Снижение ставки рефинансирования приводит

Последствия снижения ставки рефинансирования Центрального Банка РФ

Если коротко, то Центробанк снижает учетную ставку для стимулирования экономики. Это должно привести к удешевлению кредитов и повышению доходов от внешней торговли.

Ставка рефинансирования, которая с 2016 года приравнена в России к ключевой ставке — это процент, под который Центральный банк (будем говорить «Государство») выдает кредиты коммерческим банкам. От нее зависит стоимость кредитов для бизнеса и частных лиц, процент по вкладам, курс национальной валюты, размеры штрафов в ФНС и много чего еще.

Экономика устроена так, что значительное снижение ставки рефинансирования (а 0,5% — это довольно решительный шаг) приводит к выраженным и предсказуемым последствиям. Государство пользуется этим инструментом, чтобы влиять на экономику.

Последствия

При понижении ставки обычно происходит следующее:

  • уменьшение стоимости кредитов для физических и юридических лиц;
  • понижение уровня доходности банковских депозитов;
  • повышение стоимости недвижимости в результате повышения реальной стоимости денежной массы (фактически — снижение инфляции);
  • ослабление национальной валюты для получения большей выгоды от внешней торговли — нефть и газ Россия продает за доллары, а в бюджете учитываются рубли;
  • стимулирование производства товаров для их использования внутри страны и продажи за рубеж. Чаще всего происходит девальвация, в результате которой отечественным предприятиям выгоднее продавать товары за границей, увеличивая приток иностранной валюты в страну.

Чересчур резкое снижение ключевого показателя напротив может спровоцировать рост инфляции и цен в связи с увеличенной за счет дешевых кредитов покупательской способностью населения. Поэтому слишком радикальная смена уровня рефинансирования от ЦБ может негативно отразиться на всей экономике страны.

Какая цель преследуется при снижении ставки рефинансирования

Обычно Центробанк изменяет ставку для отражения реального положения дел в экономике страны. Она показывает уровень инфляции в государстве, а также позволяет аналитикам сделать вывод о целесообразности инвестирования в государственный долг. Это что касается информационной составляющей. Но есть и практические цели.

Когда ставка понижается, то преследуются следующие цели:

  • государство хочет стимулировать покупательский спрос на внутреннем рынке и таким образом помочь бизнесу;
  • такой шаг должен пополнить бюджет за счет снижения курса рубля и увеличения рублевых доходов от внешней торговли. Поэтому ЦБ РФ, понижая ставку рефинансирования, часто прибегает и к другим мерам для снижения реальной стоимости рубля;
  • в ситуации, когда каждый пятый россиянин вынужден брать потребительские кредиты на обеспечение своих текущих потребностей это, как ни странно, может помочь уменьшить общую кредитную нагрузку на население за счет снижения процентных ставок;
  • не стоит забывать и о «майских указах» (или как там называются эти распоряжения), согласно которым нужно снижать ставку по ипотеке и повышать доступность жилья для молодых семей.

В общем трудно сказать зачем ЦБ в очередной раз понижает ключевую ставку. Не верится, что это отражает реальное положение дел в экономике, как и в инфляцию на уровне 3,5% тоже не верится. Это точно не будет способствовать привлечению иностранных инвестиций, но, возможно, немного облегчит жизнь бизнесу за счет более доступных кредитов, пониженных штрафов от ФНС и возможности получения дополнительной выгоды от валютных доходов. Для обычных же граждан — это хорошая возможность получить ипотеку с пониженной процентной ставкой.

Снижение ставки рефинансирования: выяснили что будет с кредитами и депозитами

Для очередного уменьшения ставки рефинансирования есть серьезное обоснование: инфляционные процессы в стране находятся на достаточно низком уровне. Аналогичные процессы идут и в соседней России: наши финансовые рынки находятся в определенной взаимосвязи. К тому же позитивным фактором для нас является и низкий рост цен в странах Европейского союза.
В этом году инфляция в России и странах ЕС, несмотря на ее постепенное ускорение, будет оставаться ниже целевых ориентиров. Более того, продолжение мягкой политики Европейского центрального банка и Федеральной резервной системы США предполагает сохранение низких процентных ставок в развитых странах. В этих условиях не просматриваются усиление рисков оттока капитала из развивающихся стран и соответственно давление на их валюты, прежде всего на российский рубль. Исходя из множества экономических факторов, Нацбанк и снизил ставку рефинансирования с 19 февраля на 25 базисных пунктов — с 9 до 8,75% годовых. Чего ожидать дальше?
Неустойчивость инфляционных ожиданий является одной из главных проблем в финансовой сфере. Сегодня на международном рынке, включая Беларусь, наблюдается укрепление американской валюты. В то же время нам надо стремиться сохранить определенный разрыв доходности между белорусским рублем и долларом, чтобы обеспечивать стабильность притока рублевых депозитов. Экономист Дмитрий Крук считает, что Нацбанк пока выбрал компромиссное решение — снизить ставку рефинансирования на символические 0,25 процентного пункта. Это говорит о том, что осуществлен переход в новый диапазон монетарной политики, когда есть возможность небольшими шагами регулировать ставку. Однако надо иметь в виду, что ситуация довольно неоднозначная, — определенные риски сохраняются.
Если проецировать происходящее на всю экономику, то, с точки зрения макростабильности, наблюдается довольно неплохая инерция в монетарной сфере. Но ситуация с поставками углеводородов существенно влияет на экономику: Правительство озвучило данные о падении на 2% ВВП за январь. Это заметно и по ожиданиям компаний, и домашних хозяйств. Опросы, проведенные Нацбанком, показали, что многие компании и предприятия не исключают снижения спроса на продукцию и, как следствие, возможного ухудшения финансового положения. Неприятным сигналом в IV квартале минувшего года стало также замедление темпа создания новых рабочих мест.
В конце прошлого года экономика находилась на незначительном, но все же подъеме: в рамках циклических колебаний присутствовало и ускорение. На нынешний год закладывалось повышение зарплат в бюджетной сфере, что должно было придать импульс потребительскому росту. Естественно, что ожидался определенный эффект, но так называемый нефтяной шок помешал этим планам.
Доля нефтепереработки в ВВП невелика — менее 1%. Но углеводороды являются своеобразным соединяющим звеном для многих отраслей экономики — как минимум 8,5% выпуска всей продукции так или иначе связано с нефтеперерабатывающей отраслью. Но это вовсе не значит, что если эта отрасль, например, полностью остановится, то ВВП потеряет 8,5%. Это будет означать, что эта доля производств и бизнесов вынуждена будет кардинально изменить свое поведение на рынке. Например, сельское хозяйство. Расходы на топливо в этом сегменте экономики велики. Чтобы оставаться конкурентоспособными, хозяйствам необходимо будет искать пути снижения себестоимости в других направлениях либо снижать объемы производства.
Чем дольше будет присутствовать в экономике неопределенность, возникшая вследствие «нефтяного форс-мажора», тем более ощутимый вред она сможет нанести предприятиям, зависимым от нефтепереработки. Ведь, помимо нарушения прямых производственных связей, в таком случае значительно снижается и спрос на продукцию. Пример из сельскохозяйственного сектора: на фоне подорожавшего топлива предприятия будут вынуждены сокращать свою выручку, уменьшая тем самым размеры зарплат. Работники же, адаптируя свое потребление, станут меньше покупать товаров. Опасность этого варианта развития событий будет сохраняться до тех пор, пока не появятся оптимальные и стабильные для нашей экономики пути поставок углеводородов.
Экономика не должна очень сильно зависеть от происходящего в нефтяной сфере, уверен Дмитрий Крук. Сегодня важно найти разумный баланс и решить вопрос с поставками черного золота. Это даст возможность определить инструменты, с помощью которых можно будет сгладить негативные последствия для экономики в целом и финансового рынка в частности. Тем не менее общий фон, который Нацбанк и Минфин сформировали за последние годы для финансовых рынков и монетарной сферы, достаточно хорош. Ключевая среднесрочная проблема заключается в росте, который может генерировать экономика. К сожалению, в 2020 году на это еще наслаивается и нефтяная турбулентность, которая может съесть большую часть возможного роста.
Безусловно, для конкретного вкладчика и сберегателя тоже возникают новые определенные риски, которые необходимо принимать во внимание. Главная задача государства в этом отношении, считает эксперт, заключается в том, чтобы внести полную определенность. Если мы говорим о том, что в долгосрочной перспективе перестраиваем сектор нефтепереработки и проводим ревизию его роли в экономике, то это может отразиться на текущих показателях. Необходимо визуализировать потенциальные потери — вызовы для этого, к сожалению, есть.
Существует еще один из внутренних рисков, который сегодня влияет на финансовые показатели, — это долговая проблема, или, как ее еще называют, «долговой навес». Для банков ситуация нормализовалась: доля проблемных долгов составляет сегодня около 5,5% в кредитном портфеле. Но сложность в том, как считает Дмитрий Крук, что часть из них номинирована перед государственным бюджетом. В банковской статистике такие долги уже не всегда видны. Однако потенциальное замедление роста экономики может вызвать снижение платежеспособности по подобным долгам. По этому поводу в начале года Нацбанк сделал заявление, в котором было указано, что под рисками находится эквивалент долгов, равный 15,6% ВВП.
К внешним рискам сегодня стоит относить замедление темпов роста мировой экономики. Тенденции прошлого года сохранятся и в этом. Несмотря на противоречия между США и Китаем, деэскалация торговых войн налицо: выражена готовность двух сторон к заключению промежуточных соглашений. Это обстоятельство также лежит в основе доминирующих прогнозов, что в 2020 году в мире в целом все будет достаточно неплохо. Пока непонятен в полной мере масштаб риска и шока от новой угрозы — коронавируса. Если ситуация будет развиваться в сторону ухудшения и затрагивать все большие и большие области Китая, это будет продолжать тормозить рост ВВП не только Поднебесной, но и других стран. Ведь сегодня драйвер роста мировой экономики неразрывно связан с ростом ВВП Китая.
В ТЕМУ
В январе объем международных резервных активов Беларуси снизился на 150,4 миллиона долларов и на 1 февраля составил 9,243 миллиарда долларов в эквиваленте. Снижение резервов по итогам января обусловлено плановым погашением Правительством и Нацбанком внешних и внутренних обязательств в иностранной валюте на общую сумму 556 миллионов долларов. Ожидается, что в этом году инфляция будет находиться в пределах установленного ценового ориентира 5%.
Согласно утвержденному прогнозу социально-экономического развития страны на 2020 год и основным направлениям денежно-кредитной политики, прогнозируется рост ВВП на 2,8%.
КОМПЕТЕНТНО

Александр Муха, финансовый аналитик
— Показательно, что снижение ставки рефинансирования произошло не на 0,5 процентного пункта, как обычно, а на 0,25. Это говорит о взвешенной позиции Нацбанка. Логично, что в ближайшие месяцы можно ожидать некоторого снижения процентных ставок по депозитам и кредитам. Как обычно, вкладчики будут несколько разочарованы, а заемщики — обрадованы, так как снизится долговая нагрузка. Но несмотря на постепенное снижение ставки рефинансирования, доля рублевых депозитов с каждым годом растет, способствуя тем самым девалютизации банковского сектора. Это естественный процесс, характерный в целом для мировой финансовой системы.
shamko@sb.by

Олег Скворцов, заместитель председателя правления «Абсолют банка»:

— Снижение ставки рефинансирования должно оказать положительное влияние на ситуацию в российской экономике. В частности, данная мера будет способствовать уменьшению процентных ставок по кредитам, возвращая к жизни рынок кредитования. Можно рассчитывать на оживление деловой активности, на повышение спроса на банковские займы, выдаваемые под приемлемые проценты. Для банков это, безусловно, позитивный момент. Для частного инвестора снижение ставки рефинансирования может означать увеличение притока дешевых денег. Но в текущей ситуации эта дешевизна будет относительной, поскольку вряд ли стоимость заемных средств снизится до докризисных уровней.

Алексей Голубович, председатель совета директоров УК «Арбат Капитал Менеджмент»:

— Банки не кредитуют реальный сектор дешево не потому, что высока ставка ЦБ, а потому, что у них дорогие пассивы — депозиты, межбанковские займы. Это связано с крайне низкой надежностью большинства банков в глазах их вкладчиков и кредиторов. Кроме того, слишком высок риск невозврата кредитов. Мы видим сегодня крах рынка рублевых облигаций: «Эйрюнион», ГАЗ, «Русал», девелоперские компании — никто не платит и не собирается. Поэтому, снизив ставку ЦБ на 2-3%, нельзя заставить банки снизить реальную ставку по кредитам. Правительство будет определять цену денег для «своих» предприятий, а все прочие будут брать дорогие кредиты у банков, готовых принять высокий рыночный риск.

Снижение ставки будет преподноситься как еще одна мера по борьбе с кризисом и способ снижения издержек у крупных предприятий, кредитуемых госбанками,— их акции на время подскочат. Но реальный рост или падение акций будет зависеть от общего состояния экономики и притока денег крупных хедж-фондов. Поэтому частному инвестору лучше ориентироваться на мировые индикаторы фондового рынка, кредитные рейтинги крупнейших российских компаний, их балансы и относительную оценку в сравнении с бразильскими или китайскими аналогами.

Станислав Кочетков, управляющий директор ООО «Первый доверительный управляющий»:

— Нет уверенности в том, что в случае понижения ставки рефинансирования наши замечательные банкиры наперебой бросятся понижать ставки кредитов для предприятий. Да и инфляция в нашей стране не такая уж низкая, чтобы можно было однозначно сказать, что снижение ставки — это благо. А что маржа у банкиров возрастет — это факт. Лично у меня есть большие сомнения, станут ли деньги доступнее для бизнеса. Стоимость денежных ресурсов будет определяться правительством и общей ситуацией в экономике. По крайней мере какое-то время, пока ситуация не стабилизируется.

Рост котировок акций из-за снижения ставки сомнителен. А вот облигационные выпуски это может очень сильно поддержать. Инвестору надо будет смотреть, какие компании получат реальное кредитование.

Антон Ляшедько, руководитель блока инвестиционных услуг ИГ ВИКА:

— В конце февраля — начале марта правительство заявляло, что источником денежных ресурсов постепенно будет становиться бюджет, а Центральный банк будет сокращать предоставление средств через беззалоговые кредиты. Для банков стоимость денег от ЦБ сегодня является слишком дорогой на фоне однодневных ставок на межбанковском рынке на уровне 8-9% годовых. С середины марта средний объем беззалоговых кредитов снизился в два раза по отношения к значению февраля, а объем операций репо с ЦБ упал в несколько раз. К этому привело как раз то, что теперь поставщиком рублей является бюджет, то есть государство с его расходами. Поэтому в текущих условиях комфортного уровня ликвидности в банковской системе и, соответственно, относительно низких ставок снижение ставок ЦБ будет иметь ограниченное влияние на экономику.

Александр Иванищев, начальник аналитического отдела ФЦ «Инфина»:

— Ожидаемое снижение ставки ЦБ на 1% (наиболее вероятный шаг) вряд ли заметно повлияет на текущую ситуацию. Разрыв между действующей ставкой и ставками на рынке МБК и без того слишком велик. Эффект скорее психологический, показывающий направление текущего тренда и намерения монетарных властей. Ставка рефинансирования у нас не имеет такого значения, как в странах с развитой кредитно-денежной системой. Стоимость денег и, главное, доступ к ним по-прежнему будут определяться правительством в ручном режиме.

Частному инвестору-вкладчику решение о снижении ставки принесет разочарование, поскольку банки начнут снижать ставки по депозитным вкладам. Среди отраслей и секторов положительный эффект от снижения ставки получит в целом потребительский сектор, а также сектор недвижимости. Кроме того, спекулянты и владельцы банковских акций могут рассчитывать на рост их стоимости.

Максим Тишин, ведущий портфельный управляющий UFG Asset Management:

— Снижение ставки рефинансирования и других ключевых ставок в сочетании с расширением списка активов, принимаемых ЦБ в залог при рефинансировании, может иметь масштабный положительный эффект для стабилизации ситуации в реальном секторе. Вместе с тем ЦБ не имеет пока достаточно мощного механизма управления процентными ставками, чтобы устанавливать ставки произвольно. В этом смысле я согласен с Алексеем Кудриным: стоимость денег определяет общая ситуация.

Снижение ставок ЦБ приведет к снижению доходности облигаций первого эшелона и бумаг, входящих в ломбардный список. В такой ситуации частному инвестору можно посоветовать размещать депозиты сейчас (пока не снизились ставки) и покупать облигации первого эшелона с дюрацией один-два года.

Снижение ставки рефинансирования приводит

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *