Стоимость невыполненных работ

ФАС ВВО взыскал деньги за невыполненные работы (много букв)

Суть спора изложена ниже. Статья выйдет сегодня (20.05) в несколько сокращенном виде. Публикую без редакторской правки
ОПАСНЫЙ ПРЕЦЕДЕНТ
ФАС Волго-Вятского округа взыскал с заказчика стоимость невыполненных подрядчиком работ и признал допустимым нарушение подрядчиком условий договора в целях экономии
28 апреля 2011 г. Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа вынес постановление по делу № А43-6770/2010, которым оставил без изменения постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 9 февраля 2011 г. по тому же делу. В связи с тем, что постановления окружных судов играют достаточно большую роль в формировании судебной практики по аналогичным делам, а также ввиду своего непосредственного участия в этом деле в качестве представителя одной из сторон, считаю необходимым проанализировать состоявшиеся по делу судебные акты с учетом содержания норм действующего законодательства и сложившейся судебной практики.
Суть спора.
Между Обществом с ограниченной ответственностью «Элемент-Инвестиции» (заказчик) и Обществом с ограниченной ответственностью «АлСтрой» (подрядчик) заключен договор подряда на выполнение работ по строительству дождевой канализации. По условиям договора подрядчик обязался выполнить работы по строительству дождевой канализации торгового центра, подключению дождевой канализации к магистральной сети, восстановлению благоустройства территории после проведения работ, качественно и в сроки, предусмотренные договором подряда. Стоимость работ определена сторонами путем составления сметы. Заказчиком работы частично оплачены.
Выполнив работы, подрядчик предъявил их результат заказчику и направил в его адрес подписанные со своей стороны акты приемки выполненных работ. Проверив представленные акты, заказчик известил подрядчика об отказе от их подписания по причине несоответствия указанных в актах сведений в части объема работ и использованных при их выполнении материалов фактически выполненным работам.
Полагая, что у заказчика имеется задолженность по оплате выполненных работ, подрядчик обратился в арбитражный суд с иском о взыскании этой задолженности.
Позиция суда первой инстанции
В судебном заседании арбитражного суда первой инстанции ответчик не согласился с предъявленными требованиями, указал, что часть предусмотренных договором подряда работ истцом не выполнена, а также что истец без согласования с ответчиком использовал при выполнении работ иной материал, отличный от предусмотренного сметой.
Определением арбитражного суда по ходатайству ответчика по делу была назначена судебная экспертиза. Перед экспертом поставлен вопрос об определении объема и стоимости фактически выполненных в соответствии с договором работ.
В ходе проведения экспертизы экспертом было произведено комиссионное (с участием представителей истца и ответчика) обследование объекта строительства, в ходе которого проведены инструментальные обмеры объемов фактически выполненных работ по строительству дождевой канализации. В последующем эксперт определил их стоимость исходя из расценок на данные работы, согласованные сторонами в смете. В связи с тем, что подрядчик без согласования с заказчиком заменил один вид используемого материала на другой, а цена фактически использованного материала сторонами не согласовывалась, эксперт при расчете использовал среднерыночную цену на указанный материал.
По результатам исследования эксперт пришел к выводу о том, что объем и стоимость фактически выполненных по договору работ отличаются от тех величин, которые стороны согласовали при заключении договора. При этом разница между стоимостью работ, согласованной сторонами в смете, и стоимостью фактически выполненных объемов работ возникла вследствие замены материала (среднерыночная цена приобретенного подрядчиком материала была значительно меньше, чем согласованная в смете цена того материала, который должен был использовать подрядчик при строительстве), а также вследствие того, что часть предусмотренных сметой объемов работ подрядчиком попросту не была выполнена.
Подрядчик в рамках этого дела не оспаривал ни факт замены без согласования с заказчиком используемого в строительстве материала, ни определенные заключением эксперта объемы фактически выполненных работ. Истец со ссылкой на пункт 1 ст. 710 ГК РФ требовал взыскания спорной суммы в качестве экономии подрядчика.
Приняв во внимание заключение эксперта, арбитражный суд первой инстанции решением от 23 ноября 2010 г. отказал подрядчику в удовлетворении иска, поскольку стоимость фактически выполненных работ оплачена заказчиком в полном объеме, задолженность по оплате отсутствует, напротив, имеется переплата.
Позиция апелляционного суда и ФАС Волго-Вятского округа
Первый арбитражный апелляционный суд не согласился с выводами арбитражного суда первой инстанции и постановлением от 9 февраля 2011 г. вынесенное по делу решение отменил, приняв новый судебный акт, которым в полном объеме удовлетворил требования истца, взыскав заявленную сумму как экономию подрядчика. Применяя пункт 1 статьи 710 ГК РФ, суд апелляционной инстанции указал, что заказчик не представил доказательств того, что экономия подрядчика повлияла на качество выполненных по договору работ.
Обжалуя постановление Первого арбитражного апелляционного суда в кассационном порядке, заказчик в соответствии со ст. 286 АПК РФ просило суд кассационной инстанции проверить правильность применения апелляционным судом пункта 1 статьи 710 ГК РФ.
ФАС Волго-Вятского округа постановлением от 28 апреля 2011 г. оставил постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 9 февраля 2011 г. без изменения, указав, что заказчик по договору подряда в силу пункта 6 статьи 709 ГК РФ не вправе требовать уменьшения твердой цены работ..
Существующая судебная практика и доктрина
В настоящее время в судебной практике в принципе сформирован однозначный подход, в соответствии с которым по смыслу статьи 710 ГК РФ экономия подрядчика может быть связана с использованием более эффективных методов работы либо с изменением цен на материалы и оборудование, учтенных при определении цены. Частичное невыполнение подрядчиком предусмотренных договором работ экономией не является, вне зависимости от того, твердая или приблизительная цена работ согласована сторонами в договоре подряда.
Арбитражные суды отказывают подрядчикам в удовлетворении требований о взыскании стоимости предусмотренных договором, но фактически не выполненных подрядчиками объемов работ.
Так, например, Высший Арбитражный Суд РФ в определении от 31 марта 2010 г. № 3143/10 пришел к выводу о том, что фактически на объекте заказчика были выполнены не все предусмотренные в смете работы и не все согласованные сторонами при заключении договора материалы были использованы, в связи с чем суды, руководствуясь статьями 309, 709, 710 ГК РФ и учитывая, что ответчик фактически принял смонтированную истцом систему пожарной сигнализации, признали данную систему выполненной в рамках договора, а стоимость материалов, которые не были задействованы в процессе монтажа, а также стоимость по их установке были исключены из суммы иска.
ФАС Северо-Кавказского округа в постановлении от 16 апреля 2008 г. по делу № А32-7349/2007 указал: разница между стоимостью фактически выполненных работ и ценой, установленной в договоре подряда, вызвана прокладкой меньшей длины трубопровода в результате изменения траектории прокладки. С учетом этого суд правомерно не признал разницу между стоимостью фактически выполненных работ и ценой, установленной в договоре подряда, экономией подрядчика и отказал в удовлетворении данного требования.
Отказывая в применении ст. 710 ГК РФ, ФАС Поволжского округа в постановлении от 17 июня 2008 г. по делу № А12-15528/07 отметил, что разница между сметной стоимостью работ и их фактической стоимостью не может являться экономией подрядчика при проведении работ. В связи с отсутствием необходимости истец (подрядчик) не выполнил часть работ, предусмотренных сметой, а не уменьшил расходы на выполнение определенных сметой работ.
ФАС Московского округа в постановлении от 22 ноября 2010 г. по делу № А40-59187/09 пришел к выводу, что исходя из смысла ст. 710 ГК РФ невыполненные подрядчиком работы экономией не являются, так как экономия подрядчика связана с усилиями последнего по использованию более эффективных методов выполнения работы, либо произошла вследствие изменения на рынке цен на те материалы и оборудование, которые учитывались при определении цены (в смете). В рассматриваемом споре истец не выполнил полностью или в части ряд работ, предусмотренных контрактом, а не уменьшил расходы на их выполнение. В связи с этим ссылка на п. 1 ст. 710 ГК РФ не обоснована.
ФАС Поволжского округа в постановлении от 31 марта 2011 г. по делу № А12-13402/2010 отверг довод заявителя кассационной жалобы о том, что взыскиваемая истцом сумма является экономией на стороне подрядчика, как основанный на неправильном толковании статьи 710 ГК РФ, поскольку в настоящем споре установлен именно факт завышения объема, стоимости работ по сравнению с данными, указанными подрядчиком в актах о приемке выполненных работ.
ФАС Западно-Сибирского округа в постановлении от 21 января 2011 г. по делу № А46-7693/2010, сославшись на ст. 710 ГК РФ, отказал во взыскании экономии подрядчика в связи с тем, что последний не представил доказательств выполнения работ на заявленную в иске сумму. К аналогичным выводам ФАС Западно-Сибирского округа пришел в постановлении от 16 сентября 2009 г. по делу № 04-5557/2009. Этой же позиции придерживался ФАС Волго-Вятского округа в постановлении от 7 марта 2008 г. по делу № А82-1267/2007. Тот же ФАС Волго-Вятского округа, отказывая во взыскании стоимости невыполненных подрядчиком работ, в постановлении от 11 января 2010 г. по делу № А31-2178/2009, руководствуясь пунктом 4 ст. 753 ГК РФ, квалифицировал как недействительный акт о приемке выполненных работ, составленный на несуществующие работы.
В случаях, когда предусмотренные договором подряда работы полностью оплачены заказчиком, а фактически подрядчик выполнил работы в меньшем объеме, арбитражные суды взыскивают с подрядчика стоимость невыполненных объемов работ (переплату) в качестве неосновательного обогащения (статьи 1102, 1103 ГК РФ).
Так, рассмотрев дело № А76-26556/2008, ФАС Уральского округа в постановлении от 17 мая 2010 г. установил, что электромонтажные работы выполнены в меньшем объеме, чем предусмотрено договором, проектно-сметной документацией, и оплачено истцом, фактическая длина кабеля оказалась меньше проектной на 315 м, в связи с чем признал правомерным вывод судов первой и апелляционной инстанций о том, что разница между сметной и фактической стоимостью работ не может являться экономией подрядчика и подлежит взысканию в качестве неосновательного обогащения. Тот же ФАС Уральского округа в постановлении от 5 августа 2010 г. по делу № А34-9561/2009 признал несостоятельными доводы заявителя кассационной жалобы о том, что спорная сумма является экономией подрядчика, предусмотренной ст. 710 ГК РФ, и не подлежит возврату заказчику. «По смыслу данной нормы, — указал суд, — экономия подрядчика может быть связана с использованием более эффективных методов работы либо с изменением цен на материалы и оборудование, учтенных при определении цены, тогда как в рассматриваемой ситуации имело место не уменьшение расходов подрядчика на выполнение работ, а частичное невыполнение работ, предусмотренных контрактами». В связи с этим постановления нижестоящих судов о взыскании с подрядчика стоимости фактически невыполненных подрядчиком работ были оставлены без изменения.
Подобный подход к вопросу о правовой природе уплаченных подрядчику в счет оплаты предусмотренных договором подряда, но фактически невыполненных работ, находит отражение в доктрине. Так, Н. Погосян указывает, что при получении подрядчиком избыточных денежных сумм за счет завышения объема фактически выполненных работ на его стороне наступает неосновательное обогащение . Аналогичной точки зрения со ссылкой на указанную работу Н. Погосяна придерживается Р.А. Кушхов .
Совпадающая с изложенной позиция выражена в письме Министерства регионального развития РФ от 07.09.2009 г. № 29405-ИП/08, в котором Министерство, в частности, отмечает, что «экономия подрядчика, предусмотренная статьей 710 ГК РФ, подразумевает выгоду подрядчика, получаемую им в результате применения оптимальных и наиболее эффективных способов выполнения тех объемов работ и проектных решений, которые предусмотрены проектной документацией, а не вызваны сокращением проектных объемов работ или изменением проектных решений в сторону более дешевых. Иначе любое упрощение объекта, отказ от объемов работ автоматически вело бы к дополнительной прибыли подрядчика».
М.И. Брагинский и В.В. Витрянский отмечают, что в случае, когда по условиям договора экономия распределяется между заказчиком и подрядчиком, судам следует выяснять, «каким образом получена экономия, связана ли она с усилиями подрядчика, который использовал более эффективный способ выполнения работ, произошла ли в результате изменения задания заказчиком либо, наконец, по причинам, вообще не зависящим ни от одного из контрагентов (например, вследствие происшедшего изменения конъюнктуры рынка: изменения цен на отдельные элементы сметы — стоимости материалов, цены услуг и др.)» . Представляется, что этот же подход должен быть использован при решении вопроса о том, является ли несоответствие между определенной договором ценой и стоимостью фактически выполненных работ экономией. В частности, по мнению ООО «Элемент-Инвестиции», обоснованна общераспространенная позиция арбитражных судов, в рамках которой не рассматриваются в качестве экономии невыполненные подрядчиком объемы работ.
Также вполне определенным образом складывается судебная практика по вопросу о допустимости экономии подрядчика, возникшей вследствие отступления от требований договора, выразившегося в замене предусмотренного договором материала на иной.
Так, например, ФАС Северо-Западного округа, оставляя без изменения судебные акты, принятые по делу № А56-53960/2009, в постановлении от 20 сентября 2010 г. не принял во внимание ссылку подрядчика на то, что у него возникла экономия вследствие применения материалов, качество которых не ухудшило результата работ, поскольку согласно ст. 710 ГК РФ экономия подрядчика имеет место в случае, когда его фактические расходы оказались меньше тех, которые учитывались при определении цены работы. Отказывая в применении норм об экономии подрядчика, суд кассационной инстанции отметил, что правила об экономии направлены на стимулирование подрядчика к поиску новых материалов, более совершенных технологий, удешевляющих работу. «В данном случае, — указал суд в рассматриваемом постановлении, — контрактом были предусмотрены материалы, которые должен был использовать подрядчик при работе, соответственно, применение им более дешевых материалов, чем те, которые указаны в договоре, нельзя рассматривать как использование новых материалов, улучшающих качество работ».
ФАС Западно-Сибирского округа, отменяя решение арбитражного суда Новосибирской области от 16 апреля 2010 г. и постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 13 июля 2010 г. по делу № А45-2921/2010 и направляя дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, в постановлении от 29 октября 2010 г. указал, что экономия подрядчика частично достигнута благодаря использованию не предусмотренных сметой материалов, в связи с чем при новом рассмотрении дела суду надлежит выяснить, имелись ли у истца основания для применения иных материалов, чем те, которые указаны в смете, соблюдены ли требования договора об окончательной сдаче работ и возможна ли выплата экономии.
Можно ли нарушить закон и условия договора в целях экономии?
Такой подход представляется логичным и обоснованным. В соответствии со ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов. Согласно п. 1 ст. 743 ГК РФ подрядчик обязан осуществлять строительство и связанные с ним работы в соответствии с технической документацией, определяющей объем, содержание работ и другие предъявляемые к ним требования, и со сметой, определяющей цену работ. Если стороны в договоре согласовали использование подрядчиком конкретного материала, нарушение договора подрядчиком не может быть оправдано соображениями экономии.
Экономия подрядчика не может возникнуть вследствие право-нарушения, в ситуации, когда подрядчик, в нарушение условий договора и предписаний законодательства отступает от технической документации в целях уменьшения стоимости работ.
Норма п. 1 ст. 743 ГК РФ, императивно устанавливающая обязанность подрядчика следовать требованиям технической документации, корреспондирует с положениями ст. 754 ГК РФ, предусматривающими ответственность подрядчика за отступления от таких требований. Подрядчик освобождается от ответственности лишь за допущенные им без согласия заказчика мелкие отступления от технической документации, если докажет, что они не повлияли на качество объекта строительства.
Также норма п. 1 ст. 743 ГК РФ коррелирует с требованиями ст. 52 Градостроительного кодекса РФ, в соответствии с которыми лицо, осуществляющее строительство, обязано осуществлять строительство, реконструкцию, капитальный ремонт объекта капитального строительства в соответствии с заданием застройщика или заказчика (в случае осуществления строительства, реконструкции, капитального ремонта на основании договора), проектной документацией. Отклонение параметров объекта капитального строительства от проектной документации, необходимость которого выявилась в процессе строительства, реконструкции, капитального ремонта такого объекта, допускается только на основании вновь утвержденной застройщиком или заказчиком проектной документации после внесения в нее соответствующих изменений в порядке, установленном уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти (ч. 7 ст. 52 ГрК).
Таким образом, статья 710 ГК РФ регулирует случаи экономии под-рядчика, возникшей в результате его правомерного поведения и выполнения работ в соответствии с технической документацией. Бремя доказывания влияния экономии на качество работ в данном случае возлагается на заказчика. Например, если стороны согласовали в договоре стоимость материала из расчета 500 рублей за единицу, а заказчик приобрел предусмотренный договором материал по цене 100 рублей за единицу, экономия подрядчика налицо. Заказчик, если иное не предусмотрено договором, не вправе претендовать на эту экономию, а подрядчик сохраняет право требовать оплаты по изначально согласованной цене, если заказчик не докажет, что экономия повлияла на качество работ (например, подрядчик приобрел контрафактный материал низкого качества).
Статья 754 ГК РФ, напротив, регламентирует случаи противоправного поведения подрядчика, выразившегося в отступлении от требований технической документации. Бремя доказывания влияния таких отступлений на качество работ ложится в этих случаях на подрядчика. При этом если статья 710 ГК РФ указывает на сохранение права подрядчика на оплату работ по первоначальной цене, то статья 754 ГК подобной нормы не содержит, указывая лишь на освобождение подрядчика от ответственности, если им допущены мелкие отступления от технической документации, и такие мелкие отступления не повлияли на качество работ.
Иное толкование пункта 1 статьи 710 ГК РФ означает игнорирование общих принципов исполнения обязательств (ст. 309 ГК РФ), специальных норм о подряде (п. 1 ст. 743 ГК РФ), положений градостроительного законодательства (ч. 7 ст. 52 ГрК РФ). Подобный подход к пониманию норм об экономии может означать, что законодатель в пункте 1 статьи 710 ГК РФ стимулирует правонарушение (отступление подрядчиком от условий договора и положений законодательства в целях экономии), что само по себе абсурдно. Арбитражное процессуальное законодательство (п. 4 ст. 2 АПК РФ) в качестве задач судопроизводства называет укрепление законности и предупреждение правонарушений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. И арбитражная практика, давая судебное толкование правовых норм, не может оправдывать правонарушение в целях экономии. Часть 2 статьи 4 Конституции РФ закрепляет принцип верховенства закона. Нарушение закона не может быть оправдано соображениями экономии и предпринимательскими интересами частного лица.
Экономия и твердая цена договора подряда
Необходимо также отметить, что в рассматриваемом деле заказчик не требовал уменьшения твердой цены договора, как указал суд кассационной ин-станции. По условиям заключенного сторонами договора подряда цена работ определяется сметой. Сметный способ определения цены в договоре подряда предполагает, что стороны согласовывают расценки на отдельные виды работ, используемые при выполнении работ материалы, величину накладных расходов и т.п. Возражая против удовлетворения исковых требований, заказчик не требовал пересмотра определенных сметой расценок, ссылаясь на то, что фактически выполненные подрядчиком работы оплачены им по расценкам, согласованным в смете. Выполняя на основании определения суда исследование объема и стоимости выполненных в соответствии с договором работ, эксперт при расчетах также руководствовался расценками, определенными сметой. Единственное отступление от сметы было сделано при определении цены фактически использованного при выполнении работ материал: поскольку цена данного материала в смете не согласовывалась, эксперт принял за основу его среднерыночную стоимость. Выполняя работы из материала, отличного от предусмотренного сметой, подрядчик не предлагал заказчику согласовать цену нового материала, рассчитывая на то, что фактически использованный при строительстве материал, среднерыночная стоимость которой по данным экспертного заключения составляет 171,72 руб/м, будет оплачен заказчиком по согласованной в смете цене другого материала в размере 560,7 руб/м. Что примечательно, по другому делу с участием тех же сторон арбитражный суд Нижегородской области обоснованно применил статью 424 ГК РФ и принял во внимание среднерыночную цену материала, отказав истцу во взыскании стоимости материала в большем размере . Иная позиция судов апелляционной и кассационной инстанции, принятая в оспариваемых судебных актах, представляется необоснованной.
Вместо эпилога
Помимо указанных моментов, которые могут сказаться на уже вполне сформировавшейся судебной практике, судебные акты, принятые Первым арбитражным апелляционным судом и ФАС Волго-Вятского округа, интересны весьма своеобразным решением вопроса о распределении между сторонами расходов по уплате государственной пошлины.
В соответствии с ч. 3 ст. 110 АПК РФ государственная пошлина, от уплаты которой в установленном порядке истец был освобожден, взыскивается с ответчика в доход федерального бюджета пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований, если ответчик не освобожден от уплаты государственной пошлины.
Определением арбитражного суда Нижегородской области по указанному делу истцу была предоставлена отсрочка по уплате государственной пошлины. Решением арбитражного суда первой инстанции государственная пошлина была взыскана с истца в доход Российской Федерации. Отменив данное решение, Первый арбитражный апелляционный суд в нарушение требований ч. 3 ст. 110 АПК РФ взыскал сумму государственной пошлины с ответчика не в доход федерального бюджета, а в пользу истца. Такое нарушение, оставшееся незамеченным судом кассационной инстанции, приводит к неосновательному обогащению истца за счет ответчика и наносит ущерб государственным интересам в связи с тем, что сумма государственной пошлины за рассмотрение это дела в федеральный бюджет не поступит вообще.
В настоящее время заказчиком подано заявление о пересмотре апелляционного и кассационного постановлений в порядке надзора в Высший Арбитражный Суд РФ.

Справка

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании дело по иску В.О.К., В.С.А. к обществу с ограниченной ответственностью «Лазарос» о передаче квартиры в собственность, взыскании стоимости невыполненных работ, неустойки, стоимости работ по устранению недостатков, по надзорной жалобе В.О.К. на решение Майкопского городского суда Республики Адыгея от 15 августа 2008 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Адыгея от 26 сентября 2008 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Г.В.В., выслушав объяснения представителя ООО «Лазарос» — Р.М.Е., возражавшего против удовлетворения надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

В.О.К. в своих интересах и интересах сына — В.С.А. обратилась в суд с иском ООО «Лазарос» о передаче квартиры в собственность, взыскании стоимости невыполненных работ, неустойки, ссылаясь на то, что 9 ноября 2005 года между истцами и ответчиком заключен договор о долевом участии в строительстве жилья, согласно которому В. должны оплатить стоимость четырехкомнатной квартиры N 25 общей площадью 141 кв. м. в строящемся доме по адресу: г. Майкоп, ул. Пионерская, д. 377-А, а ООО «Лазарос» передать им в собственность указанную квартиру по окончании строительства дома (не позднее 31 декабря 2005 года). Условия договора В. выполнены полностью, однако квартира ответчиком своевременно им не передана.

Решением Майкопского городского суда Республики Адыгея от 15 августа 2008 года исковые требования В.О.К., В.С.А. удовлетворены частично. С ООО «Лазарос» в пользу В.О.К., В.С.А. взыскана стоимость работ по остеклению квартиры выполненных третьими лицами в размере 72 800 рублей, стоимость работ по телефонизации в размере 1 500 рублей, судебные расходы в размере 13 328,2 рублей. На ООО «Лазарос» возложена обязанность передать в собственность В.О.К., В.С.А. четырехкомнатную квартиру, расположенную по адресу: г. Майкоп, ул. Пионерская, д. 377-А, кв. 25. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Адыгея от 26 сентября 2008 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В надзорной жалобе В.О.К. ставиться вопрос об отмене решения Майкопского городского суда Республики Адыгея от 15 августа 2008 года и определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Адыгея от 26 сентября 2008 года в части отказа в удовлетворении исковых требований.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Г.В.В. от 13 августа 2009 года надзорная жалоба В.О.К. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение Майкопского городского суда Республики Адыгея от 15 августа 2008 года и определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Адыгея от 26 сентября 2008 года подлежащими отмене в части.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судами при рассмотрении дела были допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права, выразившиеся в следующем.

В соответствии со статьей 309 Гражданского кодекса РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона.

Согласно статье 310 Гражданского кодекса РФ односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Разрешая спор по существу, суд пришел к выводу о том, что не подлежат удовлетворению исковые требования в части взыскания 261 800 рублей стоимости оплаченных и невыполненных работ, а также 75 724,57 рублей за несвоевременное возвращение денежных средств за неисполненную часть обязательств по договору, поскольку ответчиком соблюдены условия договора о строительстве квартиры для истцов общей площадью 141 кв. м., куда входит и полезная площадь лоджии.

В решении суд указал, что размер общей площади квартиры 141 кв. м. подтверждается представленной ответчиком технической документацией зарегистрированной в филиале ФГУП «Ростехинвентаризация».

С выводом суда первой инстанции согласилась судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Адыгея.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не может согласиться с данным выводом суда первой и кассационной инстанций, поскольку он не основан на законе и противоречит материалам дела.

В соответствии с частью 5 статьи 15 Жилищного кодекса РФ общая площадь жилого помещения состоит из суммы площади всех частей такого помещения, включая площадь помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их проживанием в жилом помещении, за исключением балконов, лоджий, веранд и террас.

В материалах дела также имеются документы, содержащие иные сведения об общем размере спорной квартиры, на которые истцы ссылались в обоснование того, что построенная ответчиком квартира меньше чем было предусмотрено договором и оплачена истцами. В копии технического паспорта квартиры размер общей площади указан 137,3 кв. м. (л.д. 20), такой же размер указан и в заключении судебно-строительной экспертизы от 9 января 2008 года (л.д. 65).

Суд, при вынесении решения, в нарушение требований положений статьи 198 Гражданского процессуального кодекса РФ, указанным доказательствам оценки не дал, противоречие с другими доказательствами по делу не устранил, доводов, по которым отверг данные доказательства, в мотивировочной части решения не привел, мер к установлению действительного размера общей площади квартиры не принял.

Отказывая в удовлетворении исковых требований в части взыскания 8 100 рублей стоимости работ по телефонизации суд пришел к выводу о том, что работы по телефонизации в рамках проекта выполнены в полном объеме.

Между тем, как указывается в надзорной жалобе, истцами при разрешении спора не оспаривалось, что указанные работы выполнены ответчиком. В обоснование исковых требований В.О.К., В.С.А. утверждали, что телефонизация дома входила в проектно-сметную документацию дома и стоимость квартиры изначально. Ответчик в нарушение закона взял с истцов плату за одну и ту же работу два раза при оплате квартиры в целом и дополнительно.

Указанные обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения данного спора, подлежали проверки и установлению при рассмотрении гражданского дела, однако в нарушение требований статьи 198 Гражданского процессуального кодекса РФ судом не исследовались и не проверялись.

В соответствии с пунктом 5 статьи 28 Закона РФ от 7 февраля 1992 года N 2300-1 «О защите прав потребителей», с последующими изменениями и дополнениями, в случае нарушения установленных сроков выполнения работы (оказания услуги) или назначенных потребителем на основании пункта 1 настоящей статьи новых сроков исполнитель уплачивает потребителю за каждый день (час, если срок определен в часах) просрочки неустойку (пеню) в размере трех процентов цены выполнения работы (оказания услуги), а если цена выполнения работы (оказания услуги) договором о выполнении работ (оказании услуг) не определена — общей цены заказа.

Отказывая в удовлетворении исковых требований в части взыскания неустойки за нарушение предусмотренных договором от 9 ноября 2005 года сроков передачи квартиры истцам, суд исходил из того, что отсутствует вина ООО «Лазарос» в несвоевременном окончании строительства дома, расположенного по адресу: г. Майкоп, ул. Пионерская, д. 377-А.

Между тем, согласно пункту 6 статьи 28 Закона РФ «О защите прав потребителей» требования потребителя, установленные пунктом 1 настоящей статьи, не подлежат удовлетворению, если исполнитель докажет, что нарушение сроков выполнения работы (оказания услуги) произошло вследствие непреодолимой силы или по вине потребителя.

В силу пункта 3 статьи 401 Гражданского кодекса РФ если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств. Таким образом, законом установлена ответственность должника-предпринимателя без учета его вины, что предполагает освобождение от ответственности лишь при доказанности невозможности исполнения обязательства вследствие непреодолимой силы.

Законодатель установил повышенную ответственность за нарушение обязательств стороной, осуществляющей предпринимательскую, в том числе строительную деятельность.

Как видно из материалов дела, дом сдан в эксплуатацию в августе 2007 года. Квартира передана в собственность истцов решением суда от 15 августа 2008 года.

В материалах дела отсутствуют данные о том, что длительная задержка в передаче истцам квартиры произошла вследствие непреодолимой силы или их вины. Суд при вынесении решения не учел, что несвоевременное окончание строительства дома, вследствие отсутствия у ответчика необходимых денежных средств, нарушения обязанностей со стороны контрагентов ответчика, отсутствия на рынке нужных для исполнения товаров, в силу закона не является основанием для освобождения его от выплаты истцам неустойки за нарушение предусмотренного договором срока исполнения обязательства.

В соответствии с пунктом 6 статьи 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере 50 процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

При вынесении решения судом на ответчика такая ответственность возложена не была. Между тем, по смыслу указанной нормы права взыскание штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя является не правом, а обязанностью суда.

В пункте 29 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 1994 года N 7 с последующими изменениями и дополнениями «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» разъяснено, что при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом Российской Федерации «О защите прав потребителей», которые не были удовлетворены в добровольном порядке продавцом (исполнителем, изготовителем, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование (п. 6 ст. 13 Закона).

Разрешая спор по существу, суд не учел, что удовлетворение исковых требований В.О.К., В.С.А. в части взыскания стоимости работ по остеклению квартиры выполненных третьими лицами и стоимости работ по телефонизации, влечет наложение на ООО «Лазорос» штрафа в обязательном порядке. При этом применение судом такой меры ответственности не зависит от того, заявлялось ли соответствующее требование.

С учетом изложенного, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что решение Майкопского городского суда Республики Адыгея от 15 августа 2008 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Адыгея от 26 сентября 2008 года подлежит отмене в части отказа в удовлетворении исковых требований В.ОК., В.С.А. о взыскании стоимости невыполненных работ в размере 261 800 рублей, процентов за несвоевременный возврат указанной суммы в размере 75 724,57 рублей, неустойки в размере 1 551 000 рублей, стоимости работ по телефонизации в размере 8 100 рублей, за несвоевременный возврат указанной суммы в размере 2 271,74 рублей, стоимость работ по устранению недостатков в размере 594 141,88 рублей, судебных расходов в размере 1 126,1 рублей. Дело в данной части подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Майкопского городского суда Республики Адыгея от 15 августа 2008 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Адыгея от 26 сентября 2008 года отменить в части отказа в удовлетворении исковых требований В.О.К., В.С.А. о взыскании стоимости невыполненных работ в размере 261 800 рублей, процентов за несвоевременный возврат указанной суммы в размере 75 724,57 рублей, неустойки в размере 1 551 000 рублей, стоимости работ по телефонизации в размере 8 100 рублей, за несвоевременный возврат указанной суммы в размере 2 271,74 рублей, стоимость работ по устранению недостатков в размере 594 141,88 рублей, судебных расходов в размере 1 126,1 рублей. Направить дело в данной части на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 1 сентября 2009 г. N 24-В09-8

Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)

Стоимость невыполненных работ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *