение безнадежным, опасаются за свою честь и достоинство, вообще за свое будущее; 22% полагают, что в случае конфликта их защитят товарищи, а 11% надеются на администрацию. Эти данные можно интерпретировать следующим образом: 33% осужденных все-таки опасаются агрессии, хотя и надеются на администрацию или других осужденных. По-видимому, и они чувствуют себя достаточно тревожно.

Что же представляют собой те лишенные свободы, кто прибегает к преступному насилию?

Подавляющее большинство — лица в возрасте до 30 лет со средним и неполным средним образованием, 80% из них ранее судимы, причем 28,9% привлекались к уголовной ответственности один раз, 17,5 — два раза, 32% — три и более раз. Основная масса тех, кто применяет насилие, осуждены за кражи, грабежи и разбои (74,2%), очень мало оказалось тех, кто наказан за убийства и нанесение тяжкого вреда здоровью, но много виновных в изнасиловании (23,7%). Невысокий удельный вес убийц и нанесших тяжкий вред здоровью можно объяснить тем, что они вообще составляют не очень значительную долю среди осужденных.

Наиболее часто совершают преступления и иные нарушения правопорядка те, кто находится в местах лишения свободы первые три года, т.е. в период адаптации к новым условиям жизни.

Чтобы попять саму атмосферу в местах лишения свободы, складывающиеся там отношения и вспышки насилия, отметим, что среди осужденных немало лиц с психическими аномалиями. Без учета этого обстоятельства невозможно правильно организовать индивидуально-воспитательное воздействие на них. Вместе с тем без знания о наличии и специфике внешних проявлений тех или иных психических расстройств у конкретных лиц нельзя успешно предупреждать новые правонарушения с их стороны, в том числе насильственные. По-видимому, наличие психических аномалий при всем том, что они еще плохо выявляются и лечатся, а карательно-воспитательное воздействие обычно осуществляется без учета этого весьма важного факта, во многом объясняет факты стойкого неподчинения требованиям администрации, неприятие условий пребывания в местах изоляции от общества.

По выборочным данным, из числа осужденных (и психически здоровых) отрицательно характеризуются 24,1%, положительно — 47,1, нейтрально — 28,7%. Сопоставление же этих данных с наличием (отсутствием) и видом аномалии в психике показывает, что отрицательные характеристики в большинстве имеют лица с ущербной психикой, а доля психически здоровых выше среди тех, кто характеризовался положительно.

Среди отрицательно характеризующихся осужденных больше всего психопатов, а «алкоголики» занимают лишь второе место. Немало здесь и лиц, страдающих остаточными явлениями травм черепа и органическими поражениями центральной нервной системы, доля которых, равно как и психопатов, намного меньше среди характеризующихся положительно (здесь психопатов в три с половиной раза меньше). Следовательно, психопаты и осужденные, имеющие остаточные явления травм черепа и органические заболевания центральной нервной системы, должны привлекать особое внимание.

В целом в местах лишения свободы 20—25% занимают лица с психическими аномалиями. Поведение психопатов и лиц, страдающих остаточными явлениями травм черепа и органическими заболеваниями центральной нервной системы, значительно хуже, чем других осужденных, в том числе имеющих иные патологии в психике. Известно, что одним из источников антиобщественного поведения является постоянное общение с теми, кто совершает противоправные действия и аморальные поступки. Для психопатов такое общение нежелательно вдвойне, поскольку они не только сами совершают правонарушения, но и толкают на это других лиц, нередко становятся лидерами преступных групп.

Для психопатов, олигофренов и лиц, имеющих остаточные явления травм черепа, наиболее характерно общение с осужденными за насильственные преступления и хулиганство, т.е. с лицами, преступные действия которых имеют много общего между собой; более того, многие убийства, как известно, совершаются из хулиганских побуждений. В то же время среди алкоголиков по сравнению с психопатами и олигофренами удельный вес лиц, общавшихся с названными категориями преступников, ниже. Из числа совершенных психопатами и олигофренами преступлений большинство составляют насильственные преступления и хулиганство. Можно предположить, что те психологические и социальные механизмы, которые приводят представителей данной категории лиц с психическими аномалиями к насильственному и дезорганизующему, а порой и вандалическому правонарушающему поведению, стимулируют их общение с преступниками, осужденными за аналогичные преступления.

Особую группу составляют преступления, которые совершаются сотрудниками мест лишения свободы. Их немного.

Так, злоупотребления должностными полномочиями в 1999 г. составили 11 случаев, в 2000 г. — 15, в 2001 г. — 16; присвоения или растраты — соответственно девять, шесть, два; превышение должностных полномочий — 18, 12, 13; халатность — один, два, три; получение взятки — семь, четыре, девять; должностной подлог — четыре, один, два. Эта же картина наблюдалась все последующие годы, изменения не были существенными.

Можно уверенно предположить, что такого рода преступлений значительно больше, по они по разным причинам (из-за ложного понимания престижа ведомства, тайного характера преступных действий и т.д.) не находят отражения в ведомственной, а затем и в общеуголовной статистике. С одной стороны, многие исправительные учреждения располагаются вдали от крупных городов, их сотрудники представляют собой замкнутую и изолированную общину, в которой знают все друг о друге, в критические или около-критические периоды они могут проявить вполне понятную человеческую солидарность и не «выдать» тех, кто совершает преступления, используя свое служебное положение. С другой стороны, удаленность и изолированность некоторых исправительных учреждений затрудняет контроль за их деятельностью со стороны прокуратуры и общественных организаций.

Нужно упомянуть и о том, что осужденные и их родственники как люди, весьма зависимые от администрации мест лишения свободы, очень редко жалуются на притеснения, поборы и взяточничество ее представителей. К тому же многие из них надеются на досрочное освобождение или получение иных льгот и послаблений. Им нет никакого смысла портить отношения с тюремным начальством.

Названные факторы выступают причиной и того, что лишь единицы из числа пенитенциарных работников несут наказание за нарушение норм уголовного закона или норм уголовно-исполнительного права. Однако обращает на себя внимание то, что ежегодно выявляется значительное число случаев вступления этих сотрудников в запрещенную связь с осужденными и арестованными. В 1999 г. таких случаев было зафиксировано 1004, в 2000 г. — 596, в последующие годы — от 450 до 520 случаев. Понятно, что практически всегда подобные связи имеют место в силу корыстных соображений, следовательно, взяточничество там развито гораздо шире, чем это следует из официальной статистики.

Преступления в местах лишения свободы

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *