Срок предоставления документов по требованию прокуратуры

Истребование документов прокуратурой – уточнение правил

Федеральный закон от 07.03.2017 № 27-ФЗ уточнил:

  • порядок проведения прокурорских проверок и
  • порядок предоставления информации и документов по требованию прокуроров. На этой группе изменений остановимся подробнее.

Во-первых, скорректировали пункт 2 статьи 6 Федерального закона от 17.01.1992 № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» (далее – Закон о прокуратуре):

В законе появились четкие сроки представления по требованию прокурора информации и документов, а также возможность их продления прокурором (в т.ч. по запросу проверяемой организации).

Во-вторых, статья 6 Закона о прокуратуре дополнена новыми пунктами. Два из них касаются сроков предоставления информации:

  • «При наличии угрозы причинения вреда жизни или здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, государственному или муниципальному имуществу, окружающей среде, безопасности государства, при наличии чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера необходимые информация, документы и материалы или их копии представляются в течение суток с момента поступления требования прокурора» (п. 2.1);
  • сроки представления, указанные в пунктах 2 и 2.1 статьи 6, не распространяются на случаи исполнения требований прокурора в рамках надзора:
    • за органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие, а также
    • за администрациями мест содержания задержанных и заключенных под стражу, иных органов и учреждений, исполняющих наказание и назначаемые судом меры принудительного характера.

При этом прокурор не вправе требовать у организации (п. 2.3):

  • «информацию, документы и материалы или их копии… не относящиеся к предмету… проверки;
  • информацию, документы и материалы или их копии, которые передавались органам прокуратуры в связи с ранее проведенной проверкой либо которые официально опубликованы в средствах массовой информации или размещены на официальном сайте органа (официальном сайте организации, создание которого предусмотрено ее учредительными документами)».

В таких случаях организация в ответе на требование прокурора указывает (п. 2.4):

  • сведения о проверке, в рамках которой передавались такие информация / документы / материалы, и их актуальность на момент требования или
  • сведения о средствах массовой информации либо об официальном сайте, на которых опубликованы соответствующие актуальные на момент требования данные.

Но из этого правила есть исключение – представить прокурору затребованное все же придется, если есть (п. 2.5):

  • необходимость «проведения исследования, испытания, специальной экспертизы для получения дополнительной информации, которая может повлиять на выводы проводимой проверки»;
  • угроза «причинения вреда жизни или здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, государственному или муниципальному имуществу, окружающей среде, безопасности государства, с наличием чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера».

Прямое законодательное регулирование порядка истребования документов прокуратурой создает более четкие правовые рамки. Как они будут работать, покажет практика1.

    1 См. также статьи «Как организации отразить изъятие ее документов и дел?», «Обыск помещений юридических лиц и изъятие документов», «Представление документов в ходе камеральной и встречной налоговых проверок», «Изъятие документов в ходе выездной налоговой проверки»

Энциклопедия решений. Предоставление документов по требованию (запросу) прокурора в рамках проведения прокурорской проверки

Предоставление документов по требованию (запросу) прокурора в рамках проведения прокурорской проверки

Прокурорская проверка может быть документарной или выездной. В обоих случаях прокурор вправе истребовать необходимые ему документы, материалы, статистические и иные сведения (абзацы 2, 3 п. 1 ст. 22 Закона о прокуратуре), которые предоставляются ему бесплатно (п. 2 ст. 6 Закона о прокуратуре). Если документы для изучения запрашиваются в преддверии выездной проверки, то прокурорам запрещено истребование у проверяемых лиц излишних материалов, документов и сведений, которые могут быть получены прокурорами непосредственно в ходе проверки с выходом на место (п. 15 Приказа N 195). В любом случае прокурору запрещено требовать предоставления документов и сведений, которые выходят за пределы проверки (абз. 2 п. 15 Приказа N 195). Традиционно проверяемым лицам было сложно оценить избыточность требований прокурора, поскольку прокуратурой и судами широко применялась правило: прокурор никому не обязан давать пояснения по существу проводимой проверки (п. 2 ст. 5 Закона о прокуратуре), пределы которой он устанавливает самостоятельно. Однако после вынесения постановления КС РФ N 2-П от 17.02.2015 (далее — Постановление N 2-П) в закон были внесены поправки. Согласно п. 3 ст. 21 Закона о прокуратуре (в ред. от 07.03.2017) до сведения проверяемого лица доводится решение прокурора о проведении проверки, в котором обязательно указываются ее основания, цели и предмет.

Одновременно закон запретил прокурорам запрашивать некоторые категории сведений, а именно (п. 2.3 ст. 6 Закона о прокуратуре):

— сведения, материалы и документы или их копии, не обусловленные целями проверки и выходящие за ее предмет;

— сведения, материалы и документы или их копии, которые уже передавались прокурору в связи с ранее проведенной проверкой;

— сведения, материалы и документы или их копии, которые официально опубликованы в СМИ или размещены на официальном сайте органа (официальном сайте организации, создание которого предусмотрено ее учредительными документами).

Если в своем требовании прокурор запрашивает информацию, которая передавалась раньше или была опубликована в официальном порядке, то в ответе прокурору следует напомнить о предыдущей проверке, в рамках которой передавались запрошенные сведения, либо указать на СМИ или официальный сайт, где опубликованы (размещены) соответствующие материалы. В обоих случаях требуется указать, насколько эта информация (переданная ранее или опубликованная) актуальна на момент запроса (п. 2.4 ст. 6 Закона о прокуратуре). А если прокурор, истребуя эти сведения, документы и материалы, ссылается на наличие ЧС, угрозы причинения вреда жизни или здоровью граждан, имуществу, окружающей среде, безопасности государства, либо на необходимость проведения исследования для получения дополнительной информации, которая может повлиять на выводы проводимой проверки, то п. 2.5 ст. 6 Закона о прокуратуре требует непосредственного предоставления этих материалов прокурору. Отметим, однако, что это правило входит в противоречие с позицией КС РФ: Постановление N 2-П также запрещает требовать любые документы, которые могут быть получены у других госорганов или из открытых источников или которые уже передавались в прокуратуру в связи с ранее проводимой проверкой, причем не предусматривает для этого запрета никаких исключений (абз. 3 п. 2 резолютивной части).

Кроме того, Постановление N 2-П запрещает прокурору требовать от проверяемого лица формировать те документы, которые не имелись на момент предъявления требования, а также требовать документы, которые проверяемое лицо и не обязано иметь в соответствии с законодательством (абз. 3 п. 2 резолютивной части). Запрашивая статистическую информацию, прокурор вправе требовать предоставления только тех статистических данных, сбор которых прямо предусмотрен законодательством (абз. 2 п. 15 Приказа N 195, см. также постановление Кореновского районного суда Краснодарского края от 23.06.2014 по делу N 7.1-39/2014).

Требование о предоставлении документов (так официально называется запрос прокурора) оформляется в произвольной форме, подписывается прокурором (в смысле ст. 54 Закона о прокуратуре, см. письмо Генеральной прокуратуры РФ от 11.01.2016 N 72/1-р-2016) и скрепляется обычной печатью (п.п. 12.2.5 — 12.2.7 Инструкции по делопроизводству в органах и учреждениях прокуратуры РФ, утв. приказом Генерального прокурора РФ от 29.12.2011 N 450, далее — Инструкция N 450). Очевидно, что одновременно с требованием прокурор должен передать решение о проведении проверки (если оно вынесено в отношении адресата запроса, см. п. 3 ст. 21 Закона о прокуратуре).

Внимание

Требование прокурора о предоставлении сведений и документов, переданное только по факсу, не считается документом, имеющим юридическую силу (п. 5.12.7 Инструкции N 450). При передаче документа факсимильной связью досылка оригинала является обязательной, в противном случае требования прокурора можно проигнорировать (постановления ВС РФ от 20.08.2013 N 19-АД13-1; Московского городского суда от 09.09.2013 N 4а-1746/13, Бежицкого районного суда г. Брянска Брянской области от 24.03.2014 по делу N 5-167/14; решения Минераловодского городского суда Ставропольского края от 24.12.2014 по делу N 12-213/2014, Сахалинского областного суда от 08.04.2014 по делу N 71-33/2014; противоположные решения — постановления Георгиевского городского суда Ставропольского края от 02.02.2015 по делу N 12-8/2015; Московского гарнизонного военного суда г. Москва от 06.07.2012).

В своем требовании прокурор, как правило, указывает срок, в течение которого документы должны быть представлены.

Сроки могут быть такими:

— самый короткий срок из возможных — в течение календарных суток с момента получения требования — может быть установлен только в ситуации ЧС или при наличии угрозы причинения вреда жизни или здоровью, имуществу, окружающей среде, безопасности государства, (п. 2.1 ст. 6 Закона о прокуратуре). Представляется (хотя в законе об этом не сказано), что в этом случае требование прокурора должно содержать указания на наличие соответствующей угрозы или констатировать факт ЧС;

— два рабочих дня с момента получения требования. Используется в случаях, если проводится проверка в рамках надзора за исполнением законов (п. 2 ст. 6 Закона о прокуратуре);

— пять рабочих дней с момента получения требования. Используется в случаях, если проводится проверка в рамках надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина (п. 2 ст. 6 Закона о прокуратуре);

— более длительные сроки, которые устанавливается прокурором по его усмотрению. Вообще, сроки, установленные прокурором в требовании, должны быть разумными (п. 4 резолютивной части Постановления N 2-П), то есть учитывать объем и характер запрошенной информации, количество персонала, которое необходимо для исполнения требования, график работы проверяемого лица (например, перед новогодними каникулами) и т.п. В противном случае нагрузка на проверяемое лицо будет настолько сильной, что требование прокурора, по сути, может стать вмешательством в оперативно-хозяйствующую деятельность, что прямо запрещено законом (п. 2 ст. 26 Закона о прокуратуре).

Если требование прокурора не содержит вообще никакого срока представления документов, то получатель требования должен уложиться в сроки, указанные выше: два рабочих дня, если документы истребуются в рамках надзора за исполнением законов, и пять рабочих дней — если документы необходимы для проверки в рамках надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина (п. 2 ст. 6 Закона о прокуратуре).

Что делать, если срок кажется слишком маленьким для предоставления всего объема документов, указанного в требовании прокурора? В этом случае можно — в течение срока исполнения требования — письменно уведомить прокурора о невозможности представления истребуемой информации в установленный срок, обязательно с изложением объективных причин. Прокурор обязан принять решение об установлении нового срока для их представления (абз. 2 п. 2 ст. 6 Закона о прокуратуре). В дальнейшем это обстоятельство может быть учтено судом (решение Железнодорожного районного суда г. Ульяновска Ульяновской области от 05.08.2014 по делу N 12-172/14). Требование в части срока может быть самостоятельно оспорено в суде (решение Нюрбинского районного суда Республики Саха (Якутия) от 29.04.2015 по делу N 2-276/2015).

Закон о прокуратуре не содержит правил, аналогичных нормам ч.ч. 6, 7 ст. 11, п. 3 ст. 15 Закона 294-ФЗ, о необходимости предоставления запрошенных документов в виде простых копий, заверенных печатью (при ее наличии) и запрете изъятия для проверки оригиналов таких документов. Следовательно, требование прокурора о предоставлении ему для ознакомления подлинника нельзя назвать незаконным. Однако целесообразность предоставления для проверки именно оригиналов запрошенных документов вызывает сомнения, поскольку, во-первых, процедура возврата таких изъятых подлинников не регламентирована; во-вторых, прокурор не вправе вмешиваться в оперативно-хозяйственную деятельность организаций и чинить препятствия правомерной предпринимательской деятельности участников экономических отношений (п. 2 ст. 26 Закона о прокуратуре, абз. 4, 5 п. 1.3 Приказа N 53, п.п. 8.4, 8.6 Приказа N 195). Тем не менее, суд может признать такое требование законным, если, например, истребование оригиналов вызвано необходимостью проверки сведений, внесенных в первичные документы, необходимостью назначения в ходе прокурорской проверки почерковедческой, документоведческой и иных исследований (решение Центрального районного суда г. Челябинска Челябинской области от 23.05.2014 по делу N 12-239/2014).

Устный запрос прокурора о предоставлении документов не отвечает законным требованиям, поэтому ответственность за его неисполнение не возникает (постановление Кромского районного суда Орловской области от 24.04.2015 по делу N 2-12-5/2015; решение Старооскольского городского суда Белгородской области от 03.06.2015 по делу N 12-127/2015).

Запрашивая документы, на которые распространяется режим банковской, налоговой и иной охраняемой законом тайны, прокуроры должны руководствоваться порядком, установленным законодательством о такой тайне (абз. 3 п. 6 Приказа N 195). Это касается и запросов документов у самой проверяемой организации, и запросов третьим лицам по данной организации.

Банковская тайна

В рамках проверки исполнения законов и соблюдения прав и свобод человека прокурор не вправе запрашивать информацию, отнесенную к банковской тайне, у кредитных организаций, аудиторских организаций, операторов платежных систем и других субъектов, перечисленных в ст. 26 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-I «О банках и банковской деятельности» (далее — Закон N 395-1). К банковской тайне относятся сведения о клиенте, его счетах, вкладах, операциях по счету (ст. 857 ГК РФ) и иные сведения, устанавливаемые кредитной организацией (ч. 1 ст. 26 Закона N 395-1). В частности, недопустимым является требование информации об исполнении платежных поручений клиентов банка, о соблюдении очередности списания денежных средств с их счетов и др., а также требования о ее документальном подтверждении (письмо Генеральной прокуратуры РФ от 12.03.2010 N 73/1-380-2010). Отказ в исполнении подобного запроса является правомерным (постановления ВС РФ от 27.02.2013 N 32-АД12-4; заместителя Председателя Верховного Суда РФ от 08.02.2011 N 74-АД11-1), даже если требование прокурора обусловлено проверкой соблюдения антикоррупционного законодательства (решения Ленинского районного суда г. Владивостока Приморского края от 23.07.2014 по делу N 2-4899/14, Железнодорожного районного суда г. Хабаровска Хабаровского края от 31.07.2014 по делу N 2-2546/2014). Необходимо предупредить, однако, что существуют и противоположные судебные решения (определение СК по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 11.03.2015 по делу N 33-1442/2015; решения Железнодорожного районного суда г. Ульяновска Ульяновской области от 05.08.2014 по делу N 12-172/14, Промышленного районного суда г. Оренбурга Оренбургской области от 26.11.2014 по делу N 12-236/2014, Красноперекопского районного суда г. Ярославля Ярославской области от 23.04.2014 по делу N 12-46/2014, постановления заместителя Председателя Верховного Суда РФ от 28.09.2011 N 74-АД11-6; Саратовского областного суда от 09.04.2013 по делу N 7-208/2013 и от 12.02.2013 по делу N 7-97/2013).

Налоговая тайна

К налоговой тайне относятся полученные ОВД, налоговыми, таможенными, следственными органами, органом государственного внебюджетного фонда сведения о налогоплательщике, за исключениями, установленными ч. 1 ст. 102 НК РФ. Налоговая тайна не подлежит разглашению (ч. 2 ст. 102 НК РФ). Однако налоговые органы обязаны предоставить указанные сведения по запросу прокурора, оформленному надлежащим образом, то есть содержащим:

— ссылку на федеральный закон, дающий право на получение такой информации;

— обоснование, т.е. мотив, цель, определенную предметом надзора и полномочиями прокурора, для достижения которой необходимо использовать запрашиваемую конфиденциальную информацию конкретной цели получения информации от налогового органа, (п.п. 6, 7, 11 Порядка доступа к конфиденциальной информации налоговых органов, утв. приказом МНС России от 03.03.2003 N БГ-3-28/96).

Налоговые органы не исполняют запросы прокурора об истребовании сведений, отнесенных к налоговой тайне, для проведения некой неидентифицированной проверки (не по установлению нарушений определенных лиц и не в связи с поступившей в орган прокуратуры информацией о фактах нарушения законов, требующих принятия мер прокурором), для планирования и организации надзорной деятельности, для анализа состояния законности и иные производные запросы (п. 3 письма ФНС России от 11.06.2009 N МН-22-6/469, решение Краснооктябрьского районного суда г. Волгограда Волгоградской области от 12.02.2015 по делу N 12-60/2015).

Следует отметить, что суд не всегда соглашается со ссылками на упомянутый приказ МНС России: так, в Апелляционном определении СК по административным делам Курганского областного суда от 03.11.2015 по делу N 33а-3483/2015 суд привлек к ответственности инспекцию за отказ в предоставлении сведений, несмотря на то, что запрос прокурора не был должным образом оформлен. Судебный акт мотивирован тем, что упомянутый Порядок был разработан, утвержден и веден в действие в соответствии с утратившим силу федеральным законом от 20.02.1995 N 24-ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации».

Персональные данные

Персональные данные — это любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определённому или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных) (п. 1 ст. 3 Федерального закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ «О персональных данных», далее — Закон N 152-ФЗ). Оператором персональных данных является орган власти либо лицо, осуществляющее обработку персональных данных (п. 2 ст. 3 Закона N 152-ФЗ). Операторы обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом (ст. 7 Закона N 152-ФЗ). С августа 2013 года (см. Федеральный закон от 23.07.2013 N 205-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с уточнением полномочий органов прокуратуры Российской Федерации по вопросам обработки персональных данных») органам прокуратуры в связи с осуществлением прокурорского надзора разрешено получать в установленных законодательством случаях доступ к необходимой им для осуществления прокурорского надзора информации, доступ к которой ограничен в соответствии с федеральными законами, в том числе осуществлять обработку персональных данных (п. 2.1 ст. 4 Закона о прокуратуре). Закон N 152-ФЗ разрешает прокуратуре в связи с осуществлением прокурорского надзора обрабатывать также некоторые специальные категории персональных данных, касающихся расовой, национальной принадлежности, политических взглядов, религиозных или философских убеждений, состояния здоровья, интимной жизни (п. 7.1 ч. 2 ст. 10 Закона N 152-ФЗ). Пункт 1.3 Инструкции о порядке обработки в органах прокуратуры Российской Федерации персональных данных, полученных в связи с осуществлением прокурорского надзора, утв. приказом Генерального прокурора РФ от 22.11.2013 N 506, предполагает доступ прокуроров к любой информации о субъекте персональных данных. Отсюда следует, что отказ в предоставлении персональных данных по запросу прокуратуры в рамках проверки недопустим (постановление Ипатовского районного суда Ставропольского края от 19.01.2015 по делу N 12-5/2015; решение Петровского районного суда Ставропольского края от 02.02.2015 по делу N 12-10/2015, апелляционное определение Калининградского областного суда от 09.10.2013 N 33-4423/2013). Отметим, что и до августа 2013 года суды часто признавали это право за прокуратурой (определение СК по административным делам ВС РФ от 30.03.2011 N 16-Впр11-3; постановления Красноярского краевого суда от 30.04.2013 по делу N 4А-277/2013; Хабаровского краевого суда от 28.04.2012 по делу N 4А-237/2012; Сахалинского областного суда от 07.10.2011 по делу N 4а-260; определение Московского городского суда от 20.02.2013 N 11-5750/13), хотя Верховный Суд РФ, как правило, придерживался противоположной позиции (постановления ВС РФ от 20.08.2013 N 19-АД13-1; от 07.10.2013 N 94-АД13-1).

В случае отказа от предоставления требуемых персональных данных прокурор может обратиться в суд с требованием о понуждении ответчика к исполнению обязанности (решения Георгиевского городского суда Ставропольского края от 12.12.2014 по делу N 2-2569/2014, Ононского районного суда Забайкальского края от 11.11.2014 по делу N 2-482/2014; определение СК по гражданским делам Иркутского областного суда от 09.09.2014 по делу N 33-7441-14).

Коммерческая тайна

Информация, составляющая коммерческую тайну — это сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны (п. 1 ст. 3 Федерального закона от 29.07.2004 N 98-ФЗ «О коммерческой тайне», далее — Закон N 98-ФЗ). Обладатель информации, составляющей коммерческую тайну, по мотивированному требованию органа прокуратуры предоставляет ему на безвозмездной основе информацию, составляющую коммерческую тайну (ч. 1 ст. 6 Закона N 98-ФЗ). Мотивированное требование должно быть подписано уполномоченным должностным лицом, содержать указание цели и правового основания затребования информации, составляющей коммерческую тайну, и срок предоставления этой информации (постановление Бежицкого районного суда г. Брянска Брянской области от 24.03.2014 по делу N 5-167/14). Однако судебной практики по таким делам очень мало.

Судебной практики по вопросу предоставления прокуратуре сведений, отнесенных к коммерческой тайне, найти не удалось. Однако в аналогичных делах (о предоставлении информации, отнесенной к коммерческой тайне, антимонопольному органу) суд указал, что мотивированный запрос должен содержать цели и задачи проверки запрашиваемых сведений, сведения об относимости истребованной информации к рассматриваемому делу, обстоятельства, подлежащие доказыванию, для подтверждения которых требуются запрашиваемые сведения; при этом ссылка административного органа на положения закона и рассмотрение дела за конкретным номером, не является указанием цели и обоснования необходимости запрашиваемой информации и документов; выражения «в связи с необходимостью рассмотрения дела N _» и «необходимые антимонопольному органу для осуществления своих полномочий» не могут быть приняты в качестве мотивировки требования (решение Арбитражного суда Волгоградской области от 11.01.2010 N А12-23929/2009; постановление ФАС Поволжского округа от 19.05.2010 по делу N А12-22719/2009). Противоположная практика тоже существует (постановления Шестого ААС от 24.02.2012 N 06АП-381/12; Второго ААС от 24.02. 2011 N 02АП-5408/2010).

В случае отказа предоставить такую информацию прокуратура вправе затребовать эту информацию в судебном порядке (ч. 2 ст. 6 Закона N 98-ФЗ, решение Белореченского районного суда Краснодарского края от 28.04.2015 по делу N 2-537/2015).

Врачебная тайна

Врачебную тайну составляют:

— сведения о факте обращения гражданина за медицинской помощью, а также сведения о состоянии его здоровья и диагнозе, полученные при медицинском обследовании и лечении (ч. 1 ст. 13 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», далее — Закон N 323-ФЗ);

— сведения о факте обращения гражданина за психиатрической помощью, сведения о состоянии его психического здоровья и диагнозе психического расстройства (ст. 9 Закона РФ от 02.07.1992 N 3185-I «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»).

Предоставление сведений, отнесенных к врачебной тайне, без согласия пациента или его законного представителя, по общему правилу, не допускается (ч. 4 ст. 13 Закона N 323-ФЗ). Из этого общего правила есть ряд исключений. В частности, эти сведения могут быть предоставлены и без согласия соответствующих лиц по запросу органов прокуратуры в связи с осуществлением ими прокурорского надзора (п. 3 ч. 4 ст. 13 Закона N 323-ФЗ). Однако по данному вопросу высказывался также и Европейский Суд по правам человека. Более того, на этот прецедент ЕСПЧ специально указал Верховный Суд РФ (см. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ, утв. Президиумом ВС РФ 04.03.2015), и на этот же прецедент ссылался Конституционный Суд РФ в своем определении от 09.06.2015 N 1275-О (см. абз. 8 п. 2 мотивировочной части). Согласно правовой позиции, выраженной Европейским Судом по правам человека в постановлении от 06.06.2013 по делу «Авилкина и другие (Avilkina and Others) против Российской Федерации» (жалоба N 1585/09), раскрытие медицинской информации для целей прокурорской проверки без согласия пациентов и в отсутствие какой-либо настоятельной общественной необходимости раскрытия информации, составляющей врачебную тайну, является нарушением требований ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод ETS N 005. Таким образом, предоставление медицинских документов по запросу прокуратуры в некоторых случаях возможно только с согласия причастных пациентов.

Отказ в предоставлении документов

В случае отказа в предоставлении документов по требованию прокурора либо нарушении сроков предоставления документов виновное лицо (которым может быть признана организация, должностное лицо или конкретный работник) может быть привлечено к административной ответственности по ст. 19.7 КоАП РФ, однако на практике гораздо чаще привлекают по более строгой ст. 17.7 КоАП РФ, см., например, решение Цивильского районного суда Чувашской Республики — Чувашии от 12.02.2015 по делу N 12-7/2015, постановления Саратовского областного суда от 09.04.2013 по делу N 7-187/2013; Хабаровского краевого суда от 07.08.2013 по делу N 4А-373/2013).

При этом, если прокурор адресовал запрос конкретному должностному лицу, то именно оно привлекается к административной ответственности, а не иные лица, которые фактически готовили ответ на такой запрос (постановление Верховного Суда РФ от 24.11.2017 N 18-АД17-47).

Ответственности можно избежать, если требования прокурора заведомо неисполнимы (например, установлен слишком короткий срок для предоставления большого объема документов, требование представлено за пределами рабочего времени и пр.) (постановления Верховного Суда РФ от 30.11.2016 N 58-АД16-15, Кромского районного суда Орловской области от 24.04.2015 по делу N 2-12-5/2015, Алтайского краевого суда от 21.01.2013 N 4а-14/2013; Нижегородского областного суда от 21.03.2012 N 7п-105/2012; Московского городского суда от 29.10.2012 N 4а-2354/12, решения Таштагольского городского суда Кемеровской области от 28.05.2014 по делу N 12-84/14, Красноярского краевого суда от 13.03.2014 по делу N 7п-97/2014). Противоположный исход — решение Астраханского областного суда от 16.05.2014 по делу N 7-171/2014.

Тот факт, что адресат запроса фактически не осуществляет деятельности, хотя и числится в ЕГРЮЛ, не освобождает его от ответственности (постановление Костомукшского городского суда Республики Карелия от 25.05.2014 по делу N 5-73/14).

Запрос прокурора о предоставлении необходимых сведений и документов может быть оспорен по правилам, установленным главой 22 КАС РФ. На практике такие запросы оспариваются и в арбитражных судах по правилам главы 24 АПК РФ (см., например, постановления АС Волго-Вятского округа от 25.03.2015 N Ф01-725/15, ФАС Дальневосточного округа от 22.05.2012 N Ф03-1603/12), однако арбитражные суды, как правило, прекращают производство по мотивам неподведомственности (определения Арбитражного суда Краснодарского края от 18.06.2015 по делу N А32-12470/2015 и от 13.04.2015 по делу N А32-3563/2015, постановления Седьмого ААС от 10.09.2012 N 07АП-7511/12; Одиннадцатого ААС от 13.01.2012 N 11АП-14055/11). Вообще в таких делах суды, как правило, поддерживают прокуратуру (см. определения Свердловского областного суда от 29.01.2013 N 33-958/2013; СК по гражданским делам Нижегородского областного суда от 18.09.2012 по делу N 33-6896/2012). Противоположные решения довольно редки (см. решения Нюрбинского районного суда Республики Саха (Якутия) от 29.04.2015 по делу N 2-276/2015, Ленинского районного суда г. Нижнего Тагила от 27.01.2012 по делу N 2-83/2012).

  • Каталоги
    • Госзакупки
    • Бюджетные учреждения
    • Автономные учреждения
    • Казенные учреждения
    • Оплата труда в государственных (муниципальных) учреждениях
    • Отдел кадров
    • Ревизии и проверки
    • Образовательные учреждения
    • Силовые министерства и ведомства
    • Учреждения здравоохранения
    • Учреждения культуры
    • Учреждения физической культуры и спорта
    • Руководитель автономного учреждения
    • Руководитель бюджетного учреждения
    • Коммерческие организации
    • Оплата труда в коммерческой организации
    • Аптеки
    • ЖКХ
    • Организации связи
    • Строительство
    • Туристические компании и гостиницы
  • Годовые отчеты
    • Годовой отчет для бюджетных учреждений
    • Годовой отчет для учреждений образования
    • Годовой отчет для учреждений культуры и искусства
    • Годовой отчет для автономных учреждений
    • Годовой отчет для учреждений здравоохранения
    • Ревизии и проверки государственных (муниципальных) учреждений
    • Годовой отчет для казенных учреждений
    • Годовой отчет. Упрощенная система налогообложения
    • Годовой отчет. Жилищно-коммунальное хозяйство
    • От приема до увольнения. Что нужно знать кадровику
  • Журналы
    • Автономные учреждения: акты и комментарии для бухгалтера
    • Автономные учреждения: бухгалтерский учет и налогообложение
    • Актуальные вопросы бухгалтерского учета и налогообложения
    • Аптека: бухгалтерский учет и налогообложение
    • Бухгалтер Крыма
    • Бухгалтер Крыма: учет в сельском хозяйстве
    • Бухгалтер Крыма: учет в унитарных предприятиях
    • Бюджетные организации: акты и комментарии для бухгалтера
    • Бюджетные организации: бухгалтерский учет и налогообложение
    • Жилищно-коммунальное хозяйство: бухгалтерский учет и налогообложение
    • Казенные учреждения: акты и комментарии для бухгалтера
    • Казенные учреждения: бухгалтерский учет и налогообложение
    • Налог на прибыль: учет доходов и расходов
    • НДС: проблемы и решения
    • Оплата труда в государственном (муниципальном) учреждении: акты и комментарии для бухгалтера
    • Оплата труда в государственном (муниципальном) учреждении: бухгалтерский учет и налогообложение
    • Оплата труда: бухгалтерский учет и налогообложение
    • Отдел кадров государственного (муниципального) учреждения
    • Разъяснения органов исполнительной власти по ведению финансово-хозяйственной деятельности в бюджетной сфере
    • Ревизии и проверки финансово-хозяйственной деятельности государственных (муниципальных) учреждений
    • Руководитель автономного учреждения
    • Руководитель бюджетной организации
    • Силовые министерства и ведомства: бухгалтерский учет и налогообложение
    • Строительство: акты и комментарии для бухгалтера
    • Строительство: бухгалтерский учет и налогообложение
    • Туристические и гостиничные услуги: бухгалтерский учет и налогообложение
    • Упрощенная система налогообложения: бухгалтерский учет и налогообложение
    • Услуги связи: бухгалтерский учет и налогообложение
    • Учреждения здравоохранения: бухгалтерский учет и налогообложение
    • Учреждения культуры и искусства: бухгалтерский учет и налогообложение
    • Учреждения образования: бухгалтерский учет и налогообложение
    • Учреждения физической культуры и спорта: бухгалтерский учет и налогообложение
  • Бухгалтерские проводки
    • Коммерческие организации
    • Автономные учреждения
    • Бюджетные учреждения
    • Казенные учреждения
  • Социальная сфера
    • Новости
    • Консультации
    • Кадровые вопросы
    • Федеральное законодательство
  • Учетная политика
    • Коммерческие организации при применении общей системы налогообложения
    • Коммерческие организации при применении упрощенной системы налогообложения
    • Строительные организации
    • Государственные (муниципальные) учреждения: бюджетные, автономные, казенные
  • Налоги и сборы
    • Коммерческие организации
    • Бюджетные учреждения
    • Автономные учреждения
    • Казенные учреждения

Публикации

Верховный суд (ВС) РФ разъяснил, когда прокурорские запросы можно игнорировать. До высшей инстанции с жалобой дошел банк из Хабаровска, который оштрафовали на 60 тысяч рублей за то, что он не откликнулся на призыв надзорного ведомства передать ему информацию. Однако Верховный суд РФ указал, что требования прокуратуры должны быть разумны, в том числе, это касается закладываемого ведомством времени на ответ.

В хабаровском деле прокурор дал банку меньше суток для предоставления значительного объема документов, очевидно, что кредитная организация не могла исполнить такое требование, указал ВС. Между тем, к административной ответственности привлекаются только организации, которые умышленно игнорировали прокуратуру. В связи с этим, суд отменил штраф и прекратил дело.

Суть дела

Как следует из материалов дела, банк попал под суд из-за срыва плана прокуратуры Индустриального района Хабаровска. Ведомство для исполнения своего плана на первое полугодие 2015 года потребовало от ПАО «Восточный экспресс-банк» предоставить документы, которые оно использует в работе с потребителями — физическими лицами — при оказании финансовых услуг. Плюс в пакет документов необходимо было включить приложения приказов об их утверждении (договоры, тарифные планы, условия банковских продуктов и иные аналогичные документы), а также копии договоров, заключенных с физическими лицами в период с декабря 2014 года по май 2015 года с сокрытием данных, составляющих банковскую тайну.

Требования прокуратуры не были выполнены, и в июле 2015 года Индустриальный суд Хабаровска признал «Восточный экспресс банк» виновным по статье 17.7 КоАП РФ, а в апреле прошлого года заместитель председателя Хабаровского краевого суда оставил постановление без изменений. Банк обязали выплатить за административное правонарушение 60 тысяч рублей.

Суды посчитали, что ПАО КБ «Восточный» умышленно не выполнило требования прокурора, вытекающие из его полномочий, определенных в Федеральном законе от 17 января 1992 года N 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации», что образует объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 17.7 КоАП.

Но «правонарушитель» предпринял попытку оспорить несправедливое решение в Верховном суде РФ и добился успеха.

Прокуратура должна проявлять разум

Судья Верховного суда РФ Меркулов в решении указал, что прокуратура при исполнении своих должностных обязанностей по надзору за соблюдением законов должна проявлять принцип разумности.

«Содержащийся в требовании прокурора срок представления испрашиваемых сведений, информации должен быть разумным, то есть позволять лицу, которому адресовано такое требование, исполнить его», — напомнил судья.

Суд не умаляет важность работы прокуратуры, но напоминает, что органы власти при вынесении распоряжений должны соблюдать принципы ясности и определенности. Того же касается определение сроков на выполнение требований органов, указал Меркулов.

Суд сослался на постановление Конституционного суда России от 17 февраля 2015 года N 2-П по делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона N 2202-1.

«Как указал Конституционный суд РФ, федеральный законодатель при возложении на органы публичной власти контрольной функции и наделении их полномочиями действовать властнообязывающим образом должен соблюдать вытекающие из конституционных принципов правового государства требования определенности, ясности, недвусмысленности правовых норм и их согласованности с системой действующего правового регулирования, (это) распространяется и на правовое регулирование сроков, в течение которых подлежат исполнению требования государственных органов, осуществляющих функции государственного контроля (надзора), а также сроков проведения контрольно-надзорных мероприятий», — напоминается в решении.

Судья отмечает, что к аналогичному выводу Конституционный суд РФ пришел относительно дискреции федерального законодателя в регулировании сроков проведения проверочных мероприятий и правил их исчисления.

Как указано в его постановлении от 16 июля 2004 года N 14-П, срок предопределяется как необходимостью гарантировать исполнение обязанностей, возложенных законом на соответствующих субъектов, так и недопустимостью создания условий для нарушения их конституционных прав и свобод.

«Обязывая некоммерческие организации к безусловному исполнению требований прокурора в установленный срок, ни сам Федеральный закон N 2202-1, ни иные нормативные правовые акты не определяют его длительность и порядок исчисления, в связи с чем правоприменительные органы, включая суды, трактуют положения пункта 1 статьи 6 и статьи 22 как позволяющие самому прокурору устанавливать этот срок каждый раз в индивидуальном порядке. Тем самым в правоприменительной практике за прокурором признается, по существу, неограниченная дискреция в определении сроков реализации возлагаемых на проверяемую некоммерческую организацию и ее должностных лиц обязанностей, включая обязанность представить необходимые документы и материалы, при том что сам факт отступления от этих сроков — независимо от характера и объема предъявленных требований — может повлечь наступление административной ответственности», — говорится в решении.

Между тем, отмечает судья Меркулов, наличие у прокурора возможности произвольно устанавливать временные границы исполнения своих требований и тем самым по собственному усмотрению определять в этой части порядок реализации закрепленных за ним властных полномочий не согласуется с принципом связанности органов прокуратуры законом и правом, вытекающим из Конституции РФ (часть 2 статьи 1, статьи 2 и 10, часть 1 статьи 11, части 1 и 2 статьи 15, статьи 18 и 129).

Такое положение создает условия для нарушения конституционных прав некоммерческих организаций и причастных к их деятельности лиц из-за возложения на них объективно невыполнимых в установленный срок требований прокурора, законность которых — при отсутствии нормативно формализованных критериев определения этого срока — не может быть подвергнута эффективному судебному контролю, подчеркивает ВС РФ.
Он также напомнил, что Генпрокуратура России издала приказ от 28 мая 2015 года N 265, пункт 1.1 которого предусматривает необходимость при определении срока на выполнение своих требований руководствоваться принципом разумности.

Согласно этой норме, срок в менее чем один день для предоставления информации устанавливается в исключительных случаях, при чрезвычайных ситуациях — в случае угрозы причинения вреда жизни и здоровью граждан, окружающей среде, безопасности государства, имуществу физических и юридических лиц, государственному или муниципальному имуществу, чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера.

Между тем из материалов дела следует, что ПАО КБ «Восточный» получил требование прокурора 4 июня 2015 года, а исполнить его было необходимо к 11 часам 00 минутам 5 июня 2015 года. При этом ведомством испрашивался значительный объем документов.

Доказательств же того, что не вовремя полученные материалы от банка могут привести к какой-либо угрозе в деле нет, отмечает судья.

Соответственно, в бездействии ПАО КБ «Восточный» отсутствует состав административного правонарушения, предусмотренного статьей 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, пришел к выводу Верховный суд и отменил штраф с прекращением дела.

Алиса Фокс

Срок предоставления документов по требованию прокуратуры

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *