Приказ по домашнему аресту

Сидите и не высовывайтесь!

В ходе обсуждения документа председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев поддержал идею снизить нижний порог залога, чтобы такая мера могла назначаться чаще. Как выяснилось, суды все чаще стали оставлять подследственных и подсудимых на дому, но реже назначать залог. Если применение домашнего ареста выросло в 30 раз, то залоги пошли на убыль.

По данным Верховного суда, в 2008 году залог был применен в отношении 1160 лиц, в 2011 году — 1103. В 2012 году под залог отпустили всего 835 человек, а в первом полугодии этого года — всего 288, то есть за год получится еще меньше. Почему же деньги вместо свободы у нас принимаются с такой неохотой? По мнению экспертов, одна из причин в том, что нижний порог залога — сегодня он составляет 100 тыс рублей — слишком высок. У основной массы фигурантов уголовных дел просто нет таких денег.

3 тыс. ходатайств о домашнем аресте поступило в суды в прошлом году. По статистике, удовлетворяется примерно 90% ходатайств об аресте

«Те суммы залога, которые законом установлены, они просто нереальны, — заявил Вячеслав Лебедев. — Не может человек предложить внести на депозитный счет такую сумму, у него часто нет такой возможности». Председатель Верховного суда сообщил, что сейчас в Госдуме рассматривается законопроект о снижении нижнего предела суммы залога до 50 тыс рублей.

Постановление пленума напоминает, что в качестве залога можно оставлять не только деньги, но и ценности (допустим, золото и бриллианты), а также движимое и недвижимое имущество. Квартира в хорошем районе Москвы, элитная иномарка, акции успешной компании — все это вполне может подойти. Но прежде чем взять такой залог, его надо оценить.

Другая гуманная мера пресечения — домашний арест, наоборот, идет в гору. Ее применение за последние пять лет выросло в 30 раз. Как сказано в постановлении, «суд вправе определить лицу для нахождения только такое жилое помещение, в котором оно проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях». Иными словами, необязательно оставлять человека в собственной квартире. Если у него съемное жилье или дача, арест можно устроить и там. Однако суду необходимо проверять, на каких основаниях подозреваемый или обвиняемый живет в том помещении, которое предлагается превратить в арестантское жилье. Если, допустим, он снял квартиру, надо принести договор с хозяином.

Оставить человека сидеть дома можно даже в том случае, если у него временная прописка. Но тогда надо проверить, насколько реален адрес, указанный в штампе. При этом, если человек живет в съемных апартаментах, судам будет рекомендовано приглашать собственника жилья, чтобы спросить, не против ли он такой меры. Под жилым помещением, как сказано в проекте, «следует понимать любое жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и используемое для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но используемое для проживания (например, дача), если оно отвечает требованиям, предъявляемым к жилым помещениям».

Домашний арест не означает, что человеку придется сидеть все время под замком. Ему могут назначить регулярные прогулки, школьнику разрешат посещать школу. Просто суд в своем постановлении должен прописать все эти моменты, особо остановившись на том, чего человеку делать нельзя.

Разговоры о том, что надо шире применять залог и домашние аресты, ведутся давно, и число постояльцев в следственных изоляторах действительно падает. Но здесь непонятно, чья заслуга: судов или правоохранителей, так как в девяти случаях из десяти суды отвечают «да» на просьбу следствия об аресте. А продлевают арест еще легче: по статистике, удовлетворяется 98% таких ходатайств. Между тем суды не должны автоматически удовлетворять заявки следствия, каждый раз надо вникать и думать.

Интересный момент: долгое время правоведы уверяли, что, решая вопрос об аресте, нельзя рассматривать, какие есть доказательства вины подозреваемого. Мол, на данном этапе главное решить ключевые вопросы — не сбежит ли гражданин, не надавит ли на свидетелей, не помешает ли следствию.

Тем не менее затем юристы стали говорить, что все-таки судам стоит изучать, а есть ли вообще какие-то основания у следствия винить данного человека. Как бы то ни было, постановление пленума рекомендует проверять обоснованность подозрения. Оно «предполагает наличие достаточных данных о том, что лицо могло совершить преступление». Например, обоснованным подозрением могут считать дело, когда человек застигнут при совершении преступления или непосредственно после его совершения. Также против человека могут свидетельствовать явные следы преступления на его одежде или в его жилище. Допустим, кровь на руках и кинжал в кармане — повод для веских подозрений.

Кстати

Одним из оснований для направления человека в СИЗО может стать опасение, что гражданин готовится сбежать. Но как это доказать? До сих пор следствию было достаточно заявить, что у фигуранта есть загранпаспорт, и этого хватало.

В свою очередь адвокаты задавали вопрос: почему нельзя просто изъять этот паспорт? Тогда, говорили адвокаты, человеку можно было бы назначить залог или домашний арест. Так что само по себе наличие загранпаспорта — не доказательство. Теперь судьи должны более тщательно изучать этот вопрос. Например, против фигуранта могут сыграть недвижимость или работа за рубежом или срочная продажа квартиры.

Новые меры пресечения: ночью не гулять, посторонним не звонить

К зданиям не приближаться

В России вступил в силу федеральный закон, который вводит новую меру пресечения — «запрет определенных действий». Он был принят Госдумой 5 апреля, одобрен Совфедом 11 апреля и на днях подписан президентом России Владимиром Путиным.

Реклама

Теперь в Уголовно-процессуальном кодексе РФ появилась новая статья 105.1 «Запрет определенных действий».

Согласно ей, по ходатайству следователя или дознавателя подозреваемому и обвиняемому может быть запрещено приближаться к определенным объектам ближе установленного расстояния, общаться со свидетелями и потерпевшими, выходить из дома в установленные периоды времени, а также пользоваться услугами связи — телефоном и почтовыми отправлениями.

При этом вызвать скорую помощь, полицию или аварийно-спасательную службу подозреваемый и обвиняемый все же сможет. Также закон не ограничивает его в общении по телефону со следователем, дознавателем и контролирующим органом.

В новом законе также подчеркивается, что во время домашнего ареста подозреваемый или обвиняемый должен находиться в изоляции от общества в жилом помещении, «в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях». Кроме того, отмечается в документе, за ним должен обязательно осуществляться контроль.

«Запрет определенных действий в качестве меры пресечения избирается по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения», — говорится в пояснительной записке к федеральному закону.

При этом суд может обязать подозреваемого или обвиняемого соблюдать несколько запретов одновременно.

К примеру, у водителя, наехавшего на человека или нарушившего правила дорожного движения, помимо запрета управлять транспортом также могут изъять водительское удостоверение — оно приобщается к делу и хранится в нем до снятия меры пресечения.

Контролировать соблюдение запретов будет ФСИН. Срок действия ограничений будет зависеть от тяжести преступления: от 12 месяцев для небольшой и средней тяжести и до 36 месяцев в случае особо тяжких преступлений. При нарушении меры пресечения суд вправе сменить ее на более жесткую и отправить нарушителя под домашний арест или в СИЗО.

Власти считают, что закон «О запрете определенных действий» снизит госрасходы на содержание подозреваемых и обвиняемых в СИЗО, а также число выплат в счет возмещения вреда за нарушение прав личности при заключении под стражу.

В большинстве случаев суд отправляет человека ждать приговора в СИЗО, а не назначает домашний арест. Люди, считающие, что их отправили в изолятор незаконно, обжалуют решение суда в ЕСПЧ, который зачастую удовлетворяет заявления россиян. Поэтому одна из задач новой статьи в УПК — сокращение репутационных потерь, связанных с заявлениями россиян в ЕСПЧ.

Прорыв в процессуальном законодательстве

Юристы, опрошенные «Газетой.Ru», сошлись во мнении, что поправки в УПК, вводящие «запрет определенных действий», облегчат участь обвиняемого или подозреваемого.

Изменения в законе позволят применять ограничения как самостоятельную меру пресечения, считает руководитель уголовной практики юридической компании BMS Law Firm Тимур Хутов. «Такие запреты применяются во многих государствах. Вопрос в том, будут ли эти изменения работать на практике. Само по себе введение такой меры, как запрет определенных действий, благоприятно для отечественного правосудия. Это позволит снизить число лиц, содержащихся под стражей», — сообщил он.

Однако это произойдет, только если правоохранительные органы и суды будут применять новую меру в сочетании с домашним арестом и залогом. «Пока тенденции обратные — заключение под стражу остается самой популярной мерой пресечения, даже когда есть все возможности оставить обвиняемого на свободе», — уверен Хутов.

С тем, что запрет на совершение определенных действий доказал свою эффективность за рубежом, согласен и управляющий партнер коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры» Владимир Старинский.

«Особенно хорошо это видно на примере США, где широко применяется охранный ордер, который представляет собой запрет приближаться к конкретному лицу. Эта мера очень эффективна для борьбы против домашнего насилия, так как случаи преследования в таких ситуациях можно встретить часто. В России как раз есть большая проблема с неработающими мерами защиты жертв домашнего насилия. Хотелось бы, чтобы новые меры помогли эту проблему решить, но все будет зависеть от того, станет ли мера работать на практике», — заявил адвокат.

За последние годы в России произошло несколько резонансных убийств женщин мужьями или сожителями. Нередко оказывалось, что жертвы домашнего насилия перед смертью обращались в полицию, однако понимания там не находили и были вынуждены возвращаться домой к агрессору. Правозащитники, с которыми ранее пообщалась «Газета.Ru», уверены: спасти женщин может только «охранный ордер», который запретит неадекватному человеку приближаться к потенциальной жертве.

Адвокат Виктория Данильченко напомнила, что сегодня человек под домашним арестом не может общаться ни с кем, кроме лиц, проживающих с ним в одном доме. «Он может встречаться со своим адвокатом и другими людьми только с разрешения следователя или дознавателя.

Новый закон позволит ограничить человека лишь в определенных действиях — например, с 5 по 10 мая не встречаться с Ивановым, а с 20 по 30 мая не выезжать за пределы города. Безусловно, это облегчает участь находящегося под домашним арестом», — отметила юрист.

Она уверена, что поправки в УПК облегчат участь обвиняемого, ведь теперь он сможет разговаривать по телефону с теми людьми, с кем ему это делать не запрещено. «Это можно назвать прорывом в законодательстве, касающегося мер пресечения», — подытожила Данильченко.

Кроме того, люди, содержащиеся под домашним арестом, смогут получать ряд медицинских услуг, поскольку прогулки для них разрешены не всегда. Так, например, осужденный за взятку главе «Роснефти» экс-министр экономического развития Алексей Улюкаев просил оказать неотложную стоматологическую помощь за то время, что проходили судебные заседания. Однако судья запретила экс-министру посещать врача. «Не разрешается в рамках уголовного дела», — объяснила она.

Переполненные тюрьмы

О том, что российским судам стоит реже избирать меру пресечения, связанную с лишением свободы, еще в ноябре 2016 года говорила Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова.

«Изоляторы переполнены. По состоянию на 8 апреля в изоляторах Москвы содержалось почти 12 тыс. человек, что на 47% превышает лимит. Происходит это потому, что суды в силу закона при принятии решений о заключении под стражу не должны учитывать лимиты наполнения следственных изоляторов», — сообщила тогда Москалькова.

Кроме того, отметила омбудсмен, в следственных изоляторах явно не хватает младших инспекторов, обеспечивающих вывод подозреваемых и обвиняемых в кабинеты следователей — так допуск адвокатов к подзащитным замедляется.

«Защитники по соглашениям попадают к ним с трудом. Во-первых, нужно открывать новые современные СИЗО. Во-вторых, создавать и шире использовать электронные очереди и, наконец, пореже избирать меру пресечения, связанную с лишением свободы», — считает Москалькова.

Ссылаясь на многолетнюю судебную практику, она подчеркнула, что для людей, не представляющих социальной опасности, вполне достаточно подписки о невыезде или домашнего ареста.

В каких случаях домашний арест назначается как мера пресечения?

«Домашний арест» — словосочетание, довольно часто встречающееся в различных новостных телепрограммах и статьях на страницах газет. Что же подразумевается под домашним арестом, в каких случаях такая мера пресечения применяется? Попробуем разобраться…

Домашний арест как мера пресечения

Ограничения и запреты при домашнем аресте

В каких случаях назначается домашний арест

Последствия нарушения домашнего ареста

Домашний арест как мера пресечения

Уголовно-процессуальный кодекс РФ (далее — УПК РФ) предусматривает домашний арест (статья 107) в качестве меры пресечения, представляющей собой изоляцию (полную или частичную) гражданина от общества. Применяется данная мера вместо тюремного заключения и используется как на этапе предварительного следствия или судебного разбирательства, так и в качестве наказания по приговору суда за совершенное преступление.

Осуществляется домашний арест по месту постоянного жительства лица, к которому данная мера применяется. Если состояние здоровья фигуранта вызывает опасения либо требует постоянного врачебного наблюдения, то данная мера пресечения может проводиться в лечебном учреждении.

В период ареста за гражданином ведется постоянное наблюдение посредством электронного браслета, который надевается на руку, стационарного устройства, установленного в месте осуществления меры пресечения, посещения квартиры сотрудником и т. п. Контроль осуществляется органами федеральной службы исполнения наказаний

Домашний арест назначается по решению суда с учетом всех имеющих значение обстоятельств (возраст, состояние здоровья, семейное положение) на срок до 2 месяцев. При необходимости срок домашнего ареста может быть продлен до полутора лет.

Ограничения и запреты при домашнем аресте

С учетом личности лица, в отношении которого осуществляется домашний арест, и обстоятельств дела суд может наложить также различные ограничения и запреты.

Например, ограничивается свободное перемещение гражданина за пределы места проживания. Разрешаются прогулки в определенное судом время. Проверяющий может прийти в любой момент и проконтролировать исполнение решения. Может быть разрешено посещение определенных мест в определенное судом время. А может быть, наоборот, наложен запрет на посещение определенных мест.

Не знаете свои права? Подпишитесь на рассылку Народный СоветникЪ.
Бесплатно, минута на прочтение, 1 раз в неделю.

Так как домашний арест, как правило, несовместим с выполнением трудовой деятельности (если только работа не является надомной), работник на это время считается отсутствующим по уважительным причинам, но заработная плата ему не начисляется и не выплачивается.

Налагаются ограничения на контакты с определенными лицами. Как правило, в этот круг попадают люди, общение с которыми может повлиять на результат рассматриваемого дела.

Кроме того, запрещается или ограничивается прием и отправка почты, использование интернета. Правда, проконтролировать исполнение этих запретов затруднительно, а иногда и практически невозможно, если лицо, которое находится под домашним арестом, проживает с семьей или иными людьми: нельзя просто отключить телефонную и интернет-линию, так как это вступит в противоречие с интересами и правами других людей. Вообще, данная мера пресечения относительно новая для российского судопроизводства (применяется с 2010 года), поэтому не до конца пока проработаны механизмы контроля и особенности ограничений, налагаемых на человека при применении домашнего ареста.

В каких случаях назначается домашний арест

В соответствии со статьей 107 УПК РФ такая мера пресечения, как домашний арест, назначается, если невозможно применить к гражданину иную, более мягкую, меру пресечения, но вместе с тем неразумно применять и тюремное заключение.

То есть степень вины и тяжесть совершенного преступления подозреваемого, обвиняемого или отбывающего наказание не позволяют назначить ему, к примеру, меру пресечения в виде подписки о невыезде (в отношении подозреваемого и обвиняемого) или условного срока (для осужденного). Как правило, назначение домашнего ареста осуществляется в отношении человека, обвиняемого или подозреваемого в преступлении, наказание за которое предусматривает срок лишения свободы от 3 лет; но вместе с тем вина и тяжесть преступления при этом могут быть не настолько велики, чтобы применить тюремное заключение или заключение под стражу.

Если у вас остались нерешенные вопросы, ответы на них вы можете найти в КонсультантПлюс.
Полный и бесплатный доступ к системе на 2 дня.

От домашнего ареста (но не от применения иной меры пресечения) освобождаются иностранные граждане и лица без гражданства — что логично, так как они могут не иметь постоянного места жительства в России. Домашним арестом также не могут быть ограничены военнослужащие и люди, имеющие российское гражданство, но не имеющие постоянного жилья в России.

Последствия нарушения домашнего ареста

Безусловно, все особенности запретов и ограничений, связанных с назначением этой меры пресечения, разъясняются лицу, в отношении которого она применяется. Однако нередки случаи, когда случайно или специально условия домашнего ареста бывают нарушены.

Первостепенное значение в этом случае имеет контроль. Очевидно, что ограничение на использование средств связи, в том числе сети Интернет, как уже упоминалось выше, проконтролировать достаточно сложно. А вот основной запрет покидать пределы своего жилища возможно контролировать вполне успешно. В последние годы для этих целей активно используют электронный браслет — устройство, позволяющее отслеживать перемещение человека.

Чем грозит нарушение избранной меры пресечения? Минимум, чем рискует нарушитель, — это потеря возможности комфортного пребывания в собственной квартире: за несоблюдение установленных запретов и ограничений контролеры могут не только вынести предупреждение, но и обратиться в суд с ходатайством о замене домашнего ареста на заключение под стражу.

Автор статьи — Захарцев Сергей Иванович

В статье приведен анализ ограничений и запретов‚ налагаемых на обвиняемого (подозреваемого) при избрании домашнего ареста. Раскрываются проблемы, возникающие в ходе применения данной меры пресечения, исследуется зарубежный опыт, по результатам чего автором предлагаются дополнения и изменения в уголовно-процессуальный закон.

Ключевые слова: мера пресечения, домашний арест, подозреваемый, обвиняемый, права граждан, ограничение, запрет.

Key words: preventive measure, house arrest, suspect, accused, rights of citizens, limitation, prohibition.

Для достижения целей уголовного судопроизводства уголовно-процессуальный закон допускает применение мер государственного принуждения. В частности, к лицу, обвиняемому или подозреваемому в совершении преступления, возможно применение мер пресечения, которые ограничивают его права и свободы. Так, в ч. 7 ст. 107 УПК РФ закреплены запреты и ограничения, которые может установить суд, когда приходит к выводу, что возможно не применять меру пресечения в виде заключения под стражу, а избрать домашний арест.

Суд может ограничить следующие права и свободы:

обвиняемому (подозреваемому) может быть ограничено право или совсем запрещено покидать жилое помещение, в котором он проживает;

лицо может быть ограничено в общении с участниками уголовного судопроизводства по делу, особенно с другими подозреваемыми и обвиняемыми, а также со свидетелями (чтобы избежать воздействия на них, например, для отказа от дачи показаний или для их изменения), потерпевшими (также для предупреждения противоправного воздействия на них) и их представителями, с экспертами и понятыми; среди таких лиц, помимо прочих, могут быть родственники, друзья, коллеги по работе, если есть данные, что с их помощью обвиняемый (подозреваемый) может противодействовать расследованию;

обвиняемому, подозреваемому может быть ограничено право общения и при помощи средств связи: получение, отправка почты; использование телефона, в том числе мобильного, сети Интернет и т.д.

В зависимости от тяжести предъявленного обвинения и фактических обстоятельств уголовного дела суд может принять решение о том, чтобы подвергнуть обвиняемого (подозреваемого) как всем запретам и (или) ограничениям, перечисленным в ч. 7 ст. 107 УПК РФ, так и отдельным из них. Суд может в ходе применения домашнего ареста изменить введенные ограничения и запреты по ходатайству следователя или дознавателя, в производстве которого находится уголовное дело, или по ходатайству самого обвиняемого, подозреваемого или его защитника. При этом изменения могут отягчить положение обвиняемого (подозреваемого) либо смягчить режим исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста .

Несмотря на раскрытые положения уголовно-процессуального закона, отметим, что в юридической литературе нет единого мнения о том, в чем именно могут состоять запреты и ограничения, применяемые при избрании в качестве меры пресечения домашнего ареста. Так, В.А. Михайлов указывает, что режим изоляции, связанный с ограничением прав и свобод обвиняемого (подозреваемого), в пределах жилого помещения может отличаться по степени строгости, а именно может быть связан с запретом оставлять жилище в течение всего периода применения меры пресечения, а также с запретом посещать работу, образовательное учреждение, либо режим пребывания может быть связан с правом кратковременных выходов, также возможна изоляция на дому лишь в ночное время (с 22 до 6 часов) и т.д. .

В свою очередь, В.М. Быков и Д.А. Лисков пишут, что запреты и ограничения, которые связаны с применением меры пресечения в виде домашнего ареста и направлены на ограничение свободы передвижения обвиняемого (подозреваемого), не должны заставлять его отказаться от привычных занятий и обыденных дел. Так, запреты и ограничения не могут относиться к трудовой деятельности или посещению образовательной организации, а также определенных необходимых для жизнедеятельности мест: магазинов, рынков для покупки продуктов питания, аптек для приобретения лекарств, поликлиник и т.д. Ограничения и запреты должны быть направлены на посещение указанными лицами мест отдыха и развлечений: ресторанов и баров, дискотек, кино и театров. В свою очередь, ограничения, направленные на право общения, могут быть связаны с посещением родных и знакомых. Вместе с тем и здесь возможны исключения, например, обвиняемый или подозреваемый может посещать своих родителей преклонного возраста, которые нуждаются в его поддержке, уходе и помощи. При этом, по мнению авторов, целесообразно запретить обвиняемому (подозреваемому) оставлять место жительства более чем на три часа .

Ю.Г. Овчинников, в свою очередь, полагает, что особое свойство такой меры пресечения, как домашний арест, состоит в том, что она обеспечивает надлежащее поведение обвиняемого (подозреваемого) с оставлением лица в условиях «мягкой изоляции». За лицом, к которому применен домашний арест в качестве меры пресечения, сохраняется право жить в своем доме (квартире) с наложением некоторых запретов и ограничений. Так, автор выделяет две формы домашнего ареста: первая форма связана с полной изоляцией обвиняемого (подозреваемого) и с назначением стражи; вторая форма связана с неполной изоляцией и не предполагает назначение стражи .

Основные вопросы о запретах и ограничениях, связанных с применением домашнего ареста, должны регулироваться законодательством, чтобы исключить излишнюю свободу и коррупциогенные факторы в деятельности субъектов уголовного судопроизводства. В частности, в уголовно-процессуальном законе следует закрепить основания и условия разрешения или ограничения прогулок на свежем воздухе или занятий спортом вне дома и т.п. Сейчас предоставление подобной возможности обвиняемому (подозреваемому), в отношении которого избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, находится в компетенции суда, который ее применяет. Поэтому может быть необоснованно ограничено, например, конституционно гарантированное право на охрану здоровья и другие гражданские права.

Исходя из этого, мы вполне поддерживаем имеющиеся в юридической литературе мнения о необходимости законодательного урегулирования обозначенных вопросов, в частности предложение дополнить ст. 107 УПК РФ частью 1.1 следующего содержания: «При избрании меры пресечения в виде домашнего ареста суд разрешает вопрос о возможности предоставления обвиняемому (подозреваемому) времени прогулок и занятий физическими упражнениями в пределах двух часов в сутки, с правом покидать в этот период место своего жительства по согласованию со следователем (дознавателем) и контролирующим органом мест посещения для этих целей» .

При применении рассматриваемой меры пресечения важно учитывать, что, несмотря на ее более «мягкий» характер по сравнению с заключением под стражу, длительное по времени пребывание под домашним арестом значительно ограничивает конституционные права обвиняемого (подозреваемого), в частности сферу реализации права на труд и, как следствие, его финансовое положение. Исходя из этого, можем отметить, что дополнительного законодательного регулирования требуют пока не решенные проблемы, связанные с возможностью трудиться, с материальным обеспечением лиц, находящихся под домашним арестом (вещами, продуктами питания), с возможностью заботиться о состоянии здоровья (посещая поликлинику, больницу, приобретая лекарства и т.д.). Хотя нам могут и возразить. Так, в юридической литературе высказывается мнение, что домашний арест и право на трудовую деятельность несовместимы (за исключением случаев, когда есть возможность брать работу на дом). Обвиняемый не посещает свою работу по уважительным причинам, при этом ему не выплачивается заработная плата . Однако, на наш взгляд, рассматриваемая мера пресечения вполне может предусматривать возможность трудиться и обеспечивать себя и свою семью.

Обратим внимание на то, что отмена отдельных или всех назначенных судом ограничений или запретов, связанных с избранием в отношении обвиняемого (подозреваемого) домашнего ареста, является исключительной прерогативой суда. Следователь, дознаватель, если придет к выводу о необходимости отменить назначенные ранее ограничения и запреты, должен вынести соответствующее постановление, согласовать его с руководителем следственного органа или прокурором, а затем обратиться в суд, представив в обоснование ходатайства материалы уголовного дела, которые подтверждают такую необходимость. На наш взгляд, указанная процессуальная процедура ограничивает возможность быстро реагировать на возможные изменения обстоятельств уголовного дела, на изменения ситуации, связанной с материальным положением, состоянием здоровья и т.п. самого обвиняемого (подозреваемого). Помимо этого, данная процедура необоснованно загружает суды, органы предварительного следствия, дознания и уголовно-исполнительные инспекции, вследствие чего большинством ученых-процессуалистов предлагается применять в рассматриваемой ситуации порядок, предусмотренный ч. 3 ст. 110 УПК РФ, который допускает возможность следователю с согласия руководителя следственного органа и дознавателю с согласия прокурора принять решение об отмене меры пресечения. Если следователь и дознаватель будут обладать правом отмены всех или отдельных назначенных судом ограничений и запретов во время нахождения обвиняемого (подозреваемого) под домашним арестом, то это приведет к процессуальной экономии времени, сил и средств .

Исследование зарубежного опыта применения домашнего ареста позволило сделать вывод, что ограничения и запреты, которые налагаются при применении в качестве меры пресечения домашнего ареста, могут быть дифференцированы в зависимости от установления определенных уровней строгости отбывания указанной меры пресечения. Например, в США лицо, к которому применяется домашний арест, должно оставаться в своем жилище в течение всего срока действия указанной меры пресечения, и лишь на некоторое время оно может покидать его. От того, как часто лицо, находящееся под домашним арестом, может покидать место жительства, зависит строгость условий отбывания данной меры пресечения. Выделяют три уровня строгости: на первом уровне лицо обязано находиться дома только в конкретные периоды времени; на втором уровне обвиняемый (подозреваемый) обязан находиться дома постоянно, при этом отдельно определяется допустимость посещения места работы и учебы, возможность покинуть место пребывания по вызовам адвоката, суда, а также возможность посещать другие места; третий уровень предусматривает постоянное нахождение дома и выход из него только по повестке суда или на мероприятия, которые назначил суд, а также в лечебные учреждения по медицинским показаниям. Контроль за соблюдением определенных запретов и ограничений производится в форме проверок на дому, а также путем применения электронного мониторинга. При нарушении наложенных ограничений и запретов домашний арест может быть отменен, в этом случае возможно применение более строгой меры пресечения. В целом национальная практика производства по уголовным делам придерживается тех же позиций, только они не закреплены на законодательном уровне.

Подводя итог исследования, следует отметить‚ что в российском уголовно-процессуальном законодательстве еще имеются пробелы и проблемы правового регулирования вопросов, связанных с регламентацией запретов и ограничений, налагаемых на обвиняемого (подозреваемого) в связи с применением домашнего ареста. Так, остаются неурегулированными вопросы прогулок, занятия спортом и пребывания на свежем воздухе обвиняемого (подозреваемого), вопросы его снабжения предметами первой необходимости и продуктами питания, а также вопросы посещения работы и осуществления трудовых обязанностей. Для решения этих проблем важно дополнить ст. 107 УПК РФ частью 1.1 с ранее обозначенным содержанием, а также, имплементируя зарубежный опыт, предусмотреть и законодательно закрепить уровни строгости отбывания домашнего ареста с указанием соответствующих этим уровням ограничений и запретов.

1. Антонов И.А. Уголовное судопроизводство: развитие нравственных начал уголовнопроцессуальной деятельности и совершенствование нравственного содержания уголовно-процессуального закона // Общество и право. 2015. № 4(54). С. 180–184.

2. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / под общ. ред. В.П. Верина, В.В. Мозякова. М., 2004.

3. Быков В.М., Лисков Д.А. Домашний арест как новая мера пресечения по УПК РФ // Рос. следователь. 2004. № 4. С. 12–14.

4. Овчинников Ю.Г. Домашний арест как мера пресечения в уголовном процессе: науч.- метод. пособие. М., 2006.

5. Алексеев И.М. Правовая регламентация сроков в досудебных стадиях уголовного процесса Российской Федерации: автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2013.

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ

Захарцев Сергей Иванович, доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры правозащитной, правоохранительной деятельности, уголовного права и процесса Псковского государственного университета; e-mail: sergeyivz@yandex.ru

Приказ по домашнему аресту

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *