Выход за пределы исковых требований

Арбитражный суд, в нарушение требований АПК РФ, вышел за пределы предъявленного искового требования, приняв решение о выселении ответчика в связи с отказом арендодателя от договора

Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа
от 28 мая 2001 г. N Ф04/1490-427/А46-2001
Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа
от 28 мая 2001 г. N Ф04/1490-427/А46-2001
Рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу Общественной организации «Омская областная организация общества «Знание» на решение от 24.10.2000 и постановление от 12.03.2001 Арбитражного суда Омской области по делу N 21-3(15/А) по иску Комитета по управлению имуществом Омской области к Общественной организации «Омская областная организация общества «Знание», третьи лица — Главное управление культуры и искусства Администрации Омской области, Департамент недвижимости г. Омска,
установил:
Истец обратился в арбитражный суд с иском о выселении ответчика из нежилого помещения по адресу: г. Омск, ул. Ленина, 10 в связи с окончанием срока действия договора аренды N 1552 от 08.06.95.
Решением от 24.10.2000, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 12 марта 2001 требование истца удовлетворено.
Судебный акт мотивирован обязанностью ответчика передать истцу арендуемое помещение по истечении 3-х месяцев после получения предупреждения об отказе от договора, заключенного на неопределенный срок.
В кассационной жалобе, доводы которой были поддержаны представителем в суде кассационной инстанции, ответчик просит отменить состоявшиеся судебные акты в связи с нарушением статей 610, 621 Гражданского кодекса Российской Федерации и принять новое решение об отказе истцу в иске.
Отзыва на кассационную жалобу не поступило.
В суде кассационной инстанции дело рассматривается без участия надлежаще уведомленных истца и третьих лиц.
Рассмотрев доводы кассационной жалобы, проверив в порядке статей 162, 174 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность и обоснованность обжалуемых судебных актов, суд кассационной инстанции считает решение и постановление арбитражного суда подлежащими отмене, исходя из следующего.
Судом установлено, что Комитет по управлению имуществом Омской области (далее — КУГИ, Арендодатель) и Комитет по культуре и искусству администрации Омской области заключили охранно-арендный договор от 08.06.95 N 1552 с Омской областной организацией общества «Знание» (Арендатор) о предоставлении в аренду на срок до 01.01.2000 нежилого помещения общей площадью 938,4 кв. м. в здании- памятнике, расположенном по адресу: г. Омск, ул. Ленина, 10.
Из материалов дела усматривается, что основанием иска о выселении КУГИ указывает истечение срока договора названного договора, ссылаясь при этом на пункт 2 статьи 610 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Исследовав правоотношения сторон, суд первой инстанции с учетом того, что арендатор продолжает пользоваться имуществом по истечении срока действия договора от 01.01.2000 при отсутствии возражений со стороны арендодателя, сделал правильный вывод о наличии между сторонами обязательственных правоотношений, основанных на условиях упомянутого договора, возобновленного на неопределенный срок (пункт 3 статьи 621 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Правила статьи 37 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, устанавливают право истца по своему усмотрению определять предмет и основание иска.
Между тем, арбитражный суд, в нарушение требований названной статьи, вышел за пределы предъявленного искового требования, приняв решение о выселении ответчика в связи с отказом арендодателя от договора, в то время как истец, требуя выселить ответчика из занимаемого помещения, в качестве основания иска ссылался на прекращение арендных отношений по договору от 11.01.2000.
Кроме того, выводы арбитражного суда о том, что ответчик был в порядке пункта 2 статьи 610 Гражданского кодекса Российской Федерации предупрежден истцом о его отказе от договора аренды недвижимого имущества, заключенного на неопределенный срок, не соответствуют фактическим обстоятельствам.
В качестве такого предупреждения о расторжении договора аренды недвижимого имущества суд первой инстанции оценил письмо (уведомление) председателя КУГИ от 11.01.2000.
Между тем из содержания указанного уведомления следует, что КУГИ сделал предложение ответчику освободить нежилое помещение в связи с истечением срока действия договора от 08.06.95 N 1552 и отказом заключить договор на новый срок, но не в связи с отказом от исполнения действующего договора аренды.
При таких обстоятельствах применение части 2 статьи 610 следует признать ошибочным, а решение арбитражного суда от 24.10.2000 необоснованным.
В связи с изложенным, суд апелляционной инстанции неправомерно, в нарушение требований статьи 158 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, оставил без изменения названный судебный акт.
Указанные обстоятельства в силу частей 1 и 2 статьи 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации являются основанием к отмене судебных актов Арбитражного суда Омской области по делу N 21-3(15/А).
В силу статьи 622 Гражданского кодекса Российской Федерации при прекращении договора аренды арендатор обязан вернуть арендодателю имущество в том состоянии, в котором он его получил.
Представленные сторонами доказательства не свидетельствуют о том, что правоотношения сторон по договору от 08.06.95 N 1552 прекращены в связи с истечением срока договора.
Поскольку судебные инстанции полно и всесторонне исследовали фактические обстоятельства, но неправильно применили нормы материального права и нарушили нормы процессуального права (статью 37 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), суд кассационной инстанции на основании пункта 2 статьи 175 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации принимает новое решение об отказе в иске в связи с необоснованностью предъявленного требования.
Кассационная жалоба ответчика подлежит удовлетворению.
В соответствии с пунктом 3.11 Регламента арбитражных судов исполнение нового решения, а также распределение расходов по уплате госпошлины за рассмотрение дела в суде первой и апелляционной инстанции, возлагается на арбитражный суд Омской области.
Руководствуясь пунктом 2 статьи 175, частью 1 статьи 176, статьей 177 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,
суд постановил:
Решение от 24 октября 2000 года и постановление от 12 марта 2001 года Арбитражного суда Омской области по делу N 21-3(15/А) отменить, принять новое решение, в иске отказать.
Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и обжалованию не подлежит.

Рекомендовать страницу друзьям в:

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 г. Москва О судебном решении

В связи с введением в действие с 1 февраля 2003 г. Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ) и в целях выполнения содержащихся в нем требований к судебному решению Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать судам следующие разъяснения:

1. В соответствии со статьей 194 ГПК РФ решением является постановление суда первой инстанции, которым дело разрешается по существу.

Решение должно быть законным и обоснованным (часть 1 статьи 195 ГПК РФ).

2. Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ).

Если имеются противоречия между нормами процессуального или материального права, подлежащими применению при рассмотрении и разрешении данного дела, то решение является законным в случае применения судом в соответствии с частью 2 статьи 120 Конституции Российской Федерации, частью 3 статьи 5 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» и частью 2 статьи 11 ГПК РФ нормы, имеющей наибольшую юридическую силу. При установлении противоречий между нормами права, подлежащими применению при рассмотрении и разрешении дела, судам также необходимо учитывать разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, данные в постановлениях от 31 октября 1995 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» и от 10 октября 2003 г. N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации».

3. Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59-61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

4. Поскольку в силу части 4 статьи 198 ГПК РФ в решении суда должен быть указан закон, которым руководствовался суд, необходимо указать в мотивировочной части материальный закон, примененный судом к данным правоотношениям, и процессуальные нормы, которыми руководствовался суд.

Суду также следует учитывать:

а) постановления Конституционного Суда Российской Федерации о толковании положений Конституции Российской Федерации, подлежащих применению в данном деле, и о признании соответствующими либо не соответствующими Конституции Российской Федерации нормативных правовых актов, перечисленных в пунктах «а», «б», «в» части 2 и в части 4 статьи 125 Конституции Российской Федерации, на которых стороны основывают свои требования или возражения;

б) постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, принятые на основании статьи 126 Конституции Российской Федерации и содержащие разъяснения вопросов, возникших в судебной практике при применении норм материального или процессуального права, подлежащих применению в данном деле;

в) постановления Европейского Суда по правам человека, в которых дано толкование положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подлежащих применению в данном деле.

5. Согласно части 3 статьи 196 ГПК РФ суд принимает решение только по заявленным истцом требованиям.

Выйти за пределы заявленных требований (разрешить требование, которое не заявлено, удовлетворить требование истца в большем размере, чем оно было заявлено) суд имеет право лишь в случаях, прямо предусмотренных федеральными законами.

Например, суд вправе выйти за пределы заявленных требований и по своей инициативе на основании пункта 2 статьи 166 Гражданского кодекса РФ применить последствия недействительности ничтожной сделки (к ничтожным сделкам относятся сделки, о которых указано в статьях 168-172 названного Кодекса).

Заявленные требования рассматриваются и разрешаются по основаниям, указанным истцом, а также по обстоятельствам, вынесенным судом на обсуждение в соответствии с частью 2 статьи 56 ГПК РФ.

При этом следует иметь в виду, что при рассмотрении и разрешении дел, возникших из публичных правоотношений, суд не связан основаниями и доводами заявленных требований, т.е. обстоятельствами, на которых заявитель основывает свои требования (часть 3 статьи 246 ГПК РФ).

6. Учитывая, что в силу статьи 157 ГПК РФ одним из основных принципов судебного разбирательства является его непосредственность, решение может быть основано только на тех доказательствах, которые были исследованы судом первой инстанции в судебном заседании. Если собирание доказательств производилось не тем судом, который рассматривает дело (статьи 62-65, 68-71, пункт 11 части 1 статьи 150, статья 170 ГПК РФ), суд вправе обосновать решение этими доказательствами лишь при том условии, что они получены в установленном ГПК РФ порядке (например, с соблюдением установленного статьей 63 ГПК РФ порядка выполнения судебного поручения), были оглашены в судебном заседании и предъявлены лицам, участвующим в деле, их представителям, а в необходимых случаях экспертам и свидетелям и исследованы в совокупности с другими доказательствами. При вынесении судебного решения недопустимо основываться на доказательствах, которые не были исследованы судом в соответствии с нормами ГПК РФ, а также на доказательствах, полученных с нарушением норм федеральных законов (часть 2 статьи 50 Конституции Российской Федерации, статьи 181, 183, 195 ГПК РФ).

7. Судам следует иметь в виду, что заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (статья 67, часть 3 статьи 86 ГПК РФ). Оценка судом заключения должна быть полно отражена в решении. При этом суду следует указывать, на чем основаны выводы эксперта, приняты ли им во внимание все материалы, представленные на экспертизу, и сделан ли им соответствующий анализ.

Если экспертиза поручена нескольким экспертам, давшим отдельные заключения, мотивы согласия или несогласия с ними должны быть приведены в судебном решении отдельно по каждому заключению.

8. В силу части 4 статьи 61 ГПК РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях деяний лица, в отношении которого вынесен приговор, лишь по вопросам о том, имели ли место эти действия (бездействие) и совершены ли они данным лицом.

Исходя из этого суд, принимая решение по иску, вытекающему из уголовного дела, не вправе входить в обсуждение вины ответчика, а может разрешать вопрос лишь о размере возмещения.

В решении суда об удовлетворении иска, помимо ссылки на приговор по уголовному делу, следует также приводить имеющиеся в гражданском деле доказательства, обосновывающие размер присужденной суммы (например, учет имущественного положения ответчика или вины потерпевшего).

На основании части 4 статьи 1 ГПК РФ, по аналогии с частью 4 статьи 61 ГПК РФ, следует также определять значение вступившего в законную силу постановления и (или) решения судьи по делу об административном правонарушении при рассмотрении и разрешении судом дела о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесено это постановление (решение).

9. Согласно части 2 статьи 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному гражданскому делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Такое же значение имеют для суда, рассматривающего гражданское дело, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда (часть 3 статьи 61 ГПК РФ).

Под судебным постановлением, указанным в части 2 статьи 61 ГПК РФ, понимается любое судебное постановление, которое согласно части 1 статьи 13 ГПК РФ принимает суд (судебный приказ, решение суда, определение суда), а под решением арбитражного суда — судебный акт, предусмотренный статьей 15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Исходя из смысла части 4 статьи 13, частей 2 и 3 статьи 61, части 2 статьи 209 ГПК РФ лица, не участвовавшие в деле, по которому судом общей юрисдикции или арбитражным судом вынесено соответствующее судебное постановление, вправе при рассмотрении другого гражданского дела с их участием оспаривать обстоятельства, установленные этими судебными актами. В указанном случае суд выносит решение на основе исследованных в судебном заседании доказательств.

10. Судам необходимо соблюдать последовательность в изложении решения, установленную статьей 198 ГПК РФ.

Содержание исковых требований должно быть отражено в его описательной части в соответствии с исковым заявлением.

Если истец изменил основание или предмет иска, увеличил или уменьшил его размер, ответчик признал иск полностью или частично, об этом следует также указать в описательной части решения.

О признании стороной обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения (часть 2 статьи 68 ГПК РФ), указывается в мотивировочной части решения одновременно с выводами суда об установлении этих обстоятельств, если не имеется предусмотренных частью 3 статьи 68 ГПК РФ оснований, по которым принятие признания обстоятельств не допускается.

При вынесении решения судам необходимо иметь в виду, что право признания обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения, принадлежит и представителю стороны, участвующему в деле в ее отсутствие, если это не влечет за собой полного или частичного отказа от исковых требований, уменьшения их размера, полного или частичного признания иска, поскольку статья 54 ГПК РФ, определяющая полномочия представителя, не требует, чтобы указанное право было специально оговорено в доверенности.

Суд не вправе при вынесении решения принять признание иска или признание обстоятельств, на которых истец основывает свои требования, совершенные адвокатом, назначенным судом в качестве представителя ответчика на основании статьи 50 ГПК РФ, поскольку это помимо воли ответчика может привести к нарушению его прав.

Адвокат, назначенный судом в качестве представителя ответчика на основании статьи 50 ГПК РФ, вправе обжаловать решение суда в кассационном (апелляционном) порядке и в порядке надзора, поскольку он имеет полномочия не по соглашению с ответчиком, а в силу закона и указанное право объективно необходимо для защиты прав ответчика, место жительства которого неизвестно.

11. Исходя из того, что решение является актом правосудия, окончательно разрешающим дело, его резолютивная часть должна содержать исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных в мотивировочной части фактических обстоятельств.

В связи с этим в ней должно быть четко сформулировано, что именно постановил суд как по первоначально заявленному иску, так и по встречному требованию, если оно было заявлено (статья 138 ГПК РФ), кто, какие конкретно действия и в чью пользу должен произвести, за какой из сторон признано оспариваемое право. Судом должны быть разрешены и другие вопросы, указанные в законе, с тем чтобы решение не вызывало затруднений при исполнении (часть 5 статьи 198, статьи 204-207 ГПК РФ). При отказе в заявленных требованиях полностью или частично следует точно указывать, кому, в отношении кого и в чем отказано.

В тех случаях, когда решение подлежит немедленному исполнению или суд придет к выводу о необходимости этого (статьи 210-212 ГПК РФ), в решении необходимо сделать соответствующее указание.

Решения, перечисленные в статье 211 ГПК РФ, подлежат немедленному исполнению в силу императивного предписания закона, в связи с чем указание в решении об обращении их к немедленному исполнению не зависит от позиции истца и усмотрения суда.

Обращение решения к немедленному исполнению по основаниям, указанным в статье 212 ГПК РФ, возможно только по просьбе истца. В таких случаях выводы суда о необходимости обращения решения к немедленному исполнению должны быть обоснованы достоверными и достаточными данными о наличии особых обстоятельств, вследствие которых замедление исполнения решения может привести к значительному ущербу для взыскателя или невозможности его исполнения.

Обращая по просьбе истца решение к немедленному исполнению, суд вправе в необходимых случаях требовать от истца обеспечения поворота исполнения решения на случай его отмены.

12. Поскольку по искам о признании разрешается вопрос о наличии или отсутствии того или иного правоотношения либо отдельных прав и обязанностей участвующих в деле лиц, суд при удовлетворении иска обязан в необходимых случаях указать в резолютивной части решения на те правовые последствия, которые влечет за собой такое признание (например, об аннулировании актовой записи о регистрации брака в случае признания его недействительным).

13. В силу статьи 194 ГПК РФ в форме решения принимаются лишь те постановления суда первой инстанции, которыми дело разрешается по существу, а круг вопросов, составляющих содержание решения, определен статьями 198, 204-207 ГПК РФ.

Поэтому недопустимо включение в резолютивную часть решения выводов суда по той части исковых требований, по которым не принимается постановление по существу (статьи 215, 216, 220-223 ГПК РФ). Эти выводы излагаются в форме определений (статья 224 ГПК РФ), которые должны выноситься отдельно от решений. Вместе с тем необходимо иметь в виду, что включение указанных выводов в решение само по себе не является существенным нарушением норм процессуального права и не влечет по этому основанию его отмену в кассационном (апелляционном) и надзорном порядке.

14. Обратить внимание судов на необходимость строгого соблюдения установленного статьей 199 ГПК РФ срока составления мотивированного решения.

15. Исходя из требований статьи 201 ГПК РФ вопрос о принятии дополнительного решения может быть поставлен лишь до вступления в законную силу решения суда по данному делу и такое решение вправе вынести только тот состав суда, которым было принято решение по этому делу.

В случае отказа в вынесении дополнительного решения заинтересованное лицо вправе обратиться в суд с теми же требованиями на общих основаниях. Вопрос о судебных расходах может быть разрешен определением суда (статья 104 ГПК РФ).

Предусматривая право суда принимать дополнительные решения, статья 201 ГПК РФ вместе с тем ограничивает это право вопросами, которые были предметом судебного разбирательства, но не получили отражения в резолютивной части решения, или теми случаями, когда, разрешив вопрос о праве, суд не указал размера присужденной суммы либо не разрешил вопрос о судебных расходах.

Поэтому суд не вправе выйти за пределы требований статьи 201 ГПК РФ, а может исходить лишь из обстоятельств, рассмотренных в судебном заседании, восполнив недостатки решения.

16. Поскольку статья 202 ГПК РФ предоставляет суду возможность разъяснить решение, не изменяя его содержания, суд не может под видом разъяснения изменить, хотя бы частично, существо решения, а должен только изложить его же в более полной и ясной форме.

17. Учитывая, что ГПК РФ, устанавливая различный порядок рассмотрения дел по отдельным видам производств (исковое, особое, производство по делам, возникающим из публичных правоотношений), предусматривает для всех единую форму окончания разбирательства дела по существу путем принятия решения, судам следует иметь в виду, что требования статьи 198 ГПК РФ о порядке изложения решений обязательны для всех видов производств.

18. Признать утратившим силу постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 сентября 1973 г. N 9 «О судебном решении» с изменениями, внесенными постановлением Пленума от 20 декабря 1983 г. N 11, в редакции постановления Пленума от 21 декабря 1993 г. N 11, с изменениями, внесенными постановлением Пленума от 26 декабря 1995 г. N 9.

Председатель Верховного Суда

Российской Федерации

В. Лебедев

Секретарь Пленума,

судья Верховного Суда

Российской Федерации

В. Демидов

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 05.04.2016 N 38-КГ16-1

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 апреля 2016 г. N 38-КГ16-1

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Киселева А.П. и Момотова В.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Гордеевой Н.В., действующей в интересах несовершеннолетней Гордеевой С.М., к ООО Страховая компания «ВТБ-Страхование» о выплате страхового возмещения, неустойки, штрафа, компенсации морального вреда

по кассационной жалобе Гордеевой Н.В., действующей в интересах несовершеннолетней Гордеевой С.М., на решение Центрального районного суда г. Тулы от 29 января 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тульского областного суда от 3 июня 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Момотова В.В., объяснения представителя ООО Страховая компания «ВТБ Страхование» Меликова Т.Э., возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Гордеева Н.М. обратилась в суд иском в интересах несовершеннолетней дочери Гордеевой С.М. к ООО СК «ВТБ-Страхование» о выплате страхового возмещения в размере 493 387,44 руб., неустойки в размере 493 387,44 руб., штрафа, и компенсации морального вреда в размере 13 255,12 руб., сославшись на неисполнение ответчиком условий договора ипотечного страхования от 3 апреля 2013 г., заключенного между ООО СК «ВТБ Страхование» и Гордеевым М.П., умершим 28 июня 2013 г., единственным наследником которого является Гордеева С.М.

Решением Центрального районного суда г. Тулы от 29 января 2015 г. исковые требования удовлетворены частично. С ООО СК «ВТБ Страхование» взыскано в пользу Гордеевой С.М. страховое возмещение в сумме 493 387,44 руб. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Тульского областного суда от 3 июня 2015 г. решение суда первой инстанции изменено, дополнена резолютивная часть указанием о взыскании страхового возмещения в пользу Гордеевой С.М. в лице законного представителя Гордеевой Н.М. путем перечисления данной суммы ЗАО «Ипотечный агент ВТБ-БМ1». В остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Гордеевой Н.В., действующей в интересах несовершеннолетней Гордеевой С.М., ставится вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, как вынесенных с нарушением требований закона.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 10 марта 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к следующему.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

При рассмотрении данного дела такого характера нарушения были допущены судебными инстанциями.

Во исполнение условий кредитного договора между ООО СК «ВТБ Страхование» и Гордеевым М.П. 3 апреля 2013 г. заключен договор ипотечного страхования.

Согласно пункту 2.1.1 договора страхования его предметом является, в том числе, страхование имущественных рисков, связанных с причинением вреда жизни и потерей трудоспособности застрахованного.

Пунктом 3.2.2 договора страхования предусмотрено, что страховым случаем по страхованию риска причинения вреда жизни и потери трудоспособности является смерть застрахованного, явившаяся следствием несчастного случая и/или болезни.

Выгодоприобретателями по указанному договору (пункт 1.1.1 договора) являются Банк ВТБ 24 (ЗАО) в соответствии с условиями пункта 2.2 договора страхования и/или страхователь в соответствии с условиями пункта 2.3 договора страхования.

28 июня 2013 г. Гордеев С.М. умер.

Наследником первой очереди к имуществу Гордеева М.П. является его несовершеннолетняя дочь Гордеева <…> года рождения.

ООО СК «ВТБ Страхование» уведомило Банк ВТБ 24 (ЗАО) об отсутствии оснований для выплаты страхового возмещения в связи с наступлением страхового случая — смерти Гордеева М.П., указав, что событие не может быть признано страховым случаем.

Удовлетворяя частично заявленные исковые требования Гордеевой Н.В., действующей в интересах несовершеннолетней Гордеевой С.М., судебные инстанции пришли к выводу об отсутствии установленных законом оснований для освобождения ответчика от исполнения принятых на себя обстоятельств по выплате страхового возмещения в связи со смертью Гордеева М.П.

При этом суд первой инстанции, с которым согласилась судебная коллегия по гражданским делам Тульского областного суда, пришел к выводу об отказе в удовлетворении иска Гордеевой Н.В., действующей в интересах несовершеннолетней Гордеевой С.М., о взыскании неустойки, штрафа, компенсации морального вреда, исходя из того, что к спорным правоотношениям не применяются положения Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», поскольку несовершеннолетняя Гордеева С.М. не является стороной договора страхования и не выступает в качестве выгодоприобретателя по этому договору.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит данные выводы судов первой и апелляционной инстанции не соответствующими требованиям закона.

Согласно статье 1113 Гражданского кодекса Российской Федерации наследство открывается со смертью гражданина.

В состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности (статья 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Поскольку заключенный Гордеевым М.П. договор страхования обеспечивает имущественные интересы страхователя, страховое возмещение предназначено для погашения долга по кредитному договору перед Банком, то в соответствии с приведенными положениями закона к Гордеевой С.М. в силу универсального правопреемства перешли как имущественные права и обязанности стороны по заключенному наследодателем кредитному договору от 28 марта 2013 г., так и право требовать исполнения договора страхования от 3 апреля 2013 г., заключенного в обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору.

Верховный Суд Российской Федерации в пункте 3 постановления Пленума от 28 июня 2012 г. N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» разъяснил, что исходя из преамбулы Закона о защите прав потребителей и статьи 9 Федерального закона от 26 января 1996 года N 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» правами, предоставленными потребителю Законом и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами, а также правами стороны в обязательстве в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации пользуется не только гражданин, который имеет намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий товары (работы, услуги), но и гражданин, который использует приобретенные (заказанные) вследствие таких отношений товары (работы, услуги) на законном основании (наследник, а также лицо, которому вещь была отчуждена впоследствии, и т.п.).

Если отдельные виды отношений с участием потребителей регулируются и специальными законами Российской Федерации, содержащими нормы гражданского права (например, договор участия в долевом строительстве, договор страхования, как личного, так и имущественного, договор банковского вклада, договор перевозки, договор энергоснабжения), то к отношениям, возникающим из таких договоров, Закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальными законами.

С учетом положений статьи 39 Закона о защите прав потребителей к отношениям, возникающим из договоров об оказании отдельных видов услуг с участием гражданина, последствия нарушения условий которых не подпадают под действие главы III Закона, должны применяться общие положения Закона о защите прав потребителей, в частности о праве граждан на предоставление информации (статьи 8 — 12), об ответственности за нарушение прав потребителей (статья 13), о возмещении вреда (статья 14), о компенсации морального вреда (статья 15), об альтернативной подсудности (пункт 2 статьи 17), а также об освобождении от уплаты государственной пошлины (пункт 3 статьи 17) в соответствии с пунктами 2 и 3 статьи 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации (пункт 2 указанного выше постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации).

Исходя из приведенных выше правовых норм и разъяснений, в связи с тем, что после смерти Гордеева М.П. к его наследнику Гордеевой С.М. перешло право требовать исполнения договора страхования от 3 апреля 2013 г., на отношения между Гордеевой С.М. и ООО СК «ВТБ Страхование» распространяется Закон Российской Федерации «О защите прав потребителей», в том числе в части взыскания неустойки (пункт 5 статьи 28 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей»), штрафа (пункт 6 статьи 13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей»), компенсации морального вреда (статья 15 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей»).

Однако это не было учтено судами при рассмотрении настоящего дела.

Кроме того, в силу части 1 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты.

Гражданское процессуальное законодательство устанавливает, что в исковом заявлении должно быть указано требование истца к ответчику и обстоятельства, на которых истец основывает свое требование (статьи 131, 151 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). В связи с этим, предметом иска является то конкретное материально-правовое требование, которое истец предъявляет к ответчику и относительно которого суд должен вынести решение по делу.

В соответствии с частью 1 статьи 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации истец вправе изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований либо отказаться от иска.

В части 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации отражен один из важнейших принципов гражданского процесса — принцип диспозитивности, согласно которому суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.

Из приведенных выше норм права следует, что право определения предмета иска и способа защиты гражданских прав принадлежит только истцу, в связи с чем исходя из заявленных требований все иные формулировки и толкование данного требования судом, а не истцом означают фактически выход за пределы заявленного истцом к ответчику требования.

Пунктом 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 года N 23 «О судебном решении» установлено, что выйти за пределы заявленных требований (разрешить требование, которое не заявлено, удовлетворить требование истца в большем размере, чем оно было заявлено) суд имеет право лишь в случаях, прямо предусмотренных федеральными законами.

Как следует из искового заявления, истцом были заявлены требования о выплате страхового возмещения в пользу несовершеннолетней Гордеевой С.М.

В ходе судебного разбирательства первоначально заявленные исковые требования Гордеевой С.М. в лице законного представителя Гордеевой Н.В. не менялись, однако суд апелляционной инстанции, изменив решение суда первой инстанции, дополнил его резолютивную часть указанием о взыскании страхового возмещения в пользу Гордеевой С.М. в лице законного представителя Гордеевой Н.М. путем перечисления данной суммы ЗАО «Ипотечный агент ВТБ-БМ1», к которому перешли права требования от ЗАО «ВТБ24» по заключенному Гордеевым В.М. кредитному договору и закладной.

Таким образом, суд апелляционной инстанции в нарушение требований гражданского процессуального закона вышел за пределы заявленных исковых требований и принял решение по требованиям, которые истцом не заявлялись.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального и процессуального права существенными, повлиявшими на исход дела, без устранения которых невозможно восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Гордеевой С.М.

Поскольку повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 1 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»), а также учитывая необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), подлежит отмене апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тульского областного суда от 3 июня 2015 г. с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тульского областного суда от 3 июня 2015 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Реальное обеспечение прав и свобод граждан правосудием (пункт 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, статьи 2, 18 Конституции Российской Федерации) предполагает безусловную обязанность суда исследовать и оценивать все возможные варианты их защиты, поскольку правосудие по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости (статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах).
Согласно статье 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.
В пунктах 2 и 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 «О судебном решении» разъяснено, что решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59-61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.
Рассматривая дело, суд должен установить закон, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и правоотношения сторон, определить, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, вынести данные обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались (часть 2 статьи 56, статья 148 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
В соответствии с частью 1 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.
В пункте 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской от 24 июня 2008 г. N 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» разъяснено, что при определении закона и иного нормативного правового акта, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установлении правоотношений сторон следует иметь в виду, что они должны определяться исходя из совокупности данных: предмета и основания иска, возражений ответчика относительно иска, иных обстоятельств, имеющих юридическое значение для правильного разрешения дела. Поскольку основанием иска являются фактические обстоятельства, то указание истцом конкретной правовой нормы в обоснование иска не является определяющим при решении судьей вопроса о том, каким законом следует руководствоваться при разрешении дела.
Из приведенных норм процессуального права и акта их толкования следует, что ссылка истца в исковом заявлении на правовые нормы, не подлежащие применению к обстоятельствам дела, сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований, поскольку в этом случае суду надлежит самостоятельно определить подлежащие применению к установленным обстоятельствам нормы права и дать юридическую квалификацию правоотношениям сторон.
Согласно статье 170 Гражданского кодекса Российской Федерации мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна (пункт 1).
Притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа и содержания сделки применяются относящиеся к ней правила (пункт 2).
В обоснование заявленных требований о признании недействительным договора купли-продажи квартиры от 4 декабря 2014 г. Васильева Е.В. со ссылкой на мнимый характер этого договора указывала на то, что при его заключении стороны имели в виду договор займа с залогом спорной квартиры.
При таких обстоятельствах судам первой и апелляционной инстанций для правильного разрешения спора надлежало самостоятельно дать правовую квалификацию заявленным требованиям и разрешить вопрос о наличии либо отсутствии предусмотренных пунктом 2 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации оснований для признания названного договора купли-продажи недействительным как притворной сделки, прикрывающей договоры займа и залога, для чего установить действительные правоотношения сторон, в рамках которых Орлова О.А. дала 4 декабря 2014 г. обязательство Васильевой Е.В. до 1 января 2016 г. не отчуждать приобретенную у неё по договору купли-продажи от 4 декабря 2014 г. спорную квартиру при условии исполнения обязательств по долговой расписке от 3 декабря 2014 г., в противном случае продать квартиру в счет погашения задолженности по вышеуказанному долгу, а также дать оценку действиям Васильевой Е.В. по неоднократному перечислению в 2015 г. крупных денежных сумм на банковский счет Орловой О.А.
Однако суды никакой оценки указанным обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения спора, не дали, и ограничились лишь выводом об отсутствии оснований для признания оспариваемой сделки мнимой, что повлекло за собой вынесение решения, не отвечающего требованиям статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Допущенные судами нарушения норм права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены судебных постановлений.
Учитывая, что повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»), а также принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации считает необходимым отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 21 сентября 2016 г. и направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Выход за пределы исковых требований

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *