Ст 115 СК РФ

СК РФ, Статья 115. Ответственность за несвоевременную уплату алиментов

1. При образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по соглашению об уплате алиментов, виновное лицо несет ответственность в порядке, предусмотренном этим соглашением.

2. При образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда, виновное лицо уплачивает получателю алиментов неустойку в размере одной второй процента от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки.

Получатель алиментов вправе также взыскать с виновного в несвоевременной уплате алиментов лица, обязанного уплачивать алименты, все причиненные просрочкой исполнения алиментных обязательств убытки в части, не покрытой неустойкой.

Комментарий к Статье 115 СК РФ

1. Стороны, заключившие соглашение об уплате алиментов, вправе самостоятельно установить меры ответственности, применяемые в случае ненадлежащего исполнения соглашения. Если меры ответственности за ненадлежащее исполнение отсутствуют в соглашении, то к лицу, не исполняющему соглашение, применяются меры, предусмотренные п. 2 ст. 115 СК РФ.

2. Ответственность за несвоевременное исполнение алиментного обязательства призвана стимулировать должника своевременно уплачивать алименты и компенсировать получателю алиментов потери, связанные с задержкой их уплаты. Применение мер ответственности за несвоевременную уплату алиментов регулируется нормами гл. 25 ГК РФ. Основанием взыскания убытков и неустойки является виновное поведение плательщика алиментов. При образовании задолженности не по его вине данные меры не применяются. Неустойка, предусмотренная ч. 1 п. 2 ст. 115 СК РФ, является зачетной. Понесенные получателем алиментов убытки взыскиваются в части, не покрытой неустойкой.

Получатель алиментов вправе также взыскать с виновного в несвоевременной уплате алиментов лица, обязанного уплачивать алименты, все причиненные просрочкой исполнения алиментных обязательств убытки в части, не покрытой неустойкой. Возмещению подлежит только реально понесенный получателем алиментов ущерб, который может выразиться в потерях от продажи имущества ниже его рыночной стоимости, уплате процентов по кредиту и т.д. Упущенная выгода не возмещается, поскольку алиментные платежи предназначаются для текущего содержания лица, их получающего, а не для извлечения дохода.

Другой комментарий к Ст. 115 Семейного кодекса Российской Федерации

1. Закон обеспечивает полную и своевременную уплату алиментов. Ответственность за несвоевременную уплату алиментов применяется только при виновном поведении лица, обязанного уплачивать алименты. Закон разграничивает ответственность в зависимости от основания выплаты алиментов на договорную, возникшую из соглашения об уплате алиментов, и установленную на основании решения суда об уплате алиментов. Если алименты уплачивались по соглашению сторон и задолженность образовалась по вине лица, обязанного уплачивать алименты, то применяются порядок и формы ответственности, предусмотренные этим соглашением, например уплата неустойки, предоставление имущества и т.д.

В тех случаях, когда в соглашении ответственность не предусмотрена, то в силу п. 1 ст. 101 СК РФ применяются правила об исполнении гражданско-правовых сделок, а именно нормы гл. 25 ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств: возмещение убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства; уплата процентов за пользование чужими денежными средствами на сумму этих средств в размере, определяемом по учетной банковской ставке, существующей в месте жительства кредитора. Убытки взыскиваются в соответствии с правилами, предусмотренными ст. 15 ГК РФ, в полном объеме, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Согласно п. 2 ст. 15 ГК РФ, под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). В юридической литературе нет единого подхода в решении вопроса о взыскании упущенной выгоды в алиментных правоотношениях. Одни авторы считают, что уплата упущенной выгоды в данных правоотношениях недопустима, так как уплата алиментов предназначена только для текущего содержания получателя алиментов, а не с целью извлечения дохода <1>. По мнению Л.М. Пчелинцевой, содержание п. 2 ст. 115 СК РФ не дает оснований для такого вывода, так как в ней идет речь о праве получателя алиментов взыскать с виновного должника все причиненные просрочкой исполнения алиментного обязательства убытки, включая упущенную выгоду, а не только реальный ущерб <2>. Разделяя последнюю точку зрения, также отметим, что понятие «доход» достаточно разнопланово и может рассматриваться не только как деньги и материальные ценности от какого-либо предприятия или какой-либо деятельности <3>, но и как деньги, имущество, получаемые в форме заработной платы, пенсий, пособий и т.д. Следовательно, при ненадлежащем исполнении алиментного обязательства лицо недополучило доходы, которые оно приобрело бы при обычных условиях гражданского оборота.

<2> См.: Пчелинцева Л.М. Комментарий к Семейному кодексу РФ. М., 2006. С. 446.

<3> Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1964. С. 172.

2. Предусмотренная п. 2 ст. 115 СК РФ ответственность лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда, за несвоевременную уплату алиментов (уплата неустойки, возмещение убытков) наступает в случае образования задолженности по вине плательщика алиментов. Такая ответственность не может быть возложена на плательщика, если задолженность по алиментам образовалась по вине других лиц, в частности в связи с несвоевременной выплатой заработной платы, задержкой или неправильным перечислением алиментных сумм банками и т.п. (п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. N 9). Законом определен размер неустойки, которую виновное лицо уплачивает получателю алиментов, — одна вторая процента от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки. Для взыскания неустойки кредитор (получатель алиментов) не обязан доказывать причинение ему убытков, а вот последние взыскиваются, когда они действительно причинены и доказан их размер. Законом установлено, что в данном случае неустойка является зачетной, т.е. убытки возмещаются только в части, не покрытой неустойкой.

Законодательно закреплено три вида ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение алиментных обязательств: имущественная, административная и уголовная. Имущественная ответственность выражается в уплате неустойки и возмещении убытков.

Административная ответственность выражается в наложении штрафа на граждан — от 1000 до 2500 руб. за невыполнение законных требований судебного пристава-исполнителя; представление недостоверных сведений о своих правах на имущество; несообщение об увольнении с работы, о новом месте работы, учебы, месте получения пенсии, иных доходов или места жительства (ст. 113 Закона об исполнительном производстве, ч. 1 ст. 17.14 КоАП РФ).

Наконец, уголовная ответственность предусмотрена за злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей (ст. 157 УК РФ). Злостное уклонение родителя от уплаты по решению суда средств на содержание несовершеннолетних детей, а равно нетрудоспособных детей, достигших 18-летнего возраста, наказывается: обязательными работами на срок от 120 до 180 часов; либо исправительными работами на срок до одного года; либо арестом на срок до трех месяцев. Аналогичное наказание устанавливается и за злостное уклонение совершеннолетних трудоспособных детей от уплаты по решению суда средств на содержание нетрудоспособных родителей. Как правило, под уклонением понимается, во-первых, прямой отказ от уплаты присужденных судом алиментов и, во-вторых, иные формы уклонения — сокрытие лицом своего действительного заработка, смена работы или места жительства с целью избежать удержаний по исполнительному листу и т.п. Преступлением признается лишь злостное уклонение от уплаты алиментов (свыше шести месяцев), либо упорное нежелание исполнять решение суда. Злостное уклонение отсутствует, если у лица не было реальной возможности выполнить решение суда (длительная болезнь, систематические задержки выплаты пособия по безработице и т.д.)

Если вам нужна помощь Адвоката

Cвязаться с адвокатом:

1. Законодатель в СК РФ установил имущественные санкции за неисполнение алиментных обязательств. Такие санкции должны быть установлены соглашением об уплате алиментов. Независимо от наличия конкретных санкций, установленных в конкретном соглашении, получатель алиментов имеет право на возмещение убытков.

2. П. 2 комментируемой статьи предусматривает размер законной неустойки, выплачиваемой виновным лицом за неуплату алиментов по решению суда в размере одной второй процента от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки.

Неустойка является зачетной, поскольку убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой.

Верховный Суд РФ особо подчеркивает, что «ответственность лица, обязанного платить алименты по решению суда, за их несвоевременную уплату (неустойка, возмещение убытков) наступает в случае образования задолженности по вине плательщика алиментов. Такая ответственность не может быть возложена на плательщика, если задолженность образовалась по вине других лиц, в частности в связи с несвоевременной выплатой заработной платы, задержкой или неправильным перечислением алиментных сумм банками» (п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. N 9 «О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов»).

Возникает вопрос о том, все ли виды убытков (как реальный ущерб, так и упущенная выгода) должны возмещаться в подобных случаях. Следует отметить, что единой точки зрения по этому вопросу нет. Представляется, что в отсутствие прямого указания закона об обратном убытки в данном случае должны возмещаться в полном объеме.

Статья 115 СК РФ. Ответственность за несвоевременную уплату алиментов

Закон обеспечивает своевременную и полную уплату алиментов.

Как правило, стороны, заключившие соглашение об уплате алиментов, вправе самостоятельно установить меры ответственности, применяемые в случае ненадлежащего исполнения соглашения. Если меры ответственности за ненадлежащее исполнение отсутствуют в соглашении, то к лицу, не исполняющему соглашение, применяются меры, предусмотренные Кодексом.

Установление ответственности за несвоевременное исполнение алиментного обязательства призвано стимулировать должника своевременно уплачивать алименты и компенсировать получателю алиментов потери, связанные с задержкой их уплаты. Применение мер ответственности за несвоевременную уплату алиментов регулируется нормами гл. 25 ГК РФ. Основанием взыскания убытков и неустойки является виновное поведение плательщика алиментов. При образовании задолженности не по его вине данные меры не применяются. Неустойка, предусмотренная п. 2 данной статьи, является зачетной.

Понесенные получателем алиментов убытки взыскиваются в части, не покрытой неустойкой. Возмещению подлежит только реально понесенный получателем алиментов ущерб, который может выразиться в потерях от продажи имущества ниже его рыночной стоимости, уплате процентов по кредиту и т.д. Упущенная выгода не возмещается, т.к. алиментные платежи предназначаются для текущего содержания лица, их получающего, а не для извлечения дохода.

руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, частью первой статьи 21, статьями 36, 47.1, 74, 86, 96, 97 и 99 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»,

рассмотрел в заседании без проведения слушания дело о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 115 Семейного кодекса Российской Федерации и пункта 1 статьи 333 ГК Российской Федерации.

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданина Р.К. Костяшкина. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые заявителем законоположения.

Заслушав сообщение судьи-докладчика Л.О. Красавчиковой, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации установил:

1. В соответствии с пунктом 2 статьи 115 Семейного кодекса Российской Федерации при образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда, виновное лицо уплачивает получателю алиментов неустойку в размере одной второй процента от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки (абзац первый).

В силу положения пункта 1 статьи 333 ГК Российской Федерации суд вправе уменьшить неустойку, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.

1.1. Ковровским городским судом Владимирской области 3 июля 1997 года был выдан судебный приказ о взыскании алиментов с гражданина Р.К. Костяшкина на несовершеннолетнего ребенка А.Р. Костяшкина в размере ? части всех видов заработка ежемесячно, начиная с 27 июня 1997 года до его совершеннолетия.

В связи с ненадлежащим исполнением Р.К. Костяшкиным возложенной на него указанным постановлением суда обязанности (задолженность по уплате алиментов составила 216 764,79 руб.) достигший совершеннолетия А.Р. Костяшкин обратился в суд с требованием к Р.К. Костяшкину о взыскании неустойки за несвоевременную уплату алиментов в размере 3 242 535,18 руб.

Решением мирового судьи судебного участка № 9 города Коврова и Ковровского района Владимирской области от 26 июля 2016 года в удовлетворении указанных требований было отказано, поскольку на основании решения Ковровского городского суда Владимирской области от 8 августа 2014 года из актовой записи о рождении ребенка были исключены сведения об отцовстве Р.К. Костяшкина в отношении А.Р. Костяшкина.

Апелляционным определением Ковровского городского суда Владимирской области от 21 ноября 2016 года указанное решение отменено и вынесено новое решение, которым исковые требования к Р.К. Костяшкину были удовлетворены и с него была взыскана неустойка за несвоевременную уплату алиментов в размере 3 242 535,18 руб. При этом суд апелляционной инстанции, руководствуясь разъяснением Президиума Верховного Суда Российской Федерации, изложенным в Обзоре судебной практики по делам, связанным со взысканием алиментов на несовершеннолетних детей, а также на нетрудоспособных совершеннолетних детей (утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 13 мая 2015 года), исходил из того, что решение о взыскании алиментов должно было исполняться лицом, обязанным уплачивать алименты, надлежащим образом до вступления в силу решения суда об исключении его отцовства в отношении ребенка.

Кроме того, суд апелляционной инстанции со ссылкой на Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2012 года (утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 26 декабря 2012 года) указал, что особенности алиментных обязательств исключают возможность применения статьи 333 ГК Российской Федерации к возникающей в соответствии с пунктом 2 статьи 115 Семейного кодекса Российской Федерации ответственности должника за ненадлежащее исполнение обязанности по уплате алиментов и, соответственно, уменьшение размера данной неустойки не допускается.

По мнению гражданина Р.К. Костяшкина, оспариваемые им положения пункта 2 статьи 115 Семейного кодекса Российской Федерации и пункта 1 статьи 333 ГК Российской Федерации противоречат статье 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, поскольку по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, они исключают право суда при рассмотрении конкретного спора уменьшить размер неустойки, начисленной за просрочку уплаты алиментов на содержание несовершеннолетнего ребенка, если она явно несоразмерна последствиям нарушения данного обязательства, что в совокупности с тяжелым материальным положением должника приводит к нарушению баланса прав и законных интересов всех несовершеннолетних детей должника, находящихся на его иждивении.

1.2. В соответствии со статьями 74, 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» Конституционный Суд Российской Федерации, проверяя по жалобам граждан конституционность законоположений, примененных в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде, и затрагивающих конституционные права и свободы, на нарушение которых ссылается заявитель, принимает постановление только по предмету, указанному в жалобе, и лишь в отношении той части акта, конституционность которой подвергается сомнению, оценивая как буквальный смысл рассматриваемых законоположений, так и смысл, придаваемый им официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из их места в системе правовых норм, не будучи связанным при принятии решения основаниями и доводами, изложенными в жалобе.

Соответственно, положения пункта 2 статьи 115 Семейного кодекса Российской Федерации и пункта 1 статьи 333 ГК Российской Федерации являются предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу постольку, поскольку на основании этих положений решается вопрос о возможности уменьшения неустойки, подлежащей уплате при образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда.

2. Согласно Конституции Российской Федерации забота о детях, их воспитание — равное право и обязанность родителей (статья 38, часть 2).

Данному конституционному предписанию, служащему основой правоотношений, содержание которых составляют родительские обязанности и коррелирующие им права детей, и предполагающему, что ущемление прав ребенка несовместимо с самой природой этих отношений, корреспондируют положения международно-правовых актов, являющихся в силу статьи 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации составной частью правовой системы Российской Федерации.

Так, согласно принятой Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1959 года Декларации прав ребенка наилучшее обеспечение интересов ребенка должно быть руководящим принципом для тех, на ком лежит ответственность за его образование и обучение, прежде всего для его родителей (принцип 7). Конвенция о правах ребенка, одобренная Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 года, также возлагает основную ответственность за воспитание и развитие ребенка на родителей, предметом главной заботы которых должно быть наилучшее обеспечение его интересов (статья 18).

Осуществляя в порядке конкретизации предписания статьи 38 (часть 2) Конституции Российской Федерации и приведенных положений международно-правовых актов свои дискреционные полномочия, федеральный законодатель закрепил в Семейном кодексе Российской Федерации в числе принципов регулирования семейных отношений заботу о благосостоянии и развитии детей, обеспечение приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних и нетрудоспособных членов семьи (статья 1). На основе этих принципов в Семейном кодексе Российской Федерации определяются права и обязанности родителей и детей, в том числе имущественные, включая право ребенка на получение содержания от своих родителей и обязанность родителей по содержанию несовершеннолетних детей, которая, как правило, реализуется родителями добровольно (статьи 60 и 80).

3. В случае если родители не предоставляют содержание своим несовершеннолетним детям, средства на содержание несовершеннолетних детей (алименты) согласно Семейному кодексу Российской Федерации взыскиваются с родителей в судебном порядке (пункт 2 статьи 80); при отсутствии соглашения об уплате алиментов алименты на несовершеннолетних детей взыскиваются судом с их родителей ежемесячно в размере: на одного ребенка — одной четверти, на двух детей — одной трети, на трех и более детей — половины заработка и (или) иного дохода родителей (пункт 1 статьи 81); суд вправе определить размер алиментов, взыскиваемых ежемесячно, в твердой денежной сумме или одновременно в долях (в соответствии со статьей 81 данного Кодекса) и в твердой денежной сумме (пункт 1 статьи 83).

При этом в установленном Семейным кодексом Российской Федерации правовом механизме взыскания с родителей алиментов на несовершеннолетних детей в судебном порядке содержится требование о необходимости учета судом материального и семейного положения сторон алиментного обязательства и других заслуживающих внимания обстоятельств. Так, при определении размера алиментов, взыскиваемых с родителя на несовершеннолетних детей (пункт 2 статьи 81, пункт 2 статьи 83), изменении размера алиментов либо освобождении от их уплаты (пункт 1 статьи 119) суд принимает во внимание материальное и семейное положение сторон, а также иные заслуживающие внимания обстоятельства или интересы сторон (например, нетрудоспособность членов семьи, которым по закону сторона обязана доставлять содержание, наступление инвалидности либо наличие заболевания, препятствующего продолжению прежней работы, поступление ребенка на работу либо занятие им предпринимательской деятельностью); суд также вправе по иску лица, обязанного уплачивать алименты, освободить его полностью или частично от уплаты задолженности по алиментам, если установит, что неуплата алиментов имела место в связи с болезнью этого лица или по другим уважительным причинам и его материальное и семейное положение не дает возможности погасить образовавшуюся задолженность по алиментам (пункт 2 статьи 114).

Подобный подход, как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 29 сентября 2016 года № 2091-О, направлен на максимально возможное сохранение ребенку прежнего уровня его обеспечения при условии соблюдения баланса интересов несовершеннолетних детей и их родителей в рамках алиментных отношений.

4. Поскольку взыскание алиментов на ребенка является одним из способов реализации конституционных положений о защите детства (статья 7, часть 2; статья 38 Конституции Российской Федерации) и имеет особое социальное значение, Российская Федерация как правовое и социальное государство обязана гарантировать адекватную защиту прав и законных интересов несовершеннолетних детей, для которых регулярное получение указанных платежей может стать одним из основных источников средств к существованию, что предполагает установление эффективных правовых механизмов, посредством которых — в соответствии с закрепленными Конституцией Российской Федерации и Конвенцией о правах ребенка принципами справедливости, равенства, соразмерности, а также стабильности, гарантированности и защиты прав и интересов нуждающихся в материальной поддержке граждан со стороны членов их семьи — обеспечивалось бы сохранение уровня жизнеобеспечения получателя алиментов — несовершеннолетнего ребенка (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19 мая 2009 года № 841-О-О, от 5 июля 2011 года № 953-О-О и от 6 июня 2016 года № 1417-О).

С целью установления гарантий осуществления прав несовершеннолетних детей на получение содержания федеральным законодателем предусмотрена развернутая система мер государственного принуждения в случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств по содержанию несовершеннолетних детей, включающая привлечение к уголовной (часть первая статьи 157 УК Российской Федерации) и административной (статья 5.35.1 КоАП Российской Федерации) ответственности, а также возможность временного ограничения в соответствии с Федеральным законом от 2 октября 2007 года № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» выезда должника из Российской Федерации (часть 1 статьи 67) и пользования им специальным правом (часть 1 статьи 67.1). Кроме того, за нарушение алиментных обязательств законодательством установлены меры семейно-правовой ответственности в виде лишения родительских прав (статья 69 Семейного кодекса Российской Федерации) и имущественной ответственности за несвоевременную уплату алиментов (статья 115 Семейного кодекса Российской Федерации).

В частности, несвоевременная уплата алиментов влечет за собой в том числе меры гражданско-правовой ответственности в форме возмещения убытков и уплаты законной зачетной неустойки. Ее размер установлен пунктом 2 статьи 115 Семейного кодекса Российской Федерации, согласно которому при образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда, виновное лицо уплачивает получателю алиментов неустойку в размере одной второй процента от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки (абзац первый).

Названная норма, как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, направлена на обеспечение своевременного исполнения обязанностей по уплате алиментов (определения от 20 ноября 2014 года № 2596-О и № 2597-О, от 29 января 2015 года № 109-О, от 23 июня 2015 года № 1389-О и от 28 января 2016 года № 166-О) и, будучи частью правового механизма принудительного исполнения родителями обязанности содержать своих несовершеннолетних детей, призвана гарантировать защиту их прав и законных интересов посредством стимулирования плательщиков алиментов добровольно исполнять обязанности по содержанию своих несовершеннолетних детей, избегать образования задолженности по исполнению алиментных обязательств, не допуская ситуаций экономического обесценивания задержанных должниками алиментных выплат.

5. В соответствии с пунктом 1 статьи 330 ГК Российской Федерации неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

Если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку (пункт 1 статьи 333 ГК Российской Федерации).

Конституционный Суд Российской Федерации в ряде своих решений отмечал, что неустойка как способ обеспечения исполнения обязательств и мера имущественной ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение, по смыслу статей 12, 330, 332 и 394 ГК Российской Федерации, стимулирует своевременное исполнение обязательств, позволяя значительно снизить вероятность нарушения прав кредитора, предупредить нарушение (определения от 17 июля 2014 года № 1723-О, от 24 марта 2015 года № 579-О и от 23 июня 2016 года № 1376-О).

Неоднократно обращаясь к вопросу уменьшения судом размера подлежащей взысканию неустойки в связи с ненадлежащим исполнением обязательств в соответствии со статьей 333 ГК Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации пришел к следующим выводам.

Положение пункта 1 статьи 333 ГК Российской Федерации, закрепляющее право суда уменьшить размер подлежащей взысканию неустойки, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, по существу, предписывает суду устанавливать баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и размером действительного ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 25 января 2012 года № 185-О-О, от 22 января 2014 года № 219-О, от 24 ноября 2016 года № 2447-О, от 28 февраля 2017 года № 431-О и др.).

Требование о снижении размера неустойки, являясь производным от основного требования о взыскании неустойки, неразрывно связано с последним и позволяет суду при рассмотрении дела по существу оценить одновременно и обоснованность размера заявленной к взысканию неустойки, т.е. ее соразмерность последствиям нарушения обязательства, что, по сути, направлено на реализацию действия общеправовых принципов справедливости и соразмерности, а также обеспечение баланса имущественных прав участников правоотношений при вынесении судебного решения и согласуется с положением статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, в соответствии с которым осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 24 ноября 2016 года № 2447-О и от 28 февраля 2017 года № 431-О).

6. Согласно Семейному кодексу Российской Федерации семейное законодательство устанавливает порядок осуществления и защиты семейных прав, регулирует личные неимущественные и имущественные отношения между членами семьи: супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными) (статья 2). К названным в статье 2 данного Кодекса имущественным и личным неимущественным отношениям между членами семьи, не урегулированным семейным законодательством, применяется гражданское законодательство постольку, поскольку это не противоречит существу семейных отношений (статья 4).

При этом в силу пункта 1 статьи 7 Семейного кодекса Российской Федерации граждане по своему усмотрению распоряжаются принадлежащими им правами, вытекающими из семейных отношений (семейными правами), в том числе правом на защиту этих прав, если иное не установлено данным Кодексом; осуществление членами семьи своих прав и исполнение ими своих обязанностей не должны нарушать права, свободы и законные интересы других членов семьи и иных граждан.

Соответственно, положение пункта 2 статьи 115 Семейного кодекса Российской Федерации, предусматривающее ответственность за несвоевременную уплату алиментов в форме законной неустойки, равно как и положение пункта 1 статьи 333 ГК Российской Федерации, позволяющее суду при разрешении судебного спора уменьшить неустойку, явно несоразмерную последствиям нарушения обязательства, — исходя из цели обеспечения баланса интересов обеих сторон алиментных правоотношений, лежащего в основе правового регулирования принудительного исполнения родителями обязанности содержать своих несовершеннолетних детей, — не исключают обязанности суда оценить обоснованность размера заявленной к взысканию неустойки, т.е. фактически ее соразмерность задолженности алиментнообязанного лица, в том числе с учетом исключительных обстоятельств, затрагивающих права и законные интересы других членов семьи (включая оценку реальных доходов алиментнообязанного лица в период образования задолженности, поскольку именно реальными доходами определяются материальные возможности такого лица по осуществлению принадлежащих ему прав и исполнению возложенных на него обязанностей, среди которых содержание самого себя и других членов своей семьи, находящихся на его иждивении).

7. Между тем сложившаяся правоприменительная практика свидетельствует о том, что суды общей юрисдикции при разрешении вопросов о возможности уменьшения судом неустойки за несвоевременную уплату алиментов в случае ее явной несоразмерности последствиям нарушения алиментных обязательств на основании положений пункта 2 статьи 115 Семейного кодекса Российской Федерации и пункта 1 статьи 333 ГК Российской Федерации исходят из того, что указанные законоположения не предполагают право суда уменьшить неустойку, подлежащую уплате при образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда, что не в полной мере отвечает конституционным требованиям обеспечения поддержания баланса интересов не только тех сторон алиментных правоотношений, обязательство по содержанию которых установлено по решению суда, но и других участников семейных правоотношений (несовершеннолетних, нуждающихся, нетрудоспособных), которые также имеют право на получение содержания от должника, и, следовательно, ослабляет гарантии защиты их конституционных прав и свобод, а потому может привести к нарушению принципов равенства и верховенства закона.

Как следует из представленных в Конституционный Суд Российской Федерации материалов, на иждивении заявителя, имеющего алиментные обязательства в отношении достигшего совершеннолетия А.Р. Костяшкина (1996 года рождения), находятся трое несовершеннолетних детей (2000, 2008 и 2015 года рождения), чьи права и законные интересы могут быть затронуты юридически значимыми действиями, связанными с исполнением судебного решения о взыскании законной неустойки в пользу А.Р. Костяшкина в размере, исчисленном судом без учета положения пункта 1 статьи 333 ГК Российской Федерации, поскольку уровень материальных возможностей заявителя по содержанию других членов его семьи и сам факт их наличия, с учетом его подтвержденных доходов, также не учитывались судом при рассмотрении данного спора.

8. Таким образом, положения пункта 2 статьи 115 Семейного кодекса Российской Федерации и пункта 1 статьи 333 ГК Российской Федерации, направленные на реализацию действия общеправовых принципов справедливости и соразмерности, а также стабильности, гарантированности и защиты прав и интересов нуждающихся в материальной поддержке граждан, обеспечение баланса имущественных прав участников правоотношений при вынесении судебного решения, согласуются с конституционным принципом недопустимости такого осуществления прав и свобод человека и гражданина, которым нарушаются права и свободы других лиц (статья 17, часть 3, Конституции Российской Федерации), по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования и с учетом правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, сохраняющих свою силу, не дают оснований для вывода об отсутствии у суда права при наличии заслуживающих внимания обстоятельств разрешать вопрос о возможности уменьшения неустойки, подлежащей уплате при образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда, в случае ее явной несоразмерности имеющейся задолженности.

Иное понимание данных законоположений означало бы не только отступление от вытекающего из статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации требования, конкретизированного в статье 7 Семейного кодекса Российской Федерации, согласно которому осуществление членами семьи своих прав и исполнение ими своих обязанностей не должны нарушать права, свободы и законные интересы других членов семьи и иных граждан, но и приводило бы к снижению гарантий государственной защиты семьи, материнства, отцовства и детства, закрепленных статьей 38 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, и противоречило бы общепризнанным принципам и нормам международного права, являющимся в силу статьи 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации составной частью правовой системы Российской Федерации.

Исходя из изложенного и руководствуясь статьями 6, 47.1, 71, 72, 74, 75, 78, 79, 87 и 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации постановил:

1. Признать положения пункта 2 статьи 115 Семейного кодекса Российской Федерации и пункта 1 статьи 333 ГК Российской Федерации не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку эти положения — по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования — не препятствуют суду при наличии заслуживающих внимания обстоятельств уменьшить неустойку при образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства по уплате алиментов.

2. В силу статьи 6 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» конституционно-правовой смысл положений пункта 2 статьи 115 Семейного кодекса Российской Федерации и пункта 1 статьи 333 ГК Российской Федерации, выявленный в настоящем Постановлении, является общеобязательным и исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике.

3. Судебные акты по делу гражданина Костяшкина Романа Константиновича, вынесенные на основании пункта 2 статьи 115 Семейного кодекса Российской Федерации и пункта 1 статьи 333 ГК Российской Федерации в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным в настоящем Постановлении, подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий.

4. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу со дня официального опубликования, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

5. Настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в «Российской газете», «Собрании законодательства Российской Федерации» и на «Официальном интернет-портале правовой информации» (www.pravo.gov.ru). Постановление должно быть опубликовано также в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

Конституционный Суд
Российской Федерации

Обобщение судебной практики применения положений ст. 115 Семейного кодекса Российской Федерации и взыскания судами неустойки за несвоевременную уплату алиментов

В соответствии со ст. 3 Конвенции «О правах ребенка» (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.1989, вступила в силу для СССР 15.09.1990) во всех действиях в отношении детей независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка.

Государства — участники обязуются обеспечить ребенку такую защиту и заботу, которые необходимы для его благополучия, принимая во внимание права и обязанности его родителей, опекунов или других лиц, несущих за него ответственность по закону, и с этой целью принимают все соответствующие законодательные и административные меры.

Как указал Европейский суд по правам человека в постановлении от 20.01.2011г. по делу «Рытченко против Российской Федерации» со ссылкой на статью 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, необходимо соблюдать строгий баланс между интересами ребенка и интересами родителей. В процессе соотнесения этих интересов приоритетом являются интересы ребенка.

Несоблюдение судом приведенных требований закона привело бы к фундаментальному нарушению ст. 46 Конституции РФ, ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующих эффективную судебную защиту и справедливое судебное разбирательство.

Семейное законодательство исходит из необходимости обеспечения беспрепятственного осуществления членами семьи своих прав, в том числе возможности судебной защиты этих прав (ст. 1 СК РФ).

За нарушение законодательства, регулирующего алиментные правоотношения, установлены различные меры юридической ответственности в зависимости от вида и тяжести совершенного правонарушения. Так, нарушение родителями обязанности по предоставлению содержания своим несовершеннолетним, а также совершеннолетним нетрудоспособным детям может повлечь за собой ответственность, предусмотренную как семейным, так и уголовным законодательством.

Плательщик алиментов, виновный в несвоевременной их уплате, несет ответственность в соответствии со ст. 115 СК РФ. Если алименты уплачивались на основании соглашения об уплате алиментов, то при образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты, оно несет ответственность в порядке, предусмотренном этим соглашением. Однако если при заключении соглашения стороны не предусмотрели меры ответственности на данный случай, то к лицу, виновному в ненадлежащем исполнении соглашения, могут быть применены нормы п. 2 ст. 115 СК РФ.

При образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда, виновное лицо уплачивает получателю алиментов неустойку в размере пол процента от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки. Получатель алиментов вправе также взыскать с виновного в несвоевременной уплате алиментов лица, обязанного уплачивать алименты, все причиненные просрочкой исполнения алиментных обязательств убытки в части, не покрытой неустойкой.

Таким образом, установленные меры семейно-правовой ответственности направлены на применение к нарушителю штрафных санкций и на возмещение имущественного вреда.

Следует отметить, что ответственность в названных выше случаях наступает, если задолженность образовалась по вине плательщика алиментов. Такая ответственность не может быть возложена на плательщика, если задолженность по алиментам образовалась по вине других лиц, в частности в связи с несвоевременной выплатой заработной платы, задержкой или неправильным перечислением алиментных сумм банками и т.п. (см. п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.10.1996 N 9).

Обобщение практики рассмотрения судами и мировыми судьями Московской области гражданских дел (далее – судами) о взыскании неустойки за несвоевременную уплату алиментов в соответствии со ст. 115 СК РФ показало, что судами неоднозначно решался вопрос о применении ст. 333 ГК РФ при рассмотрении указанных споров.

Так, всего за 2010-2012 г. г. судами было рассмотрено 303 дела, из которых по 77 делам (25, 41%) были применены положения ст. 333 ГК РФ и сумма неустойки снижена, по 68, 98 % делам в применении ст. 333 ГК РФ было отказано.

Кроме того, по 15 из рассмотренных дел (4, 95%) между сторонами было заключено и утверждено судом мировое соглашение, существо которого сводилось к снижению суммы неустойки и установлению сроков выплаты, а по двум делам (0, 66%) во взыскании неустойки отказано.

Необходимо в данном случае отметить, что указанные дела были рассмотрены до опубликования в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за третий квартал 2012 года, утв.Президиумом Верховного Суда РФ 26.12.2012 г., ответа Верховного Суда, который указал на невозможность применения ст. 333 ГК РФ к сумме неустойки за несвоевременную уплату алиментов, взысканных решением суда.

Исковые требования о взыскании неустойки за несвоевременную уплату алиментов, в большей своей части, были заявлены супругами (бывшими супругами), а также прокурором, органом опеки и попечительства, опекунами, в том числе учреждениями, в которые был помещен ребенок в результате лишения родителей родительских прав.

В результате рассмотрения судами данной категории дел принимались следующие судебные акты:

— Решение об удовлетворении иска в полном объеме;

— Решение о частичном удовлетворении требований в связи с применением ст. 333 ГК РФ;

— Решение о частичном удовлетворении иска в связи с неправильным расчетом неустойки или задолженности по алиментам;

— Решение об отказе в удовлетворении иска;

— Определение о прекращении производства по делу в связи с утверждением условий мирового соглашения;

Удовлетворяя исковые требования о взыскании неустойки за несвоевременную уплату алиментов в полном объеме, суды правильно исходили из следующего.

Алиментные обязательства преследуют цель предоставления содержания нуждающимся членам семьи, которые являются таковыми в силу обстоятельств, признаваемых законодательством социально уважительными.

Специальной мерой семейно-правовой ответственности, гарантирующей осуществление прав указанных лиц на получение содержания, является неустойка, установленная п. 2 ст. 115 СК РФ, в виде фиксированного размера взимаемых за каждый день просрочки процентов, уменьшение которой данной нормой не предусмотрено.

Особенности алиментных обязательств исключают возможность применения ст. 333 ГК РФ к возникающей в соответствии с п. 2 ст. 115 СК РФ ответственности должника за их ненадлежащее исполнение.

В связи с этим уменьшение на основании ст. 333 ГК РФ размера неустойки за несвоевременную уплату лицом алиментов по решению суда, установленного п. 2 ст. 115 Семейного кодекса Российской Федерации, не допускается.

Вместе с тем, имеют место случаи, когда суды частично удовлетворяли иск о взыскании неустойки за несвоевременную уплату алиментов, взысканных по решению суда, применяя положения ст. 333 ГК РФ. При этом суды ссылались на то, что подлежащая уплате сумма неустойки явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, принимали во внимание имущественное положение лица, обязанного уплачивать алименты.

Представляется, что такая позиция судом противоречит положениям п. 2 ст. 115 СК РФ, п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.10.1996 N 9.

Решение о частичном удовлетворении указанной категории исков обоснованно принималось в случае, если в ходе рассмотрения дела было установлено, что расчет неустойки либо расчет задолженности по алиментам выполнены неправильно, в связи с чем суды указывали в решениях новый расчет и удовлетворяли иск частично.Р

Наряду с вышеизложенным, настоящее обобщение судебной практики показало, что, отказывая в полном объеме в удовлетворении иска о взыскании неустойки за несвоевременную уплату алиментов, взысканных по решению суда, суды правильно учитывали положения ст. 115 СК РФ и п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.10.1996 N 9 и исходили из того, что задолженность по алиментам образовалась по вине других лиц, в частности, в связи с несвоевременной выплатой заработной платы.

Имел место случай (одно дело) отказа в удовлетворении иска в полном в связи с тем, что предусмотренная ст. 115 СК РФ неустойка выплачивается по начисленным алиментам, а фактическое начисление алиментов не производилось, сумма задолженности определена с применением коэффициентов.

Указанный пример является единичным и не может свидетельствовать о сложившейся практики рассмотрения данной категории дел.

Однако необходимо указать, что данная позиция представляется необоснованной. Как следует из содержания ст. 115 СК РФ, п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.10.1996 N 9, а также их толкования, предусмотрена обязанность лица по своевременной выплате алиментов, и право лица, получающего алименты, требовать уплаты неустойки в случае виновной невыплаты алиментов, указан характер обстоятельств, который может свидетельствовать об отсутствии такой вины.

В силу п. 3 ст. 113 СК РФ размер задолженности определяется судебным исполнителем исходя из размера алиментов, определенного решением суда или соглашением об уплате алиментов.

Размер задолженности по алиментам, уплачиваемым на несовершеннолетних детей в соответствии со ст. 81 СК РФ, определяется исходя из заработка и иного дохода лица, обязанного уплачивать алименты, за период, в течение которого взыскание алиментов не производилось.

В случаях, если лицо, обязанное уплачивать алименты, в этот период не работало или если не будут представлены документы, подтверждающие его заработок и (или) иной доход, задолженность по алиментам определяется исходя из размера средней заработной платы в Российской Федерации на момент взыскания задолженности.

По смыслу указанной нормы закона, алименты должны уплачиваться ежемесячно, задолженность определяется по месяцам, когда уплата алиментов не производилась исходя из заработка или иного дохода, который имел место в указанные месяцы. При отсутствии заработка или сведений о нем, задолженность определяется из размера средней заработной платы в Российской Федерации на момент взыскания задолженности.

Таким образом, суду необходимо в данном случае рассчитать задолженность по алиментам самостоятельно, а затем решить вопрос о взыскании неустойки в порядке ст. 115 СК РФ.

Заключение мирового соглашения является предпочтительным способом урегулирования гражданско-правового спора, как с точки зрения самих сторон, так и с точки зрения государства.

Анализ гражданский дел свидетельствует о том, что по 15 из них (4, 95% от общего количества рассмотренных) судом утверждены условия мирового соглашения и прекращено производство по делу на основании ст. 220 ГПК РФ. Условия такого мирового соглашения сводились к значительному снижению размера неустойки за несвоевременную уплату алиментов, а также к установлению срока (как правило, один месяц со дня вступления определения в законную силу) ее уплаты.

Вместе с тем, утверждение условий мирового соглашения судом возможно лишь в тех случаях, когда это не противоречит закону и не нарушает права и законные интересы других лиц. Суд не принимает отказ истца от иска, признание иска ответчиком и не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц (п. 2 ст. 39 ГПК РФ).

В связи с вышеизложенным, на наш взгляд размер неустойки за несвоевременную уплату алиментов, взысканных по решению суда или установленных соглашением сторон, в том случае, если стороны не указали конкретный вид ответственности, не может быть меньше, чем указанно в п. 2 ст. 115 СК РФ. Следовательно, условия мирового соглашения в указанных случаях не могут быть утверждены судом в порядке ст. 39, 173, 220 ГПК РФ.

Это объясняется тем, что размер неустойки в данном случае установлен законом, а мировое соглашение в этом случае заключается не самим ребенком, а его законным представителем (или с его участием) и последний не вправе отказаться от получения задолженности по алиментам, причитающимся ребенку.

Однако, разрешая ходатайства о заключении мирового соглашения по делам о взыскании неустойки за несвоевременную уплату алиментов, установленных соглашением, в котором стороны снизили размер неустойки, суд имеет право утвердить и такие условия мирового соглашения, в соответствии с которыми размер неустойки будет ниже предусмотренного п. 2 ст. 115 СК РФ.

Обобщение практики рассмотрения судами гражданских дел о взыскании неустойки за несвоевременную уплату алиментов, установленных соглашением, выявило очень незначительное количество дел подобной категории (два дела), в соответствии с которым затруднительно сделать выводы о наличии практики их рассмотрения.

Согласно ст. 99 СК РФ под соглашением об уплате алиментов понимается соглашение между лицом, обязанным уплачивать алименты, и их получателем относительно размера, условий и порядка выплаты алиментов. С момента заключения соглашения получатель алиментов в России утрачивает право на взыскание алиментов в судебном порядке. Защита его интересов осуществляется путем предъявления к исполнению алиментного соглашения, поскольку оно уже является исполнительным документом.

Плательщик алиментов, виновный в несвоевременной их уплате, несет ответственность в соответствии со ст. 115 СК РФ. Если алименты уплачивались на основании соглашения об уплате алиментов, то при образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты, оно несет ответственность в порядке, предусмотренном этим соглашением.

Если задолженность образовалась при уплате алиментов по соглашению сторон, стороны могут договориться об освобождении от ее уплаты, уменьшении суммы, подлежащей уплате или отсрочке погашения задолженности (кроме задолженности по алиментам, выплачиваемым на содержание несовершеннолетних детей, поскольку соглашение в этом случае заключается не самим ребенком, а его законным представителем (или с его участием) и последний не вправе отказаться от получения задолженности по алиментам, причитающимся ребенку).

Необходимо отметить и то обстоятельство, что в п. 2 ст. 115 СК РФ речь идет об ответственности за просрочку уплаты алиментов, взыскиваемых только по решению суда, в то время как иные судебные акты — основания для принудительного исполнения (судебный приказ, определение о временном взыскании алиментов) — не упоминаются. Возникший пробел в законе для правоприменительной практики можно восполнить с помощью аналогии (ст. 5 СК РФ), так как имеется в виду один и тот же вид правонарушений в тождественных по своей сущности правовых связях. Но все же для единообразия решения этого вопроса целесообразнее внести соответствующие дополнения в п. 2 ст. 115 СК.

Если при заключении нотариального соглашения стороны не предусмотрели меры ответственности на данный случай, то в силу аналогии (ст. 5 СК РФ) к лицу, виновному в ненадлежащем исполнении соглашения, могут быть применены нормы п. 2 ст. 115 СК РФ, при этом данная неустойка с учетом позиции Верховного Суда РФ, высказанной в Обзоре судебной практики за третий квартал 2012 г., не подлежит снижению в порядке ст. 333 ГК РФ.

Ст 115 СК РФ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *