Возврат дела на доследование

Новости Политика

Прокуроры в ближайшее время могут вновь получить возможность самостоятельно закрывать сомнительные и «сырые» уголовные дела, которые передают им для утверждения и направления в суд следователи. Верховный суд России поддержал законопроект с соответствующими поправками. По мнению юристов, это поможет поднять качество следствия, которое заметно упало в последние годы, и повысит уровень российского правосудия в целом. Сейчас нередки случаи, когда «сырое» дело едва ли не годами «блуждает» между следствием и прокуратурой.

Как пишут «Известия», поводом для создания законопроекта стала неоднозначная ситуация во взаимоотношениях между прокуратурой и следствием при расследовании уголовных дел. В 2007 году был создан Следственный комитет, после чего у прокуроров отобрали полномочия возбуждать и закрывать уголовные дела. Сейчас прокуроры надзирают за следствием, в случае нарушений могут отменить постановление о возбуждении дела или порекомендовать прекратить уголовное преследование за отсутствием доказательств или состава преступления.

Если при утверждении уголовного дела по окончании расследования прокурор видит, что дело «сырое» или велось с нарушениями, он может лишь вернуть его обратно для дополнительного расследования и устранения нарушений. В итоге многие уголовные дела, возбужденные по сомнительным основаниями или с нарушениями, годами кочуют между следствием и прокуратурой или находятся в подвешенном состоянии – их и не закрывают, и не расследуют.

Во время недавнего послания Федеральному собранию президент Владимир Путин отметил низкую эффективность следствия по экономическим делам. По его данным, за 2014 год из почти 200 тыс. уголовных дел до суда дошло лишь каждое пятое. Еще 15 тыс. из них развалились в суде. Таким образом, приговором закончились лишь 15% изначально возбужденных дел. Владимир Путин призвал прокуратуру активно использовать все имеющиеся у нее инструменты контроля за качеством следствия – закрывать неправомерно возбужденные дела, не допускать передачи в суд «сырых» дел, не поддерживать сомнительные обвинения в суде.

В поправках в Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) предлагается дать прокурорам больше полномочий по контролю за следствием. Для этого ст. 221 УПК дополняется пунктом о том, что прокурор может сам закрывать уголовные дела. Если поправка будет принята, прокуроры смогут закрыть дело, например, в случае раскаяния обвиняемого по нетяжким преступлениям, из-за отсутствия состава преступления, по истечению сроков давности или если дело было возбуждено в отсутствие заявления от потерпевшего. Верховный суд уже направил в профильный комитет Госдумы по гражданскому, уголовному и процессуальному законодательству положительный отзыв. Принятие этого проекта защитит права тысяч граждан, в отношении которых необоснованно возбудили уголовные дела, считают в Верховном суде. Также это повысит качество предварительного следствия и, в конечном счете, эффективность правосудия.

Бывший зампрокурора Москвы, депутат Госдумы Юрий Синельщиков согласен с позицией Верховного суда. «Сейчас складывается такая ситуация, когда прокурору присылают дело с обвинительным заключением, он не видит в нем состава преступления, но закрыть дело не может, – рассказал Синельщиков, который сейчас занимает пост зампреда в комитете Госдумы по гражданскому и уголовному законодательству. – Дело приходится возвращать следователю на доработку. Через пять дней следователь присылает это же дело, но в другой редакции, и таким образом дело ходит по кругу. В Москве сейчас есть случай, когда гражданин, которого избила полиция, сам стал обвиняемым – прокурор уже целый год безуспешно добивается прекращения дела».

По словам Синельщикова, зачастую прокурорам приходится утверждать заведомо сомнительные дела, чтобы они больше не возвращались к следователю и ушли в суд. Уже в суде прокуратура отказывается поддерживать по нему обвинение и суд оправдывает обвиняемого.

По словам адвокатов, прокуроры, помимо того что исправляют процессуальные ошибки следствия, зачастую становятся единственным «фильтром», который не пропускает в суд дела, возбужденные по сомнительным обстоятельствам.

«Надзорное ведомство работает как корректор, обращая внимание следствия на ошибки, которые оно допустило, но подчас такими ошибками является грубая фальсификация доказательств со стороны следствия, – пояснил адвокат Иван Миронов. – В последние годы резко упало качество следствия, что отчасти связано с отсутствием должного контроля и возможностей у прокуратуры прекращать дело».

По словам Миронова, сейчас следователи понимают, что, даже если в обвинении найдутся серьезные несоответствия, дело им вернут для исправления ошибок. И опасности, что дело закроют, нет. Если же поправка будет принята, следователям придется внимательнее относиться к своей работе. «Это очень нужный законопроект, который улучшит качество следствия и усилит ответственность как следователей, так и надзорных органов», – подчеркнул адвокат. Все эксперты сходятся в том, что прокуратура от изменений только выиграет: «Получается, что вся судьба расследования будет зависеть от прокурора».

Примечательно, что сам автор законопроекта Константин Цыбко сам давно является фигурантом уголовного дела о взятке. В декабре 2014 года СКР предъявил ему обвинение по двум эпизодам преступлений по ч. 6 ст. 290 УК («Получение взятки»). По первому эпизоду Цыбко обвиняется в том, что, будучи сенатором, взялся за 17,5 млн рублей помочь в назначении на пост главы администрации Озерского округа под Челябинском своего знакомого, Евгения Тарасова. В другом случае, по версии следствия, Цыбко получил от магнитогорского предпринимателя Олега Лакницкого взятку в 10 млн рублей за лоббирование его бизнес-интересов. Сейчас уголовное дело Цыбко рассматривается в суде.

25 июня этого года сенатор был лишен иммунитета. Однако полномочия сохранил и 24 сентября 2015 года внес указанный законопроект. А еще через шесть дней, 30 сентября, его полномочия прекратились, и на посту сенатора от Челябинской области его сменил Олег Цепкин.

Москва, Зоя Березина

Москва. Другие новости 17.12.15

Екатеринбургский журналист сегодня задаст вопрос Путину про поселок Серебрянка. / На Южном Урале экс-председателя избиркома за фальсификацию выборов наказали штрафом. / ФРС США повысила ключевую ставку впервые за 9 лет. Решение может негативно отразиться на развивающихся экономиках.

В уголовное право может вернуться понятие объективной истины. Соответствующий законопроект внес на рассмотрение Госдумы депутат-единоросс Александр Ремезков. Бывший федеральный судья, заслуженный юрист России Сергей Пашин и адвокат Московской коллегии адвокатов Евгений Черноусов ответили на вопросы ведущего Андрея Норкина.

Документ подразумевает, что судьи фактически получат право доказывать, виновен человек или нет. При этом выводы следствия и доводы защиты могут не учитываться.

— Евгений Арсеньевич, насколько правильно мы сейчас трактуем понятие объективной истины? И, соответственно, к чему может привести введение этого принципа?

Е.Ч.: Я могу сравнить то, что было до введения, до того, как убрали из УПК понятие «объективная истина», и что есть сейчас. Собственно говоря, и следователь, и дознаватель, и суд решают вопросы не соответствия, не ищут объективную истину, а, как сказано в статье 17 УПК, судья, присяжные заседатели, прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательство по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств и руководствуясь при этом — обратите внимание — законом и совестью. Как это можно? Ведь совесть-то разная у людей. И закон, какой закон? Вот объективная истина — это было то, что должен был стремиться при расследовании дела достичь и следователь, и дознаватель. И судья все свои решения обосновывал с учетом объективной истины. Поэтому то, что пытаются ввести законодатели снова объективную истину, я считаю, правильно. Вы знаете, до 15-20% решенийотменялись в вышестоящей судебной инстанции, потому что была нарушена статья 20 УПК, где было сказано, что суд обязан приговор выносить с учетом всестороннего, полного и объективного исследования доказательств.

— Сергей Анатольевич, вы как объясните нам, что такое объективная истина? И как отразится на практике введение такой инициативы?

С.П.: Объективная истина — это философская категория. А в контексте этого законопроекта это просто чернильное облако, которым желают прикрыть неравенство прав сторон. Это удар по состязателям — заставить суд восполнять пробелы предварительного расследования и вернуться к доследованию, дать людям, которые не умеют собирать доказательства, еще шанс, еще шанс и еще шанс.

— Евгений Арсеньевич, попробуйте возразить коллеге.

Е.Ч.: Дело в том, что я сейчас как адвокат участвую довольно часто в судебных процессах, причем по таким даже резонансным делам. И я вижу, что форма доследования практически уже возвратилась в УПК под видом возвращения дела прокурору, неправильно составленного обвинительного заключения, уголовно-процессуального нарушения. Это и есть та форма доследования, которая, собственно, вернулась, ее широко используют, когда допускают нарушения на предварительном следствии или дознании. Поэтому говорить о том, что ее нет, нельзя, она уже есть. Но второй момент, когда раньше возвращали уголовные дела на доследование, то большинство из них, может быть, хотя бы половина из них, прекращались, и такая была возможность спасти людей, которых незаконно пытались следователи нерадивые, иногда и взяточники-следователи, направить в суд, чтобы суд своим обвинительным приговором этих людей осудил. А сейчас этой возможности нет, к сожалению. Если бы у нас был бы справедливый суд, то одна ситуация. Сейчас же практически только ленивый не говорит, что у нас суд действительно несправедливый. Они получают дело, раньше на доследование, и все, прекращайте. А сейчас дальше лишь обвинительный приговор, 1% оправданных…

— Сергей Анатольевич, можете прокомментировать?

С.П.: Просто здорово! Суд несправедливый, так пусть он ищет истину. Есть справедливый суд, это суд присяжных, оправдывают там 16% подсудимых, и когда суд не оправдывает, а возвращает дело на доследование, он спасает не человека, — спасая, он должен оправдать, — а он спасает следователя, дает возможность либо еще раз допытать человека, и снова дело передать в суд, либо втихую прекратить, спасти лицо.

Возврат дела на доследование

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *