Злоупотребление хозяйствующим субъектом доминирующим положением

Закон о защите конкуренции № 135-ФЗ предусматривает ограничение монополистических действий предприятий и организаций. Хозяйствующий субъект, который занимает на рынке каких-либо товаров или услуг доминирующее положение, не должен им злоупотреблять. Использование этой преимущественной позиции приводит к тому, что другие организации и предприятия не могут с ним конкурировать. За злоупотребление доминирующим положением виновного субъекта могут привлечь к ответственности и взыскать значительный штраф.

Согласно ст. 5 Закона 135-ФЗ доминирующей считается такая позиция хозяйствующего субъекта, когда он имеет возможность влиять на условия обращения товаров и этим затруднять деятельность других участников рыночных отношений.

Устанавливают доминирование на основании размера доли, которую субъект занимает на рынке определенного товара или услуги. Если она составляет меньше 35%, положение не признают доминирующим. Однако для предприятий электроэнергетики и связи сделаны исключения. Для них доля на рынке для признания положения доминирующим должна составлять 20 и 25% соответственно.

Виды нарушений

Что такое недобросовестная конкуренция: виды, формы и как защититься?

К злоупотреблениям могут привести как действие, так и бездействие хозяйствующего субъекта. В результате нарушений ограничивается или полностью устраняется конкуренция, ущемляются интересы других участников рынка и потребителей. В ст. 10 Закона № 135-ФЗ обозначен перечень ситуаций, когда субъект злоупотребляет доминирующим положением:

  1. Устанавливает монопольно высокую или низкую цену на товар или услугу. Для определения монопольности цены используют 2 метода: сопоставимых рынков и затратный. В первом случае исследуют область распространения аналогичных товаров или услуг, и сравнивают их стоимость. Если средняя цена на рынке намного больше либо меньше установленной доминирующим субъектом, то налицо признаки ее монопольности. При обращении к затратному способу оценивают расходы на производство продукции, полученную прибыль и их долю в себестоимости продукции или услуги.
  2. Изымает товар из обращения, в результате чего создается дефицит, и цена на него повышается. Либо необоснованно прекращает или сокращает производство продукции.
  3. Создает дискриминационные условия для остальных участников на рынке. К ним относятся такие требования, которые ставят одних производителей в неравное положение по отношению к другим в вопросах производства, реализации и потребления товара.
  4. Ограничивает доступ на рынок для определенных продавцов или покупателей товаров и услуг, тем самым создавая препятствия нормальной конкуренции.
  5. Навязывает контрагентам заведомо невыгодные условия договора, без причины уклоняется или отказывается заключать договор.
  6. Нарушает порядок ценообразования, который установлен нормативными актами.

Положения Закона о защите конкуренции не относятся к субъектам естественных монополий.

Ответственность за злоупотребление

За нарушение хозяйствующим субъектом антимонопольного Закона предусмотрена административная ответственность. Ст. 14. 31 КоАП устанавливает наказание за следующие виды противоправных действий:

  • При злоупотреблении доминирующей позицией, которое приводит к ущемлению интересов других лиц, но при этом не ограничивает или не устраняет конкуренцию, штраф составляет до 20 тыс. рублей с должностного лица, до 1 млн. рублей с организации.
  • Если допущенное нарушение устраняет или ограничивает конкуренцию между участниками рынка, с должностного лица могут взыскать штраф до 50 тыс. рублей либо дисквалифицировать на срок до 3 лет. Для юридического лица размер выплаты составит от 1/100 до 15/100 суммы от реализации товара, в результате продажи которого совершено правонарушение.

Кроме того, за действия, ограничивающие или устраняющие конкуренцию, установлена уголовная ответственность. Ст. 178 УК определяет наказание за умышленный сговор между хозяйствующими субъектами, который причинил крупный ущерб гражданам, юридическим лицам или государству.

За совершение данного преступления виновному назначают:

  • штраф до 500 тыс. рублей;
  • до 3 лет принудительных работ либо лишения свободы. К этому наказанию могут добавить запрет занимать определенные должности или заниматься конкретной деятельностью на срок до 1 года.

Читайте: Ответственность за незаконное использование чужого товарного знака

Крупным ущербом в данном случае следует считать сумму свыше 10 млн., особо крупным – более 100 млн. рублей.

В случае, когда преступление совершено с использованием служебного положения или привело к повреждению либо уничтожению чужого имущества, или причинило особо крупный ущерб, виновным грозит согласно ч. 2 ст. 178:

  • до 5 лет принудительных работ;
  • либо до 6 лет лишения свободы со штрафом до 1 млн. рублей и одновременным запретом занимать руководящие должности на срок до 3 лет.

Если соучастник сообщит о преступлении добровольно, будет помогать в его раскрытии и возместит ущерб и причиненный вред, то от уголовной ответственности его освободят.

Следит за соблюдением Закона о защите конкуренции Федеральная антимонопольная служба и ее региональные подразделения. Она наделена полномочиями привлекать виновных к административной ответственности и контролировать устранение нарушений.

Если потерпевший понес убытки или ему причинен вред, то спор между хозяйствующими субъектами рассматривает арбитражный суд. В случае необходимости применения к должностному лицу дисквалификации, дело передают на рассмотрение в суд общей юрисдикции.

Главной задачей антимонопольного законодательства РФ является поддержка добросовестной конкуренции. Любые действия, препятствующие свободным отношениям между участниками рыночных отношений, негативно сказываются на обращении товаров и услуг. Поэтому государство ограничивает и строго пресекает попытки хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение, злоупотреблять своим преимуществом и создавать условия для того, чтобы ограничить или устранить конкуренцию.

Запрет на злоупотребление хозяйствующим субъектом доминирующим положением

В настоящей статье предлагаем вам на основании положений действующего законодательства рассмотреть конкретные судебные решения, связанные с запретом на злоупотребление хозяйствующим субъектом доминирующим положением.

Положения Закона

В соответствии со ст. 10 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Федеральный закон N 135-ФЗ) запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц, в том числе:

  1. установление, поддержание монопольно высокой или монопольно низкой цены товара;
  2. изъятие товара из обращения, если результатом такого изъятия явилось повышение цены товара;
  3. навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора (экономически или технологически необоснованные и (или) прямо не предусмотренные федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента РФ, нормативными правовыми актами Правительства РФ, нормативными правовыми актами уполномоченных федеральных органов исполнительной власти или судебными актами требования о передаче финансовых средств, иного имущества, в том числе имущественных прав, а также согласие заключить договор при условии внесения в него положений относительно товара, в котором контрагент не заинтересован, и другие требования);
  4. экономически или технологически необоснованные сокращение или прекращение производства товара, если на него имеется спрос или размещены заказы на его поставки при наличии возможности его рентабельного производства, а также если такое сокращение или прекращение производства товара прямо не предусмотрены федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента РФ, нормативными правовыми актами Правительства РФ, нормативными правовыми актами уполномоченных федеральных органов исполнительной власти или судебными актами;
  5. экономически или технологически необоснованные отказ либо уклонение от заключения договора с отдельными покупателями (заказчиками) при наличии возможности производства или поставок соответствующего товара, а также в случае, если такой отказ или уклонение прямо не предусмотрены федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента РФ, нормативными правовыми актами Правительства РФ, нормативными правовыми актами уполномоченных федеральных органов исполнительной власти или судебными актами;
  6. экономически, технологически и иным образом необоснованное установление различных цен (тарифов) на один и тот же товар, если иное не предусмотрено федеральным законом;
  7. установление финансовой организацией необоснованно высокой или необоснованно низкой цены финансовой услуги;
  8. создание дискриминационных условий;
  9. создание препятствий доступу на товарный рынок или выходу из товарного рынка другим хозяйствующим субъектам;
  10. нарушение установленного нормативными правовыми актами порядка ценообразования;
  11. манипулирование ценами на оптовом и (или) розничном рынках электрической энергии (мощности).

Хозяйствующий субъект вправе представить доказательства того, что его действия (бездействие), за исключением указанных в п. п. 1, 2, 3, 5, 6, 7 и 10, могут быть признаны допустимыми.

В целях предупреждения создания дискриминационных условий федеральным законом или нормативным правовым актом Правительства РФ могут устанавливаться правила недискриминационного доступа на товарные рынки и (или) к товарам, производимым или реализуемым субъектами естественных монополий, деятельность которых регулируется в соответствии с Федеральным законом от 17.08.1995 N 147-ФЗ «О естественных монополиях», а также к объектам инфраструктуры, используемым этими субъектами естественных монополий непосредственно для оказания услуг в сферах деятельности естественных монополий.

Обратите внимание! Изложенные правила не распространяются на действия по осуществлению исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ или услуг.

Судебная практика

Для страховых организаций типичным является нарушение пп. 3 п. 1 ст. 10 Федерального закона N 135-ФЗ: навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора. Обратимся к практике решения судебных дел по этому основанию.

В Определении ВАС РФ от 24.05.2013 N ВАС-2762/13 по делу N А07-23099/2011 было рассмотрено требование о пересмотре в порядке надзора судебных актов по делу об отмене решения антимонопольного органа.

Общество с ограниченной ответственностью (общество) обратилось в Арбитражный суд Республики Башкортостан с заявлением к Управлению Федеральной антимонопольной службы (ФАС) по Республике Башкортостан о признании недействительными решения и предписания о нарушении обществом пп. 3 п. 1 ст. 10 Федерального закона N 135-ФЗ.

Интересно, что судьи не были единодушны при вынесении решения по данному делу. Решением Арбитражного суда Республики Башкортостан заявленные требования ООО были удовлетворены. Постановлением Восемнадцатого апелляционного арбитражного суда решение суда первой инстанции было отменено, в удовлетворении заявленных требований — отказано. ФАС УО Постановление суда апелляционной инстанции отменил, решение суда первой инстанции оставил в силе. В поданном в ВАС заявлении о пересмотре решения суда первой инстанции и Постановления суда кассационной инстанции в порядке надзора УФАС просило их отменить и оставить без изменения Постановление суда апелляционной инстанции, ссылаясь на нарушение публичных интересов, а также на нарушение единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм права.

Рассмотрев заявление управления, изучив материалы дела, коллегия судей усмотрела наличие оснований для передачи дела в Президиум ВАС в связи со следующими обстоятельствами.

Как следует из материалов дела и установлено судами, на основании обращений граждан управление провело проверку деятельности общества на предмет соблюдения требований Федерального закона N 135-ФЗ. Согласно указанным обращениям в офисах общества для заключения договора ОСАГО необходимо было в обязательном порядке заключить договор дополнительного страхования автогражданской ответственности (ДСАГО) и заплатить дополнительно 500 руб., что, по мнению этих граждан, являлось навязыванием услуг ДСАГО при заключении договоров ОСАГО и злоупотреблением доминирующим положением на рынке предоставления услуг ОСАГО. В ходе проверки выявилось, что в целях снижения показателя убыточности по договорам ОСАГО общество приняло решение о совмещенных продажах полисов «ОСАГО + ДСАГО», «ОСАГО + Фортуна «Авто». В одном из писем общество указало на необходимость активизировать в офисном канале продаж предложения клиентам — физическим лицам полисов «ОСАГО + ДСАГО» или «ОСАГО + Фортуна «Авто» и рекомендовало директорам филиалов для достижения названных целей издать соответствующие приказы.

На основании данного письма директор филиала общества издал три приказа. Согласно одному из них в офисном и агентском каналах продаж договоры ОСАГО без одновременного заключения договора ДСАГО и (или) «Фортуна «Авто» должны были заключаться лично заместителем директора филиала по розничному страхованию, иным лицам это делать запрещалось. В соответствии с другим приказом в офисном канале были установлены обязательные нормативы по продаже полисов ДСАГО, «Фортуна «Авто» в рамках совмещенных продаж «ОСАГО + ДСАГО», «ОСАГО + Фортуна «Авто»: в размере 35% случаев при продаже полиса ОСАГО физическим лицам должна была осуществляться продажа полиса ДСАГО или «Фортуна «Авто» на указанных территориях (по списку). Еще одним приказом были установлены обязательные нормативы по продаже полисов ДСАГО, «Фортуна «Авто» в рамках совмещенных продаж в агентствах филиала в размере 100% случаев при продаже полиса ОСАГО физическим лицам, исключения были сделаны также только для первого заместителя директора филиала.

По результатам проверки антимонопольный орган принял решение, согласно которому общество было признано нарушившим пп. 3 п. 1 ст. 10 Федерального закона N 135-ФЗ путем навязывания контрагентам условия об обязательном заключении договора ДСАГО, не относящегося к предмету договора ОСАГО. Выданным предписанием УФАС обязало общество прекратить такие нарушения путем прекращения злоупотребления хозяйствующим субъектом доминирующим положением и совершения действий, направленных на обеспечение конкуренции, предоставление возможности клиентам общества заключать договоры ОСАГО без навязывания иных договоров, не относящихся к предмету договора или невыгодных для клиента.

Не согласившись с решением и предписанием антимонопольного органа, общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании их незаконными.

Чем руководствовались суды, вынося прямо противоположные решения?

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции пришел к выводу о недоказанности управлением факта злоупотребления обществом доминирующим положением в форме навязывания невыгодных или не относящихся к предмету условий договора.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд апелляционной инстанции исходил из того, что совокупность имеющихся в деле доказательств, в том числе возложение обществом на своих менеджеров обязанности заключать договоры ОСАГО только при условии одновременного заключения договоров ДСАГО, свидетельствовала о доказанности управлением факта злоупотребления обществом доминирующим положением на рынке услуг ОСАГО.

Отменяя Постановление суда апелляционной инстанции, суд кассационной инстанции указал, что судьи в ходе рассмотрения дела не учли довод общества о принятии решения нелегитимным составом комиссии.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу об обоснованности приведенного довода общества, поскольку, по мнению суда, антимонопольный орган принял решение в лице комиссии, состав которой не соответствовал требованиям федерального законодательства (п. 1 ст. 40 Федерального закона N 135-ФЗ), и отметил, что такое обстоятельство являлось самостоятельным основанием для признания оспариваемых по делу ненормативных актов управления недействительными. При этом суд кассационной инстанции оставил в силе решение суда первой инстанции, поскольку тот, рассмотрев настоящий спор, удовлетворил заявленные обществом требования.

По мнению ВАС, арбитры первой и кассационной инстанций не учли следующее.

Согласно пп. 3 п. 1 ст. 10 Федерального закона N 135-ФЗ запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц, в том числе навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора. Для квалификации действий по пп. 3 п. 1 ст. 10 Федерального закона N 135-ФЗ должны быть доказаны совершение хозяйствующим субъектом запрещенных действий, влекущих негативные последствия для конкуренции, либо ущемление прав иных лиц и доминирующее положение указанного субъекта на соответствующем рынке.

В рамках антимонопольного дела управление провело анализ рынка ОСАГО на территории Республики Башкортостан за рассматриваемый период (2010 — 2011 гг.), по результатам которого определило, что доля общества на этом рынке по состоянию на 2010 г. составила 63,9%, на I полугодие 2011 г. — 65,5%, в связи с чем пришло к выводу о доминировании общества на рынке обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств на территории Республики Башкортостан.

Правовые, экономические и организационные основы обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств определяются Федеральным законом от 25.04.2002 N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств». Владельцы транспортных средств обязаны на условиях и в порядке, которые установлены данным Законом, и в соответствии с ним страховать риск своей гражданской ответственности, которая может наступить вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц при использовании транспортных средств. При этом они могут дополнительно в добровольной форме осуществлять страхование на случай недостаточности страховой выплаты по обязательному страхованию для полного возмещения вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу потерпевших, а также на случай наступления ответственности, не относящейся к страховому риску по обязательному страхованию. Обязательным условием для владельца транспортного средства является заключение договора обязательного страхования (ОСАГО). При этом дополнительно в добровольной форме могут заключаться иные виды договоров страхования, в том числе договор дополнительного страхования (ДСАГО). Нормы действующего законодательства, в том числе страхового, не содержат иных требований к владельцу транспортного средства по обязательному страхованию.

В рассматриваемом случае страховая компания возможность заключения договора ОСАГО поставила в зависимость от одновременного заключения договора ДСАГО, что подтверждалось материалами дела, представленными антимонопольным органом. Приказы директора филиала общества имели для сотрудников филиала обязательный характер, в связи с чем при обращении граждан к менеджерам в офисах и партнерских каналах общества было невозможно заключить договор ОСАГО без одновременного заключения договора ДСАГО. Для этого необходимо было обращаться с заявлением к заместителю директора филиала. Между тем, как установлено антимонопольным органом и судьями, гражданам, обратившимся в управление, не предлагалось обращаться с таким заявлением к заместителю директора филиала.

При указанных обстоятельствах апелляционная инстанция обоснованно согласилась с выводом антимонопольного органа о том, что общество ставило клиентов в ситуацию, когда условием заключения договора ОСАГО являлось обязательное заключение договора ДСАГО, лишая граждан права принять решение о добровольном страховании самостоятельно.

Суд апелляционной инстанции отметил, что отсутствие в договоре ОСАГО условия об обязательном заключении договора ДСАГО не может свидетельствовать об отсутствии нарушения. Обязание менеджеров общества заключить договор ОСАГО только при условии одновременного заключения договора ДСАГО является в данном случае воздействием на волю контрагента при заключении договора, свидетельствующим о принуждении контрагента подписать договор на условиях, не относящихся к предмету договора, под угрозой наступления негативных последствий (отказ заключить обязательный для контрагента договор ОСАГО). Отсутствие данного условия в письменной форме в договоре ОСАГО не имеет правового значения для квалификации нарушения.

Вывод суда кассационной инстанции о нелегитимном составе комиссии при рассмотрении антимонопольного дела был признан необоснованным.

Таким образом, коллегия судей ВАС решила, что оспариваемые судебные акты подлежат пересмотру в порядке надзора согласно п. 1 и 3 ч. 1 ст. 304 АПК РФ как нарушающие единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права и публичные интересы.

Можно предположить, что Президиум ВАС в этом случае признает доказанным факт злоупотребления страховой компанией доминирующим положением на рынке услуг ОСАГО, тем более что аналогичное, по сути, дело было рассмотрено при вынесении Постановления Президиума ВАС РФ от 30.07.2012 N 991/12 по делу N А53-19443/2010. Данное дело интересно еще и тем, что суды трех инстанций единодушно поддержали заявителя в лице РЖД, и только ВАС, отменив такие решения, признал правомерным действия УФАС.

Суть дела. ОАО обратилось в Арбитражный суд Ростовской области с заявлением о признании недействительным решения УФАС по Ростовской области по делу о нарушении обществом пп. 3 п. 1 ст. 10 Федерального закона N 135-ФЗ.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, были привлечены и страховые компании (СК).

Решением Арбитражного суда Ростовской области заявленное требование было удовлетворено. Постановлением Пятнадцатого апелляционного арбитражного суда решение суда первой инстанции было оставлено без изменения. ФАС СКО данные решения оставил без изменения.

УФАС обратилось в ВАС, который удовлетворил заявленные требования.

УФАС провело проверку поступившей информации о том, что билетные кассиры, являясь страховыми агентами страховых компаний, при реализации полисов добровольного страхования пассажиров на железнодорожном транспорте от несчастных случаев не уведомляли покупателей железнодорожного билета о возможности приобретения страхового полиса, а включали его стоимость в стоимость билета и оглашали общую сумму приобретения.

Рассмотрев материалы антимонопольного дела, УФАС приняло решение, которым общество, использующее свою инфраструктуру (железнодорожный вокзал, помещения билетных касс, оргтехнику и т.д.) и занимающее доминирующее положение на рынке услуг по продаже железнодорожных билетов в географических границах Ростовской области, было признано нарушившим пп. 3 п. 1 ст. 10 Федерального закона N 135-ФЗ в части навязывания пассажирам услуг добровольного страхования от несчастных случаев путем оформления страховых полисов и железнодорожных билетов на одном и том же оборудовании.

Приведем рассуждения судей разных инстанций.

Суд первой инстанции, оценивая установленные факты продажи страховых полисов одновременно с билетами, исходил из того, что общество оказывало услуги по продаже железнодорожных билетов и занимало доминирующие положение на рынке услуг по продаже железнодорожных билетов. При оформлении страховых полисов кассиры вступали в правоотношения с пассажирами от имени страховых компаний, поскольку являлись их страховыми агентами. В силу того что общество не вело деятельность на рынке услуг по добровольному страхованию, не получало выручку от услуг по страхованию, суд первой инстанции пришел к выводу, что общество не занимало доминирующее положение на указанном рынке услуг, не оказывало влияние на условия обращения услуг по страхованию на рынке данных услуг и не совершало действия, устраняющие с рынка услуг по страхованию страховщиков или затрудняющие им доступ на рынок услуг по страхованию и (или) ущемляющие интересы других лиц на этом рынке. При оформлении страховых документов и продаже страховых полисов кассиры заявителя осуществляли не трудовые, а гражданско-правовые обязанности как страховые агенты, ненадлежащее исполнение которых нарушает порядок, предусмотренный Законом РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей».

Суды апелляционной и кассационной инстанций согласились с выводами суда первой инстанции и указали на отсутствие договорных отношений общества со страховыми компаниями по продаже страховых полисов, самостоятельного интереса у общества в продаже страховых полисов, а также случаев отказа в обслуживании пассажиров или отказа в продаже железнодорожных билетов без заключения договора страхования.

Судьи ВАС не согласились с данными доводами.

Положениями ст. 113 Федерального закона от 10.01.2003 N 18-ФЗ «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации» установлено, что обязательное и добровольное страхование жизни и здоровья пассажира на период проезда на железнодорожном транспорте осуществляется в соответствии с законодательством РФ. Федеральный орган исполнительной власти в области железнодорожного транспорта на основании данного Устава с участием федерального органа исполнительной власти по регулированию естественных монополий на транспорте, иных заинтересованных федеральных органов исполнительной власти, заинтересованных организаций в пределах своей компетенции разрабатывает и в установленном порядке утверждает правила перевозок грузов железнодорожным транспортом и правила перевозок пассажиров, багажа, грузобагажа железнодорожным транспортом.

Исходя из п. 146 Правил перевозок пассажиров, багажа и грузобагажа на федеральном железнодорожном транспорте, утвержденных Приказом МПС России от 26.07.2002 N 30, пассажиры железнодорожного транспорта (кроме международного и пригородного сообщений) в соответствии с законодательством РФ подлежат обязательному личному страхованию от несчастных случаев на время поездки и пребывания на станции (вокзале).

Из п. 3 Указа Президента РФ от 07.07.1992 N 750 «Об обязательном личном страховании пассажиров» следует, что размеры страхового тарифа по обязательному личному страхованию пассажиров железнодорожного транспорта устанавливаются страховщиками по согласованию соответственно с Минтрансом, МПС и утверждаются федеральным органом исполнительной власти по надзору за страховой деятельностью. Сумма страхового взноса включается в стоимость проездного документа и взимается с пассажира при продаже проездного документа. Пассажиры, пользующиеся правом бесплатного проезда в РФ, подлежат обязательному личному страхованию без уплаты ими страхового взноса.

При этом добровольное страхование является публичным, и для его заключения обязательно согласие страхователя. Между тем, как установлено судами, следует из материалов данного дела, кассиры общества вместе с оказанием услуги по продаже железнодорожных билетов реализовывали услугу по осуществлению добровольного страхования в отсутствие согласия приобретателя билета, без разъяснения условий договора страхования, а также без ознакомления с правилами заключения такого договора. Согласно показаниям кассиров общества продажа железнодорожных билетов осуществлялась ими вместе со страховыми полисами без предупреждения приобретателя такого билета об оказании дополнительной услуги страхования.

Указанные действия работников общества свидетельствовали об ущемлении интересов граждан, приобретающих железнодорожные билеты, и навязывании им дополнительной услуги по осуществлению добровольного страхования.

В данном случае интересно еще и то, что нарушение произошло на рынке услуг по страхованию, на котором доминирующее положение общества (РЖД) не установлено. Вместе с тем нарушение было выявлено на рынке услуг по продаже железнодорожных билетов, на котором монопольное положение общества позволяло навязывать другую услугу.

Судьи ВАС отметили, что поскольку общество, занимающее на рынке железнодорожных перевозок доминирующее положение, при оказании услуги по продаже железнодорожных билетов дополнительно навязывало другую, не испрашиваемую покупателем, услугу, то для квалификации нарушения запрета на злоупотребление необходимым являлось доказывание доминирования на рынке оказания той услуги, за которой обращались покупатели, а не той, которую им навязывали.

При этом последствиями злоупотребления было ущемление интересов пассажиров как на рынке продажи железнодорожных билетов (путем увеличения стоимости проезда), так и на рынке страхования, так как при приобретении испрашиваемой услуги у лица, которое доминировало на рынке, покупатель дополнительно получал навязываемую услугу, которую мог бы не приобретать в силу добровольности данного вида страхования либо приобретать у других страховых компаний с учетом условий страхования и других факторов, влияющих на свободу его выбора.

Кроме того, действия общества по навязыванию услуг могли оказать негативное влияние на конкуренцию на рынке страховых услуг по указанному виду страхования пассажиров от несчастных случаев на железнодорожном транспорте ввиду взаимосвязи с услугой железнодорожной перевозки.

Таким образом, решением УФАС действия общества были правомерно квалифицированы по пп. 3 п. 1 ст. 10 Федерального закона N 135-ФЗ.

Выводы судей об отсутствии интереса общества, о неполучении выручки от услуг страхования, а также об отсутствии договорных отношений со страховыми компаниями являлись необоснованными. УФАС установило, что в соответствии с договорами об использовании страховщиком инфраструктуры железнодорожного транспорта общество должно было получать 70 коп. за каждый реализованный страховой полис.

Доводы о том, что услугу страхования оказывал агент страховой фирмы, а не общество, также были признаны несостоятельными, поскольку кассиры, являясь работниками общества и используя инфраструктуру железнодорожного транспорта, при оказании услуги по продаже билетов действовали от имени общества.

При таких обстоятельствах судьи ВАС признали, что обжалуемые судебные акты не соответствуют антимонопольному законодательству и подлежат отмене.

Из приведенных решений можно сделать вывод, что даже если суды первых, апелляционных и кассационных инстанций поддерживают страховые компании, то ВАС проводит четкую политику, признавая нарушения по пп. 3 п. 1 ст. 10 Федерального закона N 135-ФЗ и вынося решения в пользу ФАС.

А.П.Тишин

Эксперт журнала

«Страховые организации:

бухгалтерский учет

и налогообложение»

Злоупотребление хозяйствующим субъектом доминирующим положением

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *