Революционная ситуация в РФ


Алексей Кудрин заявил, что уровень бедности в России продолжает расти и это может привести к возникновению революционной ситуации в стране. Такие слова глава счётной палаты России произнёс в телеинтервью журналисту Владимиру Познеру на Первом канале.
Кудрин сказал, что бедность стала позором России, в настоящее время около 12,5 млн граждан страны находятся за чертой бедности, при этом реальные доходы населения продолжают снижаться. Подобная ситуация может в конце концов привести к социальному взрыву.
Экономика РФ находится в состоянии застоя, так как власти в течение шести лет не использовали шансы на изменения. Фундаментальные реформы, которые бы вывели Россию из «ложной устойчивости», не проводятся, несмотря на национальные цели и проекты. А отсутствие политической воли к реформированию экономики является более важной проблемой России, чем западные санкции или падение цен на нефть.
Ситуация в российской экономике развивается в направлении, обратном необходимым преобразованиям, убежден Кудрин. У нас увеличивается доля государства в экономике, уменьшается конкуренция, уменьшается частная инициатива, компании попадают в собственность госкомпаний или государства. Это движение назад.
За последние годы практически все слои общества, за исключением элит, беднеют. Только 11% россиян, даже по официальным данным, довольны своими доходами, а остальным приходится экономить и влезать в долги.
Между тем, с подачи премьера Медведева правительство решило «бороться» с бедностью, но очень странным способом. Вместо того, чтобы предпринимать какие-либо шаги к повышению уровня доходов граждан, Медведев инициировал изменение подхода к подсчётам количества бедных в стране.
С подачи главы правительства, местные власти исключают из числа бедных тех, кто мог бы потенциально (!) иметь дополнительные доходы. Например, если у человека есть в собственности дачный участок, то он может «кормиться» (это слово чиновники реально стали использовать в своём лексиконе) с него. Если есть какая-то свободная недвижимость, хоть даже комната в квартире, её, по мнению чиновников, можно сдавать в аренду и тоже получать дополнительный заработок. А чтобы повысить «бумажные доходы» населения, к ним теперь будут прибавлять даже взятые людьми кредиты, при этом учитывать необходимость их возврата с банковскими процентами чиновники почему-то не собираются.
Мало того, что таких людей перестанут считать бедными, даже если они едва сводят концы с концами, так их ещё лишат социальных пособий и льгот. Вот бюджет-то наполнится за счёт такой экономии! Но самое интересное, что такие шаги предлагают чиновники, чьё ЕЖЕМЕСЯЧНОЕ денежное довольствие исчисляется сотнями тысяч, а у особо высокопоставленных – миллионами бюджетных рублей.

1 апреля текущего года Росстат опубликовал данные масштабного исследования российских домохозяйств, согласно которым 79,5% российских семей так или иначе испытывают затруднения с приобретением необходимого минимума товаров, а 14,6% семей признались, что сталкиваются с «большими затруднениями». Чтобы свести концы с концами, семьям требуется минимальный доход в 58,5 тысячи рублей.
Более половины семей (53%) сообщили, что не могут справиться с неожиданными тратами, например, расходами на срочный ремонт жилья или замену предметов длительного пользования и срочные медицинские услуги. Позволить себе питание из мяса, птицы, рыбы (или равноценную вегетарианскую пищу) хотя бы раз в два дня не в состоянии 10,1% семей, употреблять фрукты в любое время года не могут 21,1% семей.
У 35,4% семей нет финансовой возможности приобрести две пары подходящей по сезону обуви каждому члену семьи. Каждая четвертая российская семья не может позволить себе пригласить гостей на семейное торжество, почти половина (49,1%) не в состоянии выехать куда-либо на ежегодный недельный отпуск, а 11% семей не хватает средств для покупки жизненно необходимых лекарств.

Российские чиновники уже настолько обнаглели предлагая новые способы поборов с населения, что не стесняются публично говорить в том духе что «спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Например, в конце прошлого года в Самарской области разгорелся скандал после того, как министр социально-демографической и социальной политики Самарской области Марина Антимонова, отвечая на жалобы на низкое пособие по уходу за детьми, предложила матерям искать иные способы заработка, например, кормиться за счет садов и огородов. А в Свердловской области директор областного департамента молодежной политики Ольга Глацких заявила о том, что «государство людям ничего не должно и рожать детей оно не просило».

Читайте по теме:
Бедных нет!
Жить станет лучше, станет веселей. Но не всем
Счётная палата подвела итоги выполнения «майских указов»

Назревает ли в России революционная ситуация?

Дан общий комментарий к циклу статей автора по социально-экономической динамике РФ за последние 20 лет, а также обзор признаний представителей правящей и обслуживающей её «элиты» об общем характере и перспективах изменения ситуации в России.

Оценка основных экономических и социальных параметров динамики и тенденций движения РФ к неизбежному краху вследствие фактически осуществляемой политики правительства РФ (всех ветвей и органов федеральной, региональных и местных институциональных властей в их совокупности) дана в статьях автора, опубликованных в течение осени завершающегося 2019 года.

И, прежде всего, такая оценка дана автором в следующих своих статьях:

«В РФ экономическая стабильность, кризис или катастрофа? (части 3, 1 и 2)»;

«ЗВР РФ превысили долг РФ – что это значит в действительности?»;

«А почему всё-таки «деньги есть, но вы держитесь»?»;

«В РФ всё-таки повальная бедность или повальная нищета?»;

«По какой модели «реформируется» РФ?»;

«Грозящая катастрофа РФ и возможно ли её предотвратить»;

«О результатах социологических исследований в РФ или чем обусловлен дуализм результатов социологических исследований в РФ?».

Превращение противоречия между отношениями распределения и производительными силами в конфликт между материальным развитием производства и его общественной формой.

Дабы адекватно понять действительное значение всего того, о чём идёт речь в статьях вообще и в третьей части статьи «В РФ экономическая стабильность, кризис или катастрофа?», в особенности, следует, прежде всего, вернуться к актуальным ныне фрагментам того, что написано автором в статье «Актуальность неизбежной смены общественной формы производства». Это – заключительная – 10-ая – часть цикла «Условия и пределы расширения воспроизводства финансового капитала», опубликованная автором 16.09.2018.

В этой сентябрьской статье 2018 года, в том числе, было написано о том, что в рукописях, включённых в 51-ую главу публикаций «Капитала» (3-ий том), Маркс подчеркивал, что «каждая определённая историческая форма… процесса развивает далее материальные основания и общественные формы его . Достигнув известной ступени зрелости, данная историческая форма сбрасывается и освобождает место для более высокой формы» (Маркс).

Это – кризис исторической формы процесса труда, то есть кризис материального базиса общества – совокупности данных производственных отношений, являющихся исторической формой общественного воспроизводства и, следовательно, общественной формой процесса труда.

«Наступление такого кризиса, – продолжал Маркс в этих рукописях, – проявляется в расширении и углублении противоречий и противоположностей между отношениями распределения, …с одной стороны, и производительными силами, производительной способностью и развитием её факторов – с другой стороны. Тогда разражается конфликт между материальным развитием производства и его общественной формой».

Согласно этим выводам Маркса, наступление кризиса материального базиса общества определяется не изменениями в распределении продуктов труда как таковом, но изменениями в том распределении, «которое заключено в самом процессе производства и которое определяет организацию производства», во-первых.

Иными словами, наступление кризиса материального базиса (совокупности производственных отношений) общества определяется перераспределением орудий производства и перераспределением членов общества по различным общественным подразделениям производства как развитие распределения орудий производства.

И, во-вторых, наступление кризиса материального базиса общества определяется такими изменениями в распределении, которые при посредстве политической и юридической надстройки данного общества (в том виде этого посредства, как оно выражается в совокупности институтов данного общества) изменяют «доли в мире продуктов».

Согласно учению Маркса, второй стороной конфликта между материальным развитием производства и его общественной формой являются «производительные силы» данного общества, их (производительных сил и общества в целом) «производительная способность», «развитие факторов» этой производительной способности.

Но что есть производительные силы общества, взятые со стороны их «производительной способности» и «факторов её развития»? Это, прежде всего, люди, являющиеся непосредственными производителями, взятые не вообще, а со стороны их способности производить продукты труда, самих себя и самое своё общество.

Этот конфликт проявляется в том, что для членов данного общества стало уже «очевидным», что они не воспроизводят ни самих себя в своей прежней социальной определённости, ни самое своё общество как таковое.

Прежде всего, потому, что при существующих общественных отношениях производители в массе своей не могут производить даже ту совокупность продуктов труда, которая по своему перечню, количеству и качеству необходима в существующих условиях для воспроизводства ими самих себя и своего общества.

Невозможность воспроизводства самих себя становится очевидной для большинства работников (для совокупного работника), во-первых, именно потому, что при существующей организации производства продуктов труда и воспроизводства общества в целом объёмы производства продуктов труда не могут быть увеличены.

Во-вторых, качество производимых продуктов труда не может быть улучшено в масштабах и в мере, необходимых для воспроизводства членами общества самих себя и всего своего общества. Почему так?

Потому что при сохранении этой организации общественного производства и воспроизводства на существующем техническом базисе объёмы производства продуктов труда не могут быть увеличены, их качество не может быть улучшено, увеличение производительности технического базиса общественного производства невозможно в требуемых обществом масштабах и темпах.

В-третьих, потому, что при существующих отношениях распределения непосредственные производители продуктов труда, включая членов их семей, в массе своей не получают и уже не могут получить даже той минимальной совокупности средств к жизни, которая по своему перечню, количеству и качеству необходима в существующих условиях для воспроизводства ими самих себя как таковых.

И, наконец, потому, что посредством своего жизненного опыта люди осознают – любые реформы норм и правил распределения продуктов труда, если эти реформы не перераспределяют орудия производства и людей по различным подразделениям производства и не изменяют отношения между людьми, не позволят непосредственным производителям получать средства к жизни, необходимые им для своего воспроизводства.

В какой мере при сохранении данных общественных условий для исторически значимой массы членов данного общества «очевидность» невозможности воспроизводить самих себя обусловлена и объективно, и субъективно одновременно, а в какой – лишь субъективно – это уже несколько иной вопрос, нежели вопрос о самом конфликте между материальным развитием производства и его общественной формой.

Однако идеологически, политически и экономически этот – предыдущий – вопрос есть наиболее существенный вопрос не только для определения меры адекватности анализа исторически-конкретной ситуации, но и в целом для определения стратегии и тактики конкретных субъектов исторического развития и их идеологических, политических и экономических агентов.

Но самоё по себе осознание людьми противоречия между материальным развитием производства и его общественной формой ещё не есть конфликт между материальным развитием производства и его общественной формой.

Противоречие между материальным развитием производства и его общественной формой превращается в конфликт лишь посредством массовых настроений, доминирующих внутри данного общественного производственного организма.

Массовые настроения в общественной жизни проявляются исключительно и только как действия масс членов того материального государства, которое является превращённой формой материального содержания данного общественного производственного организма.

В чем меньшей мере основная масса членов данного материального государства является действительными членами политического государства, тем в большей мере конфликт между материальным развитием производства и его общественной формой предстаёт на поверхности общественной жизни в качестве конфликта между материальным государством, с одной стороны, и политическим государством, с другой.

Именно этот конфликт как раз и осознаётся идеологически, и разрешается политически как конфликт «низов» и «верхов» данного – государственно оформленного – общественного организма.

Ценное признание Павла Кудюкина.

Экс-заместитель министра труда и занятости населения РФ Павел Кудюкин 19 ноября 2019 года заявил следующее: «У нас уже третий год МРОТ будет привязываться к прожиточному минимуму. Но здесь есть несколько тонкостей. Первая — он привязывается к прожиточному минимуму с опозданием на полгода. Второе — из МРОТ вычитается подоходный налог. То есть на самом деле получающий заработную плату в минимальном размере получает сумму ниже прожиточного минимума. И третья тонкость — расчёт прожиточного минимума в России откровенно занижен. Это уровень нищего физического выживания. Вообще МРОТ должен быть повышен как минимум вдвое по сравнению с нынешним уровнем». Источник: https://regnum.ru/news/economy/2783641.html

В этом заявлении П. Кудюкина, в особенности, следует обратить внимание на свидетельство о следующем: прожиточный минимум в РФ установлен на уровне «нищего физического выживания», во-первых, и именно из этого вытекают все бюджетные и социальные последствия.

Но на практике, если работник получает зарплату в размере МРОТ, то из этого минимального размера оплаты труда, который официально равен прожиточному минимуму, вычитается НДФЛ по ставке 13%.

А из этого следует важный вывод: политическое государство под названием РФ даже декларативно не гарантирует работающим в РФ получение «зарплаты», необходимой им для «нищего физического выживания». И это — во-вторых.

Но самое главное — в-третьих: минимальный уровень дохода (после вычета НДФЛ), получаемого семьями, должен быть равен двум официальным «прожиточным минимумам» (до вычета НДФЛ из суммы этого «минимума») в расчёте на одного члена семьи. Ибо в противном случае такой (более низкий) доход не обеспечит простое воспроизводство способности к труду и сохранение здоровья каждого из членов семьи.

Вот именно этот «минимальный уровень дохода» на каждого члена семьи как раз и является нижним уровнем бедности. Доходы ниже этого уровня — это уже нищета, то есть дисквалификация трудоспособных членов семьи, утрата здоровья всеми членами семьи, невозможность для детей получить образование, необходимое для простого воспроизводства даже среднеквалифицированной рабочей силы «рабочего» и соответствующих ему профессий работников.

А сколько это в рублях ныне?

Если «прожиточный минимум» установлен равным в среднем 10,444 тыс. руб., то границей, разделяющей бедность и нищету, является чистый (после вычета НДФЛ) доход на одного члена семьи в сумме 20,9 тыс. рублей в месяц (24 тыс. руб. до удержания НДФЛ). Это следует из заявления цитированного нами экс-заместителя министра труда и занятости населения РФ, курировавшего эту тему.

Если в среднем по РФ семья получает суммарные доходы в месяц, которые меньше 20,9 тыс. руб. в расчёте на одного члена семьи, то такая семья относится уже к нищему населению, но отнюдь не к бедноте (малообеспеченное население).

Нищие не могут быть отнесены к малообеспеченным по определению. Ибо суть дела как раз в том и состоит, что они (нищие) не обеспечены даже по самому минимуму, требующемуся для простого воспроизводства индивидов.

Следовательно, при среднем коэффициенте семейности по РФ ок. 2,7, чистый (после удержания НДФЛ) минимальный доход средней семьи в РФ должен быть не менее 56,43 тыс. руб., что соответствует минимальной суммарной величине номинального (до удержания НДФЛ) дохода средней семьи, равной 64,862 тыс. руб. в месяц.

Теперь каждый, кто ознакомился с этими (средними по РФ) материальными критериями бедности/нищеты, вполне может с учётом коэффициента соотношения своего регионального «прожиточного минимума» со средним по РФ самостоятельно определить уровень дохода и обеспеченности своей семьи, а равно и всех тех семей, которые он знает в достаточной для такой оценки мере.

Не менее ценные признания Андрея Клепача, политологов и публицистов.

Главный экономист ВЭБ РФ Андрей Клепач, с 2008 по 2014 годы бывший заместителем министра экономики РФ, курировавший подготовку макроэкономических оценок и прогнозирование, в интервью ИА «Знак» 19 ноября 2019 года заявил:

«Значительная часть нашей элиты строила свою жизнь в девяностые-двухтысячные годы и исходила из того, что нужно получить всю прибыль, все богатство. Сейчас мы видим, что это имеет свою социальную цену и свои пределы. Поэтому требуется осмысление и изменение поведения, а это непросто. Надеюсь, ответы удастся найти. Иначе пропасть — и внутри элиты, и между элитой и большей частью населения — будет углубляться.

— По вашему мнению, это взрывоопасно?

— Думаю, да…»

Иными словами, фактом и «секретом полишинеля» теперь уже является, во-первых, то, что между разными частями «правящей элиты РФ» существует не просто раскол, но пропасть, которая углубляется, и имеет тенденцию привести к открытой «войне всех против всех».

Во-вторых, ещё большая пропасть не только имеется, но и стремительно углубляется также и между «правящей элитой РФ» в её целом, с одной стороны, и большей частью населения РФ, с другой стороны, чреватая крахом всей РФ.

Но поскольку, по весьма мягкому признанию Клепача, для «правящей элиты РФ» осмыслить и изменить своё «поведение», то есть всю свою экономическую и социальную политику по её частям и в целом, совсем «непросто», а радикальное изменение, надо полагать, вообще невозможно, постольку «социальный и политический взрыв» неизбежен.

Обоснованность последнего по существу в этот же самый день 19 ноября 2019 года подтвердил также и обозреватель ИА «Росбалт», публицист Сергей Шелин, который резюмировал свою статью следующим образом:

«Зря говорят, что власть ни с кем не считается. Она непримирима только к простому народу. А знати позволяет биться за свои интересы. …

Несмотря на автократию, отстаивание своих интересов знатными лицами и серьезными структурами вполне дозволяется, а может быть даже идет по восходящей. Механизмы поиска компромиссов работают. Диалог заинтересованных персон с высшей властью не только возможен, но часто и продуктивен.

Правда, рядовые люди в этих спорах гигантов не то что бедные родственники, а просто нули. Их интересы ничего не весят. Если иногда они в чем-то совпадут с интересами выигравших спор сановников, подданные могут считать себя везунчиками. А если, что чаще, не совпадут, то наверху это никого не взволнует. …

Так работают ли у нас механизмы защиты интересов? Еще как! Но только там, куда девяноста девяти процентам граждан ходу нет».

(Источник: https://www.rosbalt.ru/blogs/2019/11/19/1814041.html )

И, наконец, руководитель Лаборатории политических и социальных технологий, политолог Алексей Неживой 20 ноября в интервью ИА «Новый день» сделал общий вывод: «Россия накануне хаоса».

А именно А. Неживой обратил внимание на следующие существенные моменты текущей политической ситуации в РФ и тенденций её развития в краткосрочной перспективе ближайшего года, максимум двух лет:

«Политика всегда есть порождение экономики, о чем в нашем правительстве забыли. Поскольку экономика стагнирует, ситуация улучшаться не будет. Нефть падает, они собираются увеличить налоговое бремя на бизнес. У правительства очень много денег, но… У нас происходит коллапс экономического пространства. …

Можно прогнозировать, что к моменту выборов в Госдуму власть уже ничего не сможет спасти. Им нужно будет что-то придумывать – может быть, даже переносить выборы. …

Сейчас методы контроля за выборами и админресурс фактически перестают работать, а методы «химичиний» с результатами голосования контрпродуктивны – они порождают большой протест и очень много грязи после этого. Они (власть) отказались от идеи увеличить число одномандатников, потому что не в состоянии контролировать политические процесс, а к моменту выборов они будут не в состоянии контролировать вообще какой-либо процесс. У них очень много денег, но это не принесет ничего. …

Если брать опыт столетней давности, у царя тоже было много денег, но когда наступает хаос, ресурсы перестают работать. Наше правительство, как Кощей «чахнет» над этим золотом, оно над ним и умрет. Будет хаос, после которого нужно будет заново строить политическую и экономическую систему».

( Источник: https://newdaynews.ru/moskow/677088.html )

Множить такие оценки и признания нет никакой нужды – каждый день они всё возрастающей лавиной обрушиваются на каждого, кто не прячет голову в песок.

Ситуация в России становится революционной, хотя пока ещё и не стала таковой, а только ещё становится.

Однако из истории России хорошо известно, а народная мудрость отлила это в краткое, но весьма точное обобщение: «русские долго запрягают, но быстро ездят».

Василиев Владимир, 21 ноября 2019 года.

Первичная публикация доступна здесь: http://www.dal.by/news/178/21-11-19-4/

У России сейчас только два варианта будущего: деградация или революция. Пока что массы совершенно сознательно выбирают деградацию. Ее выбирают даже те, кто не испытывает никаких иллюзий относительно дееспособности правящего режима. Ибо трусость – одна из доминант национального характера.

Есть ли в РФ революционная ситуация?

В классическом понимании, как сформулировал Ленин – верхи не могут, а низы не хотят – ее даже близко нет. Низы ничего не желают так страстно, как жить по-старому. Управленческая неспособность верхов в данном случае ведет не к революции, а лишь к загниванию страны.

Следовательно любые политические, социальные, культурные, экономические изменения в стране могут произойти только в результате катастрофы. Выжившие в ней вынуждены будут спасать себя – только тогда появляется шанс на изменения.

Есть ли в РФ революционные партии?

Именно по причине отсутствия даже зачатков революционной ситуации нет у нас и революционных сил. Многие наивно полагают, что революцию делают революционеры. Мол сначала появляются лидеры, они создают революционные партии – те начинают «будить народ», «раскачивать лодку», создают революционную ситуацию, и в результате происходит революция. Нет, последовательность обратная.

Революционную ситуацию создать невозможно, она складывается в больном обществе естественным образом. Революция происходит часто без всяких усилий революционеров и даже вопреки их желаниям. Пример – революция1917 г. Кто сверг царя – разве революционеры? Нет, отречься от престола слабовольного Николая II заставили генералы, вступившие в сговор с представителями политической элиты и правящего дома. Может быть, они хотели уничтожить монархию? Нет, они желали ее спасти. Но власть прогнила настолько, ее авторитет пал так низко, что рокировка Николя на Михаила позорно провалилась.

Власть рухнула, возбужденная толпа стеклась к Таврическому дворцу, ожидая от Думы каких-то действий, решений, объяснений. Думцы целый день сидели, парализованные страхом. К людям вышел Керенский, провозгласил революцию, и толпа понесла его на руках. Параллельно в столице стали создаваться советы – как реакция снизу на вакуум власти. Политическая революция 23 февраля 1917 года произошла, но так называемые революционеры оказались к ней вовсе непричастны.

Меньшевики поддержали Временное правительство, большевики учинили против него мятеж. В1918 г. меньшевики участвовали в белом движении. Кстати меньшевики оформили свою партию раньше большевиков – в марте1917 г. Всем знакома аббревиатура РСДРП(б), но кто помнит сегодня о РСДРП(о) – объединенной партии социал-демократов? А между прочим это та самая партия, которая осудила большевистский переворот и объявила его «насилием над волей демократии и узурпацией прав народа».

Революция – это своего рода защитная реакция социального организма на болезнь. Сначала в организм проникает вирус и начинает свою разрушительную работу, а организм начинает вырабатывать антитела, как реакцию на угрозу. Но как антитела не могут вырабатываться организмом ДО болезни, так и революционные партии не могут сложиться в стране ДО достижения революционной ситуации.

Есть ли в сегодняшней России если не партии, но хотя бы политические течения, выступающие за революционное преобразование общества? В царской России они существовали, потому что революционная ситуация там начала складываться уже с конца 50-х годов XIX столетия. В революцию она не перерастала, потому что при Александре II революционный накал был довольно успешно сбит широкими реформами – отменой крепостного права, введением местного самоуправления, состязательного судопроизводства, военной реформой, реформой образования и т.д. При Александре III, наоборот, проводилась политика закручивания гаек. Бахнуло первый раз в1905 г. при Николае II, когда внутренние противоречия приобрели характер неразрешимых, а отставание России от передовых стран приобрело катастрофический характер.

Сегодня в РФ, повторюсь, революционной ситуации нет, настроения в массах скорее контрреволюционные. Поэтому возникновение революционной партии противоречит законам социальной механики. Революционеры, сознающие, что только революция дает шанс выживания России и сохранения русских как единой нации – есть. Политических революционных организаций – нет. Всякая попытка объявить о создании такой организации превращается в цирк.

Последний пример – создание «комитета 25 января», который пафосно объявил себя спасительной «третьей силой». Январисты боятся даже самого слова «революция». Чем они собирались заниматься? Не смейтесь: давать ценные советы Кремлю, как ему следует поступать, чтоб всем было хорошо. И все это под разговоры о великой Россеюшке и плохой Америке, которая нам гадит. Буквально за пару недель вся эта тусовка скатилась к маргинальной националистической секте без претензии на какое-либо системное участие в политической жизни.

Подобных примеров можно привести массу. Более 10 лет назад такой же крах постиг объединение, открыто провозгласившее свою приверженность революции – Левый фронт. Но уже через четыре месяца после учредительной конференции он распался на конкурирующие фронты. Потом были попытки реанимировать бренд: с 2008 по 2014 гг. прошли целых четыре съезда, которые ознаменовались разве что скандалами и бранью. Ныне ЛФ, который так и не удалось преобразовать в политическую партию, благополучно издох, даже сайт организации закрыт, потому что хостинг не проплачен.

На базе Центра Сулакшина уже год осуществляется проект по сборке партии нового типа – ПНТ. Идеология этого объединения носит революционный характер, хотя само слово «революция» его участники не жалуют, старательно заменяя всевозможными эвфемизмами. Собственно партией это объединение не является. Любая партия ставит своей задачей борьбу за власть легальными или нелегальными методами. Сулакшинская ПНТ позиционируется как центр притяжения фрондирующих интеллектуалов и инструмент выработки новой идеологии. Но абсолютно точно, что ПНТ не будет в ближайшем будущем выступать как сила политическая. Если проводить исторические аналогии, то это формация «кружкового» периода в революционном генезисе царской России.

Говорить о националистах как о революционной силе нельзя даже в шутку, хотя на их группах в соцсетях и проскакивают лозунги за «русскую национальную революцию». Во-первых, маргинальные группы нациков носят микроскопический характер, их членская база – 100-200 человек, а фюрерские амбиции их вождей не позволяют даже гипотетически рассматривать возможность объединения. Во-вторых, все они работают под колпаком спецслужб. Наконец немаловажно и то, что сами по себе лидеры националистов интеллектуально ущербны, а многие и психически нездоровы. Социальная база политического национализма (не путать с бытовым национализмом и мигрантофобией) – 0 (ноль) процентов.

А что у нас с профсоюзами?

А ничего! ФНПР – не более чем профсоюзная подпорка правящего режима, а сами профбоссы – горой на стороне работодателей. Независимых профсоюзов практически нет, они микроскопичны. И, самое главное, что даже независимые профсоюзы стоят на соглашательской платформе, требуя не системных изменений, а подачек от работодателя. Забастовка – вот самое эффективное политическое оружие революционера. Но даже вождечки независимых профсоюзиков делают в штанишки, когда слышат это слово.

Есть ли в России революционный класс?

Теоретически он должен быть: раз есть господствующий класс (бюрократия), то должны быть и угнетаемые. Но широкие народные массы по факту являются не угнетаемым большинством, а «миноритарным акционером» распильно-сырьевого режима. Поэтому ринципиальных противоречий между народом и оффшорной элитой нет. Первые могут быть недовольны, что им с барского стола перепадает все меньше крох, но и только.

Кто действительно страдает от произвола господ, так это так называемый средний класс, мелкая буржуазия и крупный капитал, имевший глупость связать себя с реальным производством. Да, именно этих людей душит коррупция, их давят тупыми законами, их убивает курс правящего режима на «африканизацию» экономики. Но в РФ средний класс слишком слаб и раздроблен, а крупная буржуазия патологически труслива и априори готова к любому предательству общего дела ради своей частной выгоды.

Самый яркий представитель «революционного класса» в РФ – «Партия дела», партия патриотической буржуазии, как она сама себя презентует. Но может ли капитал быть патриотичным? Очевидно, что нет: у капитала в принципе нет родины, и чем крупнее капитал, тем более он стремится стать транснациональным. В России нет национальной буржуазии, как сложившегося института, а потому и партия, представляющая его интересы, не нужна. Электоральный рейтинг ПД – меньше 1%.

Самое масштабное мероприятие ПД – проведение Московского экономического форума. В отличие от Петербургского, демонстрирующего «успехи» сырьевых и бюджетопильных госмонстров, он собирает представителей частного бизнеса и реального сектора, далеко стоящих от бюджетной кормушки. Но несмотря на констатацию факта, что Россия катится в пропасть, участникам московского сборища хватило смелости лишь объявить себя «респектабельной оппозицией» – и тоже пообещать помогать власти своими умными советами.

Со стороны все это выглядит не ахти как: овцы советуют волкам обратить внимание на пользу вегетарианства. Трусливые представители частного капитала продолжат обманывать себя глупейшими надеждами на волшебную силу реформизма. Помните, в начале 90-х реформаторы уповали на «невидимую силу рынка», которая все расставит по местам? Вот так и наша «национальная» буржуазия тешит себя иллюзиями о том, что волчья власть одумается и сделает все по уму, надо ей только помогать мудрыми овечьими советами.

Возможны ли в России реформы вместо революции?

Раз уж речь зашла о реформизме, давайте рассмотрим и такую возможность. Реформы – это по сути революция сверху. Реформатором был Горбачев, убивший СССР. Реформатором был Ельцин, при котором страна была переформатирована по лекалам криминально-олигархического капитализма. А вот при Путине никакими реформами и не пахло. При нем ельцинский криминально-олигархический капитализм успешно эволюционировал в капитализм криминально-номенклатурный.

Реформы возможны только по воле верхов. Но кто в Кремле будет реформировать систему, бенефициаром которой является? Вы можете себе представить, что власть чиновников и олигархов перейдет к реальным действиям по исправлению системы и сама себя заставит вернуть в Россию запрятанные ей за границей миллиарды?

Являются ли либералы революционерами?

Конечно, нет. Они не ставят перед собой задачу преобразования общества в принципе, заявляя лишь о необходимости замены властной верхушки. В лучшем случае они предлагают косметические поправки – больше свободы (для себя), больше демократии, больше конкуренции. И что тут революционного? Все это уже было при Ельцине.

***

Итак картина вроде бы складывается совершенно безрадостная – общество смертельно больно, государство, пораженное насквозь коррупцией, совершенно разложилось. Революционных сил в стране нет, лидеров нет, моральные авторитеты вроде Льва Толстого, Манделы или Ганди отсутствуют. При этом общество категорически не желает видеть того, чем все это угрожает впереди.

Вот характерное народное суждение на эту тему: «Я против революции, потому что она не дает гарантии успеха. Вот если будет гарантия, что после революции я стану жить лучше, я ее поддержу…»

Я гарантирую, что после революции жить будет не лучше, а хуже, причем довольно длительное время. Ключевое слово здесь не ЛУЧШЕ, а слово ЖИТЬ. Революция дает стране шанс ЖИТЬ. Как жить – зависит уже от всех. После революции 1917 года страна не только выжила, но и за считанные десятилетия достигла самый выдающихся позиций в мире.

Революционная ситуация в РФ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *