Суд знает право

Legal opinion о содержании российского гражданского права в практике иностранных и российских судов

Legal opinion (далее – ЛО) о содержании российского гражданского права стал использоваться в практике иностранных судов прежде всего Европы и США по мере расширения сферы споров, затрагивающих российское право. В то же время российское гражданское право претерпевало и претерпевает процесс быстрого реформирования и связанный с ним процесс бурного развития теории и практики применения частного права. Поскольку в этом процессе наряду с прямым или опосредованным заимствованием тех или иных институтов западного права имеет место создание своеобразных юридических механизмов, а многие западные конструкции, взаимодействуя с ними, так или иначе изменяют свое содержание, будет правильным говорить о существенном своеобразии российского гражданского права. Что делает необходимым обращение к ЛО. Понятно, что ЛО имеет такую задачу: описать не только и не столько содержание закона, сколько раскрыть его через практику применения. Особенности российских судов, российского правосознания, в свою очередь, усиливают тенденцию проявления специфики российского гражданского права. В связи с этим понимание упомянутой выше специфики было бы полезным при обращении к ЛО о российском гражданском праве.

Проект Закона о Высшем совете правосудия: что хорошо, а что нет

Краткие итоги:

1. В целом законодательное регулирование статуса Высшего совета правосудия исправило ряд недостатков, присущих Закону о Высшем совете юстиции, прежде всего касательно требования о представительстве судей в количестве, не меньшем половины от состава Совета.

2. Изъятие из числа членов Совета по должности Генерального прокурора и министра юстиции призвано обеспечить новой структуре, в том числе чисто психологически, большую свободу при принятии своих решений.

3. Конституционно не предусмотренное в отношении членов Совета основание для их отставки в виде «грубого или систематического пренебрежения обязанностями, несовместимого со статусом члена Высшего совета правосудия или выявившего его несоответствие занимаемой должности, допущения иного поведения, подрывающего авторитет и общественное доверие к правосудию» будет способствовать снижению независимости Совета и, вполне возможно, использоваться власть предержащими для оказания на него давления в будущем.

4. Сомнительной с точки зрения ее эффективности представляется процедура обжалования решений Совета в Верховный Суд Украины, судьи которого сами подпадают под дисциплинарную юрисдикцию Совета и Председатель которого входит в Совет по должности.

Не так давно Президентом Украины П. Порошенко был внесен в парламент проект Закона Украины «О Высшем совете правосудия» (рег. номер № 5180, далее — законопроект). По замыслу отцов судебной реформы, он должен прийти на смену Закону «О Высшем совете юстиции» от 15.01.1998 г. Подобная «смена декораций» продиктована, прежде всего, тем обстоятельством, что поправки в Конституцию, которые вступают в силу 30 сентября сего года, существенным образом изменили правовой статус, полномочия и даже само название указанного органа судейского сообщества. В силу этого перед нормотворцом совершенно закономерно встала дилемма: либо в очередной раз кардинально обновить действующий Закон 1998 г., и без того уже латаный — перелатанный, либо попытаться принять полноценный законодательный акт, по-новому регламентирующий деятельность Совета. К счастью, президент склонился ко второму варианту. Аналогичный подход, по нашей информации, будет избран и в отношении нового Закона о Конституционном Суде.

Итак, переформатирование Совета имеет под собой объективную основу, заложенную Законом Украины «О внесении изменений в Конституцию Украины (в части правосудия)» от 02.06.2016 г., которым, в свою очередь, были осуществлены масштабные трансформации судебной функции государства. Теперь, согласно новому регулированию, к полномочиям Высшего совета правосудия относятся следующие задачи: 1) дача согласия на задержание судьи или содержание его под стражей (ч. 3 ст. 126 Конституции Украины в редакции от 02.06.2016 г.); 2) проведение консультаций с Президентом Украины перед внесением в парламент проекта закона о создании, реорганизации или ликвидации суда (ч. 2 ст. 125); 3) разработка предложений относительно расходов на содержание судов (ч. 1 ст. 130); 4) внесение представления Президенту Украины относительно кандидата на должность судьи (ч. 1 ст. 128).

В отношении последнего полномочия нелишним будет напомнить, что в конституционных поправках 2016 г. иначе, чем в пока еще действующем законодательстве, прописаны принципы формирования судейского корпуса. Раньше судей назначал Президент Украины сроком на 5 лет (так называемые «судьи-пятилетки»), а затем, по прошествии этого срока, они подлежали пожизненному (точнее, до достижения 65-летнего возраста) утверждению Верховной Радой. По новому регулированию глава государства будет самостоятельно формировать судейский корпус Украины (за исключением Конституционного Суда) без каких-либо испытательных сроков для носителей судейских мантий, руководствуясь при этом одним лишь представлением Высшего совета правосудия, базирующемся, в свою очередь, на результатах жесткого конкурсного отбора кандидатов.

Кроме того, в соответствии со ст. 131 обновленной Конституции в полномочия Высшего совета правосудия входит: 1) принятие решения относительно нарушения судьей или прокурором требований касательно несовместимости (с предпринимательской деятельностью и проч.); 2) рассмотрение жалоб на решения соответствующего органа о привлечении к дисциплинарной ответственности судьи или прокурора; 3) принятие решения об увольнении судьи с должности; 4) дача согласия на задержание судьи или содержание под стражей; 5) принятие решения о временном отстранении судьи от осуществления правосудия; 6) принятие мер по обеспечению независимости судей; 7) принятие решения о переводе судьи из одного суда в другой (которое, кстати говоря, по логике нового законодательства о судоустройстве и статусе судей может рассматриваться как форма дисциплинарного взыскания); 8) осуществление других полномочий, определенных Конституцией и законами Украины.

Между тем едва ли не вся история существования Украины в условиях независимости служит убедительной иллюстрацией того факта, что закрепить на конституционном уровне основы правового статуса какого-либо органа власти – это еще полдела. Необходимо также наполнить эти абстрактные юридические конструкции реальным нормативным содержанием. В противном случае, они так и останутся пустыми, безжизненными сосудами. И вот здесь возникает потребность в детально выписанном и учитывающем все потребности практики Законе.

Надо сказать, что при оценке законопроекта № 5180, как, впрочем, и при оценке всей судебной реформы Порошенко, сложно придерживаться каких-то одних правовых стандартов. Сложно хотя бы по той причине, что зачастую их попросту нет. В самом деле, американская Фемида существенным образом отличается от своей французской соплеменницы, а последняя – от немецких или российских аналогов. Тем не менее, какие-то минимальные требования, предъявляемые в демократическим обществе к организации правосудия, в частности, к органам судейского сообщества, выделить можно.

В современном цивилизованном мире сложились две модели организации советов юстиции: 1) южноевропейская, при которой их деятельность направлена главным образом на отбор, назначение и карьерный рост судей (Франция, Италия, Испания, Португалия) и 2) североевропейская, при которой данные органы наделяются весьма обширными функциями по администрированию судебной системы в целом, а именно: надзор за регистрацией дел, поступающих в суды, внесудебный контроль за качеством их рассмотрения, обеспечение единообразия судебной практики и даже ведение судебной статистики. В частности, вторая модель представлена в таких странах, как Швеция, Италия, Ирландия, Дания, Норвегия. Насколько можно судить, украинский законодатель исходит в большей степени из первой модели.

Своеобразным «катехизисом», в концентрированном виде передавшим все институциональные пороки функционирования прежнего Высшего совета юстиции, является постановление Европейского Суда по правам человека, вынесенное 09.01.2013 г. по делу «Александр Волков против Украины». Тогда судья Верховного Суда Украины А. Волков обжаловал свою отставку с поста и выиграл. Однако признав его увольнение несовместимым с требованиями Евроконвенции 1950 г., в частности ее ст. 6, ЕСПЧ не ограничился одними лишь индивидуальными (individual) мерами, но и прописал ряд мер общего (common) характера, которых следовало бы придерживаться Украине в будущем. Кстати сказать, тремя годами ранее к аналогичным выводам в отношении обозначенного регулирования пришла авторитетнейшая Венецианская комиссия. По этой причине решение «Александр Волков против Украины» в гораздо большей степени, нежели аморфные «международные стандарты», может служить своеобразным масштабом, от которого следует отталкиваться в дальнейшем и с которым следует сопоставлять новое регулирование в части функционирования Высшего совета правосудия.

К каким же выводам пришел Страсбургский Суд? Остановимся на них подробнее.

I . Хотим мы этого или нет, но в органах судейского сообщества, подобным Высшему совету правосудия, не менее половины состава должны быть представлены судьями, причем избранными самими судьями из разных юрисдикций. На это же нас ориентирует Европейская хартия о статусе судей 1998 г. Логика страсбургских судей в данном случае такова, что, во-первых, кому, как ни жрецам Фемиды, судить о процессах, происходящих в их системе, и оценивать поведение «собственных негодяев», а во-вторых, представители судейского корпуса в советах юстиции должны служить мощным противовесом делегатам от других властей, позволяя сглаживать теоретические увлечения и политическую нетерпеливость законодателя с одной стороны, и противодействовать своекорыстию и «административному восторгу» исполнительной власти с другой.

Согласно ст. 5 законопроекта Высший совет правосудия состоит из 21 члена, 10 из которых избирает съезд судей из числа судей или судей в отставке, 2 – Верховная Рада, 2 – съезд адвокатов, 2 – всеукраинская конференция прокуроров, 2 – съезд представителей юридических высших учебных заведений и научных учреждений, 2 – назначает Президент Украины. Председатель Верховного Суда входит в состав Высшего совета правосудия по должности.

Очевидно, что в данном случае новый закон предполагает существенное улучшение и приведение украинской модели Совета правосудия в соответствие с требованиями ЕСПЧ. Подчеркнем, что принципиально важным является то обстоятельство, что профессиональные судьи не только составляют большинство в Совете правосудия, но и избираются своими коллегами в процедуре голосования на съезде. Это важно еще и потому, что в прежние годы были распространены случаи, когда из 20 членов Высшего совета юстиции лишь 3 были профессиональными судьями, избранными самими судьями. Другие же юристы, хотя и могли быть в прошлом носителями судебной власти, но попадали в Высший совет юстиции уже в качестве представителей президента или парламента.

Существенным достижением законопроекта является исключение из состава Совета правосудия министра юстиции и Генерального прокурора. Как отмечал Европейский Суд по правам человека, «включение Генерального прокурора в качестве члена ВСЮ по должности вызывает вопросы, так как это может оказывать охлаждающее воздействие на судей и восприниматься как потенциальная угроза»» (п. 114 постановления по делу «Александр Волков против Украины»). Следовательно, можно спрогнозировать, что отсутствие в обновленном Совете правосудия указанных должностных лиц несколько раскрепостит его членов и будет содействовать постепенному снижению прессинга на судебную власть.

II . Европейский Суд не раз подчеркивал, что точность и предсказуемость оснований для дисциплинарной ответственности является необходимой с точки зрения соблюдения принципа правовой определенности и служит важнейшей гарантией независимости судей. Аналогичное правило вполне может быть распространено mutatis mutandis и на членов Высшего совета правосудия. Речь идет о том, что в п. 3 ч. 1ст. 24 законопроекта, регулирующей освобождение члена Совета с занимаемой должности, наряду с классическими основаниями наподобие отставки по собственному желанию или по состоянию здоровья, фигурирует также такое основание, как «грубое или систематическое пренебрежение обязанностями, несовместимое со статусом члена Высшего совета правосудия или выявившее его несоответствие занимаемой должности, допущение иного поведения, подрывающего авторитет и общественное доверие к правосудию» (хотя члены Совета, строго говоря, не отправляют правосудия).

К слову сказать, данное предписание почти дословно воспроизводится в конституционных поправках 2016 г., правда, по отношению к профессиональным судьям (п. 3 ч. 6 ст. 126 Конституции Украины). В чем-то оно схоже с каучуковой формулировкой такого существовавшего во времена преступной власти основания для прекращения полномочий, как «нарушение присяги», под которую можно было «подогнать» едва ли не любое поведение судьи, в том числе его позицию по отношению к рассматриваемому делу, не угодную власть предержащим, мягкую карательную политику и т. д. «Европейский Суд признает, — говорится в уже не раз цитированном нами постановлении по делу «Александр Волков против Украины», — что в некоторых областях может быть трудно сформулировать законы достаточно точно, и определенная степень гибкости может быть даже желательной для того, чтобы национальные суды применяли закон в свете своей оценки необходимых мер с учетом конкретных обстоятельств каждого дела» (п. 175 постановления). Вместе с тем «отсутствие каких-либо принципов и практики точной и последовательной интерпретации такого проступка… приводят к невозможности предсказать последствия применения соответствующих положений национального права» (п. 185). Как следствие, нарушается основополагающий принцип западной цивилизации – принцип правомерных ожиданий.

Иными словами, существует ощутимый риск того, что обозначенное выше положение законопроекта, не имеющее четких правовых параметров и злоупотребляющее оценочными категориями типа «подрывающее авторитет» / «несовместимое с высоким званием», будет использоваться для расправы с неугодными членами Высшего совета правосудия и судьями-диссидентами.

III . Весьма интересны правила кворума, предусмотренные законопроектом. Так, Совет правосудия является правомочным при условии избрания не менее 15 членов, среди которых большинство должны составлять судьи (ст. 18), в состав Дисциплинарных палат совета должно входить не менее 4 членов (ст. 26), решения по дисциплинарным производствам постановляются большинством голосов (ст. 50), решения Совета правосудия утверждаются большинством голосов членов Совета (ст. 37), хотя за рекомендацию Президенту кандидатуры будущего судьи должны проголосовать не менее 14 членов, т. е. квалифицированное большинство (ст. 37). Налицо противоречие: назначается человек 14 голосами членов Совета юстиции, а освобождается от должности – минимум 11, чем несколько умаляется, на наш взгляд, требование пропорциональности.

IV . Законопроект – и в этом его сила – предусматривает гибкую систему обжалования дисциплинарной практики Совета. Решение Дисциплинарной палаты можно обжаловать в Совет в целом, а решение последнего – в Верховный Суд. Тем не менее, насколько можно судить из положений законопроекта, судьи Верховного Суда сами подпадают под дисциплинарную юрисдикцию Совета. Это означает, что со временем эти судьи могут быть подвергнуты дисциплинарному разбирательству в Совете. Принимая во внимание достаточно широкие полномочия последнего по отношению к карьере судей, никто не сможет гарантировать, что верховные судьи будут независимы и беспристрастны, рассматривая жалобу, поданную против их же контролера. Не совсем ясен вопрос, связанный со сроками давности привлечения судей к дисциплинарной ответственности. Если эта проблема на первых порах не будет стоять остро для «новой крови», которая вольется в реформируемые суды, то, во всяком случае, она будет актуальной для тех судей, которые проработав определенное количество лет в судебной системе, решат принять участие в конкурсе.

Законопроект оставляет двойственное впечатление. С одной стороны, просматривается стремление главы государства создать гибкую и отвечающую сегодняшним требованиям систему судебной власти, включая органы судейского сообщества, а с другой – законопроект несет на себе ту же печать непоследовательности и стремления сохранить свое влияние, как и многие другие инициативы действующего Президента.

Умаление авторитета суда и искажение самой сути правосудия не влечет ответственности для судьи

Судьей Новокуйбышевского городского суда Самарской обл. Н.И. Шигановой было рассмотрено гражданское дело о восстановлении на работе к ответчику ООО «Газпром трансгаз Самара». Гражданское дело рассмотрено на основании приказа работодателя, оформленного задним числом, заведомо ложных показаниях свидетелей, а также с нарушением принципа территориальной подсудности, то есть незаконным судом.

Конституционное право на законный суд – всего лишь право

Конституционное право — право на законный суд — является необходимой составляющей закрепленного ч. 1 ст. 46 и ч. 1 ст. 47 Конституции РФ права на судебную защиту и одновременно гарантией независимости и беспристрастности суда.

Конституционный Суд РФ неоднократно отмечал, что рассмотрение дела вопреки правилам о подсудности не отвечает требованиям справедливого судопроизводства, поскольку суд, не уполномоченный на рассмотрение данного конкретного дела, по смыслу Конституции РФ и норм международного права, не является законным судом; отступление от правил подсудности является существенным (фундаментальным) нарушением, влияющим на исход дела и искажающим саму суть правосудия (Определение КС РФ от 03.07.2007 N 623-О-П, Определение КС РФ от 15.01.2009 N 144-О-П и др.).

Кассационная коллегия ВС РФ в своем Определении от 21.12.2006 N КАС 06-470 отмечала, что принятие дела к производству с нарушением правил подсудности является грубым нарушением процессуального закона, умаляет авторитет судебной власти, вызывает сомнение в объективности, справедливости и беспристрастности судьи и влечет привлечение судьи к дисциплинарной ответственности и досрочное прекращение его полномочий.

Умаление авторитета суда и искажение самой сути правосудия не влекут ответственности для судьи

Дисциплинарной ответственности не будет

Председатель Новокуйбышевского городского суда «не заметила» никаких нарушений. Как было отмечено в ответе председателя суда, судья Н.И. Шиганова действовала в рамках ГПК РФ и оснований для привлечения к дисциплинарной ответственности не установлено.

Квалификационная коллегия судей Самарской обл. также «не заметила» нарушений в действия судьи Новокуйбышевского городского суда Самарской обл. Н.И. Шигановой. Коллегия отметила, что проверка в отношении указанной судьи проводилась и признаков дисциплинарного проступка не обнаружено.

Следует отметить, что процессуальная практика того же Самарского областного суда годом ранее досрочно прекращала полномочия мирового судьи судебного участка N 59 Самарской области за совершение дисциплинарного проступка в связи с рассмотрением дела с нарушением правил подсудности.

В аналогичном решении Квалификационная коллегия судей Самарской области указывала на то, что судьей допущены грубые нарушения норм процессуального права, регламентирующих правила подсудности, по своему характеру с очевидностью несовместимы с высоким званием судьи и противоречат социальному предназначению судебной власти.

Поскольку заявитель работал судьей более десяти лет, он не мог не осознавать, что, принимая дела к производству с нарушением правил подсудности, не только грубо нарушает процессуальный закон, но и совершает действия, которые умаляют авторитет судебной власти, вызывают сомнение в объективности, справедливости и беспристрастности судьи (решение Дисциплинарного судебного присутствия РФ от 24.01.2013 N ДСП 12-176).

Несмотря на имеющуюся процессуальную практику досрочного прекращения полномочий судьи за грубые нарушения норм процессуального права, регламентирующих правила подсудности, председатель Самарского областного суда, квалификационная коллегия судей и совет судей Самарской области отказались даже вынести предупреждение судье Новокуйбышевского городского суда Самарской обл. Н.И. Шигановой.

Принцип законности и справедливости не является юридическим, а может применяться где-нибудь в коридоре российского суда

Таким образом, ответственность судей является категорией относительной, может применяться выборочно и зависит только от личности нарушителя, а не от принципа законности и права.

Отказ от мер реагирования руководства Самарского областного суда, совета судей и квалификационной коллегии судей Самарской обл. может свидетельствовать о высоком уровне судейской коррупции, полного отсутствия ответственности судей, крайней формы судейского беспредела и умаления авторитета суда.

Высказывания судьи Н.И. Шигановой в зале судебного заседания, что «принцип справедливости (от. лат «justice») не находится в юридической плоскости и может применяться где-нибудь в коридоре», также говорит о правовом нигилизме и глубоком профессиональном разложении российских судей.

В последующем судье был присвоен пятый квалификационный судейский класс.

Председатель суда наказана за «умаление авторитета судебной власти»

Высшая квалификационная коллегия судей РФ опубликовала на своем сайте текст решения квалификационной коллегии судей Челябинской области от 26 ноября 2010 года о наказании председателя Карабашского городского суда Елены Богачевой за нарушения в организации работы суда.

В документе говорится, что Елена Леонидовна Богачева, 1961 г. рождения, указом Президента РФ от 09 августа 2006 года № 876 назначена на должность председателя суда на шестилетний срок полномочий, имеет третий квалификационный класс, присвоенный решением квалификационной коллегии судей Челябинской области от 25 июня 2010 года.

В представлении председателем Челябинского областного суда Ф.М. Вяткиным ставился вопрос о привлечении Богачевой на основании ст. 12.1 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» к дисциплинарной ответственности.

При этом указывалось, что 20 сентября и 20 октября 2010 года во внеплановом порядке в Карабашском городском суде Челябинской области были проведены проверки работы суда по рассмотрению уголовных дел в 2010 году. Богачева рассматривает уголовные и гражданские дела, при этом основная масса уголовных дел рассмотрена именно ею.

Проверками установлено, что в программу компьютера информация по уголовным делам заносится с опозданием. Так, при проверке остатка уголовных дел оказались незарегистрированными в компьютерной системе уголовные дела, поступившие в суд в сентябре 2010 года (дела №№ 106-110). Учетные карточки практически не заполняются, содержат лишь первоначальную информацию по поступившему делу, однако данных о движении дела и его рассмотрении нет. Регистрация поступающих исковых заявлений и иных процессуальных обращений фактически отсутствует. Оттиски штампов на заявлениях не проставляются.

Богачевой при наложении резолюции о распределении заявлений дата не указывается. Отсутствуют сведения о датax поступления исковых материалов и в статистических карточках по гражданским делам. Не все заявления с приема регистрируются в журнале входящей корреспонденции. В сейфе Богачевой была обнаружена папка с жалобами Тагирова О.Ф. в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса РФ за 2009-2010 годы. Регистрация данных жалоб отсутствует, данных об их рассмотрении и принятии какого-либо процессуального решения нет.

Контроль за работой отдела судопроизводства со стороны председателя суда отсутствует. В уголовных делах, которые находятся в производстве Богачевой, протоколы судебных заседаний изготовлены частями, но чаще всего они не подписаны ни секретарем, ни судьей. Приобщенные документы не подшиты, в беспорядочном состоянии. Примером такого беспорядка может послужить дело в отношении Ермилова В.И., протоколы по которому не подписаны еще за 2009 год, а целый том приобщенных к материалам дела документов скреплен в 3 «кучки».

Все проверенные и находящиеся в производстве судьи Богачевой Е. Л. гражданские дела не подшиты, листы дела не пронумерованы, опись листов дела не составлена, справочные листы не заполнены, в материалах дел отсутствуют протоколы судебных заседаний.

Контроль за сдачей гражданских дел со стороны Богачевой, как председателя суда, отсутствует. За 2010 год не сдано в канцелярию суда 131 рассмотренное гражданское дело, за 2009 год — 78 дел. Анализ находящихся в производстве Богачевой уголовных дел показывает, что уголовные дела назначаются в срок, однако в назначенною первую дату судебного заседания слушание дела не начинается, как правило, по единственной причине — неявки подсудимых и потерпевших. Вместе с тем в делах отсутствуют какие-либо данные об извещении участников процесса, что свидетельствует лишь о том, что назначение дела носит формальный характер; дела надлежащим образом не готовятся, никто не вызывается, поэтому судебные заседания откладываются неоднократно, что влечет необоснованное затягивание сроков рассмотрения дел и явную волокиту.

Этот же вывод следует при проверке журнала назначения дел к рассмотрению. На один день в течение 2 часов может быть назначено слушание по 5-7 уголовным делам, ни по одному из которых но существу судебное заседание не проводилось. При этом журналы имеются в наличии, однако не заполняются вообще. Судья Богачева записи назначения дел ведет на нескольких скрепленных листах бумаги, где записи делаются и ручкой, и карандашом. Из содержания этих записей невозможно понять, какие дела (уголовные или гражданские) назначены, каковы результаты рассмотрения.

В 2008 году Челябинским областным судом проводилась плановая проверка работы Карабашского областного суда. При этом указывалось на то, что надлежащим образом не заполняются статистические данные о движении судебных дел, нарушаются сроки рассмотрения уголовных и гражданских дел, сдачи судебных дел и канцелярию ввиду несвоевременного изготовления протоколов судебных заседаний. Однако недостатки в работе не устранены, показатели работы ухудшились. Меры реагирования к лицам, виновным в нарушении требований закона, председателем не применяются.

Допущенные председателем суда Богачевой Е.Л. нарушения процессуальных норм, закона РФ «О статусе судей в РФ», Кодекса судейской этики дискредитируют высокое звание судьи, умаляют авторитет судебной власти, говорится в представлении главы облсуда.

Рассмотрев представление, ККС региона заслушала объяснения Богачевой, которая признала фактические обстоятельства совершенного ей дисциплинарного проступка. По ее словам, она не смогла организовать работу суда, не осуществляла должный контроль за работой отдела судопроизводства, за сдачей гражданских дел в канцелярию, из-за невнимательности неправильно применяла уголовный закон при вынесении судебных решений по уголовным делам. В результате представление председателя Челябинского областного суда Ф.М. Вяткина квалификационная коллегия судей удовлетворила.

В соответствии с частью 1 статьи 12.1. Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации», квалификационная коллегия пришла к выводу, что председатель суда Богачева Е.Л. подлежит дисциплинарной ответственности с наложением на нее дисциплинарного взыскания в виде предупреждения.

Исходя из изложенного, руководствуясь п.п.8 п.2 ст. 19 Федерального Закона Российской Федерации «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации», ст. 28 Положения о порядке работы Квалификационных коллегий судей, квалификационная коллегия решила за совершение дисциплинарного проступка наложить на председателя Карабашского городского суда Челябинской области Богачеву Елену Леонидовну дисциплинарное взыскание в виде предупреждения. За это решение из 16 членов квалификационной коллегии судей, принимавших участие в заседании, проголосовали более половины, то есть не менее 9 членов квалификационной коллегии судей.

умалять авторитет

Смотреть что такое «умалять авторитет» в других словарях:

  • ДИСКРЕДИТИРОВАТЬ — (ново лат., от част. dis, и credo верю). Лишить кого нибудь чьего либо доверия или кредита; то же, что декредитировать. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. ДИСКРЕДИТИРОВАТЬ подорвать доверие, уважение к … Словарь иностранных слов русского языка

  • Рим город* — Содержание: I. Р. Современный; II. История города Р.; III. Римская история до падения западной Р. империи; IV. Римское право. I. Рим (Roma) столица Итальянского королевства, на реке Тибре, в так называемой Римской Кампанье, под 41°53 54 северной… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Рим, город — Содержание: I. Р. Современный; II. История города Р.; III. Римская история до падения западной Р. империи; IV. Римское право. I. Рим (Roma) столица Итальянского королевства, на реке Тибре, в так называемой Римской Кампанье, под 41°53 54 северной… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • значение — Смысл, разум; вес, важность, авторитет, достоинство, сила, ценность. Настоящий, переносный, прямой, собственный, строгий, фигуральный, буквальный, широкий смысл слова. Эта девушка артистка в полном смысле слова . Тург. Разум закона (прот.: ).… … Словарь синонимов

  • дискредитировать — ДИСКРЕДИТИРОВАТЬ1, несов. и сов., кого что. Лишать (лишить) кого л. авторитета или умалять (умалить) чей л. авторитет, значение, подорвав доверие к кому , чему л. . Статья, злобная и обвиняющая… … Большой толковый словарь русских глаголов

  • Ленин, Владимир Ильич — Ленин В. И. (Ульянов, 1870—1924) — род. в Симбирске 10 (23) апреля 1870 г. Отец его, Илья Николаевич, происходил из мещан гор. Астрахани, лишился отца в возрасте 7 лет и был воспитан старшим братом, Василием Николаевичем, которому и… … Большая биографическая энциклопедия

  • Безбрачие — (лат. Celibatus, франц. Célibat, нем. Ehelosigkeit) термин гражданского и канонического права, означающий состояние вне брака, холостую жизнь. Это состояние может происходить или от нежелания отдельной личности вступить в брак безбрачие… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Линевич, Николай Петрович — (Леневич) генерал адъютант, генерал от инфантерии, гл щий Манчжурскими армиями в рус. япон. войну, род. в 1838 г. Учился в Черниг. гимназии. В 1855 г. поступил юнкером на воен. службу и в 1856 г. был произведен в прап ки в 58 й пех. Пражск. п.,… … Большая биографическая энциклопедия

  • дискредити́ровать — рую, руешь; сов. и несов., перех. Подорвать (подрывать) доверие к кому , чему л., умалить (умалять) чей л. авторитет, значение. Дискредитировать власть. □ Правая часть Думы всеми способами старалась дискредитировать самый принцип народного… … Малый академический словарь

  • роня́ть — яю, яешь; несов., перех. (несов. уронить). 1. Нечаянно выпускать из рук, не удерживать в руках. принялся их собирать, ронял, ему не удавалось засунуть листочки в конверт. Прилежаева, Пушкинский вальс. || Давать чему л.… … Малый академический словарь

  • ДИСКРЕДИТИРОВАТЬ — ДИСКРЕДИТИРОВАТЬ, дискредитирую, дискредитируешь, совер. и несовер., кого что (франц. discrediter) (книжн.). Неуместными действиями или словами вызвать (вызывать) недоверие к чему нибудь, умалить (умалять) чей нибудь авторитет, значение.… … Толковый словарь Ушакова

Суд знает право

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *